Главная Обратная связь

Дисциплины:






Авторитарная теория



Авторитарная теория близка к тоталитарной, но отличается от нее качественно по степени и характеру подчинения и влияния власти на СМИ. По мнению авторов, ее классические лики можно найти в монархической Англии в XVI и XVII веках, а сейчас некоторые ее черты можно увидеть во многих странах, в том числе и России.

В отличие от советской системы, форма собственности на СМК в авторитарных обществах может быть общественной, частной или сочетать их. В современной России, ушедшей от полного огосударствления, сегодня имеет место сочетание общественной собственности с частной, что может свидетельствовать об элементах или проявлениях власти со стороны центральной или региональных властей по отношению к СМИ.

Идеологическим основанием авторитарной теории является философия абсолютной власти монарха и любого политического лидера с его правительством. Власть связывается с божественным благословением на право вершить делами нации. Это касается не только Тюдоров в Англии, Бурбонов во Франции, Габсбургов в Испании, но и всех правительств, которые в той или иной форме стремятся контролировать СМК, в том числе и те, что находятся в частных руках.

Поэтому перед СМК ставится задача поддерживать лидера и его правительство и помогать им проводить «божественную» политику в интересах всей нации, служить государству и народу. Интересы государства ставятся на первый план перед интересами личности. Обоснованием этого тезиса и необходимости авторитаризма занимались Платон, Макиавелли, Гоббс, Гегель.

Платон полагал, что общество может благополучно существовать только под управлением мудрецов, которые с помощью ума, знаний и нравственных норм сдерживают эгоизм людей, ведущий к хаосу и тирании.

Д. Макиавелли первостепенное значение придавал государству, стабильность и прогресс которого важнее индивидуалистических устремлений граждан.

Т. Гоббс обосновывал необходимость контроля личности государством как благо и условие порядка в обществе. Богатые люди и корпорации со своими частными интересами несут угрозу власти, гражданскому миру и разуму.

Г. Гегель утверждал, что государство является средством, позволяющим человеку достичь самовыражения. Естественно, что во всех этих концепциях СМК должны контролироваться государством.

Контроль осуществляется в первую очередь посредством патентов, лицензий на право ведения информационной деятельности на основе принятых законов, что не исключает применения прямой цензуры или политического и экономического давления со стороны первого лица и правительства, включая и судебное преследование.

Критика политической системы и руководства может быть юридически не запрещена, но фактически не разрешается, а в случае ее обнаружения следуют определенные санкции. В монархической Англии главным оружием против печатников и издателей было уголовное преследование за распространение клеветнических слухов. Все, что не нравилось властям, считалось поводом к уголовному преследованию за призыв к мятежу.



Но на протяжении всего восемнадцатого века авторитаризм вынужден был обороняться от наступавших либертарианских принципов. Предоставление государственных монополий, лицензирование и уголовное преследование становились все менее эффективными, что и привело в конечном итоге к победе либертарианской идеологии.

Для понимания противоречивости ситуации и живучести авторитаризма очень важна мысль Ф. Сиберта о том, что хотя всем теоретикам авторитаризма пришлось признать господствующее значение либертарианских принципов, они часто являются лишь витриной, за которой правительства скрывают авторитарную практику.[1]

Причины этого явления следует искать в самой системе, которая для сохранения себя должна осуществлять функции централизации, регулирования всех процессов. В более развитых системах они осуществляются более гибко, мягко по сравнению с менее развитыми, тяготеющими к более грубым методам давления.

В России 90-х годов с 1993 года после золотого трехлетия свободы появился корпоративно-государственный авторитаризм. Произошло подчинение СМК крупному бизнесу, который вместе с федеральной и региональной властью использовал медиа в своих интересах и в конкурентной борьбе между собой опять же за власть и ресурсы. Незначительная часть СМК завоевала себе место на рынке и стала формировать либертарианскую модель в соответствии с классической теорией. СМК в этот период существует как политавр, с тремя головами – властной, олигархической и рыночной.

С 2000 года усиливаются позиции государственной власти. Создается Министерство печати, телерадиовещания и массовой коммуникации, активизируются государственные СМК. На региональном уровне сохраняется подконтрольность большинства СМК региональным властям. Перестают существовать медиаимперии Гусинского и Березовского. Одновременно с этим развиваются коммерческие СМК – новые телеканалы, массовая печать, особенно «желтые» издания.

Корпоративно-государственно-рыночный политавр модифицируется в государственно-рыночный кентавр. В дальнейшем, видимо, будет идти борьба между государственной и рыночной составляющими в смешанной модели российских СМК.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...