Главная Обратная связь

Дисциплины:






ЭТО НЕ ДЕЛО... БИСМАРКА

Приведу еще двух негодяев: Бисмарка и Форда.

Ведущие светила того, что стало современной американской системой образования, больше века назад были зачарованы гипер дисциплинированным подходом к образованию, практикуемым немцами под начальством канцлера Отт фон Бисмарка. В числе прочих (выдающихся личностей) его приверженцем стал Генри Форд. А заплатили за это — и продолжаем платить — мы с вами.

_____________________________________

Ричард Роузкранс, автор «Зарождения виртуального государства» пишет: «На последней стадии конкуренция между народами будет соревнованием образовательных систем, потому что самыми продуктивными и богатыми странами станут те, у кого будут лучшие системы теоретического и практического обучения».

Частный сектор работает не в вакууме. ТАЛАНТ — ЭТО ВСЕ. И «производство» «таланта» в значительной степени зависит от... школ.

Как мне кажется, наша образовательная система понимает это неверно ... для эпохи, в которой экономикой движут творчество и интеллектуальный капитал. Школьная «система» не терпит креативности. Непокорности. Предпринимательских инстинктов.

Сегодня наши школы строятся на строгих и, возможно, эффективных ритуалах, созданных более столетия назад — для другой эпохи, другой экономики. Более того, современные шаги по «реформированию» школ равноценны... гигантскому шагу назад.

«Учите, чтобы проверять». «Стандарты». Бросьте. Не в моей Силиконовой долине!

Новый мир труда = век креативности. Редкие и лучшие школы прекрасно подходят новому мировому порядку. «Нормальный» образ действий — «правила зубрежки реформаторов» (неверный лозунг) — превосходно вписывается в «старый мир труда».

«Сегодня главный кризис школ — кризис бесполезности», - пишет Дэн Пинк в книге «Государство свободных сотрудников» (4). На данный момент книга Дэна входит в число лучших о новом мире работы. В котором мы, чтобы выжить, становимся отдельными брэндами... главами АО «Я». (См. Главу 19.) Мы стараемся пробиться в более-хаотичном чем-когда-либо-за-последние-семьсот-лет контексте. Отмахиваясь от нависшей угрозы того, что компьютеры превзойдут нас в полезности.

Бесполезность. Школьная система бесполезна... для наших новых нужд.

Это не тирада «эксперта по образованию». Это тирада бизнес-аналитика. Того, кто максимально напряженно вглядывается в новый мир корпораций — публичных и частных — и в новый мир карьер Не должны ли какие-то формы «нового образования» по определению стать эпицентром этого нового мира?

«Примерное прилежание»: как правила овладели школами

Вините о всем этом ужасе Джона Д. Рокфеллера. Он интересовался образованим. (Ура!) Создал Генеральнын совет по образованию (Ура!) И вот цель этих «педагогов» от 1906 года: «Мы мечтаем, чтобы люди с примерным прилежанием отдавали себя в наши формирующие руки… Задача проста. Мы соберем детей и научим их в совершенстве выполнять то, что их родители сейчас делают несовершенно».



На это можно сказать только одно: О БОЖЕ!

(Прочтите еще раз. Пожалуйста. «ПРИМЕРНОЕ ПРИЛЕЖАНИЕ». О ГОСПОДИ И теперь, столетие спустя, разве ...хоть что-нибудь... изменилось?)

Послушайте Джона Тейлора Гатто, рассказывающего эту теперь уже трагичную историю. Гатто — человек, который раскрашивает, выходя за контуры и стирая все уже существующие. Каким-то чудом он три раза стал Учителем года Нью-Йорка и один раз — Учителем года штата Нью-Йорк В своей потрясающей книге «Учитель другого сорта» (5) Гаггго прослеживает историю трагически узких взглядов, ПРЕОБЛАДАЮЩИХ в образовании США по сей день:

«Школы задумывались Хорасом Манном, Э. Торндайком и другими как инструмент научного управления массами населения. Их цель: производить с помощью формул шаблонных человеческих существ с предсказуемым и контролируемым поведением. В весьма высокой степени школам это удается. Во все более фрагментированном обществе, где истинного успеха добиваются только независимые, самостоятельные, (само)уверенные имдивидуалисты, продукты школ... бесполезны».

Ну вот, опять!

«БЕСПОЛЕЗНЫ».

Винить нужно и Фредерика Тейлора, лопни его глаза. Ему мы обязаны одним «лучшим способом» что-либо делать. В этом был смысл в мире, где был один лучший способ: махать киркой в забое угольной шахты. Но от угольных шахт Пенсильвании пройден огромный путь до Project Studios в Редмонде, где программиогы и дизайнеры Гейтса непрестанно работают над новым «лучшим способом» этого дня, который превзойдет «лучший способ» вчерашнего дня.

Пугающее дополнение: те, у кого выше успехи, неизменно оказываются теми, кто не проникся образованием. Даже в «лучших» школах. «Мальчики из числа лучших Гротти (6), - писал биограф Фраиклина Рузвельта Джон Гантер, — как правило, позже оказывались «пустым местом»; те, кго ненавидел Гротон, преуспевали больше.»

Или рассмотрим Томаса Стэнли, главного исследователя людей, кто достиг значительных финансовых успехов. В книге «Выигрывает совершающий больше ошибок» гуру маркетинга Ричард Фарсон и Ральф Кейз пишут: «Томас Стэнли не только не нашел связи между успехами в школе и способностью накапливать богатство, а обнаружил только отрицательную зависимость. «Похоже, школьные оценки - плохие предсказатели будущего экономического успеха» — заключил Стэнли. А вот что предсказывает экономический успех, так это готовность идти на риск. При этом в большинстве школ склонных к риску ребят наказывают. Образовательная система чувствует тех, кто не лезет на рожон… в результате, во взрослой жизни, тем, кто хорошо учился в школе, трудно идти на риск».

«Наша система образования — второсортиая, фабричная организация, - пишет футуролог Элвин Тоффлер, — обветшалыми способами выдающая на-гора обветшалую информацию. (Школы) не связаны с будущим детей, за которых отвечают». «Наше традиционное мышление, — добавляет гуру креативности Эдуард де Боно, — озабочено тем, «что есть». Оно никуда не годится для проектирования того, «что может быть».

Давайте тогда повторим ключевые моменты нашей обвинительной речи: «Бесполезна». «Наказывают склонных к риску». «Второсортная». «Обветшалая».

Я зол. Я так зол. Так дико раздражен тем, что мы сделали «образование» таким чертовски трудным. Таким «механаческим». Таким далеким от... истинной учебы… которая на самом деле — радость, а не пьггка, и вся основана на... выдумывании.

«Отвратительно просто»: проверки против поисков

Мы уже более 100 лет неправильно ведем себя в отношении образования. Извращенно. Умышленно. А теперь у нас появилось еще одно направление «школьной реформы»... неправильное... совсем неправильное... в очередной раз.

Республиканец Джордж У. Буш ... принимает ... демократа Эдуарда М. Кеннеди. Они утверждают (очередной) законопроект школьной реформы! Еще 20 лет движения по неверному пути! Я ничуть не сомневаюсь в благих намерениях этих лидеров. Однако, поразмыслив, признаю свое замешательство по поводу выбора процессов.

Конечно, наши дети должны «знать основы» чтения, письма и арифметики; этими основами, увы, часто пренебрегают. Но они всего лишь первый шаг образования, а не цель. Более того, даже основы руками вдохновенных учителей можно наполнить радостью. Как выразился один остряк, математике учишься легко, устроившись после школы клерком; просто математика в тюрьме-под-названием-«школа» с очередным стан дартным обеаличивающим тестом лишена мотивационного запала, ведущего к истинной учебе.

Самая непотребная фраза в английском языке... ТЕАСН ТО ТЕSТ — «ОБУЧАТЬ, ЧТОБЫ ПРОВЕРЯТЬ». (ОТ НЕЕ МЕНЯ ТЯНЕТ К РВОТНОМУ ПАКЕТУ)

«За разработкой и внедрением всех систематических образовательных программ и тестов я обнаружил ужасно простую мотивацию — недостаток веры в то, что учителя могут учить, а ученики — учиться», — пишет Фрэнк Смит, ведущий мыслитель в сфере образования в своей превосходной книге «Оскорбление уму» (8).

«Что, (стандартные тесты) действительно проверяют, — пишет Джон Тейлор Гатто, — так это то, насколько ученик поддается манипуляции. И делают это довольно точно. Но так ли уж важно знать, кто послушен, а кто, нет». Гатто продолжает: «Школьным учителям не позволено детальто, что им кажется лучшим для каждого ученика в отдельности. Впряженные в коллективизированный режим, они вскоре перестают всерьез думать об учениках как о личностях, не взирая на свои убеждения».

«Учеба для тестов — оксюморон в последней инстанции. Тесты тестируют то, что можно тестировать. «Учеба» же связана с действительно важными вещами. Конечно, тесты «важны». Но и это разоблачительно. «Тестирование» — не конечный продтукт... разве что в школе. Тесты не ведут к умению. Они большей частью ведут (а) к возникновению страха перед школьным предметом, и (б) к сведению понимания темы до кратких ответов на вопросы теста, а не к глубоким знаниям.

Джон Тейлор Гатто: «‘Обучение происходит в атмосфере, контролируемой извне Образование предоставляет личной инициативе мудро распорядиться своей жизнью и жить в понятном тебе мире. Образованность — это сложный ковер, сотканный из широкого опыта, изнурительных обязательств и значительного риска».

Пожалуйста, поймите: когда я ругаю «стандартизированные тесты» я вовсе не хочу ругать оценку качества работы или ответственности. На самом деле, я... фанат качества работы. Я... фанат ответственности. Я НЕ КАКАЯ-НИБУДЬ БЕСХАРАКТЕРНАЯ ТРЯПКА. Во всяком случае, не в бизнес-практике. И не в своей жизни, Я требую качественной работы и ответственности… от себя, прежде всего, и так же от других. Но реальное качество работы и «тестируемое качество работы» — разные вещи. Стандартные тесты — лишь одна из форм оценки — и довольно ненормальная.

 





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...