Главная Обратная связь

Дисциплины:






Активные мероприятия. Машина стояла в переулке, откуда хорошо просматривался вход в клуб



 

Машина стояла в переулке, откуда хорошо просматривался вход в клуб.

Владислав погладил ладонью ершик седых волос.

— Кстати, Наташа, все хочу спросить. Как ты свои висюльки моешь?

Наташа, с ногами забравшаяся на заднее сиденье, встряхнула головой. Тугие дрэды щелкнули по кожи куртки.

— Как и все. Шампунем.

— И не мешают?

— Привыкла. Надоест — срежу. — Она вздохнула. — Может, я пойду прогуляюсь.

— Нет. Из-за висюлек. — Владислав в зеркальце посмотрел на Наташу. — Он тебя, извини за намек, как облупленную знает. Спалишься по счету раз.

Наташа фыркнула.

Владислав цокнул языком.

— Не поняла. Придется объяснить. Тебе в «Лагуне» понравилось работать?

— Занимательно.

— То-то. И в нашей работе есть место для маленьких радостей. — Владислав послал через зеркальце острый взгляд. — Только учти, Наташенька. Одна ошибка — и ты у дока на игле. Далее по всем этапам.

Наташа подобралась.

— Спроси, за что. Отвечу.

— Ну, за что? — с плохо скрытым вызовом спросила она.

— За то, что ошибаются только дураки. А у дурака ума хватит продаться. Чтобы убедиться, что он такой дурак беспросветный, что даже продаться не смог, мы его прогоняем по конвейеру. Только ты не думай, что выдержишь, потому что все уже видела. Ты, как та целка, страшнее пальца еще ничего в жизни не видела!

— Очень образно. — Наташа отвернулась к окну.

— Зато — доходчиво.

— И что они там так раздухарились? — Она указала на окна клуба, в которых плясали и корчились длинные человекообразные тени. — Полтора часа уже отрываются.

— Отдыхают люди, не завидуй.

В рации, лежавшей на коленях Владислава, дважды пискнул зуммер.

Владислав ответил двойным нажимом на тангету.

— Все, клиент отваливать собрался. Готовься.

— Слава богу! — Наташа вытянула руки со сцепленными пальцами, с хрустом вывернула их в локтях.

— А мог бы девок к себе в офис завести. Тогда бы припухали до утра.

— Не-а, не прокатил бы номер. — Наташа усмехнулась. — Тебе, Владислав, не понять. А я только глянула на них, сразу просекла, «амур де ля труа» не прокатит. Девки друг друга порвать готовы.

— Уверена?

— Абсолютно.

— Забавно у вас все устроено.

— Хочешь посмотреть?

Владислав развернулся, обжег Наташу холодным взглядом.

— Смотри, вышли! — Она указала на лобовое стекло.

Владислав рывком развернулся. Положил одну руку на руль. Второй поднес рацию к губам.

— «Круг»! Всем приготовиться, — бросил он в рацию.

Дверь клуба распахнулась, полоса света растеклась по площадке.

По полосе, как по тропинке, пошли, покачиваясь три фигуры. Мужчина вел, обхватив за плечи, двух девушек. Или они поддерживали его. С такого расстояния разобрать было сложно.



Владислав поднес к глазам миниатюрный бинокль.

Дорожка погасла, и фигуры растворились в потемках.

Владислав чертыхнулся.

Через две минуты фигуры всплыли в пятне неяркого света.

Диспозиция поменялась. Мужчина опирался на плечо одной девушки. Вторая шла сбоку. Вдруг она остановилась. Принялась нервно размахивать руками.

— Кажется, ты была права, — пробормотал Владислав. — Не складывается у них втроем.

Наташа налегла грудью на подголовник переднего сиденья, подалась вперед, чтобы лучше видеть.

Перепалка продолжалась. Девушка зашла вперед, преградив паре дорогу.

Мужчина махнул рукой, и девушка отлетела в потемки.

— Интересно, кто там ху из ху, — зло усмехнулся Владислав, подкручивая колесико фокуса. — Одинаково одеты, сучки. А лиц… Вот, черт.

Пара сдвинулась с пятачка света и пропала из глаз.

— Брать здесь будем? — напряженным шепотом спросила Наташа.

— Как карты лягут. Но лучше, конечно, не дать ему сесть за руль.

Владислав обшаривал биноклем темный участок от тыльной стены типографии, к которой присоседился клуб, до ближайших домов, светом окон освещавших асфальтовую дорожку.

 

Дикарь

 

Он знал, что век зверя короток. Слишком многим нужна твоя жизнь, чтобы протянуть хоть на день собственную. И слишком много охотников, выцеливающих тебя забавы ради или по какой-то только им ведомой нужде.

— Как я от вас всех устал! — тихо простонал Дикарь.

Впереди была стена. За спиной — охотник.

Он сотни раз представлял себе, как оно будет. Каждый раз последний миг перед щелчком капкана или прицельным выстрелом представлялся по-новому. Не угадал!

Сейчас пред ним была сырая облупившаяся кладка типографской стены. А за спиной — всего лишь девчонка. Ноздри Дикаря щекотал острый жеребячий запах, исходящей от ее кожи.

Витая струя, упиравшаяся в землю, оборвалась. Дикарь застегнул штаны.

— Слушай, брось все и иди за мной, — произнес он, не оглянувшись. — Мы с тобой одной крови, я сразу это понял. Только увидел, сразу понял — мое! У нас получится, я точно знаю. С этой дурой, — Дикарь нервно дернул головой, указав куда-то вбок, — ничего бы не вышло. Нет в ней этого. Одни понты и пафос. А ты — другая. Настоящая. Вместе мы продержимся. Я сейчас сигану через флажки. Беги со мной!

— Ну побегу, а что дальше? — раздался за спиной чуть хриплый от напряжения голос.

Дикарь, закинув голову, хохотнул.

— Дальше эти идиоты сделают все, чтобы мир рухнул! Они ни на что не способны, мне ли этого не знать! Ни убить, ни ребенка сделать не способны, а взялись спасать мир! Полудохлые импотенты, кролики саблезубые. А мнят себя львами! Когда все рухнет и сгорит к чертовой матери, придет наше время. Мы родим новое племя двуногих зверей. Сильных, мудрых и хищных. Настоящих царей природы.

— Ты псих, Глеб. Просто нежить.

Он круто развернулся.

— Хоп! — только и услышал он.

И следом стальная оса ужалила в грудь, чуть выше индейского медальона…

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...