Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 38. Мысли в моей голове



«Не слушают меня,

Не оставляют мысли в моей голове.

А мне бы так хотелось просто –

Не думать...»

(Alai Oli)

 

3 октября 2012 года

Саша в очередной раз набрал номер Стаса. Тот же бездушный голос, та же фраза о недоступности абонента.

- Черт! - выругался Степнов. – Где ты, Стас????

Убрав телефон в карман куртки, он заглянул в комнату. Вид хрупкой, беззащитной фигуры девушки у окна больно царапнул по сердцу. Лера уже час стояла так, скрестив руки на груди, и смотрела на стучащий по стеклам дождь.

- Стас не берет трубку, - как-то виновато произнес парень, когда она обернулась на звук открывшейся двери, - Мне идти уже пора.

- Саш, ты иди, со мной все нормально будет, - заверила его девушка, прислонившись спиной к подоконнику, - Ты не должен всю оставшуюся жизнь меня охранять! Через несколько дней и мне придется вернуться на работу…

- Я буду отвозить тебя и забирать, - пообещал Саша, - Не бойся.

- Я не боюсь, - печально вздохнула Лера, - Знаешь, я думаю, ты был прав: хотели бы убить, убили бы в ту ночь. Спасибо тебе за все, что ты делаешь, но вряд ли мне что-то угрожает.

- И все-таки, лучше тебе пока не выходить из дома, а я постараюсь освободиться пораньше, - проговорил парень, перебирая в руках ключи от Форда, - Я буду тебе звонить.

- Саш, ты можешь быть спокоен за меня! - конечно, она лукавила, но Саша не сможет сидеть возле нее вечно, однажды ей придется выйти из дому одной. Надо жить дальше.

- Но...

- Знаю - знаю, обещаю сидеть дома, никуда не ходить, дверь никому не открывать!

- Вот и умница! - улыбнулся Саша и, еще раз обернувшись, нехотя покинул квартиру.

Всю дорогу до работы он продолжал набирать номер Стаса, но тот по-прежнему молчал. В конце концов, парень решил позвонить на его домашний, вернее, в квартиру Светы. Однако и там ему никто не ответил.

- Да что ж такое? Стас, где ты? - неизвестно у кого спросил опер, откидывая мобильник на соседнее сидение и со всей силы нажал педаль газа. Как странно и непохоже на Стаса…

***

Лера медленно прошлась по квартире. Странная штука – жизнь! Несколько месяцев назад все было так просто и ясно: работа, карьера, бывший одноклассник, за которого она собиралась выйти замуж, папа с Наташей где-то в бекграунде. Все получалось так, как она хотела. Она была тогда такой смелой! Или самоуверенной? Только наглая идиотка могла отправиться к «маньяку – менту – только – что – из – психушки» и заявить на голубом глазу, что она - его дочь. И быть потом рядом, готовить ему салат, мыть посуду, и с радостным недоверием убеждаться, что этот человек - настоящий. Он едва передвигал ноги, его корежило после уколов, у него ничего не было, кроме осознания своей вины перед миром и глубокого, черного отчаяния. Но он боролся, скреплял разрушенные части себя и становился Стасом Карповым, великим и ужасным начальником СКМ, которого боялись, уважали, перед которым трепетали - она же много прочитала о нем, прежде чем отправиться на свой сногсшибательный репортаж из логова зверя!



Кто же мог подумать, что через несколько месяцев она будет готова сражаться за этого человека, несчастливого, но мужественного, и карьеристке Вересовой будет наплевать на любой профессиональный успех, если это будет оплачено жизненным пространством бывшего мента? Потому что Стас Карпов стал ей отцом, и она остро, до слез, почувствовала, как же ей не хватало папы – любящего, сильного, готового на все ради неё! Лера горько усмехнулась. Она тогда спросила папу, огорчится ли он, если она умрет? Хорошо, что он не расслышал. Потому что тогда она знала ответ: ему наплевать, горевать по ней будет Стас Карпов, папе она не нужна…

Только тот ответ был неверным. Папа любил её, по-своему, не раскрываясь и не подпуская близко, но любил. Ну почему, почему он умер сейчас, когда между ними снова стали натягиваться нити, когда она поняла, как ей нужна её семья?! Все оборвалось, неожиданно и бесповоротно! Как же больно, и как всё теперь бессмысленно – её обиды, его бизнес, их непонимание друг друга, их совместная работа. Теперь больше ничего не будет. Теперь у неё остался только Стас, которому она навязалась в дочери, а он её принял. И Саша.

Как странно все сложилось, весь её мир перевернулся, когда она позвонила в дверь Карпова! Потери, встречи, снова потери… Жених исчез – резко, непонятно. Закружил вихрь чувств к Мише, накрывая новыми яркими эмоциями, заставляя забыть обо всем, что было до него. Она злилась, ревновала, интриговала, прощала и улыбалась, когда хотелось плакать. «Зачетная красотка Вересова», за которой мало кто решался на курсе ухаживать, практически бегала за этим долговязым, хамоватым, да еще вдобавок женатым придурком! Какой странный выбор - она, привыкшая, чтобы парни её обожали и ценили, и Зотов, привыкший зависать со своими шлюхами! С дурацким чубчиком, наглой ухмылкой, бесконечными претензиями, амбициями и странными тайнами, которые не хотелось знать. С мальчишеской улыбкой, озерными глазами, сильными руками и милыми гримасками, бесшабашный и жесткий. Как же она его любила…

И снова, в один миг, все полетело ко всем чертям! Больница, смерть малыша, Миша, который смотрел на неё с отвращением, её отчаянная, заледеневшая от страданий душа… Саша отогрел её - привез сюда, в свою квартиру, готовил ей ужины, смешил, смотрел с нею телевизор и так старался, чтобы она снова начала улыбаться! И сейчас его квартира для нее стала убежищем, норкой, в которую она спряталась от боли потерь и страха, сосущего сердце. И мыслей, хищниками грызущими в ее голове...

Тот человек в маске… Друг, враг, охранник, инквизитор? Он спас её или отложил казнь на время? Она ждала выстрела, она знала, что умрет! А убийца в маске улыбнулся и ушел. Почему он не убил её? И почему ей кажется, что она его знает? Она не видела его лица там, в темноте, под маской, но она чувствовала, что знает этого человека. Боже, ведь им может оказаться кто угодно, даже Степнов! Почему он вообще оказался тогда там? Мобильник - не такая уж важная вещь, и как он вообще собирался её вызвать после полуночи из дома? Их домашнего телефона у Степнова ведь не было? Или был?

Господи, ну что за бред, Саше она доверяет, за его широкой спиной так хорошо прятаться от окружающего мира, опасностей, что ждут за пределами этой квартиры. Теперь, когда она лишилась своей семьи, он и Стас – единственные близкие ей люди. Они во всем ей помочь готовы, Саша даже денег на похороны дал. Только где он взял столько? Они ведь не из банка, он их просто принес! Ему за что-то заплатили, наверное, но за что платят такие деньги? Что он сделал? Почему он смотрит на неё порой так виновато - из сочувствия? Но он же не виноват,что её семью расстреляли, он же не мог их спасти! Ведь не мог? А деньги, наверное, он все-таки в долг взял, она потом спросит, Саша ответит, и никаких тайн у них не будет... Ну где же Стас, куда он пропал?

***

День шел своим чередом, а телефон Карпова продолжал молчать. Степнов места себе не находил: Стас не мог забыть, что обещал побыть с Лерой! Если он к ним не приехал, не предупредил - значит, что-то случилось… Пришлось идти к начальнику, подменяться, объясняться и обещать работать без выходных и праздников, когда начальнику понадобится… Мельников в ответ что-то неразборчиво пробурчал о встрече с Карповым сегодня. Видно, Саша его разбудил. Придется ехать к Малышевой, уж она-то должна знать, где Стас! Долгая трель звонка за дверью, тишина. Света-то куда запропастилась? Саша устало прислонился к стене…

- Нету никого, - проскрипел рядом старушечий голос и, обернувшись, Степнов увидел в проеме соседней двери чью-то седую голову, - Со вчерашнего дня!

- Вы уверены? - парень недоверчиво покосился на пенсионерку.

- Я? Конечно, уверена! – так энергично возмутилась та, что Саша понял: следить за соседями было призванием бдительной дамы. Такие для оперов бывают ценнее видеокамер.

- Когда у тебя под носом живет убийца, надо быть всегда начеку! Светка-то малахольная, связалась с психическим, а нам теперь жить да бояться, заклинит её уголовнику голову, возьмет он ружье и всех нас постреляет, не приведи Господи...

На этих словах она перекрестилась.

- А они вместе ушли? - не обращая внимания на ее последние слова, спросил Степнов.

- Нет, Светка вчера днем на дорогой машине укатила, с чемоданом и сумкой. А мужик ее, этот маньяк-то, он после ушел, без вещей.

- И что же, даже на ночь не приходил? - нахмурился Саша.

Бабка покачала головой.

- Спасибо, бабушка, - Степнов в задумчивости начал спускаться по лестнице. Если Карпов рассорился с Малышевой, то почему уехала она, а не он? Если у них все в порядке, то куда подевалась Света, и куда ушел Стас? Черт! Как же он мог забыть? Стас же с Зиминой вчера собирался встретиться! Телефон Ирины Сергеевны тоже молчал, но мало ли, что за дела у начальницы «Пятницкого»... Надо ехать туда!

- Санек, ты чего к нам? - хлопнул его по плечу знакомый пятницкий опер, когда Степнов подошел к окну дежурного.

- Да рядом был… - неопределенно ответил Степнов.

- Понятно, а у нас тут хренотень такая со вчерашнего дня!

- Что такое?

- Ткачев с Савицким в реанимацию попали, какой-то гад в них в лоб въехал, когда парни на задержание ехали.

- Как они?

- Да Ромкина жена звонила, пришли в себя, вечером к ним поедем. Ты как?

- Я на задании сейчас, - замялся Степнов, - Ты им привет передавай, я как смогу, подъеду. Слушай, Зимина-то на месте?

- Ирина Сергеевна? Не, её сегодня нет. Планерку Климов проводил.

- Выходной? Заболела? – допытывался Степнов. В голове на минуту мелькнула озорная мысль: а уж не остался ли Карпов у своей бывшей начальницы на ночь, да на такую, что госпоже полковнице из койки вылезать не захотелось? Малышева-то куда-то свалила, а Карпов к своей ИринСергевне явно неровно дышит.

- Да неизвестно. Я ж говорю, хренотень какая-то. Ждали её, звонили по всем телефонам, оперов послали, те сказали, что машина Зямы у подъезда стоит, а она дверь не открывает. Матери осторожно позвонили - у них с сынишкой Зиминой все в порядке. Ну, сам понимаешь, не в музыкальной школе работаем, Климов сразу подорвался, к Ирине Сергеевне поехал, хотели дверь ломать, да у соседки запасные ключи были, открыли...

- Ну? А там? - не выдержал Степнов.

- А там - никого! - развел руками его друг. - Пропала! Больницы обзвонили - ничего. Климов пока заменяет, следаки и опера в разгоне, пока результатов нет.

Мысли в голове Саши отчаянно заметались. Стас? Зимина? Это не могло быть простым совпадением. Но кому это надо? Кому они оба помешали?

- Ну, ладно, я пошел, у меня вызов, - вывел его из задумчивости голос приятеля. Саша машинально обменялся с ним рукопожатием. Что же делать? Где они могут быть? А вдруг? Может, их уже? Нет, пока еще рано делать такие выводы. Черт! Лера! Она же дома, совсем одна... А если?

Саша развернулся и быстрыми шагами вышел из отдела, почти бегом припустился к машине, на ходу набирая номер девушки. Услышал голос автоответчика и с опозданием вспомнил, что сам запретил ей включать мобильник. Набрал номер своего городского телефона и, уже сев в машину и заводя мотор, послушал длинные гудки. Лера, ну бери же трубку! Да что за проклятие такое, эти молчащие телефоны, эти долгие гудки, эти недоступные абоненты, исчезающие один за другим!!!

Саша гнал машину, запрещая себе думать о том, что с девушкой могло что-то случиться. Должно быть какое-то простое и безобидное объяснение молчания Леры. Она спит, она просто не слышит, к ней никто не ворвался, она никуда не вышла одна, она никому не открыла дверь, она дома! Ведь Бог не может наказать его так? Даже если он заслужил – только не так, не так! Если ее убьют, он жить больше не сможет…

Форд на всей скорости влетел во двор. Саша буквально выпрыгнул из салона и уже на бегу к подъезду нажал на брелок сигнализации. Ждать лифт – нет, долго! Он взлетел по лестнице и трясущимися пальцами вставил ключ в замок. Привычная прихожая, домашнее тепло, никаких следов взлома или борьбы, её куртка на вешалке. Где она?!

- Лера! - крикнул Степнов, доставая пистолет. Никто не отозвался. Саша прислушался - со стороны ванны доносился шум воды. А если она там, в ванной, полной крови, с перерезанным горлом? Сердце бешено отдавалось в висках, пальцы онемели. Степнов протянул руку и, взявшись за ручку двери ванной комнаты, потянул ее на себя...

Девушка была в душевой кабине. Она стояла спиной и не заметила его появления. Несколько секунд Саша так и стоял в проеме двери с пистолетом в дрожащих руках и в ступоре смотрел на капли воды, стекающие по стеклу душевой кабины. Медленно сделал два шага назад и осторожно прикрыл дверь, прислонившись спиной к стене, сполз на пол, положил рядом ствол.

Он чуть с ума не сошел, а она просто не слышала телефон из-за шума воды! Она жива! Нет никакой кровавой ванны. Мысли в его голове чуть не довели до беды... Закрыв лицо руками, Степнов сотрясался в беззвучном истерическом смехе. Идиот! Он чуть не натворил дел! А если бы она обернулась и увидела его с пистолетом в руках?! Шум воды внезапно стих и Саша словно очнулся. Непослушными пальцами сгреб ствол и как можно тише поднялся с пола, на негнущихся ногах дошел до холла, рухнул на диван.

- Ой, Саш, ты уже дома? - Лера в махровом халате и с полотенцем на волосах, розовая, ясная, живая, невероятно красивая.

- Я же обещал... пораньше прийти, - с трудом проговорил Степнов, - Отпросился на пол-дня.

- Вот и хорошо! Я суп сварила, - сказала девушка, промокнув волосы полотенцем и направляясь в сторону кухни, но вдруг обернулась, замерев на пороге, - Саша, а Стас так и не приходил! С ним все в порядке? Ты ему дозвонился?

Парень поднял на нее глаза. Нет, ей ничего говорить нельзя. Хватит с нее и того, что произошло в ее жизни. Эти ее страхи, постоянные слезы, грядущие похороны! А тут еще исчезновение Стаса, и не только...

- Лер, у него появились кое-какие дела, но ты не переживай, - как можно спокойнее произнес Саша, - Он приедет, как только сможет.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...