Главная Обратная связь

Дисциплины:






Старик лейтенанта Нейтли 15 страница



— Пусть они отправят меня домой как человека, выполнившего более пятидесяти боевых заданий, — сказал Йоссариан, — а не потому, что меня пырнула ножом эта девчонка, и не потому, что я оказался упрямым мерзавцем.

Майор Дэнби с неподдельным гневом замотал головой и засверкал глазами и стеклами очков.

— Если они так поступят, им придется отправить домой почти всех. Ведь большинство пилотов уже сделало свыше пятидесяти вылетов. Полковник Кэткарт не может истребовать для пополнения одновременно такое количество молодых, неопытных экипажей — тут же нагрянет следственная комиссия. Он угодит в собственный капкан.

— Ну это уж его забота.

— О нет, Йоссариан, — с горячностью возразил майор Дэнби. — Это ваша забота. Потому что, если вы не выполните условий договора, они намерены сразу же, едва вы выпишетесь из госпиталя, предать вас военно-полевому суду.

Йоссариан сделал „нос“ майору Дэнби и самодовольно засмеялся:

— Черта с два отдадут! Не морочьте мне голову, Дэнби. Они не осмелятся меня пальцем тронуть.

— Это почему же? — спросил майор Дэнби, удивленно хлопая ресницами.

— Теперь они у меня на крючке. Официальное сообщение гласит, что меня пырнул ножом нацистский убийца, который покушался на жизнь полковника Кэткарта и подполковника Корна. После этого всякая попытка предать меня военно-полевому суду будет выглядеть довольно глупо.

— Но послушайте, Йоссариан! — воскликнул майор Дэнби. — Есть еще одно официальное сообщение, которое гласит, что вас пырнула ножом невинная девочка в то время, как вы занимались спекуляцией на черном рынке, а также саботажем и продажей военных секретов противнику.

От неожиданности и досады Йоссариан отпрянул:

— Еще одно официальное сообщение?

— Они могут насочинять сколько угодно официальных сообщений и опубликуют то, которое их больше устраивает в данный момент. Для вас это новость?

— Боже мой! — пробормотал совершенно убитый Йоссариан. Кровь отхлынула от его лица. — Боже мой!

Майор Дэнби упорно продолжал гнуть свое, причем с самым благожелательным видом.

— Йоссариан, пусть будет так, как они хотят. Пусть вас отправят домой. Так будет лучше для всех.

— Не для всех, а только для Кэткарта, Корна и меня.

— Для всех, — упорствовал майор Дэнби. — От этого сразу всем станет лучше.

— А ребятам нашего полка, которым по-прежнему придется летать на боевые задания, от этого тоже станет лучше?

Майор Дэнби уклонился от ответа и смущенно отвернулся.

— Йоссариан, — сказал он через минуту, — если вы вынудите полковника Кэткарта предать вас военно-полевому суду, он докажет, что вы виновны во всех преступлениях, которые вам инкриминируют. Кому это нужно? Вы надолго угодите в тюрьму и искалечите себе жизнь.



Йоссариан слушал майора Дэнби с возрастающим чувством тревоги.

— В каких же преступлениях они меня собираются обвинять?

— Неправильные действия во время налета на Феррару, неподчинение командованию, отказ от выполнения боевых заданий и дезертирство.

Йоссариан задумчиво втянул щеки и причмокнул:

— Неужто они обвинят меня во всех этих грехах? Они же сами мне дали орден за Феррару. Как же после этого они обвинят меня в неправильных действиях?

— Аарфи покажет под присягой, что вы с Макуоттом солгали в своем официальном донесении.

— Да, уж этот мерзавец присягнет в чем угодно.

— Кроме того, они объявят вас виновным, — продекламировал нараспев майор Дэнби, — в изнасиловании, активных спекуляциях на черном рынке, саботаже и продаже врагу военных секретов.

— Но как они все это докажут? Я сроду не делал ничего подобного.

— Они найдут сколько угодно свидетелей, которые подтвердят это под присягой. Кэткарт и Корн внушат свидетелям, что, оговорив вас, они тем самым принесут пользу родине. И в известном смысле это действительно пошло бы на пользу родине.

— В каком это смысле? — резко спросил Йоссариан, медленно приподнимаясь на локте и едва сдерживая злость.

Майор Дэнби слегка отшатнулся и снова принялся вытирать лоб.

— Видишь ли, Йоссариан, — начал он, виновато запинаясь, — если полковник Кэткарт и подполковник Корн будут скомпрометированы, вряд ли это усилит нашу военную мощь. Давайте, Йоссариан, смело взглянем в лицо фактам. Несмотря ни на что, на боевом счету полка немало заслуг. Если вас отдадут под суд и оправдают, другие летчики тоже откажутся выполнять задания. Полковник Кэткарт опозорится, и боеспособность части будет подорвана. Вот почему я говорю, что, если вас признают виновным и посадят в тюрьму, это пойдет на пользу родине. Даже если вы на самом деле ни в чем не повинны.

— Ничего не скажешь, складно вы излагаете, — язвительно заметил Йоссариан.

Майор Дэнби, нервно заерзав на стуле, отвел взгляд в сторону.

— Прошу вас, не обижайтесь на меня, — взмолился он. Чувствовалось, что он говорит совершенно чистосердечно.

— Вы же знаете, что я здесь ни при чем. Я лишь пытаюсь смотреть на вещи объективно и найти какой-то выход из этой трудной ситуации.

— Эта ситуация возникла не по моей вине.

— Но вы обязаны найти из нее выход. И потом — что еще остается делать? Вы ведь не желаете летать на задания.

— Я могу сбежать.

— Сбежать?

— Да, дезертировать. Смыться. Наплюю на всю эту проклятую заваруху и дам деру.

Майор Дэнби был потрясен:

— Но куда? Куда вы можете сбежать?

— Я могу запросто улизнуть в Рим. А там спрячусь.

— И всю жизнь дрожать, ждать, что вас вот-вот схватят? Нет, нет, нет и еще раз нет, Йоссариан. Это был бы гибельный и постыдный шаг. Убежать от трудности — еще не значит преодолеть ее. Вы уж мне поверьте. Ведь я вам все-таки пытаюсь помочь.

— То же самое говорил один добряк шпик, собираясь ткнуть мне пальцем в рану, — саркастически возразил Йоссариан.

— Но я не шпик, — негодующе сказал майор Дэнби. — Я преподаватель университета, я прекрасно чувствую, что такое добро и что такое зло! Зачем я стал бы вас обманывать? Я никому не лгу.

— А что вы скажете нашим летчикам, если они спросят об этом разговоре?

— Придется солгать.

Йоссариан расхохотался, а майор Дэнби, красный от смущения, с облегчением откинулся на спинку стула, радуясь перемене в настроении Йоссариана. Йоссариан разглядывал его со смешанным чувством жалости и презрения. Он сел, прислонившись к спинке кровати, закурил сигарету, и губы его скривила легкая насмешливая улыбка. С непонятным самому себе сочувствием он изучал лицо майора Дэнби. Со дня налета на Авиньон, когда генерал Дридл приказал вывести майора Дэнби на улицу и расстрелять, в выпученных глазах этого человека навсегда запечатлелись изумление и ужас. Йоссариану было жаль этого мягкого, совестливого пожилого идеалиста: он всегда жалел людей, чьи недостатки были не очень велики.

С подчеркнутым дружелюбием Йоссариан сказал:

— Дэнби, как вы можете работать с такими людьми, как Кэткарт и Корн? Неужели вас не тошнит от них?

— Я стараюсь об этом не думать, — откровенно признался майор Дэнби. — Я пытаюсь думать только о великой цели и не думать, что они с моей помощью греют руки. Я стараюсь делать вид, что сами по себе эти люди большой роли не играют.

— А вот моя беда, знаете, в том, — задумчиво и доверительно проговорил Йоссариан, скрестив руки на груди, — что между мною и моими идеалами почему-то всегда встают шейскопфы, пеккемы, корны и кэткарты.

— Не надо о них думать, — убежденно посоветовал майор Дэнби. — Нельзя допускать, чтобы эти люди обесценивали ваши духовные ценности. Нужно стать выше мелочей, смотреть не под ноги, а вперед, высоко подняв.

Йоссариан отверг этот совет, скептически покачав головой:

— Когда я поднимаю голову, я вижу людей, набивающих мошну. Я не вижу ни небес, ни святых, ни ангелов. Я вижу только людей, набивающих мошну при каждом удобном случае, греющих руки на чужих несчастьях.

— Старайтесь не думать об этом, — твердил свое майор Дэнби. — И тогда вас это не будет беспокоить.

— О, да это, собственно, меня и не беспокоит. Беспокоит меня другое — то, что они считают меня молокососом. Они думают, что только они умники, а все прочие — дураки. И знаете, Дэнби, сейчас мне впервые пришло в голову, что, может быть, они и правы.

— Но об этом вы тоже не должны думать, — возразил майор Дэнби. — Нужно думать только о благе страны и человеческом достоинстве.

— Угу, — сказал Йоссариан.

— Поверьте мне: я знаю, что говорю. Не забывайте, что мы воюем с врагом, который в случае победы нас не пощадит.

— Знаю, — буркнул Йоссариан с неожиданным раздражением. — Видит бог, Дэнби, я честно заработал свой орден, и вовсе не важно, какими мотивами они при этом руководствовались. Я сделал семьдесят этих проклятущих боевых вылетов. Так что можете не рассказывать мне, что я должен воевать за родину. Я только и делал, что сражался за родину.

— Но война еще не кончилась. Немцы приближаются к Антверпену.

— Все равно через несколько месяцев немцам каюк. А через несколько месяцев после этого и японцам крышка. И если я теперь загублю свою жизнь, то уже не ради родины, а ради Кэткарта и Корна. Нет уж, увольте, я зачехляю свой бомбовый прицел. Отныне я думаю только о собственной шкуре.

Майор Дэнби снисходительно улыбнулся:

— Послушайте, Йоссариан, а что, если все начнут рассуждать подобным образом?

— Если бы я рассуждал иначе, я был бы последним кретином. — Усевшись попрямее, Йоссариан продолжал: — Знаете, у меня такое странное чувство, будто, однажды я уже вел с кем-то точно такой же разговор. Это — как у капеллана, которому всегда чудится, что когда-то он бывал уже в той или иной ситуации.

— Капеллану хочется, чтобы вы не возражали против отправки домой, — заметил майор Дэнби.

— А-а, ну его к чертям!

Майор Дэнби сокрушенно покачал головой:

— Вы знаете, он боится, что повлиял на ваше решение.

— Он тут ни при чем. Знаете, что я мог бы сделать? Я мог бы остаться здесь, на госпитальной койке, и вести растительный образ жизни. Я мог бы блаженствовать здесь, и пускай другие принимают за меня решения.

— Нет, решение должны принимать вы, — возразил майор Дэнби. — Человек не может жить, как растение.

— Почему же?

Глаза майора Дэнби потеплели.

— А ведь, должно быть, очень приятно жить растительной жизнью, — задумчиво проговорил он.

— Да нет, паршивое это дело, — ответил Йоссариан.

— Ну почему же? Наверное, хорошо жить без забот и сомнений, — не соглашался майор Дэнби. — Я бы, пожалуй, с удовольствием согласился жить растительной жизнью и никогда не принимать никаких важных решений.

— А каким бы растением вы хотели быть?

— Ну, скажем, огурчиком или морковкой.

— Каким огурчиком — свежим, зеленым или с гнильцой?

— Свежим, конечно.

— Едва вы поспеете, вас сорвут, порежут на кусочки и сделают из вас салат. Майор Дэнби сник.

— Ну тогда — самым никудышным огурчиком.

— Тогда вас оставят гнить на грядке, вы удобрите собой почву, и на этом месте потом вырастут полноценные огурцы.

— Нет, пожалуй, я не хочу вести растительный образ жизни, — печально сказал майор Дэнби.

— Скажите, Дэнби, может, мне и в самом деле не возражать против отправки домой? — уже серьезно спросил Йоссариан.

Майор Дэнби пожал плечами:

— В этом — ваш путь к спасению.

— Я себя не спасу, Я себя потеряю, Дэнби. Вам бы следовало это знать.

— У вас будет все, что душе угодно.

— А мне нужно совсем немного, — ответил Йоссариан и вдруг в припадке неожиданной ярости и отчаяния стукнул кулаком по матрацу: — Черт побери, Дэнби! В этой войне погибли мои друзья. Я не могу вступать в сделку. Жаль, что эта девка меня не зарезала: это был бы самый разумный выход из положения.

— Значит, по-вашему, лучше отправиться в тюрьму?

— А вы бы согласились, если бы вас отправили домой?

— Конечно, согласился бы, — убежденно заявил майор Дэнби. — Ну конечно, согласился бы, — объявил он через мгновение, но уже не столь твердым тоном и после нескольких секунд мучительных размышлений выдавил из себя:

— Да, пожалуй, будь я на вашем месте, я бы согласился на отправку домой. — Он досадливо помотал головой и, страдальчески сморщившись, выпалил: — О да, я наверняка бы согласился, чтобы меня отправили домой. Но я такой ужасный трус, что вряд ли мог очутиться на вашем месте.

— Ну, а допустим, вы не были бы трусом, — спросил Йоссариан, не сводя с него пристального взгляда. — Допустим, у вас хватило бы мужества не подчиниться начальству…

— Тогда я бы не позволил, чтобы они отослали меня домой! — торжественно, с нескрываемой радостью провозгласил майор Дэнби. — И уж наверняка не позволил бы им предать меня военно-полевому суду.

— Значит, вы продолжали бы летать на задания?

— Нет, разумеется, нет. Это была бы полная капитуляция. Ведь меня могли бы убить.

— Следовательно, вам оставалось бы только сбежать? Майор Дэнби приготовился было гордо возразить и вдруг неожиданно запнулся — его полуотвисшая челюсть захлопнулась. Он устало поджал губы:

— Что же это получается? Выходит, и у меня тоже не было бы никакого выхода?

Он снова забеспокоился, лоб у него покрылся испариной, а глаза навыкате заблестели. Теперь, потерпев поражение, он скрестил свои мягкие руки на коленях и, почти не дыша, понуро уставился в пол. Густые косые тени падали в окно. Йоссариан наблюдал за майором с видом победителя. Оба не пошевелились, когда с улицы донесся шум подъезжающей машины и послышались торопливые шаги, приближавшиеся к зданию.

— Отчего же, у вас был бы выход. Вам мог бы помочь Милоу, — заметил Йоссариан. — Он влиятельней полковника Кэткарта. Он мне кое-чем обязан.

Майор Дэнби покачал головой и безучастно сказал:

— Милоу и полковник Кэткарт теперь друзья-приятели. Милоу произвел полковника Кэткарта в вице-президенты синдиката и обещал ему после войны большой пост.

— Ну тогда нам поможет Уинтергрин! — воскликнул Йоссариан. — Он ненавидит их обоих и придет в ярость, когда узнает, что они спелись.

Майор Дэнби опять уныло покачал головой:

— Милоу и экс-рядовой первого класса Уинтергрин на прошлой неделе объединились. Теперь они партнеры по фирме „М. и М.“.

— Стало быть, у нас не осталось никакой надежды, а?

— Никакой.

— Совсем никакой?

— Да, совсем никакой, — подтвердил майор Дэнби. Помолчав, он снова поднял глаза, осененный какой-то смутной идеей: — Может быть, было бы гораздо лучше, если бы они нас… исчезли, как других, тем самым освободив нас от этого невыносимого бремени?

Йоссариан сказал: „Нет“. Майор Дэнби согласился, меланхолически кивнув головой, и снова опустил глаза. Положение казалось безвыходным, как вдруг в коридоре загрохотали шаги: капеллан, голося что есть мочи, ворвался в палату и сообщил сногсшибательную новость относительно Орра. Капеллана так распирало от радостного возбуждения, что в первые минуты он нес какую-то несуразицу. В глазах его сверкали слезы. Йоссариан наконец понял и, издав фантастический вопль, выпрыгнул из кровати.

— В Швеции? — вскричал он.

— Орр! — крикнул капеллан.

— Орр? — закричал Йоссариан.

— В Швеции! — ликующе кричал капеллан, гоголем расхаживая по палате. — Это чудо, скажу я вам! Чудо! Я снова верю в бога! Правда, верю. Орра прибило к шведскому берегу после многодневных мытарств по морю! Это чудо!

— Черта с два его прибило! — заявил Йоссариан. Он чуть не прыгал от радости. — Его не прибило к шведским берегам. Он доплыл туда сам на плоту! Он греб к Швеции и догреб! На веслах добрался до Швеции!

— На веслах?

— Он все это заранее спланировал. Он сознательно держал путь в Швецию.

— Ну это неважно, — продолжал капеллан с тем же пылом. — Все равно — это чудо, чудо человеческого ума и выносливости. Ну здорово! — Капеллан схватился обеими руками за голову, корчась от смеха. — Вы представляете себе эту картину? — изумленно воскликнул он. — Представляете, как он ночью плывет на желтом плотике через Гибралтарский пролив с крошечным голубым веслом?..

— И с удочкой, которая тянется за ним. Всю дорогу до Швеции он жует треску, а днем угощается чаем…

— Я вижу его как живого! — закричал капеллан. Он перевел дыхание и снова возликовал: — Это чудо человеческого упорства, скажу я вам!

— Он с самого начала предусмотрел все, до последней мелочи! — торжествовал Йоссариан. — Дэнби, вы болван! В конце концов, надежда есть. Разве вы не видите? Может быть, даже Клевинджер жив и спрятался где-нибудь внутри того облака, выжидая, пока можно будет выйти без всякой опаски.

— О чем вы толкуете? — спросил растерянный майор Дэнби. — О чем вы оба толкуете?

— Принесите мне дичков, Дэнби, а заодно и конских каштанов, принесите и возьмите несколько штук себе.

— Конских каштанов? Дичков? Ради бога, зачем?

— Ну конечно, чтобы засунуть за щеки. — Йоссариан в отчаянии заломил руки. — Ах, зачем я его не послушался? Почему я ему не доверял?

— Вы что, с ума посходили? — спросил майор Дэнби тревожно-растерянным тоном. — Йоссариан, скажите ради бога, о чем речь?

— Поймите, Дэнби, Орр все это спланировал. Неужели вы не понимаете, что это было запланировано от начала и до конца? Он даже нарочно устраивал, чтобы его машину подбивали, в каждом полете он отрабатывал вынужденную посадку. А я не захотел лететь с ним. Ах, почему я его не послушал? Он приглашал меня с собой, а я не полетел! Дэнби, дайте мне такие же зубы торчком, клапан форсунки и глуповато-невинную морду, чтобы никто не ожидал от меня какого-нибудь умного поступка. Мне это нужно до зарезу. Ах, почему я его не послушал! Теперь я понимаю, что он пытался мне сказать. Теперь я даже понимаю, почему та девка лупила его туфлей по башке.

— Почему? — резко спросил капеллан. Йоссариан круто обернулся и цепко схватил капеллана за грудки.

— Капеллан! Помогите мне! Пожалуйста, помогите. Принесите мне мою одежду. И побыстрей, пожалуйста. Она нужна мне сию минуту.

Капеллан рванулся было к дверям.

— Бегу, Йоссариан. Только где она, ваша форма? Где ее взять?

— Лезьте напролом и берите на испуг каждого, кто попытается вас остановить. Без формы не возвращайтесь, капеллан. Она где-то здесь, в госпитале. Хоть раз в жизни добейтесь своего!

Капеллан решительно распрямил плечи и стиснул челюсти.

— Не беспокойтесь, Йоссариан. Я добуду вашу форму. Но все-таки скажите, пожалуйста, почему эта девица колотила Орра туфлей по голове?

— Потому что он предложил ей деньги — вот почему! Но, должно быть, она колотила его не очень сильно, раз он смог добраться до Швеции. Капеллан, найдите мою форму, чтобы я мог выбраться отсюда. Спросите у сестры Даккит. Она поможет вам. Она пойдет на все, лишь бы избавиться от меня.

— Куда это вы собираетесь? — тревожно спросил майор Дэнби, после того как капеллан пулей выскочил из палаты. — Что вы намереваетесь делать?

— Бежать! — ликуя, отчеканил Йоссариан, расстегивая верхние пуговицы пижамы.

— О, только не это, — застонал майор Дэнби и провел ладонью по вспотевшему лицу. — Вам нельзя бежать. Куда вы убежите? Вам некуда податься.

— В Швецию.

— В Швецию? — с изумлением воскликнул майор Дэнби. — Вы собираетесь бежать в Швецию? Вы не в своем уме!

— Но Орр ведь убежал.

— Нет, нет, нет и еще раз нет! — взмолился майор Дэнби. — Нет, Йоссариан, вам туда ни за что не добраться. Вы не сможете добраться до Швеции. Вы ведь даже грести не умеете.

— Но я смогу добраться до Рима, если вы будете держать язык за зубами и поможете мне пристроиться на попутный самолет. Обещаете?

— Но вас же найдут, — с пеной у рта стал доказывать майор Дэнби. — Доставят обратно и накажут еще более сурово.

— Ну, на этот раз им придется здорово попотеть, чтобы поймать меня.

— Не беспокойтесь, ради такого случая они попотеют. Но даже если они не найдут вас, подумайте, какая жизнь вас ожидает. Вы всегда будете одиноки, в вечном страхе, что вас кто-нибудь выдаст. Ведь никто же не станет на вашу сторону.

— Я и сейчас так живу.

— Но вы не можете наплевать на ваши обязанности по отношению к людям, — упорствовал майор Дэнби. — Это будет негативным шагом. Это значит — уклониться от морального долга.

Йоссариан разразился жизнерадостным хохотом.

— Я не убегаю от своих обязанностей. Я бегу навстречу своим обязанностям. Если человек бегством спасает свою жизнь, то в этом нет ничего негативного. Вы же знаете, кто на самом деле уклоняется от своего морального долга? Ведь знаете же, а, Дэнби? Уж никак не мы с Орром.

— Капеллан, пожалуйста, поговорите с ним, прошу вас! Он намеревается дезертировать. Он хочет бежать в Швецию.

— Великолепно! — весело вскричал капеллан и с гордостью бросил на кровать наволочку, набитую одеждой Йоссариана. — Вперед, в Швецию, Йоссариан! А я останусь здесь и вынесу все до конца. Да, я буду стойким. При каждом удобном случае я буду шпынять и подкалывать полковника Кэткарта и подполковника Корна. Я буду изводить даже самого генерала Дридла.

— Генерал Дридл убыл, — напомнил Йоссариан, торопливо натягивая брюки и запихивая в них концы рубахи. — Вместо него генерал Пеккем.

— Тогда я буду изводить генерала Пеккема и даже генерала Шейскопфа, — петушился капеллан. — А знаете, что я еще хочу сделать? При первой же встрече с капитаном Блэком я двину ему по носу. Да, да, я намерен дать ему по морде. Причем я это сделаю у всех на глазах, чтобы он не смог дать мне сдачи.

— Вы, кажется, оба лишились рассудка! Послушайте, Йоссариан… — волновался майор Дэнби.

— Чудо, свершилось чудо, уверяю вас! — провозгласил капеллан и схватив майора Дэнби за руку, закружился вокруг него, раздвинув локти, точно собирался танцевать вальс. — Настоящее чудо! Если Орр смог добраться до Швеции, значит, я еще тоже смогу отпраздновать победу над полковником Кэткартом и подполковником Корном. Только б у меня хватило стойкости!

— Будьте любезны, капеллан, заткнитесь, — вежливо попросил майор Дэнби, освобождаясь из объятий капеллана. Носовой платок его снова запорхал над потным лбом. Майор склонялся над Йоссарианом, который в это время потянулся за ботинками. — Ну а как же быть с полковником?..

— Меня это больше не волнует.

— Но ведь это практически может…

— Пусть они оба катятся к чертовой матери!

— Но ведь это практически может оказаться им на руку, — упорно стоял на своем майор Дэнби. — Об этом вы подумали?

— Пусть эти мерзавцы благоденствуют. Все, что я могу сделать, — ошарашить их своим побегом. Теперь я отвечаю только за самого себя, Дэнби. Я должен отправиться в Швецию.

— Вы никогда этого не сделаете. Это невозможно. Даже географически невозможно отсюда попасть в Швецию.

— Ну и черт с ним, Дэнби, я это знаю. По крайней мере я хоть попытаюсь. В Риме живет одна малышка, мне хотелось бы спасти ее. Если мне удастся ее найти, я возьму ее с собой в Швецию. Так что, как видите, я не такой уж эгоист.

— Но это полное безумие. Совесть будет вечно терзать вас.

— Бог с ней, с совестью, — рассмеялся Йоссариан. — Жить без острых ощущений просто неинтересно, верно, капеллан?

— При первой же встрече я дам капитану Блэку в морду, — хорохорился капеллан и провел по воображаемому противнику два коротких удара слева и довольно неуклюжий крюк справа. — Вот таким манером.

— Но вы подумали о позоре, которым вы себя покроете? — допытывался майор Дэнби.

— Э-э… какой там позор! Большего позора, чем сейчас, быть не может. — Йоссариан туго затянул шнурки на втором ботинке и вскочил на ноги. — Ну, Дэнби, я готов. Так я жду ответа! Вы будете держать язык за зубами и пристроите меня на попутный самолет?

Молча, со странной, печальной улыбкой майор Дэнби рассматривал Йоссариана. Он перестал потеть и казался совершенно спокойным.

— Ну а что вы будете делать, если я действительно попытаюсь вас задержать? — спросил он с грустной усмешкой. — Изобьете меня?

Йоссариан удивленно поднял брови.

— Разумеется, нет. Как у вас повернулся язык сказать такое?

— Я вас изобью, — похвастался капеллан, продолжая бой с тенью. Приплясывая, он приблизился вплотную к майору Дэнби. — И вас излуплю, и капитана Блэка, и, может быть, самого капрала Уиткома. А что, правда, здорово будет, если вдруг окажется, что мне не надо больше бояться капрала Уиткома?

— Значит, вы собираетесь задержать меня? — спросил Йоссариан и посмотрел на майора Дэнби долгим, пристальным взглядом.

Майор Дэнби ускользнул от капеллана и на секунду задумался.

— Нет, разумеется, нет, — выпалил он и вдруг замахал обеими руками, торопливо указывая на дверь. — Ах, разумеется, я не стану вас задерживать. Идите, бога ради, скорей! Вам деньги нужны?

— У меня немного есть.

— Ну вот вам еще немного. — С лихорадочной готовностью майор Дэнби сунул Йоссариану толстую пачку итальянских банкнот и обеими руками сжал его руку — то ли для того, чтобы унять дрожь в собственных пальцах, то ли для того, чтобы приободрить Йоссариана.

— До свидания, Йоссариан, — сказал капеллан. — Желаю удачи. Я останусь здесь и буду держаться до конца. Мы встретимся, когда отгремят залпы сражений.

— Пока, капеллан. Спасибо вам, Дэнби.

— Ну, как настроение, Йоссариан?

— Превосходное. А впрочем, нет, я здорово побаиваюсь.

— Это хорошо, — сказал майор Дэнби. — Это значит, что вы живы. Вам предстоит нешуточное дело.

— Да уж веселого мало, — согласился Йоссариан.

— Именно это я и хочу сказать, Йоссариан. Вам придется держать ухо востро. С утра до вечера и с вечера до утра. Чтобы изловить вас, они обшарят небеса и землю.

— Я буду держать ухо востро.

— Вам придется петлять и прыгать, как зайцу.

— Что ж, буду петлять и прыгать, как заяц.

— Прыгайте! — закричал майор Дэнби.

Йоссариан прыгнул. Рванулся — и был таков.

 

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


[1]Уоррэнт-офицер — в американской армии звание, промежуточное между сержантским и офицерским.

 

[2]„Бруклин доджерс“ — название нью-йоркской бейсбольной команды.

 

[3]ОСКОВ — Объединенная служба культурно-бытового обслуживания войск.

 

[4]Говорите по-английски (франц.) . Я не говорю по-французски (франц.) Непереводимая игра слов. Сноуден — собственное имя. В та же время Snowden по-английски — снежная пещера, снежный занос. Повторный вопрос, который Йоссариан задает на ломаном французском языке, означает: „Где прошлогодний снег?“.

 

[5]Существует поверье, согласно которому при помощи магической палочки можно найти глубоко под землей подпочвенные воды или металлы.

 

[6]Летать за молоком на жаргоне американских летчиков — совершить полет, не связанный с риском.

 

[7]Австрийскнй психиатр XIX столетия, подробно описавший половые извращения.

 

[8]Для выработки навыков „лидерства“ в военных учебных заведениях Соединенных Штатов практикуют стажировку обучающихся на командных должностях в среде однокурсников.

 

[9]Шейскопф — дерьмовая голова (нем.)

 

[10]Дисциплинарная комиссия создается в частях и соединениях американской армии с целью рассмотрения определенных категорий цростужов военнослужащих, решение относительно которых выходит за рамки прав соответствующих командиров.

 

[11]„Присяга о лояльности“ — клятвенное обязательство, введенное командованием американских вооруженных сил, чтобы оградить военнослужащих США от прогрессивных идей и взглядов. Это обязательство должен подписывать каждый военнослужащий.

 

[12]Таинственное и грозное название „специальная служба“ (Special Service) означает всего лишь нестроевое военное учреждение, которое ведает организацией отдыха и развлечений войск. В этом весь юмор претензий генерала Пеккема.

 

[13]Понимаешь? (итал.)

 

[14]Специальный мешок для дезинфекции и хранения воды.

 

[15]Один из наиболее аристократических колледжей в США.

 

[16]Медаль, выдаваемая американскому военнослужащему за ранение, полученное в ходе военных действий.

 

[17]Остров, часть города Нью-Йорка.

 

[18]Дональд Дак — утенок, персонаж многих мультипликационных фильмов Уолта Диснея.

 

[19]Останки человека эпохи палеолита, найденные в Пилтдауне (Англия) в 1911–1915 гг.

 

[20]„Возить уголь в Ньюкасл“ — английская пословица, равнозначная русской „В Тулу со своим самоваром“.

 

[21]В американской армии практикуется сравнительно частое взаимоперемещение офицеров (генералов), занимающих командные, штабные, управленческие и различные специальные должности, как правило, с предварительным прохождением краткосрочной переподготовки в системе различных курсов.

 

[22]Здесь, конечно, сатирическое преувеличение. В вооруженных силах США существует своеобразная система присвоения постоянных и временных воинских званий офицерам и генералам. Временное воинское звание присваивается в соответствии со штатной категорией для занимаемой в данный момент военнослужащим должности (обычно не выше одной-двух ступеней постоянного воинского звания). При перемещении военнослужащего временное воинское звание соответственно понижается, но не ниже присвоенного ему постоянного воинского звания.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...