Главная Обратная связь

Дисциплины:






ССЦ (Дымарский М. Я. Сложное синтаксическое целое // Ильенко С. Г. Коммуникативно-структурный синтаксис современного русского языка. СПб., 2009).



Вопрос № 13. Вопрос о текстообразующих единицах. Сложное синтаксическое целое.

Проблема языковых единиц, в том числе и синтаксических, в теоретическом аспекте решается сложно и противоречиво (Бабайцева и Максимова к синтаксическим единицам относят простое предложение, сложное предложение и ССЦ, а в учебнике Белошапковой отражены 3 позиции: словосочетание, предложение и сложное предложение).

Характеризуя языковые единицы в целом, следует иметь в виду их общие формальные свойства: воспроизводимость (существование «в готовом» виде», исчислимость (возможность подсчитать - «обозреть» количество единиц того или иного уровня), компонентность (предназначенность быть компонентом единицы следующего, более высокого, уровня).

Единицам синтаксиса противопоставляются единицы текста:

Единицы синтасиса и текста

ЕДИНИЦЫ СИНТАСКИСА
1) Словосочетание Весенняя пора. Весенний воздух. Весеннее настроение (Иллюстрации к толкованию слова весенний в Словаре Д. Н. Ушакова). 2) Предложение (предикативная единица) Небо меркло (А. С. Пушкин) 3)Сложное предложение (полипредикативная единица) Было жарко, хотя недавно прошел бурный дождь (В. Набоков); Наступило молчание, и Берлиоз побледнел (М. Булгаков); Страшно жить на этом свете, В нем отсутствует уют, Ветер веет на рассвете, Волки зайчика грызут (Н. Олейников)   4)Словоформа (синтаксема) В вагоне. Темно от вещейи людей (В. Панова)
ЕДИНИЦЫ ТЕКСТА
1) Сложное синтаксичсекое целое (ССЦ, CФЕ – сверхфразовое единство): а) Со стандартизированным зачином: N1; Inf; N1 Cop N1; N1 Vf. Разница между Кушнером и Бродсиместь разница между печалью и тоской. Страхом и ужасом. Печаль и страх — реакция на время. Тоска и ужас — реакция на вечность. Страх и печаль обращены вниз. Тоска и ужас — к небу (С. Довлатов); б) с нестандартизированным зачином: У меня был выдающийся преподаватель русского языка. Я обязан ему весьма многим. Он привил мне любовь к словесности, приучил говорить и писать правильно, определенно, ясно и просто (Г. Плеханов). 2) Элементарная конструкция с прямой речью: Сколько звезд! - сказал Александр Александрович (Б. Пастернак). 3) Осложненная конструкция с прямой речью (диалогема): Христос Воскресе! - сказала Матрена Павловна, склоняя голову и улыбаясь, с такой интонацией, которая говорила, что нынче все равно и, обтерев рот свернутым мышкой платком, она поятнулась к нему губами. - Воистину, - отвечал Нехлюдов, целуясь (Л. Толстой).

ССЦ (Дымарский М. Я. Сложное синтаксическое целое // Ильенко С. Г. Коммуникативно-структурный синтаксис современного русского языка. СПб., 2009).



Вопрос о сложном синтаксическом целом (ССЦ), его лингвистическом статусе. Его формальной и смысловой структуре принадлежит в современной русистике к числу дискуссионных: если в одних учебниках можно прочитать, что ССЦ – одна из единиц синтаксической системы языка, то в других оно характеризуется как единица строя речи, а в третьих о нем вообще не упоминается.

Под ССЦ понимают группу формально законченных предложений, объединенных по смыслу и грамматически и образующих относительно самостоятельный фрагмент текста, обычно оформляемый отдельным абзацем:

Он (Левицкий. – М. Д.) перешел на пятый курс, ему было 24 года, но у Данилевский только сам доктор говорил ему «коллега», а все остальные звали его Жоржем или Жоржиком. По причине одиночества и влюбчивости, он постоянно привязывался к какому-нибудь знакомому дому, скоро становился в нем свои человеком, гостем изо дня в день и даже с утра до вечера, если позволяли занятия, - теперь стал он и ушастый Гришка, обращались с ним, как с каким-нибудь дальним и бездомным родственником. Был он с виду прост и добр, услужлив и неразговорчив, хотя с большой готовностью отзывался на всякое слово, обращенное к нему. (И. А. Бунин. Зойка и Валерия).

Для того, чтобы разобраться в проблеме ССЦ, отделить бесспорные факты от явных преувеличений, вычленить главное, обратимся сначала к истории учения об этой единице, а затем рассмотрим ее основные признаки.

Развитие европейской лингвистики в середине 20 в. Протекало, в основном. Под знаком двух идей: идей структурного подхода к языку (восходящее к учению Ф. де Соссюра) и дополняющей его идеи функционализма, то есть подхода к изучению языка через описание функций его единиц в построении речевого целого (в основных чертах этот подход был сформулирован в известных «Тезисах Пражского лингвистического кружка», 1929 г.). Этим обстоятельством был обусловлен в частности тот факт, что в 40-50-е гг. лингвисты нескольких стран независимо друг от друга высказали мысль о существовании тесной связи между формально самостоятельными предложениями, соседствующими в речи.

Понятие сложного синтаксического целого, под которым Попелов подразумевал «реальную синтаксическую единицу связной, монологической речи» - «группу предложений, образующих авторское высказывание». В качестве важнейших признаков ССЦ Н. С. Поспелов называет:

1) Смысловую независимость («Извлеченное из контекста связной речи,…[оно] не меняет своего смысла, потому что его смысловое содержание не зависит от других высказываний, окружающих его в контексте связной авторской речи»;

2) Синтаксическую независимость, вытекающую из первого признака («оно оказывается, таким образом, синтаксически независимым от окружающего его контекста»;

3) «замкнутость синтаксической структуры»

4) «прерывистый характер синтаксических связей между предложениями, входящими в его состав» (в частности, между предложениями с регулярным отсутствием союзов, а если используются сочинительные союзы, то связи часто приобретают присоединительный характер).

В функциональном отношении ССЦ близко к разветвленному сложному предложению.

Идея, высказанная Н. С. Поспеловым, оказалась настолько отвечающей духу времени, что ее мгновенно поддержали такие авторитетные ученые, как акад. В. В. Виноградов и акад. Л. А. Булаховский.

Следующий этап исследования ССЦ наступает в 60-е гг. Он ознаменован работами чешского ученого Ф. Данеша и российских исследователей – Г. Я Солганика и Л. М. Лосевой.

Г. Я. Солганик, называющий ССЦ «прозаической строфой», кладет в основу своего исследования представление о том, что в основе речевых построений лежат построения логические. Исследуя последние, он обнаруживает «соединение суждений» - «логические единства», внутри которых суждения связаны либо «через субъект» (параллельная связь), либо «через предикат» (цепная связь). По мнению Г. Я Солганика, «любая связная речь легко и естественно членится на части, представляющие собой логические единства. В практике письменной речи они отделяются обычно абзацами». Другими словами, ССЦ, по мнению автора, - это естественное воплощение в речи логических единств. Связи внутри «прозаических строф» те же, что и внутри логических единств: цепные и параллельные.

В отличие от Г. Я. Солганика, Ф. Данеш опирается на учение об актуальном членении предложения, то есть не на связи высказываний с логикой, а на тот аспект организации высказывания, который присутствует в нем всегда и непосредственно связан с актуальной ситуацией общения. В результате учеными были выявлены три типа связей, которые возникают в тексте между высказываниями на уровне компонентов актуального членения:

1) Простая линейная тема-рематическая прогрессия. В этом случае тема каждого следующего высказывания повторяет рему предыдущего ср.:

Однажды дедушка рассказал мне новую сказку. Сказки этой я никогда не слышал ни до, ни после того. Впрочем, я никогда не слышал и много чего другого из рассказов дедушки…

2) Сквозная тема. В этом случае темы всех высказываний совпадают, ср.:

Дедушка был лучшим другом всех животных в нашей округе. Его любили вороны и кошки, к нему льнула каждая собака. От него не убегали даже пугливые лоси, иногда забредавшие к нам из неведомых чащ!

3) Тема-рематическое расщепление. Представляет собой частный случай сквозной темы: последняя как бы расщепляется на отдельные подтемы, аспекты, отражаемые в последовательности высказываний. Ср.:

Дедушка, несмотря на старость, был удивительно хорош собою. Его высокая, стройная фигура неизменно приковывала внимание, когда он еще только появлялся в дальнем конце аллеи. Лицо его сохранило свежесть и ясность черт и всегда светилось лукавой улыбкой. <…>

Расщепление некоторой общей идеи на отдельные аспекты наблюдается и на рематической вертикали: ясно, что ремы приковывало внимание, сохранило свежесть черт представляют собой вариации общей ремы был хорош собою. Аналагичное расщепление может наблюдаться и в случае сквозной темы:

Стоит подчеркнуть, что результаты, полученные Г. Я Солгаником и Ф. Данешем, принципиально сходны: по сути, речь идет об одном и том же явлении, описанном в разных понятийных и терминологических системах.

Предпринимались и попытки выявить закономерности структуры ССЦ на уровне взаимодействия синтаксических структур соседствующих предложений, однако они так же привели к отрицательному результату (Б. М. Гаспаров).

Эти факты легли в основу гипотезы, которую в 1981 году высказала С. Г. Ильенко: возможно, ССЦ – это категория, которая еще находится в стадии формирования. Отдельные типы (с зачинами, которые отмечены яркими, специализированными конструкциями) можно считать уже входящими в синтаксическую систему языка; собственно только их и имеет смысл именовать сложными синтаксическими целыми. Все же остальные типы существуют пока только в речи (или в тескте), об их кристаллизации говорить рано, и называть их надо как-то иначе – например, секвенциями.

В 1979 году Г. А. Золотовой удалось показать, что типовая семантика текстового фрагмента (описание внешности персонажа, интерьера, пейзажа; повествование о последовательности чьих-либо действий, чем-либо состоянии или изменении состояния; о чьих-либо впечатлениях и др.) получает регулярное воплощение в ремах высказываний, составляющих фрагмент. Например, при описании интерьера или пейзажа в позициях рем закономерно оказываются слова с предметным значением ; при описании внешности человека или его характера - с качественно-характеризующим значением; при повествовании о последовательности действий - со значением действия и т. д.

На основе этих наблюдений Г. А. Золотова ввела понятие рематической доминанты текстового фрагмента, выделив 6 ее типов:

- предметная доминанта (описание интерьера, местности);

- качественная доминанта (характеристика персонажей и т. п.);

- статальная доминанта (описание состояния);

- статально-динамическая доминанта (описание изменения состояния – именно этот тип представлен в приведенном выше примере);

- акциональная доминанта (повествование о последовательности действий);

- импрессивная доминанта (впечатления воспринимающего субъекта от окружающей среды и т. п.).

Следует добавить, что понятие рематической доминанты добавляет к обнаруженным ранее еще один аспект отношений (неподобного) тождества, пронизывающих ССЦ на всем его протяжении.

Итак, сложное синтаксическое целое – это строевая единица текста, представляющая собой группу формально законченных высказываний, объединенных вокруг единого смыслового центра. Главная идея, лежащая в основе организации ССЦ – «содружество предложений», то есть ряд высказываний, посвященных одной (микро-)теме.

В данном определении определены два ведущих признака ССЦ: 1) представленность рядом высказываний, формально самостоятельных коммуникативных единиц, или поликомуникативность, и 2) подчиненность реализации одной микротемы, или монотематичность.

Интегральная семантическая структура ССЦ – это субъективированное отображение на семантическом уровне структуры единой для данного ССЦ сигнификативной ситуации. Являющееся семантической основой, на которой строится ССЦ.

Прокомментируем это определение. Под сигнификативной ситуацией здесь подразумевается та ситуация реальной или воображаемой действительности, которая представлена группой высказываний, составляющих ССЦ. Отображение является субъективированным потому, что оно представляет собой результат отбора аспектов ситуации (ведь все объекты отобразить сразу невозможно), а отбирает не кто иной, как говорящий (пишущий), то есть субъект речи. Отображение на семантическом уровне – потому, что здесь речь идет лишь о семантических компонентах (например, субъект действия плюс его действие, или субъект характеризации плюс его характеристика и т. п.).

В структуру отражаемой ССЦ сигнификативной ситуации с той или иной степенью обязательности входят следующие компоненты: Р – ситуант(ы) (лица, персонажи; отвлеченные понятии, являющиеся предметом речи); А – действия, процессы, участниками которых являются ситуанты; R – отношение (стержень статических ситуаций), причем возможны Rpp (взаимоотношения между ситуациями) и Rp (отношение ситуанта к миру в пределах данной ситуации то есть его состояние, в том числе психологическое); L – место, локальный компонент ситуации; T – время, темпоральный компонент ситуации; Circ – другие обстоятельства, условия протекания ситуации; Ch – характеристики, свойства, признаки компонентов ситуации.

В общем случае интегральная семантическая структура (ИСС) двукомпонентна: ее элементы можно назвать сквозным актантом (предмет сообщения) и сквозным предикатом. Однако вполне возможны – и частотны, особенно в художественном тексте - осложнения, в результате которых на основе элементарных, бинарных типов ИСС возникают трех- и даже четырех-компонентные.

Ниже приводятся 7 элементарных бинарных типов (в формулах на первом месте указывается сквозной актант; в примерах стержневые компоненты сквозного актанта выделены полужирным шрифтом, сквозного предиката – подчеркнуты).

1) Р – А (субъект, персонаж – его действия):

Максимка встал. Выйдя во двор, он уже не слыхал, как хрустел под его ногами снег, не замечал ни луны, ни звезд на небе, ни лохматого Кунака, с визгом и радостью бросившегося к нему от ворот. Одна только мысль наполняла его всего. С этой мыслью он перешел весь двор, отворил сарай и нащупал впотьмах веревку. Он схватил ее дрожащими руками и наскоро засунул за пазуху, чтобы согреть. Потом, не торопясь, направился к дому и решительным движением руки отворил и захлопнул за собой дверь, которая в ожидании Курганова была не заперта (Н. Д. Телешов. Сухая беда).

2) P- R (субъект, персонаж – его состояние, отношение к миру):

В доме все присмирели. Африкан Ильич ходил в одних носках, черный как туча. Машутка, избитая за волосы Василисой, пряталась по темным пыльным чуланам, которых много было в туреневском дому. Николушка лежал, не вставая с постели, закрывшись с головой, - не принимал ни питья, ни пищи. Настя бродила, не находя себе места, осунулась, нос у нее заострился, будто все в ней горело, жгло ее огнем. (А. Н. Толстой. Петушок [Неделя в Туреневе]).

3) Р1 – Rр2 (субъект, персонаж – его отношение к другому персонажу):

Росту его власти, славы соответствовал в моем воображении рост меры наказания, которую я желал бы к нему применить. Так, сначала я удовольствовался бы его поражением на выборах, охлаждением к нему толпы, затем мне уже нужно было его заключения в тюрьму, еще позже – изгнания на далекий плоский остров с единственной пальмой, подобной черной звезде сноски, вечно низводящей в ад одиночества, позора, бессилия; теперь, наконец, только его смерть могла бы меня утолить. (В.В. Набоков Истребление тиранов).

4) P – Ch (субъект, персонаж, предмет – его характеристика):

Однако, несмотря на то, что мир не обратился еще окончательно и полностью в состояние вещественности, а еще хранил там и сям области неосязаемые и неприкосновенные, братья чувствовали себя в жизни плотно и уверенно. Старший, Густав, служил на мебельном складе; младший находился временно без работы, но не унывал. Сплошь розовое лицо Густава с длинными, торчащими, льняными бровями. Его широкая, как шкап, грудная клетка, и вечный пуловер из крутой серой шерсти, и резинки на сгибах толстых рук,- чтобы ничего не делалось спустя рукава. Оспой выщербленное лицо Антона с темными усами, подстриженными трапецией. Его красная фуфайка и жилистая худощавость. Но когда они оба облокачивались на железные перильца балкона, зады были у них точь-в-точь одинаковые - большие, торжествующие, туго обтянутые по окатам одинаковым клетчатым сукном. (В. В. Набоков Королек).

5) Ap – Ch (действие персонажа, субъекта – его [действия] характеристика):

Ровно без десяти минут десять вышла из лагеря пятая рота. Твердо, большим частым шагом, от которого равномерно вздрагивала земля, прошли на глазах у всего полка эти сто человек,все, как на подбор, ловкие, молодцеватые, прямые, все со свежими, чисто вымытыми лицами, с бескозырками, лихо надвинутыми на правое ухо. Капитан Стельковский, маленький, худощавый человек в широчайших шароварах, шел небрежно и не в ногу, шагах в пяти сбоку правого фланга, и, весело щурясь, наклоняя голову то на один, то на другой бок, присматривался к равнению. <...> (А. И. Куприн. Поединок)

6. Т — А (время-действие):

На другой деньопять допрос и ужин — с тою же обстановкой. На третий, на четвертый день и так далеето же. Наконец, на седьмой день, мы так вклепались друг в друга и того сами на себя наботали, что хоть всех на каторгу, так впору. В тот же день нам было объявлено, что хотя мы по-прежнему остаемся арестованными на честном слове в своих квартирах, но совместное жительство уже не допускается (М. Е. Салтыков-Щедрин. Дневник провинциала в Петербурге).

7. L – Ch (место-его характеристика):

Собор внутри был полон таинственной, тяжелой тьмы, благодаря которой стрельчатые узкие окна казались синими, а купол уходил бесконечно в вышину.Пять-шесть свечей горело перед иконами алтаря, не освещая черных старинных ликов и лишь чуть поблескивая на ризах и на острых концах золотых сияний. Пахло ладаном, свечной гарью и еще той особенной холодной, подвальной сыростью древнего храма, которая всегда напоминает о смерти (А. И. Куприн. Мирное житие).

Следует обратить внимание на многобразие конструктивно-синтаксических способов представления сквозных семантических компонентов в конкретных высказываниях: сквозной актант, например, может быть выражен как (в терминах теории членов предложения) подлежащим, так и дополнением, и определением, и обстоятельством (при соответствующих условиях), и даже синтаксическим нулем.

При таком многообразии актуальным становится сотношение интегральной семантической структуры ССЦ и его тема-рематической перспективы. В самом общем виде это соотношение описывается понятием «реализация»: тема-рематическая перспектива «закрепляет» сквозные семантические компоненты на тематической и рематических вертикалях. Это наименее очевидно при троных совпадениях- например, сквозного актанта, сквозного подлежащего и сквозной темы ССЦ. Но это отчетливо проявляется уже в тех случаях, когда сквозной актант не совпадает с подлежащим и удерживается только сквозной темой; примером могут служить ССЦ, в которых в качестве сквозного актанта выступает локальный или темпоральных компонент сигнификативной ситуации, выражаемый тематизированными, обстоятельственными словоформами (детерминантами).

Если кратко, то:

Единицы синтаксиса (словосочетание), предложение (предикативная единица), сложное предложение (полипредикативная единица), словоформа (синтаксема)) противопоставляются единицам текста(ССЦ / СФЕ, элементарная конструкция с прямой речью, осложненная конструкйия с прямой речью (диалогема)).

ССЦ - это строевая единица текста, представляющая собой группу формально законченных высказываний, объединенных вокруг единого смыслового центра. Главная идея, лежащая в основе организации ССЦ – «содружество предложений», то есть ряд высказываний, посвященных одной (микро-)теме.

Два ведущих признака ССЦ: 1) представленность рядом высказываний, формально самостоятельных коммуникативных единиц, или полликомуникативность, и 2) подчиненность реализации одной микротемы, или монотематичность.

Едва ли не первым отмеченным в литературе признаком структуры ССЦ явилось иерархическое отношение между высказываниями его состава. Среди них различаются центральное высказывание, выражающее смысл, вокруг которого строится ССЦ, в наиболее концентрированной форме (часто это зачин, то есть первая фраза ССЦ), - и подчиненные ему, реализующие дополнительные оттенки основного смысла (Л. М. Лосева, Г. Я. Солганик, В. П. Лунева и мн. др.).

Позже были выявлены и другие аспекты организации ССЦ. Каждый из них поддается типизации: и тема-рематическое взаимодействие между высказываниями, и общие логико-смысловые отношения внутри тематической и рематической вертикалей.

Тема-рематическая структура ССЦ рассматривается как ведущий принцип структурной организации ССЦ. Способы организации тема-рематической перспективы (Ф. Данеш):





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...