Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 40. Разговоры



«Разговоры - договоры,

Мы теперь у них в плену.

Что нам делать,

Во что нам верить?

И кто нам объявил войну?»

 

Телефон разрядился так некстати! С этими проблемами он совсем забыл про необходимость его подпитывать. В аэропорт Игорь приехал впритык, так что разговор с Ирой пришлось отложить до Парижа. Красота города в этот раз его мало волновала, и, пока такси везло его в гостиницу, в конференц-зале которой и должен был состояться его доклад, Полонский думал о том, кто может стоять за гибелью его пациентов.

Реанимация – это особая структура в больнице, чужаки там вряд ли остались бы незамеченными. Неужели замешан кто-то из тех, с кем он проработал уже несколько лет, кому доверял?

Игорь быстро вошел в свой номер, оставив сумку в прихожей, чтобы первым делом поставить телефон на зарядку и вдруг замер посреди холла - возле окна кто-то стоял.

- Кто вы? И что вы здесь делаете? - возмутился он.

- Здравствуйте, Игорь! - услышал он голос откуда-то справа от себя и из полумрака комнаты вышел второй мужчина. Игорь вспомнил его: он был одним из тех двоих, которые тогда разговаривали с ним возле клиники. В этот момент тот, что был у окна, медленно повернулся.

- Как вы сюда попали? Я сейчас охрану вызову, - Игорь сделал шаг к двери.

- Ну, зачем так сразу, охрану... У нас к вам важный разговор.

Полонский медленно прошел в полутемную комнату. Незнакомец, который стоял возле окна, опустился в небольшое мягкое кресло и сделал знак Игорю, чтобы тот сел в такое же кресло напротив. Другой остался стоять возле входа в комнату и смотрел на них, привалившись к дверному косяку.

- Что вам нужно? - спросил Игорь, садясь в кресло и пристально вглядываясь в своего собеседника.

- Да все то же самое, - усмехнулся тот, - У вас есть то, что нужно нам. Кстати, меня можете называть мистер Смит.

- Вот как? А почему не агент Смит? Уже не модно?- Игорь полностью пришел в себя после неожиданного вторжения, и говорил холодным, уверенным тоном, - Ваши соратники со мной уже беседовали! – он мотнул головой в сторону второго мужчины,

- Ничего не изменилось. Я не собираюсь вам передавать свои разработки.

- Даже ради любимой женщины? - вскинул бровь мужчина напротив, - Это дороже ее жизни?

- Что вы хотите этим сказать? - зло спросил Игорь.

- Она у нас, - ответил ему собеседник, - Во вполне комфортабельном месте. Спит после небольшой дозы дорогого наркоза. Мы позаботились, чтобы у неё голова не болела. А вы позаботитесь, чтобы голова не болела у нас! – Смит говорил по-русски с заметным акцентом, но фразы строил абсолютно свободно.

- Я вам не верю, - покачал головой Полонский.



Мужчина усмехнулся и достал из кармана мобильный телефон.

- Любуйтесь! Вот дата, вот сегодняшняя газета рядом с ней, чтобы было доходчивее…

Потрясенный Игорь рассматривал сменяющиеся на экранчике смартфона фото. Ира, лежащая ничком на заднем сидении чьей-то машины. Ира, лежащая на кровати прямо в пальто и сапогах. Он уже не сомневался в словах нежданного гостя. Иру похитили из–за него. Потому что он не внял предупреждению – смерти пациентов, и прилетел сюда. И теперь только от него зависит, что с ней будет дальше...

- Что вы от меня хотите? - спросил Полонский.

Мужчина повернулся и, взглянув на него, медленно вернулся в кресло.

- Вы должны передать нам все свои разработки по кардиопрепарату, - произнес он после небольшой паузы, - Естественно, чтобы не вызвать никаких подозрений, вам придется выступить на этой конференции - тут нам повезло, первый выступающий, профессор Джонсон, не успевает прилететь из Атланты, так что мы, с вашего разрешения, уже попросили вас поменять местами.

- И что я должен сказать? – Игорь медленно поднял голову и уставился в собеседника тяжелым ненавидящим взглядом.

- Как что? Правду, правду, и ничего, кроме правды!- саркастически ухмыльнулся тот в ответ, - Про наш замечательный препарат, про то, как хорошо он себя проявил, и какую революцию в решении кардиологических проблем сулит его промышленное производство! Никаких упоминаний о ваших собственных исследованиях и новых протоколов лечения, разумеется, иначе можете своей женщине заказывать Реквием…

- Это все?

- Нет, конечно, - растянул улыбку пошире Смит, - Сразу после выступления мы вместе с вами, дружным взаимовыгодным трио, вылетаем в Москву, билеты уже заказаны. Кстати, ночевать мы будем здесь, хорошо, что у вас полулюкс, правда? Мы вообще с вами, Игорь, будем неотлучно, так что даже не пытайтесь кому-то звонить или просить помощи. Вызовете у нас подозрения – ей не жить. Попытаетесь сдать нас в полицию – её убьют в течении получаса после пропущенного нами контрольного звонка или действия. Поверьте, мы не дилетанты, Игорь. Пожалейте её, не ищете этому доказательств… Впрочем, к обеду вы от нас уже избавитесь: вы передадите нам лабораторные журналы и протоколы лечения, а мы позвоним, чтобы вашу даму отпустили.

- Я должен поговорить с ней, - решительно сказал Игорь, - До конференции.

- Да без проблем! – улыбка Смита засияла еще ярче, - Сразу после завтрака, примерно в пол-девятого, вас устроит? Сможете пожелать ей доброго утра. Ну что скажете, мы договорились?

- Насчет выступления на конференции - договорились, - кивнул Игорь, - Я пропущу последнюю часть доклада.

- А насчет остального? – насторожился Смит.

- А насчет передачи материалов – только натуральный обмен, бартер, так сказать! - зло бросил Игорь, - Из рук в руки! Сначала вернете Иру, и пусть она позвонит мне из того места, которое я укажу. Например, со своей работы. А потом передаст трубку тем, кого я укажу, и пока эти люди не подтвердят, что она в безопасности – вы не увидите никаких материалов, понятно?

- А вам не кажется, что вы не в том положении, чтобы ставить нам условия? – несколько ошарашенно пробормотал Смит, с интересом рассматривая собеседника, - Мы ведь и иначе можем все это получить!

- Не кажется, - насмешливо бросил в ответ Игорь, - Могли бы получить – уже попробовали бы, верно? Вы не думали, что финальные дозировки и схемы я могу просто помнить, не записывая?

- Ну, на это тоже есть свои методы, - рассудительно произнес Смит.

- «Сыворотка правды»? Ну–ну … - усмехнулся Игорь , - Ultima ratio regum?

- «Последний довод королей» - не ваш случай, Игорь, признаю это. И не поднимайте так высоко брови, господин Полонский. По образованию я ваш коллега, и латынь понимаю. «Хард-фармасьютикел» высоко вас ценит, и не собирается вредить вашему мозгу и вашим рукам. Жаль, что вы не захотели сразу пойти с нами на контакт, и пришлось прибегать к решительным мерам. Но в дальнейшем вы сможете продолжить свои изыскания, под нашим контролем. Лет через пять, когда препарат соберет все сливки на рынке и компания продаст лицензии на дженерики, можно будет обнародовать и ваши наработки. Мы не собираемся отнимать у вас вашу славу, господин Полонский. Но никому не позволим лишить нас хотя бы фунта наших денег…

***

Утро незаметно перетекло в полдень, а дела и не думали заканчиваться. Кто–то явно взялся за него всерьез – разные коммерческие проекты дружно буксовали в самых невероятных местах. И еще эти идиоты подкидывают проблему за проблемой – видите ли, у них непредвиденные осложнения! Да за те деньги, которые им заплатят, не грех и Нострадамусами стать! Вадим с раздражением прорычал в трубку:

- Какие еще осложнения, вам тех трупов в больнице мало?

- Да, какой-то тип через забор перелез и что-то вынюхивал, - докладывал Кит, - Он знакомый этой бабы, пару раз мы его с ней видели, как он нас выследил только? Да и через наш забор перелезть - альпинистом быть надо… Мы его по башке и под замок. Что с ним теперь делать?

Черт! Только этого не хватало! Мужчина сжал телефон в руках так, что побелели костяшки пальцев, борясь со страшными подозрениями, закрадывающимися в душу. Главное, чтобы это был не он. Не Карпов! Мало ли у Зиминой знакомых??*****, он же после разговора со Стасом приказал брать Ирину сразу, во дворе, они просто не должным были пересечься с Карповым! А если… Похолодевшими пальцами Мельников рванул свой телефон: он выключил его вчера, после того как Кит и Сева отзвонились, что все тип-топ и они уже на месте. Ситуация так сложилась: на его заправки нацелилась какая-то небольшая, но весьма борзая московская акула, чьи представители наседали на него резвыми кабанчиками. Вот он и засел с бумагами, юристами–финансистами в тишине и сосредоточенности. Уже перед сном позвонил своим – все было в порядке, и грохнулся спать. Так, список пропущенных …*****! Карпов! Он звонил ему вчера, получается, уже после дела, а он не слышал. Черт, Степнов же Карпова с утра искал… Ладно, рано паниковать, надо все проверить!

- Какая у него машина?

- Поблизости не видно, может пешком шел, а может, на паркинге неподалеку, машин там немало. Спрашивать не стали, ты ж сказал – не отсвечивать.

- Так, а телефон у него какой?

- Да понимаешь… - замялся собеседник, - Мы его, когда стукнули, встряхнули нормально, телефон куда–то отлетел, темно уже было, мы особо не искали, Сева походил потом с фонарем, не нашел. Если б на него позвонить…

- И что? Если он за вами следил, скорее всего, звук отключил. Сходи еще посмотри на месте, может, повезет. Она как?

- Да ничего вроде, спокойная. Звонок по тому телефону, что ты для связи с ней оставил, был с утра, она сказала, как приказали - что с ней все в порядке, и все, я сразу телефон забрал. Так что с мужиком-то делать?

- Ничего пока не делать, Кит, я сейчас приеду! - Мельников встал, и устало прошелся по кабинету.

******!Так, надо отключить мобильный, чтобы никто с работы не доставал и мчать на эту проклятую турбазу, где Кит подрабатывал охранником. Хозяева, малопочтенные господа Турсунов и Андреев, купившие точку лет пять назад у какого-то бесславно расформированного НИИ, успели только обнести свежеприобретенную собственность высоким крепким забором да заключить контракт на охрану с фирмой, как снова загремели на нары. Видно, не поделились с кем-то, или крыша прохудилась – взяли их за организацию борделя, дело это хорошее, прибыльное, но надо уметь дружить! Впрочем, деньги за охрану по их поручению адвокатская контора переводила исправно, так что двор турбазы и пара комнат в административном здании были в порядке. По слухам, владельцы уже освободились, но на турбазе еще не появлялись, так что Зимину решили держать именно там, пока её жизнь не выкупят. Высокий крепкий забор сбережет все тайны…
Ну, вот и турбаза! Кнопка звонка на воротах, нетерпеливое ожидание Кита, нервный вираж к стоящему рядом с воротами зданию, нетерпеливо распахнутая входная дверь в комнату охраны.

- Где он? - спросил как можно спокойнее, надел на голову маску.

- Здесь, в кладовой, - Сева, жилистый, невысокий парень, примкнувший к группе Вадима совсем недавно, кивнул в сторону двери, на противоположной стене.

- Открывай, - мужчина в маске подошел к двери, следом за ним подошел Сева и вытащил из ручек какую-то железяку, служащую своеобразным засовом. Приоткрыв дверь, парень осторожно заглянул внутрь.

- Без сознания еще, - удовлетворенно произнес он и распахнул дверь шире.

Вадим поправил маску, шагнул в комнату и взглянул на того, кто лежал в углу на матрасе. ******! Сердце пропустило удар и, сделав кульбит, с удвоенной скоростью стало вновь перекачивать кровь по артериям. Как это могло произойти? Что он вообще делал во дворе Зиминой? Как эти идиоты не заметили слежки? Впрочем, куда его лаптям соревноваться в искусстве слежки с бывшим начальником оперов! Если бы там ломиком, ножичком, пистолетом - они бы не подкачали. А Карпова не заметили… Значит, Стас все видел и поехал за Зиминой. *****! Ведь чувствовал, что добром это дело не кончится! Если б не те финанасовые заморочки – он бы поужинал с другом, и все было бы в порядке! ******! Развернувшись, Мельников резко вышел из холодной, затхлой кладовки.

- Он вас видел? Вы были в масках?

- Зачем? - недоумением взглянул на него Сева, - Ты же сказал, что с ней только, а так-то мы нормально ходили. Видел он нас, кончать его надо.

- У тебя иных идей нет? - вызверился Мельников, лихорадочно просчитывая шансы на то, что Стас ничего не разобрал за тонированными стеклами, что он никому не успел сообщить, где Ира, что он вообще согласится забыть эту историю. Но как? Как с ним разговаривать и объяснять свою роль в похищении?

- А какие еще могут быть идеи? - пробормотал парень, с лязгом закрывая дверь, - Никто к нему на выручку не рвался, значит, один он за бабой поперся. За неё заплатят, да и не видела она ничего, а этому одна дорога, только скажи – закопать или утопить? Могу зарезать, могу пристрелить…

- А помолчать не можешь? – Мельников злобно сверкнул глазами, - Как вы его могли не заметить?? Как?

- Да что за проблемы-то? Одним больше, одним меньше, - равнодушно бросил Сева, - Долго там по бабе – решать-то будут?

- Как только – так сразу! Почему у него так холодно? Обогреватель поставь к нему!

- Да мы на него не рассчитывали, бабе поставили, как велел, - парень с недоумением уставился на Мельникова, - Все равно его сейчас кончать будем!

- Это не тебе решать, - процедил Вадим, - Ищи обогреватель или свой ему ставь! С ним еще хорошенько поговорить надо…

Глава 41. Кукла

«В самое сердце

На пораженье,

Что же ты медлишь

С этой мишенью?»"

(С. Лазарев)

 

- Ну? - нетерпеливо спросил Климов очередного сотрудника. Все наличествующие силы «Пятницкого» уже были в разгоне, планомерно проверяя записи видеокамер ГИБДД, магазинов, банков, домов в ближайших от дома Зиминой дворах. Черный БМВ для Москвы – машина нередкая, но все–таки… Засечь хотя бы направление движения! – Нашли машину?

- Нет, Вадим Георгиевич, вот бэха или похожая мелькает на соседней улице, въезжает в подземный паркинг торгового центра. Потом в течении часа похожих машин нет, сейчас смотрят дальше.

- Хорошо. Паркинг осмотрели?

- Да, есть пара таких машин – пустые.

- Они могли пересесть в другую машину даже в соседнем дворе, - растерянно произнес Степнов.

- Могли, конечно, - кивнул головой Климов, задумчиво постукивая пальцами по столу - И отогнать БМВ на любую стоянку – тоже, - он быстрыми движениями нажал несколько кнопок на своем телефоне, - По машине Карпова уже есть данные? Да, Infinity, черная, с номером?

- Ну что? – не выдержал ожидания опер.

- Машина Карпова действительно была зафиксирована рядом с домом Зиминой, в это время, а потом попала в зону контроля нескольких дорожных камер, и похоже, рулил он действительно в сторону Зеленограда,- Климов внимательно посмотрел на Сашу, - Но за какой именно машиной он едет – понять невозможно. На одном снимке есть рядом БМВ, но белая. Ты уверен, что он ехал к Ирине?

- Да.

- Тогда будем искать его Инфинити дальше, - решительно закончил Климов, - Давай-ка прокатимся туда, где биллинг определил его последнее местонахождение перед выходом из сети. Покажем фото, поспрашиваем, может, что–то прояснится, прежде чем сообщать наверх. Сам понимаешь, по видео непонятно, действительно ли Ирину похитили, пока будут делать анализ и прочее – все равно повторят наши действия. К тому же, - Вадим на мгновение задумался, - Если мы сейчас, без проверки, сообщим о Карпове, как бы он под горячую руку не попал.

- В смысле? Вы о чем? – не понял Саша.

- О том, что могут предположить, что Зимину он и похитил. Сам понимаешь, какие общие дела могут быть вне рабочего кабинета у начальника отдела полиции и криминального психа? Перетряхнут все контакты и самому навешают со всей дури.

- Я и не подумал, спасибо за Стаса, Вадим Георгиевич!- вскочил взволнованный Степнов.

- А при чем здесь Карпов? - насмешливая ухмылка на мгновение скривила лицо зама Зиминой. - Мне на него плевать, предупреждаю! Но если он не при чем - на него отвлекут ресурсы, затратят время, да и не должны быть их имена лишний раз связаны. Она полковник, у неё блестящая карьера, а он – «лед под ногами майора»…

- Почему майора? – не понял Саша.

- Эх, молодежь, «Гражданскую оборону» уже не слушаете, все рэп да танцульки. Да?- Климов бросил насмешливый взгляд на Сашку, попутно доставая бронежилеты из шкафа.

- Да какие танцульки, - раздраженно протянул Саша, - И зря вы так о Карпове!

- Возможно, и зря! – равнодушно ответил Климов, что-то усиленно разыскивая в сейфе, - Но это все потом. Сейчас Зимина. Я прикажу продолжать поиски и регулярно мне отзваниваться. Давай минут через десять на крыльце встретимся – надо Щукину указания дать, да Зотова проверить. На моей поедем, я с утра заправился.

- Хорошо! – Степнов вышел из кабинета и набрал номер Леры.

- Да, Саш! – теперь она ответила мгновенно, и у него вмиг потеплело на душе, как будто это было предвестником удачи.

- Лера, меня на работу вызвали! - быстро проговорил Саша, - Скорее всего, я буду поздно. Не жди меня, закройся на все замки, ужинай одна и ложись спать, хорошо?

- Хорошо, - выдохнула Лера. Что же с ним творилось? И Саша, и Стас ей повторяли - раз её не убили в ту ночь, значит, вряд ли уже тронут. Чего он боится? Может, что-то со Стасом? Почему молчит его телефон – она набирала его упорно, раз за разом готовая заплакать от предчувствия беды. Что Саша от неё скрывает? Она видела, как он перед уходом проверил обойму у пистолета и сейчас в голосе Саши совершенно отчетливо прозвучали тревожные нотки. Но спрашивать его нет смысла: что-нибудь придумает, отшутится, положит трубку…

- У тебя все в порядке? - спросил опер.

- Да, все нормально, - с легкой заминкой выдавила из себя девушка, - Ты ведь постараешься вернуться пораньше?

- Вряд ли удастся, часа три-четыре меня точно не будет, а там как получится. Меня уже зовут. Лера, если что, ты сразу звони мне, поняла?

- Поняла, удачи тебе, - грустно закончила разговор девушка.

***

Однако! Ему везет, похоже – и задержание прошло прекрасно, и Степнова долго дома не будет. Впрочем, ему и пары часов хватит. Зотов довольным взглядом проводил машину Климова. В принципе, ему тоже было интересно, куда подевалась их рыжая начальница, но куда важнее были его собственные дела. Через десять минут он уже тормозил возле дома Степнова. Ну что ж, проверка техники, и можно приступать. Телефон она уже включила? Прекрасно! Сбросила? Не страшно, вызовем снова…

- Миша, что тебе нужно? – устало сказала девушка, - Мне не до разговоров, прости.

- Лера! У меня новости по делу твоего отца. Хотел сообщить тебе и Степнову. Я поднимаюсь, не бойся, посмотри в глазок, - он быстро нажал отбой, не давая девушке возможности отказаться от визита.

- Какие новости, Миша? Нашли убийц? – Лера распахнула дверь почти сразу и встревоженно уставилась в лицо Зотова.

- Привет! - мило улыбнулся тот, - Можно войти?

- Зачем? - Лера слегка растерялась.

- Мне нужно вам кое-что рассказать. Всего несколько минут, - мягко попросил Миша.

- Ну, хорошо, - с легкой заминкой произнесла Лера и, чуть отступив в сторону, пропустила парня в квартиру. Она закрыла дверь и, прислонившись к ней спиной, вопросительно взглянула на него, - Что-то стало известно, да? Ну что ты молчишь??

Он в это время оглядывал прихожую. О, какое удобное кресло! И комод хороший напротив. Он не спеша снял куртку и тщательно расправил её на крючке, пристроил на комод сумку, снял и не спеша положил рядом пиджак.

- Степнов–то где?

- С работы едет, - дернула плечом девушка.

Ну–ну, в сторону Зеленограда он рулит, малышка, его ж опера инфу по Зиминой и Карпову пробивали!

- Ты мне что–то скажешь?- в голосе Леры зазвучали истерические нотки, - Ты обещал про папу!

- Дело Вересовых передано в СГУ. Руководителем следственной бригады назначен Николай Викторович Тарасов.

- Это все? – разочарованно протянула Лера, - Это так важно, что ты сюда приехал?

- Ты просто не знаешь, кто это. Он бывший следак из «Пятницкого», дотошный и въедливый. С Карповым вместе работал.

- Вот как? А это нам поможет или помешает? – девушка с беспокойством подняла глаза на Зотова.

- Пока не знаю, поговоришь о нем со Стасом, будешь хоть как-то готова к допросу.

- Да, верно. Спасибо, Миша, - мягко произнесла она, возвращаясь к входной двери, давая понять, что визит окончен, но он остановил её простым вопросом:

- Похороны завтра?

- Да, - вмиг пересохшими губами выдохнула Лера.

- Всех вместе хороните?

- Нет, только папу с Наташей… остальных родственники забрали… сами будут… - каждое слово давалось девушке с трудом, плечи начали подрагивать, и у неё не было сил на сопротивление, когда мужчина подтянул её к себе, обнял за плечи, погладил волосы.

- Бедная ты моя… Что-то нужно?

- Нет, Стас и Саша всем занимались…

- Деньги?

- Нет, Саша дал, - судорожно выдохнула девушка, приказывая себе не плакать, а Зотов только удивленно хмыкнул: откуда у голодранца Степнова такие деньги? Кредит, что ли, на похороны взял? Но сейчас - без разницы, вот она, потерянная и беззащитная, такая близкая, такая красивая…Такая желанная, родная, вкусно пахнущая шампунем. Каким-то другим, не тем, что у них был дома...

- Как ты себя чувствуешь? Ты можешь мне не верить, но я беспокоюсь за тебя.

Зотов подошел ближе, протянув руку, медленно провел ладонью по волосам девушки. Да, сейчас, это нужно сделать сейчас.

- Лера, то, что произошло между нами, наше расставание - это ошибка. Дурацкая ссора - я вспылил, а ты взяла и ушла с ним, - быстро, но уверенно говорил Зотов, - И там, в больнице, я просто был в шоке от того, что узнал о... Ну, ты понимаешь. Лер, прости меня! Я понимаю, тебе сейчас не до этого... Но я хотел, чтобы ты знала. Я любил и люблю тебя. И если ты меня простишь, то я обещаю исправить все свои ошибки, все будет по-другому!

Лера молча смотрела на парня. Все это время, обида, словно заноза, сидела где-то глубоко внутри, в самом сердце. Тогда ей хотелось, чтобы он извинился. А сейчас - зачем? Лера с недоумением и каким-то болезненным удовлетворением впитывала в себя те слова, о которых когда-то мечтала, но так и не услышала. Зотов внезапно наклонился к ней и дотронулся губами до ее губ. Девушка невольно вздрогнула от этого прикосновения.

- Миш, давай без сентиментальностей, - буркнула она, отодвигаясь в сторону от Зотова, но внезапно оказалась в железном кольце его рук.

- Я никому тебя не отдам, слышишь? Лера, я дурак, я идиот, ты же знаешь, - шептал он, осыпая поцелуями похудевшее бледное личико, - Милая моя, любимая, драгоценная! Я так скучаю по тебе, по нам!

- Нас давно уже нет, хватит нести чушь! - попыталась вырваться девушка.

- Но ведь все можно вернуть? Нельзя только когда люди мертвы, верно? А мы живы! - он и не думал отпускать её, подхватив на руки, опустился с ней в кресло, рывком сдирая футболку, - Лерка, ты такая красивая! Я так соскучился, я так тебя хочу!! Девочка моя, ну ты же тоже, верно? – Зотов быстро стащил с нее домашние брючки, белье, отшвырнул бюстгальтер, жадно приник к напрягшимся соскам, не замечая ни отчаяния и отвращения в глазах девушки, ни того, как окаменело в бессильном ужасе её тело.

- Сейчас, малышка, сейчас, все будет классно, - шептал он, торопливо расстегивая свои джинсы.

- Что? Зачем? Как ты можешь? Зачем? Ведь папа…, - болезненно-горько пробормотала Лера и попыталась все–таки вырваться. Но встать ей не удавалось, и тогда она просто соскользнула вниз, надеясь уползти, исчезнуть, но тут же снова оказалась в железных тисках его рук. Голая, на коленях, прижатая к его ногам.

- Малышка, - умиленно прошептал Миша, - Хочешь начать с этого? Да я уже и так готов! - его рука легла ей на затылок, зарылась в густых волосах, притянула поближе, - Ну что же ты, ну позвонила бы, я ждал...

- Пусти! Что… ты… делаешь??! – то ли всхлипнула, то ли взвизгнула Лера, чувствуя себя такой же беспомощной и слабой, как тогда, под пистолетом киллера, под улыбкой того, что был в маске! Она не могла убежать, помешать, защититься, спрятаться!

- Я тебе больно сделал? Волосы зацепил? Ну прости, прости, иди ко мне! Малышка, как же я скучал!

- Нет, нет, не смей, нет! - ожесточенно шептала девушка, борясь со слезами. Скованная страхом обступивших её воспоминаний, связанная кроточащими ранами в сердце, закованная болью потерь… Слабая игрушка, беспомощная кукла, Вересова Лера…

- Нет, нет! - стонала она сиплым, свистящим шепотом, - Не надо, нет, я не хочу! - и словно видела со стороны свое скованное страхом тело, которое не слушалось её и не могло сопротивляться напору улыбающегося, довольного Миши.

Зотов рывком поднялся с кресла, потянув девушку за собой вверх, повернул и резко опустил её спиной на кресло, закинул её ослабевшие ноги себе на плечи, навалился всем телом, лишая способности двигаться, протестовать, говорить! Внедрился резко и больно, но она терпела. Молча, обреченно, чувствуя мощные короткие удары внутри, молила кого-то там, наверху, чтобы все закончилось быстрее. Миша любил менять позы и оттягивать финал, и когда-то ей это очень нравилось, но только не сейчас, пожалуйста, не сейчас! Пускай он быстрее закончит, пускай отпустит её, пускай уйдет! Пожалуйста!

Лера даже застонала от разочарования, когда он внезапно вышел из нее и перевернул на живот, поставил на колени, железной рукой заставляя уткнуться лицом в маленькую подушку. Господи, это еще не все...

Зотов понял это по-своему, шумно и жарко зашептал ей в обнаженную спину:

- Сейчас, сейчас, моя хорошая, сейчас все будет, сейчас, девочка моя, любимая моя, я же говорил, ты меня хочешь! – она задыхалась, зажав зубами кусок треклятой подушки, считая про себя удары в свое тело, чтобы не орать, чтобы отвлечься, а он бессвязно шептал ей ласковые слова, вгоняя себя в неё все глубже и резче и, наконец, рухнул в судорогах оргазма на неё, несчастную, плачущую, сжавшуюся в комок от ужаса и унижения.

- Ну что, малышка, ты меня вспомнила? Прости, девочка моя, не подождал, ты не кончила, соскучился, я так по тебе соскучился, - он ей шептал что-то тихо и нежно, а ей казалось, что его слова бьют ей в уши как молот, - Следующий раз твой, я обещаю! Да что ты все молчишь? - Миша легко приподнял тело девушки, повернул к себе и крепко взял за подбородок, заставляя посмотреть в глаза.

- Эй, Вересова, ты что, от счастья онемела? Жалеешь теперь, что так долго от меня бегала? Или не можешь решить, где дальше будем? Ну что ж, давай, показывай спальню, малыш, думаю, там нам тоже будет офигенно! Да мне с тобой на Северном полюсе будет хорошо! - он засмеялся легким, счастливым смехом, но Лере было все равно, эмоции ушли, осталась тупая боль и мысль на краю сознания - Саша…





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...