Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава восемнадцатая



 

И было так. Хафид одиноко сидел в одной из комнат своего дворца, ожидая того, кому следовало прийти за свитками. Никого, кроме старого слуги Эразмуса не осталось с Хафидом. Шло время. Зимы сменялись веснами, на смену им приходило лето, за ними шли зимы, затем круговорот повторялся снова и снова. Старость брала свое. Хафид уже редко выходил за пределы дворца, все больше сидел в саду.

Он ждал. После раздачи всего своего сказочного богатства, Хафид ждал три года.

И вот однажды с востока, со стороны пустыни в городе появился странник. Невысокий, прихрамывающий человек вошел в Дамаск и никого ни о чем не спрашивая сразу же направился к дворцу Хафида. Стоявший у ворот Эразмус, всегда являвший собой образец учтивости, окинул пришельца подозрительным взглядом.

— Я хотел бы поговорить с твоим господином, — вежливо склонив голову, сказал странник.

Неприглядная внешность его не располагала к вежливому обхождению. Сандалии пришельца были порваны и перевязаны бечевкой, ноги — в ссадинах и порезах. Одет он был в грубую накидку из верблюжьей шерсти, выцветшую, и во многих местах залатанную. Длинные волосы незнакомца выгорели под палящими лучами солнца, лицо огрубело от зноя. И только светлые глаза его горели странным огнем, словно изнутри человека шел яркий свет.

Эразмус недоверчиво разглядывал пришельца.

— Что тебе нужно от моего господина? — спросил он наконец. Странник поставил на землю тощий холщовый мешок и простер руки к Эразмусу.

— Не гневайся на меня, добрый человек, — взмолился он. — Я не сделаю твоему господину ничего худого. Я — не разбойник и не нищий, мне не нужно подаяние. Мне необходимо встретиться с твоим господином и сказать ему то, что он хочет услышать. И если мои слова оскорбят его слух, я тотчас же уйду.

Эразмус медлил. Однако речь незнакомца свидетельствовала, что он человек вежливый и образованный, и Эразмус решил впустить его.

— Иди за мной, — сказал он и прошел во дворец. Гость, прихрамывая, устало плелся за ним.

Пройдя в сад, Эразмус увидел Хафида. Тот дремал. Эразмус несколько раз тихонько кашлянул, и Хафид открыл глаза.

— Прости меня, мой господин, — заговорил Эразмус, — но какой-то человек пришел поговорить с тобой.

Хафид приподнялся и перевел взгляд на путника, стоявшего позади Эразмуса. Тот низко поклонился и заговорил:

— Прежде всего, скажи мне, ты ли тот, кого называют величайшим торговцем в мире? — вдруг спросил он.

Хафид нахмурился и медленно кивнул.

— Да, так меня когда-то называли. Но я уже много времени не так велик, как ты думаешь. Что тебе нужно от меня?

Гость выпрямился и с достоинством посмотрел на Хафида. Внезапно он пошатнулся, но устоял. Видимо, долгий путь отнял у него много сил. Глаза на измученном лице странника загадочно блеснули.



— Меня зовут Савл. Я возвращаюсь из Иерусалима в свой родной город Тарc. Пусть тебя не смущает моя одежда, я — не разбойник с большой дороги и не попрошайка. Я — гражданин Тарса и гражданин Рима. По рождению я — еврей, принадлежу к школе фарисеев, а происхожу из колена Вениаминова. Когда-то я был мастеровым, но затем обучался под руководством великого Гамалиила. Некоторые называют меня Павлом.

Говорить страннику было очень трудно, усталость заострила его черты, и временами он тяжело переводил дух. Хафид понял, что совершил оплошность, не предложив путнику сразу присесть, и извинился:

— Прости меня, странник. Можешь присесть.

Павел благодарно кивнул, но, несмотря на приглашение, остался стоять.

— Я пришел к тебе не за подаянием, а за советом и помощью, которые только ты можешь мне дать, — продолжал он. — Но прежде позволь мне рассказать тебе, как получилось, что я попал в Дамаск.

Эразмус, глядя на хозяина, энергично замотал головой, но Хафид сделал вид, что не замечает красноречивого жеста слуги. Внимательно оглядев странного гостя, он неторопливо кивнул, разрешая тому начать свой рассказ.

— Я слишком стар, чтобы смотреть на тебя снизу вверх, — проговорил Хафид. — Поэтому сядь, и я выслушаю тебя.

Павел поставил на землю свой мешок и присел у кровати Хафида. Тот молча продолжал рассматривать пришельца.

— Четыре года тому назад, ослепленный многолетним изучением ложных истин, я стал свидетелем того, как в Иерусалиме побили камнями святого Стефана. Синедрион приговорил его к смерти только за то, что он возводил хулу на бога иудеев.

Хафид удивленно вскинул брови.

— А какое отношение к этому имею я? — спросил он.

Павел вскинул руки.

— Успокойтесь, ровным счетом никакого. Но, не упомянув об этом, я не могу продолжить своего повествования. Стефан был последователем учителя по имени Иисус, которого за год до гибели Стефана римляне объявили государственным преступником и распяли на кресте. Вся вина Стефана состояла в том, что он называл Иисуса мессией, о приходе которого в мир возвещали еврейские пророки. И еще Стефан говорил, что еврейские учителя, сговорившись с римлянами, сознательно послали на смерть сына Божьего. Такие речи считались преступными, и сказавший их подлежал наказанию смертью. И в этом деле я был не только свидетелем, но и участником. В то время я был молод и религиозен. Я был таким ярым сторонником нашей веры, что мне поручили взять с собой войска, прибыть в Дамаск и уничтожить всех последователей Иисуса. Это было несколько лет тому назад.

Эразмус удивленно посмотрел на Хафида и удивился тому интересу, с каким тот слушает бессвязный, по мнению старого слуги, рассказ наверняка безумного странника. Тогда таких много шаталось по дорогам Востока. Странник замолчал, и в саду повисла тишина. Некоторое время Эразмус слышал даже, как плещется вода в фонтане, пока Павел снова не заговорил:

— И вот, когда я подъезжал к Дамаску, замышляя казни последователей Иисуса, придумывая, какими пытками я смогу заставить остальных забыть о нем, мне было видение. Помню, что вначале неведомая сила повалила меня на колени, а затем я услышал голос: “Савл, Савл, за что ты гонишь меня?”, — говорил он мне. — “Кто ты?”, — спросил я, и голос ответил: “Я — Иисус, которого ты преследуешь. Теперь встань и иди в Дамаск, и там скажут тебе, что нужно делать”. Я поднялся, но не мог ничего видеть, ибо я ослеп. Меня под руки повели в Дамаск, где я три дня оставался в доме одного из последователей распятого. Все три дня я обходился без воды и пищи. По истечении этого времени ко мне пришел Анания, который сказал мне, что ему было видение. Затем он приложил ладони к моим глазам, и я прозрел. Только после этого я смог принимать пищу, и вскоре силы вернулись ко мне.

Неожиданно Хафид наклонился вперед и спросил.

— И что же случилось потом?

— Меня привели в синагогу, но мое присутствие среди последователей Иисуса напугало их, ведь они были наслышаны о том, как я преследовал их сторонников. Но, тем не менее, я молился вместе с ними, и мои слова успокоили их, потому что я называл Иисуса сыном Божьим. Однако были среди них и те, кто считал, что я нарочно послан к ним, чтобы запомнить их и позже предать мучениям. Трудно мне было убедить всех в том, что я искренно уверовал во Христа, поэтому многие замышляли убить меня. Я был вынужден бежать и вскоре вернулся в Иерусалим. В Иерусалиме повторилось то же самое. Практически никто из последователей Иисуса не желал признавать меня своим и, несмотря на то, что им стало известно о моей молитве в синагоге, все сторонились меня. И как бы я ни молился, сколько бы ни говорил об Иисусе, все было напрасно — меня никто не слушал. Так я бродил один, пока однажды не пришел в храм и там, в торговых рядах, где продаются птицы и ягнята для жертвы, снова не услышал тот же голос.

— И что он сказал тебе на этот раз? — спросил Эразмус, не менее своего господина заинтересованный таинственным рассказом незнакомца. Тот встревоженно посмотрел на слугу. Хафид улыбнулся и кивнул, разрешая продолжить рассказ.

— Он сказал мне так: “Четыре года ты проповедуешь слово Божие, но нет в тебе света. Даже слово Божие нужно предлагать людям, словно при продаже, иначе никто не услышит тебя. Не говорил ли Я притчами, дабы все поняли смысл Моих слов? Рваной сетью не уловишь много птиц. Возвращайся в Дамаск и найди того, кого называют величайшим торговцем в мире. Скажи ему, что ты собираешься нести в мир Мое слово, и он научит тебя, как это нужно делать”.

Хафид бросил быстрый взгляд на Эразмуса, и старый слуга почувствовал в глазах хозяина немой вопрос. “Неужели этот оборванный странник и есть тот человек, которого мой господин ждет столько лет”, — мелькнула у него мысль.

Хафид положил руку на плечо Павла и произнес:

— А теперь расскажи мне, кто такой Иисус.

Павел заговорил так, словно в него влились свежие силы. Он рассказал Хафиду и об Иисусе, и о его короткой жизни. Он говорил и о том, как долго ждали евреи пришествия мессии, которое предсказывали пророки. Он рассказал и о том, какие надежды народ связывал с его появлением. Все думали, что мессия придет, чтобы объединить евреев и построить новое царство, счастливое и процветающее. Рассказал он и об Иоанне Крестителе, и о том, как вслед за ним явился Иисус. Долго Павел говорил о совершенных Иисусом чудесах, его проповедях, многочисленных исцелениях тяжело больных людей и даже о воскресении из мертвых. С гневом рассказал Павел о менялах и торговцах, изгнанных Иисусом из храма. Затем он рассказал о распятии, погребении и воскресении Иисуса. В заключение, словно придавая особый смысл и реальность своему рассказу, он потянулся к стоявшему у его ног мешку, торопливо развязал тесемки и достал красную плащаницу.

— Посмотри, господин, — взволнованно проговорил Павел, разворачивая ее перед потрясенным Хафидом. — Вот это — одежда Иисуса. Все, что у него было, даже саму свою жизнь, он отдал миру. Когда он умирал на кресте, римские солдаты бросали жребий, споря, кому из них достанется эта плащаница. Много времени и средств я потратил, чтобы выкупить ее.

Хафид побледнел. С трепетом дотронулся он до плащаницы, обагренной пятнами крови. Эразмус, видя, как разволновался его господин, встревожился и подошел поближе. Хафид продолжал перебирать в руках ткань, пока не увидел у кромки знакомые знаки Толы и Патроса.

С удивлением Павел и Эразмус наблюдали, как старый торговец поднял плащаницу и, склонив голову, прижался к ней лицом. Из многих тысяч других он узнал бы эту, свою первую плащаницу. А сколько таких прошло с тех пор через его руки!

— Расскажи мне, что известно о рождении Иисуса, — прошептал Хафид, обращаясь к Павлу, пораженному его волнением.

— С немногим он покинул наш мир, но с еще меньшим пришел в него. Что касается его рождения, известно, что он родился в пещере, недалеко от Вифлеема, в годы правления императора Тиберия.

Хафид улыбнулся, и улыбка его оказалась по-детски счастливой. По морщинистым щекам Хафида потекли слезы. Смахнув их, он произнес:

— А не появилась ли в момент рождения Иисуса необычайно яркая звезда? Такая, какой не видел ни один из живущих?

Павел раскрыл рот от изумления. Он попытался ответить, но так и не смог ничего сказать.

В молчании прошло несколько минут. Затем Хафид поднял руку и подозвал к себе Эразмуса.

— Мой старый и верный друг. Иди в башню и принеси тот сундучок. Наконец-то мы с тобой дождались моего преемника.

 

Отзывы

 

«Величайший в мире торговец» — одна из самых вдохновляющих и увлекательных книг, которые я когда-либо читал. Мне понятно, почему она получила такое блестящее признание ".

Нормам Винчент Пеал

 

«Наконец-то, появилась книга о сбыте и торговле, способная порадовать и ветерана, и новичка в равной степени! Я только что закончил второй раз читать „Величайшего в мире торговца“ — книга слишком хороша, чтобы ограничиться одним прочтением — и со всей искренностью говорю, что это самое ясное, самое толковое и самое полезное руководство для обучения торговому делу, которое я когда-либо читал».

Ф. В. Эрриго, менеджер. Американская торговая школа Парк, Дэвис и К".

 

«Я никогда не пропускаю ни одной книги, когда-либо написанной о торговле, и думаю, все они охвачены Ог Мандино в его „Величайшем в мире торговце“. Никто не будет неудачным торговцем, если он следует этим правилам, и никто не станет без них воистину велик; но, помимо изложенных правил, автор сделал нечто большее — он вплел их в ткань одной из самых чарующих историй, которые я когда-либо читал».

Пол Дж. Мейер, президент института мотивации успеха, Инк.

 

"Каждый торговый управляющий должен прочесть «Величайшего в мире торговца». Эту книгу хорошо держать у изголовья или на столе в гостиной, чтобы при необходимости изучать ее, время от времени перелистывать, мало-помалу проникаться ею. Эта книга на час и на годы, книга, к которой обращаешься снова и снова, как к другу, книга морального, духовного и этического руководства, неиссякающий источник утешения и вдохновения ".

Лестер Дж. Брадшам Младший, бывший декан института ораторского искусства и проблем взаимоотношения между людьми Дейла Карнеги

 

«Величайший в мире торговец» поразил меня. Это, без сомнения, самая великая и трогательная история, которую я когда-либо читал. Она так хороша, что я связал бы с нею два правила: во-первых, вы не должны откладывать ее, не дочитав, во-вторых, каждый человек, который чем-то тopгует (а таковы мы все), должен прочитать ее".

Роберт Б. Хенсли, президент страховой компании из Кентукки

 

«Ог Мандино, мастерски разворачивая свое повествование, захлестывает ваше внимание и приводит в восхищение. „Величайший в мире торговец“ — это книга со страстным обращением к миллионам».

Рой Гарн, исполнительный директор института Эмошнл Аппил

 

«Я только что, не отрываясь, прочел „Величайшего в мире торговца“. Замысел оригинален и ясен. Стиль интригует и чарует. Послание воодушевляет и трогает. Каждый из нас, независимо от своей должности или профессии, знает, что такое торговаться с самим собой, и прежде всего, человеку необходимо этому научиться, чтобы обрести личное счастье и умиротворение. Эта книга, если ее внимательно прочитать, воспринять и осмыслить, может помочь любому из нас стать своим лучшим торговцем».

Д-р Лоуиз Бинсток, раввин синагоги «Шолом», Чикаго

 

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...