Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 15. Я могу быть другой



«Хочешь, я открою тайну –

Не бывает идеально,

Мы с тобою - не случайно,

Не случайно - ты и я»

(Звери)

 

Соня не очень любила сидеть в соцсетях, постить картинки про «Лежи в направлении мечты», менять статусы из заезженных фраз типа «Меня трудно найти, легко потерять и невозможно забыть», лайкать фотки бесконечных «друзей» и писать им ванильки – «красотулька», «ты ж моя куколка», «любимка» и прочий бред. Времени занимало много, а прибыли - пара центов…Она предпочитала действовать, давно поняв, что без богатых родителей для фортуны стоит пошевелиться. И удача не обходила её стороной! Из подмосковной лимитчицы она в 20 лет стала полноправной москвичкой. Конечно, дело могло закончиться и плохо, но рискнуть-то стоило!

Завуч Татьяна Петровна любила обеспечивать Соней работу с ветеранами. А что? Девчонка симпатичная, обзавелась платьем ниже колена, выучила десяток советских песен, сама себе аккомпанирует на маленьком клавишном синтезаторе – получается душевно, отправляй её куда хочешь! А потом из Совета ветеранов звонят, благодарят или письмо в колледж присылают… Хорошая девочка Харлова, скромная, небалованная… Про работу в ночном клубе и приватные танцы Сонечки завуч, конечно, не знала, поэтому с легким сердцем рекомендовала её одинокому старику Петру Максимовичу в помощницы. Прикрепленная соцработница деду категорически не нравилась, а вот Соня пришлась по душе. Дед был еще вполне крепок, но и зрение подводило, и тремор в руках, и ноги отекали…Обслуживал себя он сам, в магазин ходил, готовил, и Соне нужно было появляться к нему всего пару раз в неделю – делать уборку и помогать с посещениями разных учреждений. После парализованной бабушки, за которой они с матерью ухаживали два года, это трудным не казалось. Соне предложили официально оформить её опекуном через соцзащиту, и, хоть сумма зарплаты в пару тысяч была совсем смешной, она согласилась. Чуйка, что ли, сработала? Она не проработала на Петра Максимовича и полгода, как тот попал в больницу с внезапным инфарктом. Дед был нормальный, незлой, и Соня искренне по нему проплакала до обеда. А потом поняла, что ей нужно сделать.

Квартира у Петра Максимовича была приватизирована, особых родственников вблизи не наблюдалось. Скорее всего, наследство выморочное, его где-нибудь в ЖЭУ пасут для своих. Но разве не мог благодарный за уход старик завещать квартиру своей помощнице? Конечно, мог! Пусть даже они об этом никогда и не говорили – почему бы и нет? Соня решительно прошлась по квартире, которая могла принадлежать ей, нашла документы и последние квитанции, которые заполняла сама за подопечного, для прикола копируя его почерк. Завещание получилось как настоящее и выглядело солидно, хотя без нотариального заверения оно ничего не значило, наверное! Но удача лежала у ног девушки, как верный пёс, и вечером мент, крышевавший их клуб, заказал на приват именно её.



- Ты это серьезно? Помочь тебе отхватить квартиру за «так»? – клиент, казалось, даже слегка восхитился наглостью полураздетой девицы.

- Почему отхватить? Петр Максимович давно обещал на меня завещание сделать, да не до нотариуса ему было, кто ж знал, что инфаркт? – искренне недоумевала девушка.

- Слушай, девочка, а ты ему с инфарктом–то не помогла? - голос мужчины стал каменным, взгляд жестким. Но Соня только пожала плечами:

- А зачем брать грех на душу? До нотариуса-то?

- Ничего себе, молодежь пошла! - присвистнул правоохранитель, - А зачем мне тебе помогать, я так и на себя могу квартиру оформить, не думала?

- Нет, - сладко улыбнулась Соня, - во-первых, это сам дедушка писал, я вот и последние документы собрала, квитанции, что он заполнял, можете графологическую экспертизу устраивать!

- Ты типа юридически грамотная, да? – ухмыльнулся собеседник.

- Во-вторых, - продолжила девушка, оставив последнюю реплику без ответа, - Дедушка в Совете ветеранов не последним человеком был, да и я там многих знаю! Удивятся они, что не мне квартира достанется, как Петр Максимович хотел, а какому-то постороннему человеку! Писать начнут жалобы везде, журналистов подтянут, блоггеров…

- Дедульки? Блоггеров? – заржал мужчина, - Совсем залипла?

- Ну, у дедулек-бабулек внучки имеются, - пошла на дожим Соня, - Песня такая была: «То, что отцы не допели, мы допоем!» Знаете?

- Знаешь, крошка, с такими наклонностями ты и голоса, и головы можешь лишиться! – реплика была сказана холодным, даже злым тоном, но девушка ощутила близость победы.

- Сколько?

Сумма, написанная на салфетке, была несуразной. Соня даже немного растерялась.

- Это фантастика!

- Фантастика – получить московскую квартиру за такую цену. Не согласна?

Он был прав. Но у неё таких денег не было.

- А частями?

- Слушай, красавица, а ты реальная приколистка! Преступление в рассрочку?

- Почему преступление?- попыталась удивиться девушка.

- Ну, хотя бы потому, что я не первый год на службе. Но ты неплохо подготовилась, признаю. Я сам заплачу за тебя нотариусу, и прокурирую твое дело, и даже отложу расчет на пару лет, под большой процент, разумеется. Но в качестве гарантии – оформляешь на меня в собственность половину квартиры. Расплатишься – квартира твоя. Или продаем сразу, через полгода и делим.

Соня задумалась. Если продать бабушкину комнату, потрясти маму и родственников, половину она сможет отдать быстро. А дальше – приватных танцев побольше, согласий на продолжение…

- Я попробую найти деньги. Но только и Вы оформите согласие на переход Вашей доли ко мне после уплаты, а то мало ли… Работа у Вас опасная, вдруг наследники не в курсе будут?

- Смотрю я на тебя, Соня, и прямо любуюсь, - протянул мужчина.

- Нравлюсь? – насмешливо ответила девушка.

- Нравишься. Но это был не комплимент. Наглость не всегда второе счастье, бамбина!

- Я могу быть и другой, - нежно протянула Соня, опускаясь на колени…

И в том кафе, когда она ожидала нового хозяина «Гранта», её вновь охватило предчувствие победы. Андрей Львович тоже скончался неожиданно, как Петр Максимович. И раз этот Вадим не послал её сразу в пешее эротическое, когда она по телефону объявила себя примой «Сапфиров» и директором эстрадной студии, значит, никаких четких указаний колобок не оставил. Можно попробовать опять придумать «завещание», тем более, в этот раз ей и платить не придется. Наоборот, платить будут ей!

А потом Соню понесло… по ухабам, полям, лесам, горам, шишкам, волнам… Она столько лет запрещала себе влюбляться, и у неё получалось! Но, наверное, просто вот такого не встретила. Ясноглазого, широкоплечего, веселого, с грустинкой в глазах, хрипотцой в голосе и таким родным запахом! Первые дни Соня с трудом заставляла себя выползать из постели, делать краткие набеги в институт, ей хотелось быть с ним каждую минуту, сидеть в кабинете, болтая ногой, пить кофе, тонуть в его восторженных глазах, сладко засыпать в его сильных руках. Оказывается, она действительно может быть другой…

 

Глава 16. Сюрприз

«Я знаю, ты знаешь,

Я знаю, ты слышишь.

Реальность жестока –

мы живы. Мы дышим.

Но сердце осталось

разорванным в клочья.

И память в пробелах

и многоточьях...»

(Ничья)

 

22 сентября 2012 года

POV Ирина

Вечерний город живет своей жизнью. Фонари, неоновые отблески рекламных щитов. Все это смешивается в размытые желтые пятна за мокрыми стеклами. Бросаю взгляд в зеркало дальнего вида, и сквозь работающие дворники снова замечаю ту же машину.

Ничего не закончилось... Или начинается сначала? Кому и зачем на этот раз понадобилось висеть у меня на хвосте?

Въезжаю во двор с противоположной стороны и, сделав вид, что ищу подходящее место для парковки, медленно проезжаю по кругу, прежде, чем остановиться перед самым домом. Незнакомая Тойота тормозит у противоположного подъезда. Несколько минут наблюдаю за ней в зеркало заднего вида - никто не выходит. Но я не могу сидеть вот так всю ночь! Перекладываю пистолет в карман пальто и медленно выхожу из машины, незаметно кидаю взгляд на таинственную Тойоту. Ничего не происходит. Только чуть слышен шелест опадающих листьев в тишине осеннего вечера.

Считаю шаги до подъезда: раз, два, три, четыре... Сжимаю в кармане рукоятку пистолета. Никто не кидается на меня, не стреляет в упор, но на подсознательном уровне я чувствую на себе чей-то прожигающий взгляд, почти физически ощущаю дыхание в спину. Свободной рукой быстро набираю код домофона, еще шаг и ныряю в подъезд. Прислонившись спиной к стене, перевожу дыхание. Почему я так испугалась? Я же не в первый раз в жизни обнаруживаю за собой слежку! Ладно, завтра попрошу Ткачева пробить номер машины и узнаем, кому там вновь неймется.

Да что ж такое! Кнопка вызова лифта не загорается!!Похоже, я становлюсь параноиком. Уговариваю себя идти по лестнице спокойно. Вряд ли кто-то подослал ко мне на лестничную клетку очередного киллера... Мы это уже проходили. Да и зачем кому-то меня устранять сейчас?

С Зотовым я стараюсь особо не препираться, да и поводов почти нет, каждый из нас живет своей жизнью. Он проворачивает свои дела по-тихому, особо не афишируя это среди сотрудников. Мишенька не дурак, понимает, что союзников в Пятницком у него нет! Скорее всего, в ближайшее время он попросит у своего «руководства» кого-то себе в пару, все-таки одному сложно такие дела ворочать. Но этого зотовского дружбана мы отследим, Миша у нас на контроле...

Вытащив пистолет из кармана пальто, начинаю медленно подниматься. Тишина. Это даже хорошо, не хватало еще встретить по пути какую-нибудь соседку и с перепугу наставить на нее ствол! Успокойся, Ира, иначе скоро опять будешь передвигаться по дому с оружием. А твой собственный сын вызовет для тебя санитаров! Невесело усмехнувшись, продолжаю подниматься.

А вот и новая подлянка... Сюрприз! - с третьего этажа начинается темнота, лишь чуть-чуть разбавляемая светом уличного фонаря. Ничего страшного, просто перегорела лампочка! Я пытаюсь унять бешено колотящееся сердце. Ага, сразу на всех последующих этажах! Ну, вот просто все лампочки взяли и перегорели! Можно позвонить Ткачеву или Савицкому, пусть приедут, посмотрят, что там наверху. Но не могу же я из-за каждой перегоревшей лампочки или сломавшегося лифта дергать своих оперов?

Еще два этажа преодолены, невидимые враги не выскочили из темных углов, и привидения вокруг не носятся. Еще один пролет - и я дома, пью кефир и смеюсь над своими страхами...

Что это? Тень в проеме лестничного окна заставляет меня резко остановиться. Щелчок предохранителя звучит оглушающе громко, отдаваясь эхом в пролете подъезда. Фары проезжающей во дворе машины, на миг освещают лестничную клетку и выцепляют из темноты мужской силуэт, на который направлен мой ствол.

- Черт! Карпов!!! - обессиленно прислоняюсь к стене, судорожно провожу рукой по лицу, - Что ты здесь делаешь? Я чуть инфаркт не получила!

- Да, Зиминух, похоже, все даже хуже, чем я предполагал! - усмехается, отлипает от подоконника, подходит ко мне:

- Ир, а ствол-то давай уберем, а то пальнешь ненароком, а люди уже и спать легли? - и решительно, но осторожно, вынимает ствол из моих подрагивающих пальцев.

***

- Вот уж никогда бы не подумала, что на моей кухне будет сидеть Карпов, а я буду этому даже рада! - покачала головой Ира, поставив перед мужчиной чашку чая, - Ну, зачем пожаловал?

- Ир, ты почему снова шарахаешься от каждой тени со стволом в руках? Неужели все так плохо? - Стас отпил из кружки горячий чай и пристально взглянул на сидевшую напротив Зимину.

- Да уж ничего хорошего, - вздохнув, ответила она, помешивая ложкой сахар в своей кружке. Помолчав, добавила: - Мне кажется, за мной снова следят!

- Кажется? - уточнил Карпов, не сводя с нее изучающего взгляда, - Ну, если тебе кажется, то, скорее всего, так оно и есть.

Ира встала со стула и подошла к окну, осторожно отодвинув в сторону занавеску, взглянула во двор. Тойоты не было.

- Может, это игра моего воображения, - задумчиво проговорила она, возвращаясь обратно за стол, - Странно все как-то.

- Зотов как? - спросил Стас, облокотившись локтями о полированную поверхность стола.

- Да ничего особенного, сидит в кабинете, создает видимость работы, прилежно ходит на совещания, ОРМ проводит, - пожав плечами, ответила Ира, - Было пару случаев, когда он самолично, без моего ведома прикрывал какие-то дела. Но там все понятно было, рабочие моменты. А вот с Котовым... Тебе Степнов рассказал?

- Ну, я потому и приехал. Понятно, что Котов был агентом Зотова и в СИЗО он его отправил неслучайно. Только вот по своей инициативе, или по приказу?

- Мы пока не знаем, контакты его зачищены, - Ира стукнула кулачком по столу, - никаких конкретных фигур!

- Понятно, что Зотову дают определенные поручения, и он их выполняет. Пока, как я понимаю, никаких серьезных конфликтов не было, но в любой момент может возникнуть что-то, что может подставить тебя под удар, - медленно проговорил Карпов, - Раз Зотов на свободе, главным был не Захаров. Скорее всего, этот человек не был вписан в списки.

- Ну да. Кто-то повыше Захарова, или вообще человек с другой стороны, - согласно кивнула Зимина, - А я так надеялась, что взяли практически всех!

- Похоже, свои ряды они уже сомкнули, а может, и пополнили, - скривился в усмешке Стас, - Ир, они не успокоятся, пока не сотрут нас с лица земли. Нам надо что-то делать!

 

Глава 17. Стрела

«Есть только миг

Между прошлым и будущим…»

 

Проведя неделю в любовном угаре, Соня слегка расстроилась. Дела-то стояли! Скоро нужно выплачивать половину оставшегося долга по квартире. Денег не хватало - пусть некритично, но с неба столько не свалится. В следующие несколько дней Вадим не успевал понять смысл очередной Сонькиной инициативы, как ему на голову сваливалась другая…

Хотя активность девушки по «Сапфирам» его не просто умиляла. Она стала избавлением от совершенно непонятной ситуации. С чем-чем, а с шоу-бизнесом Вадим был незнаком, и, насколько он понял со слов Марата, финансирование «Сапфиров» было целиком в ведении Андрея Львовича. Так что бюджета, как такового, у группы не было – небольшая сумма на раскрутку, костюмы, зарплату солисткам и технической группе на первое время, а потом группа должна либо зарабатывать сама, либо найти спонсоров. Но никакие олигархи, желающие швырнуть деньги, с Мельниковым не связывались, а контрактные обязательства по первым концертам уже висели над головой. Ему было даже немного страшновато говорить все это Соне – вдруг она откажется работать и уйдет из «Гранта»? И от него…

Но девушка, засев за бумаги, вынесла вполне одобрительный вердикт. Дела обстояли не так уж и плохо: песни были закуплены, авторские права зарегистрированы, приобретена сносная аппаратура, и есть небольшой стартовый капитал. К тому же заряжены первые концерты! И за репу платить не надо, раз «Грант» - их учредитель!

Соня боялась другого: что песни окажутся полной шнягой. Но, прослушав готовые фонограммы, девушка поняла, что репертуар есть! Для 15-20- минутного сета - а больше молодой группе на сборниках и не дадут – он будет весьма приличный и даже хитовый. Ну, а потом еще что-нибудь подтянется… На места солисток Соня решила взять девчонок-танцовщиц, с которыми работала. Подкладывать самой себе свинью, пригласив девок из института с классными голосами, было глупо! Хватит и её одной, поющей, а уж сексуально изгибаться на заднем плане клубные девчонки смогут не хуже дипломированных певиц! Звукорежа да техников можно взять с младших курсов – они еще жадные для работы, да и на портфолио материал им нужен. В общем, с персоналом проблем не ожидалось. К тому же приглашенная Вадимом пиарщица оказалась не только хорошей, но и дельной девчонкой: настоящей журналисткой из довольно желтой газеты. Так что все нужные знакомства были при ней! Соня с Лерой быстро набросали бизнес-план, продумали стратегию рекламной компании, договорились о ротации на радио и публикациях за умеренную плату, сделали стоянки в соцсетях и открыли канал на трубе для группы. И даже нашли молодого режиссера для съемок клипа по сходной цене!

Впрочем, Соню не особенно заботила сапфирная карьера. «Гелз-бенды» долго не живут – публика хочет видеть новые личики, свежие тела, а скачущие на сцене тетки под сорок, голосящие тексты в стиле:

«Я ненавижу тебя,

Я ненавижу любя,

Не в силах я позабыть,

С тобой хочу рядом быть!» интересны только своим стареющим фанатам. Лет до тридцати поскакать можно, а потом нужно на серьезный, сольный репертуар переходить, а это - продюсер, композитор, имиджмейкер, пиар, удачная концепция и непростая гастрольная жизнь. Вряд ли всё это грозит Соне... А вот раскрутить свою детскую студию, приторговывая мордой лица во время раскрутки группы, так сказать, заодно, будет и умно, и перспективно. Главное, чтобы Вадим пошел ей навстречу!

Впрочем, очарованный мужчина и не думал сопротивляться. Пусть юрист центра делал большие глаза, а экономист с бухгалтером картинно роняли челюсти – их вякание о невероятных условиях контракта с гражданкой Харловой он придушил на корню. Нет, Мельников, конечно, не стал в один миг идиотом, отдавая просторные комнаты для занятий Сониной студии по фантастическим арендным ставкам! Да, это была четверть обычной цены, но, если у Сони получится – конечная выгода окажется куда выше, чем стандартная плата бывших арендаторов - курсов иностранных языков и некого общества духовности, чья странная публика вовсе не способствовала имиджевому благополучию «Гранта». А дети – это всегда хорошо, вещала свежеиспеченная директриса эстрадной студии «София», целуя человека, который в очередной раз задумывался о том, чтобы хорошо бы сына, или дочку… Своих!

После небольшой уличной рекламы в «Софию» потянулись желающие. Соню это не удивило: она сделала ставку на истинные ценности, то есть на желание детей быть звездами, и согласие родителей за это платить. В её студии платежеспособных детей ждут эстрадный вокал, киндер и тин-группа, модерн-танец, школа фотомоделей и ведущих, история моды и уроки живописи, йога и стретчинг! С преподавателями проблемы не ожидались: все предметы можно было раскидать на сапфирок, Вересову и это чучело, Малышеву. Вадим притащил её с убедительной просьбой изыскать возможность принять женщину на работу. Да еще пригласить так убедительно, чтобы она поверила, что Соне без неё просто не обойтись! Вадим даже обещал платить Свете зарплату сам, если в студии у неё дело не пойдет. Это девушка моего лучшего друга, объяснил он потрясенной Соне. Она долго болела, но сейчас может и хочет работать.

Впрочем, при более близком знакомстве Малышева оказалась не такой придурковато–забито–истеричной особой, как Соня решила после первой встречи, а вполне сносной тёткой. Рисовать она умела, с детьми ладила, и даже предложила ввести новые курсы по дизайну и помогать с бумагами и договорами. Так что штат и студии, и группы к концу сентября был укомплектован, номера поставлены и отрепетированы, необходимые бумаги для детской студии отправлены по инстанциям. Еще пара дней – и всё начнется!

Малышевского мужика, лучшего друга Вадима, Соня несколько раз видела, хотя близкого общения избегала: мрачный, смахивающий то ли на волка, то ли на медведя, Стас был похож на плотно закупоренный сосуд, в котором плескалась опасность. Нет, внешне он выглядел нормально – обычный мужчина средних лет, спортивный, симпатичный. Но… Соне было не по себе рядом с ним. И уж точно более неподходящей пары, чем этот волкообразный и трепетная лань Малышева, она давно не видела!

Была ещё одна странность с этим Стасом – у Сони рядом с ним возникало неприятное чувство, что этот мужик читает её как книгу, что он знает, как она врала и врёт Вадиму. Но при этом девушка чувствовала и какое-то невозможное, странное родство с этим чужим, ненужным и даже немного неприятным ей мужчиной! Только думать, почему так, не хотелось, да и некогда было…

***

Карпов стоял в глубине зала, наблюдая за репетицией «Сапфиров». Мельников втюрился в девчонку отчаянно и глубоко, как в 16 лет бывает. Да, девушка была потрясающе красивой, и, судя по тому, какие она дела в «Гранте» провернула – умной и наглой. Вполне подходящая подруга Вадиму. Да и Лера в деле, и Света ожила в этом «Гранте», даже стала чаще улыбаться и меньше выносить ему мозги.

Но что-то тревожило его в этой Соне… Девчонка была похожа на вибрирующую от напряжения стрелу на растянутой тетиве. Миг - и стрела сорвется. А в кого ударит? Кто знает…

И, словно отвечая его мыслям, безликий веселый мотив, несущийся со сцены, сменился рваным, тревожным ритмом, агрессивной, жесткой мелодией. Карпов невольно вслушался в текст и вздрогнул от озноба, внезапно пробившего всё тело:

«Сломай! И зверя, что в тебе,

Не сможет ничего насытить.

Иссякнет время, чтоб любить,

Настанет время - ненавидеть!»

Глава 18. Сапфиры

- А где же люди? В пустыне так одиноко…

- Среди людей тоже одиноко.

(Антуан де Сент-Экзюпери, «Маленький принц»)

 

29 сентября 2012 года

- Пап, я тут подумала, нам надо чем-то разбавить твое завтрашнее выступление, - постучавшись, Лера решительно шагнула в кабинет отца, - Завтра на площади соберется много народу и, большинство, я думаю, все-таки будет составлять молодежь. Пламенные речи это конечно хорошо, но, если их еще подкрепить веселой музыкой и, например, бесплатными напитками.

- Алкогольными? - удивленно вскинул бровь Николай Алексеевич.

- Нет, конечно, - Лера театрально пожала плечами и, подойдя быстрым шагом к столу, за которым сидел отец, положила перед ним агитационные листовки, - Напитки будут горячими, но не горячительными, на улице-то уже не май месяц. А после твоего выступления, проведем небольшой концерт одной начинающей, но очень интересной группы. «Сапфиры».

- Господи, что еще за «Сапфиры»? И сколько за них платить? - Вересов устало потер виски.

- Пап, нормальная группа, я сейчас как раз занимаюсь их раскруткой, и этот концерт будет взаимовыгоден и тебе, и им, - уверенно проговорила девушка, - выступят бесплатно, только автобус пошлем за их аппаратурой. Но телевизионщиков нужно предупредить, чтобы они хоть на пару кадров попали, у нас раскрутка пойдет.

- Ну, хорошо, давай попробуем, - Николай Алексеевич снова склонился над многочисленными бумажками, заполнившими его стол.

- Вот и отлично! - развернувшись, Лера направилась к двери. Она давно уже поняла, что ждать от отца благодарности - дело неблагодарное. Зря только время терять! Хотя улыбнуться ей он все-таки мог… Хотя она не из его электората, ей не обломится.

Выйдя из кабинета отца, девушка достала мобильный:

- Соня, привет! Это Лера Вересова. Завтра состоится ваш дебют. Да, вот так, на 2 недели раньше. Внеплановый и бесплатный! Зато засветитесь перед нужными людьми. Подбери несколько песен повеселее. Грусть-тоску оставим на потом, в стране и так кризис!

 

30 сентября 2012 года

Выступление кандидата в депутаты Вересова Николая Алексеевича прошло под аплодисменты и снималось с разных ракурсов для различных телеканалов. Половина избирателей, особенно сидевших в первых рядах, активно скандировала лозунги и слова одобрения после щедрой предварительной оплаты. Журналисты тоже собрались неслучайные: после предварительной и финансовой арт-подготовки редакций представители элитных газет и влиятельных каналов имели исключительно положительный настрой к личности и словам будущего депутата, и задавали только согласованные с пиар-менеджерами Вересова вопросы. Тех, кто пытался проникнуть без приглашения на пресс-конференцию, бодигарды выставляли вон.

Заключительным аккордом для широкой публики стало выступление поп-группы «Сапфиры». В промозглый осенний день три сексуальные красотки храбро вышли на сцену в легких платьях, не скрывавших ни стройных ножек, ни высоких бюстов, что публика оценила весьма благосклонно. К тому же песенки у девчонок были заводными, улыбки – веселыми, плюсовая фонограмма не мешала красиво танцевать, и публика с удовольствием проводила группу аплодисментами.

Николай Алексеевич, наблюдавший за выступлением из закрытого павильона, где проходила встреча предвыборного штаба, попросил пригласить девушек на встречу.

- Девушки, вы прекрасны, благодарю, что согласились почтить своим присутствием данное мероприятие!

Дежурная протокольная фраза в этот момент произносилась искренне: «Сапфиры» действительно украсили встречу, понравились народу. А самого Вересова особенно заинтересовала солистка – темноволосая девушка с ночными, затягивающими глазами была похожа на экзотический цветок. И явно знала себе цену.

- Соня, - представилась она, улыбаясь такой многообещающей улыбкой, что сердце усталого политика сладко заныло. Ему нужен отдых, эта ситуация, эта схватка измотала его. А у этой девочки такие манящие губы, такие хрупкие пальцы… Очарование молодости, невинности и веселого беззаботного чертенка.

- София… Прекрасное имя!

- Спасибо, - мило улыбнулась Соня.

- Сонечка, если вам когда-то понадобится моя помощь..., - тихо произнес Николай Алексеевич и вложил ей в руку свою визитку, - звоните!

Да, Вересова была права, раскрутка пошла с порога! Хотя вряд ли она рассчитывала на собственного отца в этом деле. Впрочем, мачеха Леру явно не привечает, вряд ли пиарщице важны её интересы. А там, кто знает… В расчетливой головке Сони быстро проносились разные сценарии возможных отношений с будущим мэром. Он запал, это ясно. Он может пригодиться! И ей нужны деньги, очень нужны...

- Спасибо. У меня именины сегодня, отметим ансамблем, - скромно опустив глазки, ответила Соня, - у «Сапфиров» сегодня премьера!

- Что ж, поздравляю! Премьера удачная! А вам, Соня, сапфиры нравятся?

- Группа или камни? – просканировала почву девушка, бросив мимолетный взгляд на свою руку с изящным тоненьким колечком.

- Конечно, второе, - Вересов улыбнулся.

- Ну как же они могут не нравиться – такие синие, глубокие? В них тайна, страсть! – привычно поймала реплику Соня и снова посмотрела на свою руку, - Когда-нибудь у меня обязательно будет браслет с сапфирами!

- Вы правы, Соня, сапфиры прекрасны! И они обязательно у вас будут. А я с удовольствием услышал бы ваш прекрасный голос снова. Скажем, завтра вечером?

Соня даже немного растерялась. Вон, у стола стоит его жена, у окна его дочь, а товарищ уже и плату оговорил, и время назначил! Хотя, она ведь сама ему подыгрывала? Сама… И что тут такого, не в первый же раз... Отец у Леры красивый, импозантный. Явно не жадный. Политик. Богатый человек... И ей нужны деньги! Очень. Но как же Вадим? Но, если он ничего не узнает, то этого как бы и не будет... Уж кому-кому, а господину мэру огласка ни к чему! А пауза затянулась... Хватит глупостей!

- Мне позвонить вам днем или ближе к вечеру?

Николай Алексеевич был доволен. Он не ошибся, Соня умненькая девочка! Понятливая!

- В пять.

Девушка кивнула и попрощалась, пожелав победы Николаю Алексеевичу. И себе.

***

Отправив «Сапфиры» в Москву, Лера вернулась в павильон к отцу:

- Ну, что, через несколько дней все решится? Я, наверное, все, что могла – уже сделала, - выдавила она из себя улыбку.

- Да, Лера, ты молодец, - похлопал отец ее по плечу, - Еще несколько дней с нами – и можешь возвращаться в Москву!

- Конечно, пап, - кивнула девушка, стараясь выглядеть счастливой и независимой. Но холодность единственного родного человека ранила больнее любого оружия! Пронзала насквозь, душила...

Стараясь скрыть подступающие слезы, Лера вышла на улицу и стала искать в сумке ключи от машины.

- Лер! - окликнул ее звонкий женский голос и, обернувшись, девушка увидела Соню, которая стояла недалеко от выхода с площади.

Лера медленно подошла к ней.

- Я думала, ты уже уехала...

- Да мне спешить особо некуда, - пожала плечами та, - Слушай, может, отметим первое выступление «Сапфиров», это же благодаря тебе оно состоялось?

- Ну, давай, - согласилась Вересова, понимая, что безумно устала за последнее время, и немного расслабиться не помешает, – А почему ты ребят в Москву отправила?

- Парни сегодня еще концерт в ночном клубе работают, а у Дели с Ленкой свидание, мы с ними потом, в «Гранте» немного отметим. Ну что, пойдем? Я уже и Вадику позвонила, он позже подъедет!

По цепочке собралась немаленькая компания. Лера позвонила Саше, тот, в свою очередь предложил Карпову пойти с ними, повидаться с «дочуркой». Стас прихватил Свету, решив, что ей не помешает выйти в свет и развеяться.

***

- Стас! Привет! - повеселевшая после двух бокалов мартини, Лера, вскочив с мягкого дивана, кинулась на шею Карпову.

- Привет, как ты? – Стас ласково прижал девушку к себе, - Мы с тобой постоянно в разное время оказываемся в «Гранте»!

- Ну, так у меня еще эта предвыборная кампания! – принялась оправдываться Лера.

- Ну, а мне полагаются столь же пламенные объятия? - из-за спины Карпова вышел Саша.

Вечер складывался весело. Сначала поздравляли Соню, потом все занялись своими делами: Лера и Саша усиленно флиртовали, Вадим рассказывал о делах в продюсерской фирме и поглядывал на Соню. А та хвасталась удачной премьерой и показывала сброшенные техником на мобильный фотки. Карпов с удовольствием слушал всех, растворяясь в теплых, беззаботных фразах, смехе друзей. Скучно было только Свете. Она наматывала на палец локон каштановых волос и, рассеянно оглядываясь по сторонам, попивала из трубочки свой коктейль.

- Свет, все нормально? - спросил Стас, поворачиваясь к ней, однако на ее лице можно было и без слов прочитать ответ.

- Нормально, - выдавила она из себя улыбку.

Карпов хотел еще что-то сказать, но в следующий миг заметил знакомую фигурку за соседним столиком. Зимина в компании того же кавалера. Немного понаблюдав за идиллией, царившей между ними, он с некоторым внутренним неудовольствием решил к ней не подходить. Новостей по палачам не было, Ира полностью поглощена разговором, а Света накрутит в своей голове столько, что весь остаток вечера, да и дома несколько дней, будет промывать ему мозги несуществующими пассиями.

Его размышления были прерваны оглушающе громким выстрелом.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...