Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 9. Я бы тебя очень любила



«Мне бы время, рано быть сильнее...»

 

30 августа 2012 года

Из приоткрытой створки больничного окна тянуло сквозняком. За окном стеной лил дождь. Девушка лежала, натянув до шеи тонкое одеяло, и смотрела куда-то в пустоту перед собой.

 

POV Лера

Холодно. И пусто. Словно вырвали из груди сердце, оставив там кровоточащую рану. Как-то в один миг, мир, находящийся за стенами больницы, перестал для меня существовать. Такой живой, полный красок, мир... Полный людей, спешащих по своим делам, машин, мчащихся по проспектам, газет на лотках киосков, улыбок и встреч. А я чувствую только холод. Только пустоту. Острую, холодную, безнадежную пустоту…

Если бы я только знала... Ссора с Мишей, выпитая бутылка вина, а может, горячая ванна, бессонная ночь в машине? Или это вечернее шатание по злополучному району, ограбление, падение? Если бы знала, что беременна, то постаралась бы всего этого избежать! Но я даже не догадывалась об этом... И всё произошло именно так, как произошло. У меня не будет ребёнка. Я его потеряла. Я его убила. Я.

Врач в травмпункте предложил мне остаться до утра в отделении - сильный вывих правой лодыжки, надо привыкнуть к иммобилизации. Я даже обрадовалась: идти – то все равно было некуда, даже машина в ремонте... А потом, под утро, боль в животе, осмотр дежурного врача, вопросы о датах, сначала показавшиеся странными , капельницы, успокоительные… И вздох гинеколога утром, слова о раскрытии, отторжении, невозможности, наркоз, несколько минут в операционной и эта палата. Даже странно, что ничего не болит, только нога чуть-чуть ноет. У меня больше нет ребёнка, а ничего даже не болит… Только душа закаменела. Пусто. И страшно…

И лечащий врач, и зав. отделения, к которому я пробилась, невнятно пожимали плечами. Они успокаивали меня, говорили, что это, конечно, стресс после нападения, напряженный образ жизни сказались, а я чувствовала, что они сами в это не верят…

Со мной, наверное, что-то не так… Зойка, фотограф из нашей редакции, свалилась с пожарной лестницы, в погоне за кадром, не очень высоко было, но все-таки! И парень её тогда бросил, а родила такого красавчика! Мы ей тогда от редакции на кроватку скидывались. Классную такую, с удобной спинкой. Я бы своему тоже купила бы самую-самую. Только его не будет…

Теперь уже не было смысла изводить себя предположениями, как бы отнесся к этому Миша тогда, когда все еще было возможно. Та жизнь навсегда осталась в прошлом...

Зотов все-таки пришел вечером в больницу. На работе сказали, где я. Я ему всё простить была готова, когда увидела – он же искал, волновался, побежал к врачам, притащил огромную сумку с моими вещами, дурачок… зачем мне столько… но приятно было… Я вообще редкостная идиотка! Я думала, ему меня жаль, захлебывалась слезами, ждала, что обнимет, поцелует, скажет, что всё будет хорошо, и ребенок у нас будет…



Он сидел совсем близко, но ни разу даже не взглянул мне в глаза, ни разу не протянул руку, чтобы дотронуться, не сказал ни одного утешающего слова. Форменный китель делал его еще более холодным и строгим. Чужим. Миша потер пальцами виски.

- Зачем ты это сделала?

- Что я сделала?

- Избавилась от ребёнка. Даже не посоветовалась со мной!

До меня даже не сразу дошёл смысл его слов:

- Избавилась? Я ничего не знала!

- Хочешь сказать, ты оставила бы ребенка? - с сомнением спросил Миша. В другой ситуации я бы обиделась, накинулась на него в ответ, но сейчас его слова уже не играли для меня никакой роли. Боль, сверлящая мою душу изнутри, не оставляла сил на новую перепалку.

- Конечно, - только и смогла произнести я, - как ты мог подумать, что нет?

- А вот врачи не могут объяснить, почему у тебя ребенок погиб, - раздраженно сказал Зотов, - А я вот, кажется, догадываюсь! Спровоцировала выкидыш, чтобы с любовником кувыркаться не мешал?

- Ты…ты с ума сошел, - у меня даже сил оправдываться не было, меня, словно в водоворот занесло, и спасения мне не будет, я не выплыву…

- За идиота меня держишь? Я видел, как вы уехали!

- Я идти не могла…на меня после интервью напали!

- Если бы ты меньше шлялась по ночам, этого бы не произошло, - как-то устало произнес Миша, не глядя на меня.

- Да причём…

- Да при том! На**ера было тогда Маринке видюху отправлять? Всё ж у нас нормально было!

- Что?

- Что, что… Маринка два дня назад мне сына родила! А ты только для кувырков годишься… Делать ничего не успеваешь, даже ребенка выносить не смогла! Ты вообще, уверена, что он…, - начал Миша и замолчал.

- Твой? - закончила я его вопрос. Голос противно дрожал, но я уже ничего не могла сделать. Это было слишком.

- Уходи, - прошептала обреченно, - Уходи. Никогда больше, слышишь? Я тебя ненавижу...

Он, наконец, посмотрел мне в глаза. Усмехнулся, протянул руку, медленно провел пальцем по щеке, хотел что-то сказать, но передумал. А потом ушел, не оглянувшись. Возле двери осталась сумка с моими вещами. Там было практически все важное и ценное. Он пришел меня бросить, а не навестить! Иначе принес бы мне халат, тапочки, зубную щетку и апельсины…

Между нами все было кончено. Я не представляла, как жить дальше. Квартиру снять нетрудно, в редакции меня уже заждались, на карточке приличная сумма денег от папиных вложений. Но я боялась выйти в мир за больничной дверью. И дело было не в Зотове... Не только в нём.

Меня поглотила пустота, в которой были только обрывки воспоминаний, бесконечные «почему?!!», «за что?» и приступы острой, мучительной жалости к себе и тому маленькому существу, которое так недолго, так тайно жило во мне. Я бы тебя очень любила, малыш! Прости меня…

- Привет, - из раздумий ее вывел голос Саши. Широко улыбаясь, он вошел в палату. Поправил белый халат, накинутый на плечи, и подошел к кровати девушки.

- Опять плачешь?

- Привет, - слабо улыбнулась Лера, - Ну, это так, просто грустно…

- А я за тобой, - еще шире улыбнулся парень, - Врач сказал, что тебя сегодня выписывают.

- Да? - новость была и приятной и в то же время озадачила девушку. Выписка означала возвращение в тот мир, что был за окном, чужой и холодный, где придется бороться самой с собой и с тем одиночеством, которое ее ожидает.

- Только... Мне идти некуда. К Мише я не вернусь, надо искать квартиру...

- Лер, это не проблема, поживешь пока у меня, - быстро проговорил парень и снова выдал жизнерадостную улыбку.

- А что скажут твои родители? - засомневалась Лера.

- Ничего не скажут, - покачал головой Саша, - Я живу один.

Переезд, раскладывание вещей по ящикам, душ…Чай на кухне. Впервые с ним, в его квартире живет девушка. Которую он пригласил сам!

Девчонки регулярно пытались свить гнездо в его двухкомнатных хоромах, то придумывая трагические истории про «негде жить», то попросту пытаясь водвориться здесь в ожидании свадьбы. Но через пару-тройку ночей оказывались на прежних позициях – Саша отлично знал, что допускать их шампуни, зубные щетки и тапочки у себя – верная погибель, так и до штампа в паспорте можно докатиться!

Всю свою сознательную жизнь он думал, что никогда ни с кем не свяжет свою жизнь. Увлечения приходили и уходили, не оставляя в его сердце шрамов. Он не представлял, как можно прожить всю жизнь с одним единственным человеком. И эта женщина будет тут каждый день, обустраивать его квартиру на свой вкус, контролировать его жизнь! От одной мысли о детях у него и вовсе начиналась паника. Пеленки, распашонки, памперсы, бутылочки... Парень был уверен, что все это точно не для него. Саша всегда хотел прожить свою жизнь совсем иначе: интересная работа, порой выдергивающая его из постели даже среди ночи, веселые пьяные вечеринки в свободное время, любимый автомобиль, в котором он готов был провести полжизни и никаких обязательств перед кем-то другим… Но девушка, сидящая сейчас рядом с ним, заставляла его сердце биться чаще, чем обычно, теряться в словах и забывать о привычных приемчиках обольщения.

- Саш, спасибо тебе! Я завтра же постараюсь снять квартиру и переехать!

И он впервые пугается, что так оно и будет…





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...