Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 5. Новая жизнь



«Одинокой кошкой, вольным диким зверем

Никогда не плачет, никому не верит

И что? Больно все равно...»

(Слава)

 

Ирина старательно делала вид, что слушает рассказ Игоря о новой методике, которая произведет переворот в кардиохирургии. Хоть бы Карпов её послушался! У неё просто не хватит сейчас людей, чтобы приглядывать ещё и за его художницей... Надо понять, насколько осложнилась ситуация с его возвращением... Надо вести себя так, чтобы Игорь не заметил, как она озабочена делами Карпова...

У неё и до Игоря все было в порядке, в принципе. Сашка повзрослел. С одной стороны, как прежде на него не надавишь, с другой - он и сам теперь много соображает. Днюет-ночует у бабушки, Ромео этакий... Пасет свою Джульетту из соседнего подъезда... Возраст такой, личная жизнь...

А у неё с личной жизнью все было неплохо, наверное… Её просто не было. Зато и не было больно, и рвущийся наружу, никому не слышный плач не сдавливал горло, и у души больше не было поводов тихо поскуливать в ожидании удара - все равно, измены ли, комы, страха того, что с ним что-нибудь может случиться… Сережа уехал в Питер на месяц, но не вернулся и через год… И их отношения плавно растворились в расстояниях, бессмысленных разговорах, необязательных встречах и нарастающего ощущения ненужности друг другу… А потом был тот разговор...

- Это что, все? - спросила она глухим, надтреснутым голосом, чувствуя, как проваливается вниз сердце и больно сжимает желудок, и становится трудно дышать, и кровь с таким трудом бьется по венам, что от этого шума она почти не слышит его голос.

- Не знаю, Ир. Не вижу смысла возвращаться. Буду у отца в фирме работать, а там видно будет.

- Я не об этом!

- Я тоже.

- Ты еще позвонишь? - она отчаянно цеплялась за последнюю ниточку надежды – звук его голоса. Он замолкнет, и она окажется в Арктике. Среди льдов, в пустыне. Или в Сахаре. И её будут жечь на медленном огне. - Сережа?

- Не знаю. Хотя нет, знаю. Я сейчас сломаю симку. Попробуем начать новую жизнь…

Его голос умолк, и она сразу же лихорадочно стала нажимать кнопку вызова. Десять, двадцать - какая разница! Бессмысленно. Всё бессмысленно. Всё закончилось… Первые серые лучи скользили по комнате женщины, с опухшим от слез лицом, все еще судорожно сжимавшей в руке мертвый телефон. Она тоже была мертва. Её пинком выкинули в новую жизнь.

День, неделя, месяц, полгода. Время летело быстро. Сначала она тонула в жалости к себе, и тоска по его улыбке, его глазам и сильным рукам окутывала её серым коконом, заставляя зацикливаться на своих бедах, но с её работой и Сашкой даже боль баюкать было некогда. Все получилось так, как получилось. И его нет рядом…



Сашка удивлялся, что мама внезапно полюбила подолгу лежать в ванне. Ну, для кожи полезно и нервов, смеялась она. Зачем сыну знать, как удобно плакать под шум воды? Зачем ему знать, как темно и безотрадно в её душе?

Народно-русские средства, как ни странно, оказались вполне эффективными. Регулярная психотерапия из посиделок с бутылкой и Леночкой и шопинги с Надей помогали обрести некое подобие душевного равновесия. А уж поиски мстителей-палачей тонизировали не хуже коньяка пятилетней выдержки. И, слава яйцам, она не знала о нем ничего. Антошин и Тарасов уволились, «черные дыры» Пятницкого - Черенков и Агапов тоже утекли в другие отделы, а вечно дежурный Олег был человеком более чем молчаливым. Ну, а Ленке Глухарев вообще не нравился почему-то. Так что никто и не пытался внедряться в душу начальницы Пятницкого с дрелью из воспоминаний и вопросов о Глухареве. Её второй любви. Такой же сильной, и такой же безнадежной, как и первая. Только после той она осталась беременной студенткой, а после этой… А кем она осталась после этой любви? Раздавленной и разочарованной идиоткой, вот кем. Безнадежной тупицей! А впрочем … Сама виновата. Пора забыть! Да и некогда было вспоминать. И не было смысла в воспоминаниях. А бессмысленных поступков Ира не любила. И не любила оглядываться назад.

Новая жизнь оказалась еще более шебутной, чем прежняя. Палачи расслабиться не давали. Друзья по Пятницкому помогали, Фомин с вернувшимся Агаповым веселили до остервенения, а потом она познакомилась с Игорем. Случайно, на чьем-то отдаленно-родственном юбилее, куда пришлось тащиться вместо заболевшей мамы. Думала ограничиться дежурным получасиком и вручением подарка, но сосед по столу так бережно, ненавязчиво и интеллигентно за ней ухаживал, что Ира вдруг посмотрела на себя его глазами.

А что? Яркая, зрелая женщина с хорошей фигурой и эффектной рыжей гривой... Разве она не заслуживает маленького мимолетного романа? И вот они уже вместе второй месяц, и она представлена его лучшему другу, и даже анонсирована поездка на день рождения его мамы, на которую Ира еще согласия не дала. Потому что слишком быстро, как она объяснила Игорю.

А на самом деле - потому, что она лгала ему. Ну, не то чтобы во всем лгала... Скорее, не договаривала. Слишком много не договаривала... На самом деле, правдой были только её домашний адрес, телефон, сын Саша и юридическое образование. Игорь считал её простым юристом-консультантом и с удовольствием покровительствовал понравившейся женщине, конечно, вполне самостоятельной, но по сути - слабой перед житейскими бурями.

Мама давно ей говорила, что слишком самостоятельные женщины пугают мужчин, не дают почувствовать себя главными. Наверное, этого Сережке и не хватало? Вот когда он бросил её, устремившись к Анне - он же этого хотел?

Ирине было интересно попробовать себя в этой роли. Быть мягкой, уступчивой, женственной, не орать, не настаивать на своем, не ломиться самой через все препятствия, а со вздохом, каясь в своей беспомощности, принимать помощь в мелких бытовых неурядицах и быть за неё благодарной. Хлопать ресницами, смущенно опускать глаза, ласково улыбаться. И оказалось - это работает! И отвлекает от постоянных мыслей о палачах...

Зотов пока явно ничего не добился, какую бы цель перед ним не поставили... Этот гаденыш еще не набрался достаточного опыта в интригах и постоянно по-мелкому палился, не умея контролировать мимику, жажду денег и отношения с людьми. Ира вспомнила, каким непроницаемым был её бывший начальник СКМ. Вот у того прочесть мысли на лице было трудновато даже для неё, а ведь они были знакомы так давно!

Но вот в плане опасности Зотов пока ею не был просчитан. Если у Карпова была корпоративная этика и свой кодекс чести, так что примерно рассчитать траекторию его поступков было нетрудно, засланный казачок Мишутка был, в общем-то, шантрапой, руководствовался минутными задачами, а моральными принципами свою субтильную фигурку не нагружал... И потому был не очень предсказуем. На него уже было собрано небольшое досье, в принципе, хватит для УСБ, чтобы начать расследование. Но результат непредсказуем. Яркого, резонансного провала там не хватало, чтоб избавиться наверняка! Хотя, Рома и Ленка считали, что пока избавляться от Зотова рано. Они еще не вычислили его покровителей...

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...