Главная Обратная связь

Дисциплины:






Никто не позвал домой



 

боль стихами текла из ран.
я читала судьбу с листа.
покидала твой дом, как храм,
и клялась не носить креста.
тропы выстелил бересклет.
закусить удила да в путь.
мне слепые глядели вслед
- и никто не хотел вернуть.

под лазоревым небом стыть.
вырываться струной из рук.
я украдкой копила сны,
выгоравшие поутру.
отпускала на волю тень.
маков цвет закипал в крови.
билась эхом о камень стен
- и никто не сказал: Живи!

а под сердцем змея-печаль
ледяное гнездо свила.
и ни голоса, чтоб кричать,
и ни радости, ни тепла.
слово за слово с языка:
ни причин, ни имен, ни дат.
потеряла себя в веках
- и никто не пытался ждать.

амулеты иных миров
нитью бусин стянули грудь.
маков цвет до предела в кровь.
закусить удила да в путь,
припадая к чужим корням,
по накатанной, по прямой.
и никто не сберег меня.
и никто не позвал домой.

 

 

Одержимая

 

Одержимая. В этом мире мне места - нет.
Тайны прошлого были намертво стерты с рук.
Удержи меня! Заблудившейся в полусне,
Мне не вынести пробуждения поутру.

Одержимая. Шаг по ниточке, два назад.
Все испытано, кроме совести и стыда.
Удержи меня лентой шелковой на глазах,
Цепью кованой, чтоб не вырвалась никогда.

Кости брошены. Что же выпадет на роду?
Ожиданием неизбежного длится боль.
Сбереги меня или попросту пропаду.
Удержи меня!

Одержимая.
Я.
Тобой.

 

Lucifer

 

Мне не хватит огня - оплавляются свечи в ряд,
Утолив первый голод, до срока погас камин.
Злая полночь нигредо с усмешкой стоит в дверях.
Почему бы тебе не прогнать ее, mon ami?

Верный пес одиночество спит у хозяйских ног.
Я кормлю его верой, а сам остаюсь без сил.
Злая полночь нигредо глядится в мое окно.
Почему бы тебе не спасти меня, Schattenseele?

Я смеюсь, как безумный, но горек звенящий смех.
Антрацитовый сумрак сгущается по углам.
Злая полночь нигредо вот-вот одолеет всех.
Почему бы тебе не услышать меня, my love?

Я раскрыл себе грудь, чтобы сердце вложить в слова,
И воззвал - еле слышно - не к милости высших сфер.
Злая полночь нигредо готовится пировать.
Почему бы тебе не прийти за мной, Lucifer?

 

Беловолосый ветер

 

Имя твое - ветер, не удержать в пальцах;
Треплет небес клочья, бисером бьет в панцирь.
Я наберу горстью звезд золотых россыпь
И разобью оземь. Слышишь, беловолосый?

Будет до дна выпит выцветших снов омут.
Тщетно ищу выход сквозь лабиринт комнат.
Бросить тебе вызов - стать хоть на шаг ближе.
Образ родной в сердце будто свинцом выжжен.

Не обуздать силой, не укротить нежность.
Бритва шальных крыльев воздух кругом режет.
Имя твое тайной пустит во мне корни.
Можно ли мне верить? Вправе ли я помнить?



Я разорву криком злой тишины сети
И повторю снова имя твое: ветер.
Не сосчитать нитей - след седины в косах.
Хочешь, уйдем вместе. Хочешь, беловолосый?

 

Заклинание Офелии

 

стоячие воды пруда тесны мне и давят на грудь.
безмолвием тянет со дна. и страшно, и сладко тонуть.
безумие смыто с меня - я чистой ступаю во тьму.
любимый велит мне уйти, и я подчиняюсь ему.

меня не коснется весна, не бросит под ноги цветов.
кидаюсь в бесцветную муть, срываю заветный покров.
моя милосердная смерть небрежно легка и тиха.
терновый венец в волосах - единственный дар жениха.

стоячие воды пруда. все шире круги по воде.
и солнце идет на восток, и вспять обращается день.
змея закусила свой хвост, как взмыленный конь удила.
и время свернулось в кольцо. и вечность моя истекла.

отныне мне некого звать. я знаю: спасения нет.
себя потеряв в глубине, скольжу в антрацитовом сне.
меня обездвижит трава. меня околдует печаль.
и сердце не будет болеть, лишенное права стучать.

стоячие воды пруда тесны мне и давят на грудь.
безмолвием тянет со дна. и страшно, и сладко тонуть.
безумие смыто с меня - я чистой ступила во тьму.
любимый велел мне уйти.
и я подчинилась ему.

Фашистка-весна


фашистка-весна продвигается вглубь территорий
на грязном снегу расцветают подснежники свастик
февраль на раздаче - он ловко дозирует горе
и страх порционно, запаянный в красочный пластик

под гнетом солдатских сапог обнажается камень
в разбитые окна врывается солнечный запах
фашистка-весна поднимает багровое знамя
над будущим гетто для тех, кто попал в ее лапы

и каждый из нас ощущением вечности сломан
и каждому будет присвоен порядковый номер
в ближайшем спецпункте с утра выдают по талонам
сто граммов любви, что положены нынче по норме

а лезвие света так тонко, и небо так низко
что, плача от нежности, лижет рифленые крыши
фашистка-весна составляет расстрельные списки
и ставит диагнозы всем, кто планирует выжить

в ее судьбоносном реестре семь казней - на выбор
пути отступлений алеют на контурных картах
и каждый из нас добровольно восходит на дыбу
и рвется на части во имя грядущего марта





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...