Главная Обратная связь

Дисциплины:






Чекуевский сельский совет



Моя малая Родина

Издание 3-е, переработанное и дополненное

Книга представлена в виде семейного альбома. В ней рассказано о жизни людей в северной глубинке на примере рода Распутиных, небольшой деревеньки Медведево, расположенной на острове реки Онеги, а также об их родных и земляках. Книга содержит много приложений в форме родословных деревьев, планов деревень и местностей, списки жителей деревень, а также фотографии примечательных мест. Книга рассчитана на родных, но может заинтересовать всех, кто интересуется историей Поонежья.

 

Северодвинск

Г.


Содержание

 

Содержание………………………………………………………………………
Предисловие……………………………………………………………………..
Семейная летопись. Е. Чеканов………………………………………………...
Родные истоки…………………………………………………………………...
Чекуевский сельский совет……………………………………………………..
Образование……………………………………………………………………..
План местности Чекуевского сельского совета……………………………….
План села Чекуево……………………………………………………………….
Часовни Чекуевского и Польского приходов Мардинской волости………...
Крестьянские праздники в деревнях Мардинской волости…………………..
Колхозы и совхозы……………………………………………………………....
Братская могила в селе Чекуево…..……………………………………………
Контасово………………………………………………….………..……………
Варфоломей Иванович Распутин, прадед………………………………….…..
Петр Варфоломеевич Распутин, дед……………………………………….…..
Василий, старший сын Петра Варфоломеевича……………………………….
Константин, младший сын Петра Варфоломеевича………………………….
Биография Владимира Петровича……………………………………………...
Пянтино.………………………………………………………………………….
Глафира, любимая дочь Петра Варфоломеевича……………………………...
Матвей Варфоломеевич Распутин, брат деда……...………………………….
Сын Матвея Варфоломеевича Вениамин……………………………………...
Белозерская Коммуна……………………………………………………….…..
Александр Варфоломеевич Распутин, брат деда……………………………...
Иван Варфоломеевич Распутин, брат деда………………………………….…
Большой Бор………………………………………………………………….….
Верховье…………………………………………………………………….……
Медведево………………………………………………………………………..
Маланья Варфоломеевна Кириллова, сестра деда…..……………….………..
Великосельская…………………………………………………………….…….
Огрушино…….……………………………………………………………….….
Сельской Бор…………………………………………………………………….
Владимир Петрович Распутин, мой отец………………………………………
План местности д. Анциферовский Бор……………………………………….
Александр Владимирович Распутин, автор……………………………………
Кузьминская…………………………………………………………………….
Посёлок МТС…………………………………………….………………………
Алевтина Ивановна Распутина, моя мама……………………………………...
Павловский Бор………………………………….……………………………….
Галина и Нина, мои сестрёнки…………………………………………….……
Анциферово………………………………………………………………………
Михаил Сазонович Воронин, отец бабушки Зины по отцу…..………………
Иван Михайлович Воронин, брат бабушки Зины………………………….….
Карбатово………………………………………………………………………....
Анна Ивановна Завьялова, племянница б. Зины………………………………
Прасковья Арсентьевна Зыкова, мама б. Зины……………..……………….…
Сергеево……………………………………………………………………….….
Иван Иванович Минин, дед……………………………………………………..
Чеково………………………………………………………….…………………
Пелагея Петровна Минина, бабушка………………………………….………..
Прасковья Петровна Терёхина, сестра бабушки Поли………….…………….
Воймозеро……………………………………………………………….………..
Мария Петровна Хенова, сестра бабушки Поли…………………………….…
Новосёлки. ……………………………………………………………………….
Анциферовский Бор……………………………………………………….….….
Александров Андрей Андреевич……………………………………………….
Калетинская………………………………………………………………………
Букоборы….………………………………………………………………………
Юксозеро….……………………………………………………………………...
Сырья……………………………………………………………………………..
Гумно……………………………………………………………………….……..
Послесловие………………………………………………………………………
Использованная литература……………………………………………………..
Алфавитный указатель деревень………………………………………………..
Памятные даты…………………………………………………………………...
Архивная справка А.В. Распутина……………………………………………...
Архивная справка Т.А. Распутиной…………………………………………….
Письма с фронта моего отца…………………………………………………….
Обетные кресты………………………………………………………………….
   

 




Предисловие

Это произведение моему отцу Владимиру Петровичу Распутину посвящается.

У северной земли заснеженные крылья

Спокойное лицо и мудрые глаза.

Ах, сколько же её любили и губили!

Покинуть её можно, а вот забыть нельзя.

Татьяна Москвина.

 

Русский Север…. Здесь чувствуется скромное обаяние России: сияние белых ночей, запах сенокосных лугов, вечные силуэты церквей и колоколен, застывших в багряном свечении закатов. Я открываю для себя настоящую Родину, словно встречаюсь со своим прошлым и со своим будущим, ведь время здесь течёт иначе… Онега – живая душа России, интересна её история, природа, самобытная культура и, конечно, люди, населяющие онежскую землю. Это мои земляки, мои родственники.

В древние времена, пять-шесть тысяч лет назад, Онежские земли были заселены финно-угорскими племенами. Эти древние племена не имели четких признаков государственности, в основной своей массе были разрозненными. Часть географических названий озёр, рек и деревень Поонежья сохранила следы их присутствия. Вот, например, название реки Онеги произошло от карелофинского Онни - удача, или от финского Аани - шумный, звенящий, стремительный. Имеется несколько разнообразных переводов названия, но, вероятнее всего, Онега переводится как Большая или Святая река. Название острова-курорта Кий произошло от финского - камень.

Мне интересно было узнать происхождение своей фамилии Распутин и связать её с историей Поонежья. Вообще первыми в русских землях приобрели фамилии граждане Великого Новгорода, вероятно, перенявшие этот обычай из Великого княжества Литовского. Мне также было интересно составить родословное дерево как можно глубже. В справочной литературе я узнал, что копии с метрических книг сохранились на Севере в целости с 1786 года и духовные росписи с 1752 года. В 1861 году, после отмены крепостного права, формируются фамилии у большинства крестьян. Я обратился в Государственный архив Архангельской области и интересующие меня сведения были предоставлены.

В спавочной литературе указано, что впервые фамилия Распутин появилась в России в Кижском погосте на Онежском озере в 1678 году. Здесь были записаны Распутко Матвеев и его сын Савка Распутин. Наиболее часто встречается фамилия Распутин на Севере, (в Онежском, Холмогорском и Шенкурском уездах Архангельской губернии), а так же на Урале и в Зауралье. При переписи населения 1897 года несколько сотен человек носили эту фамилию. Современная энциклопедия русских фамилий “ЭКСМО-Пресс” г. Москва. 2000г. пишет следующее:

“Распутин – обычно фамилию растолковывают однозначно: произошла она, мол, от человека безнравственного, непутёвого. Но это лишь одно из значений слова распута. Начнём с распутья, что означает раздорожье, развилина или же перекрёсток, пересечка двух, а то и более дорог. Распутье вековечно, оно считалось притоном нечистых духов, там хоронили самоубийц. Обязательно ставили часовенку или крест. Стало быть, одним из первых Распутиных мог быть мужик, который, допустим, по убеждению односельчан, водился с нечистой силой. А вот поговорка “Пустили дурака на распутье!” – наводит на мысль, что Распутиным мог быть и просто человек нерешительный. И, наконец, распута, распутица – бездорожье, раздорожье, осенне-весенняя грязь на дорогах. И ребёнок, появившийся на свет Божий в эту пору, тоже мог получить имя Распута. А уж потомки его, знамо дело, становились Распутиными”.

А чтобы онежских Распутиных не путали с фаворитом царя, что они с Григорием Распутиным не имеют ничего общего, я прилагаю краткие сведения.

Распутин - Новый Григорий Ефимович (1872-1916гг.), фаворит царя Николая II и его жены Александры Фёдоровны. Родом он был из Тобольской губернии, село Покровское. Обладал несомненными магическими способностями, в качестве “провидца и целителя” приобрёл неограниченное влияние на царя, царицу и их окружение, вмешивался в государственные дела.


Семейная летопись

Простая жизнь подвластна забытью.

И трудно воротить её из плена…

Однако родословную свою

Я смог познать до пятого колена.

Я помню вечер… Выло и мело

За окнами родительского дома,

А в доме было тихо и тепло,

И запах пищи плавал невесомо,

Трещала печь, и отблески огня

Лицо отца багряно заливали.

 

Он вспоминал… и в дрожь бросал меня

То жар любви, то жгучий лёд печали.

Прошли года. С неясною тоской,

Как будто по утерянному раю,

В который раз в квартире городской

Я летопись фамильную листаю

И снова слышу, как вздыхает мать:

“Кому нужно собранье этих басен,

Их будет скоро некому читать…”-

 

Но верю я, что труд мой не напрасен,

Что не взорвётся хрупкий шар земной,

По яростной орбите пролетая,

Что будет длиться начатая мной

Простой семьи история простая,

И что её, незыблемую гать,

Сквозь топь веков мои проложат дети…

А ты, мой друг? Что можешь ты сказать

Хотя бы о своём покойном деде?

 

Что ты припомнишь, кроме черт лица.

О чём расскажешь, коль спросить серьёзно?

Ну, что молчишь? Иди, спроси отца.

Иди, спроси, пока ещё не поздно.

Е. Чеканов.

 


Родные истоки

На северо-западе России с незапамятных времён течёт своенравная, местами порожистая и быстрая, местами тихая и спокойная река Онега. В нижнем течении река плавно несёт свои воды, разделяясь на два рукава, Большая и Малая Онега, образуя остров. Здесь, на левом берегу реки раскинулось село Чекуево. Село образовалось от слияния двух деревень Мардинская и Козьминская. Первое упоминание о селе относится к XIV веку вслед за селом Турчасово. На развилке древнего торгового пути Руси постепенно разросся куст селений. В 1556г. в деревне Чекуево упоминается церковь Преображене Спасово. Название села угро-финского происхождения и переводится как “деревня на перекрёстке рек”, (Чек – крест, ев – вода, река)

В народе о названии села существует легенда. Когда проезжал молодой царь Пётр I в 1702 году из Кеми в столицу по Осударевой дороге, потерял чеку от телеги. Местные жители объявили, что нашли чеку ево величества. Считаю, что эта легенда не имеет основания к существованию, так как название села Чекуево упоминается уже в 1556 году.

Главной достопримечательностью села Чекуево был храмовый ансамбль, известный, но полностью исчезнувший, который было видно издалека. Хотя церковный ансамбль в селе Чекуево в советское время уже не использовался по прямому назначению, но силуэт Преображенской церкви выигрышно выделял это древнее село от других поселений, расположенных на берегу реки. Этот церковный ансамбль был одним из самых красивых архитектурных произведений деревянного зодчества не только на северо-западе, но и во всей России. Он интересен тем, что это единственный из известных храмовых комплексов, включающих четыре крытых кубом сооружения, характерных для древоделов бассейна реки Онеги, Карельского и Поморского берегов Белого моря. Этот ансамбль состоял из четырёх элементов, но я застал только три уцелевших: тёплую Сретенскую (постройки 1893г.), холодную Преображенскую (1687г.) церкви и колокольню (1740г.). Успенская церковь (1675г.) была уже разобрана, от неё остались одни камни фундамента. Сретенская церковь была построена пянтовскими мастерами, Коротких Егором Павловичем и его двоюродным братом Савой Яковлевичем Коротких. В начале 1930-х годов она была перестроена под Дом культуры. А Преображенская церковь в это же время была занята под склад сельпо. Мне с сестрой Галиной доводилось бывать на крыше главного корпуса Преображенской церкви, когда отделка иконостаса была ещё в порядке. Заводчикова А.И. в книге “Не век жить, век вспоминать” 2011г. по материалам Онежской экспедиции говорит: “Между Пянтино и Чекуево была часовня, ближе к Чекуево”. Возможно, это была кладбищенская часовня, разобранная в начале 1950-ых во время строительства электростанции.

Меня поражала красота глубокой резьбы по дереву с покрытием “под золото”, особенно Царские врата с Ангелочками, хотя самих ворот уже не было. Полотно Царских ворот вначале 1930-ых было увезено в музей села Коломинское. А купола с церквей были демонтированы примерно в 1934 году. Рассказал мне это Вениамин Максимович Коротких, житель деревни Пянтино. Ему было пять лет, и он видел, как верёвкой стаскивали купола. Но боялся, что когда упадёт купол на землю, начнётся землетрясение, поэтому убежал отсюда. Во многих изданиях упоминаются часовни села Чекуево. Вид с крыши холодной церкви поражал воображение. (Хотя потолок провалился, но на крышу вели внутренние лесенки с площадками и переходами). С крыши, как на ладони, были видны все деревни – Боры, остров и деревни, расположенные на этом острове. Невооружённым глазом было видно, как по Северной железной дороге Вологда - Мурманск на расстоянии около тридцати километров от села Чекуево, идут паровозы, выпуская клубы дыма.

В каждой деревне был свой деревенский праздник. В селе Чекуево этот праздник отмечали в Маковеев день 14 августа. Сретенье – это праздник, который празновали в селе Чекуево более широко. Раньше в эти дни в Чекуево проводилась Сретенская ярмарка. По Сретенью крестьяне определяли сроки полевых работ. Отмечается праздник 15 февраля по новому стилю.

Для того чтобы читатели полнее понимали, о чём идёт речь, я привожу короткие вставки из Интернета о религиозных праздниках. Первая из них о Сретении.

Сретение Господне. В этот день Дева Мария и Иосиф принесли Его в Иерусалимский храм, чтобы принести своего первого ребёнка в жертву Богу. В это время в храме находился праведный Симеон. Он усомнился в словах пророка Исайи, что Спаситель родится от Девы, и тогда явившийся к нему ангел сказал, что он не умрёт, пока своими глазами не увидит пророчества. Сретение символизирует собой встречу Ветхого и Нового завета. Епископ Феофан Затворник писал: «В лице Симеона весь Ветхий Завет, неискуплённое человечество, с миром отходит в вечность, уступая место христианству…».

К 1956 году, когда меня крестили, были закрыты почти все церкви. Ближайшие церкви работали только в селе Прилуки (постойки 1896г.) и самая молодая церковь в селе Каменном (1909г.). Окрестила нас мама в селе Прилуки. Крестным отцом мне назначили дядю Васю, папиного брата. Сестре Галине назначили крестной Анну Ивановну Заводчикову, сестре Ниночке - тётю Граню, папину сестру.

В старину жители деревень и сёл на реке Онеге имели свои прозвища. Так жители села Чекуево носили прозвища “галки”.

Село Чекуево со временем превратилось в жалкую деревеньку, обречённую на полное вымирание. В 2003 году в бывшем селе зарегистрировано два постоянных жителя, это Юрий Воробьёв и его жена Нина Данилова (1947 гр., уроженка деревни Огрушино).

Глядишь на село Чекуево, некогда красивый районный центр, с противоположного берега реки, и в голову приходят слова, сказанные журналистом Татьяной Фёдоровной Мельник по отношению поморского села Ворзогоры – “На родимушке пустёшенько”.

Местность между селом Чекуево и деревней Пянтино называлась Погостом, здесь когда-то было огромное кладбище. На этом месте в 1950-х годах было построено два здания. Первое здание занимала электростанция, с пилорамой. Электростанция давала свет в Чекуево и Пянтино. Во втором здании промкомбинат. Здесь делали дровни и сани. В обоих случаях в качестве фундаментов были использованы могильные плиты. Стены были сделаны из нового строевого материала бригадой из трёх человек: Кожевников Михаил Степанович, прораб; Коротких Вениамин Максимович и Сокольников Виталий Алексеевич. Погостом в окрестностях реки Онеги называли не только кладбище. Например, Погостом (д. Погоская) в Пияльском приходе называли центральную усадьбу в селе.

А теперь я изложу некоторые исторические сведения, которые я почерпнул из разных источников указанных в конце моей работы.

Погост, как основная форма поселения, существовала задолго до принятия Русью христианства, процесс принятия которого на огромных пространствах страны растянулся на два-три столетия. Погост в далёкие времена был своеобразным административным центром, где собирали подати и дань в пользу Великого Новгорода. Несколько десятков поселений обычно объединялись административным центром – погостом. Здесь располагались органы самоуправления, устраивались базары и празднества. Тут же был и основной церковный приход с кладбищем. Нередко погосты служили и крепостями, особенно когда они стояли недалеко от рубежей Русского государства. В современном толковом словаре С.И. Ожегова погост – это сельское кладбище (в старину – церковь с прилегающим участком и с кладбищем в стороне от села).

Среди древнейших актов истории сохранилась копия Устьянской грамоты 1137 года. В ней князь Святослав Олегович, приглашенный из Черниговского удельного княжества на должность выборного Новгородского князя, зафиксировал договорённость с епископом Нифонтом о том, в каких количествах и с каких погостов (населённых пунктов) будут выплачиваться доходы на содержание собора святой Софии в Новгороде. (Это десятая часть княжеских доходов). Среди 28 погостов, указанных в грамоте, к современному Онежскому району относятся четыре: 1. Туров погост (Турчасово) – хлеб. 2. Комискора (Усть-Кожа) – рыба. 3. На море (Онега) – рыба. 4. Тудора (ныне, вероятно, Чекуево – пишет А.Ф. Толстоногов, к сожалению, он не пишет, что же поставлял Чекуевский погост в Новгород). На основании изложенного материала можно предположить, что местность между селом Чекуево и деревней Пянтино и есть городище Тудора.

В XV веке завершилась организация сельских поселений (деревень) в волости, а в начале XVI века в уезды. Но из-за обширных территорий, естественных и транспортных возможностей в административном отношении, уезды делились на станы. В центре стана были крестьянские дворы и дворы торгового, ремесленного и административного назначения. Например, Турчасовский стан включал 14 погостов, объединяющих 231 деревню. Тягловое население стана платило годовой налог (оброк) за пашню, пожню, охоту, рыбную ловлю, на содержание дорог, ямской налог, а также дьячие и казначеевы пошлины. Тягловый крестьянин – это муж с женой или семья. Мужчина с момента женитьбы получает тягло – землю, до 60-ти летнего возраста работает на нём и платит все налоги. Этот здоровый крестьянин наделяется полным участком земли (пашни и луга) и тянет полностью тягло за две души. После 60-ти лет или по другим причинам, крестьянин идёт в полутягло или четверть тягла, или смещается вовсе. Вниз по реке Онеге земли средние, а перед устьем и в Поморье земля плохая. Монастыри и церкви налогов не платили. Не тягловой земли за монастырями и церквями значилось менее пяти процентов. Следовательно, в начале истории Заволочья и Поонежья лежит не монастырская деятельность, а труд славян-смердов, так назывались крестьяне, которые в период монголо-татарского ига стали называть себя, в отличие от инородцев, христианами, откуда и сложился термин крестьянин (крещеный христианин).

В XVI веке колонизационный поток из ранее заселённых мест на Севере усилился на Урал и в Сибирь. Заслуга северного свободного черносошного крестьянства – хозяйственное освоение Урала, Сибири и Алтая, что способствовало сложению там своеобразного, отвечающего местным условиям черносошного хозяйства и бытового уклада жизни. Господин Великий Новгород вёл торговлю со многими странами древнего мира. Самым ценным и ходовым товаром древнего Новгорода была пушнина. Мех тогда считался как деньги, как драгоценные камни, как золото. Бояре и купцы от торговли наживали огромные богатства. Чтобы добыть пушнину, купцы снаряжали на Север отряды и дружины новгородцев.

Отсутствие крепостного права наложило отпечаток на характер новгородцев, их свободолюбие, стремление к обществу. Положение трудового народа было трудным, и новгородцы шли на Север не от хорошей жизни. Поборы, оброки, подати, долги замучили крестьян, ремесленников. К тому же постоянные войны со шведами, немцами, междоусобицы князей и, наконец, татарское нашествие – всюду беды. Поэтому новгородцы уходили на Север от гнёта и бесправия, с которыми не в силах были бороться. Но отправиться в неведомые земли одному было не под силу. Все, кому было невмоготу жить на прежнем месте, желающие поселиться на новых местах и охотники поискать себе славу собирались в ватаги или дружины. Многие юноши новгородские ватагами шли в неведомые земли – край, который варяги называли “отчизной ужасов природы и злого чародейства”. Такой ватаге-дружине нужны были лодки, одежда, оружие. На Север могли проникнуть только хорошо организованные отряды, партии, дружины поселенцев. Предприимчивые новгородские бояре и купцы не скупились, снаряжая “дружинушку хоробрую”. Они знали, кому достанутся все выгоды далёкого похода. Новгородцы, не страшась трудностей, шли в неведомые земли. Историки и летописцы того времени писали: “а тележных путей туда не было. Надо было идти водою, и вот новгородцы с великой нуждою пробирались сквозь дремучие леса, волочили свои лодки-ушкуи по мхам и болотам, от реки до реки. Люди проходили многие леса и дебри непроходимые, мхи и болота непостоянные и озёра многие и дрязки великие”.

Так дошли до морского берега, и там русским поселенцам пришлось вступить в борьбу с “не менее грозной стихией, чем дикий лес, с холодным, неумолчно ревущим океаном”. На суровом полярном море, рыбача и охотясь за морскими зверями: нерпой, тюленем и великаном моржом, русские люди стали строить ладьи, баркасы, шняки и кочи. И эти русские морские суда могли, по словам историка, “бегать под парусами”. Они оказались более приспособленными к Северному морю, чем тяжёлые неповоротливые суда с Запада. И на своих некрупных судах русские поморы научились ходить на Новую Землю, к берегам великих сибирских рек, на далёкий, ещё неведомый Западной Европе, остров – Грумант (Шпицберген). Выбравшись на простор северных рек, новгородцы выпрямляли свои пути, перетаскивали свои ушкуи волоком из одной реки в другую. Из реки Онеги переволокли ушкуи в реку Емца, а из неё в реку Вага и Северную Двину. Продвигаясь на Север по рекам, новгородцы выбирали удобные места по берегам рек, занимали земли, устраивали поселения, небольшие деревушки в два-три дома. Местные финские племена сначала не очень ссорились за землю, её было много, но потом дело дошло до столкновений. Ушкуйники обычно покоряли, отчасти изгоняли и истребляли местных жителей. У местных князьков скупали за бесценок, что требуется. Так мало-помалу новгородцы захватили весь край, а в XII веке окончательно завладели всем Севером. Местные жители до знакомства с русскими не знали железа, не имели оружия, кроме стрел с копьями и каменными наконечниками. Они жили по берегам рек не имея домов, поклоняясь идолам, верили в духов, занимались ворожбой. Со временем местное, туземное население переняло от русских их обычаи, быт, веру, язык, сблизилось с ними посредством браков и постоянных частных сношений и мало-помалу совсем обрусело. Но основное местное население куда-то ушло. В течение столетий стремился народ в Заволочье, центр Холмогоры, в надежде укрыться от притеснения средневековья. Он обживал эту землю, сохранял и развивал древнюю культуру. Все населённые пункты – города, сёла, деревни – на Севере основаны новгородцами.

В 1478 году, после присоединения мощной новгородской феодальной республики вечевой колокол был увезён в Москву. Поток новгородцев переселенцев на Север усилился. Усилился поток переселенцев ещё и с Московского, Ярославского и Суздальского княжеств. Здесь были и крестьяне, и беглые люди, сюда ссылались преступники. Было большое переселение монахов – монастырских иноков. Все северные земли Новгорода и Заволочье перешли во владение Москвы. Московская колонизация столкнулась с новгородской, и она не всегда была мирной до тех пор, пока Новгород не попал в подчинение Москвы. Современное население состоит из потомков новгородцев и переселенцев из московского княжества, слившихся с пришельцами верхней Волги и других центральных областей. Смешение можно проследить в говоре северян. Например, к Северу от Вычегды господствуют новгородские говоры, южнее преобладают говоры ярославские, суздальские.

Кто же шёл, ехал на Север из новгородцев? Безусловно, это были молодые, энергичные и смелые люди. Здесь происходил естественный отбор. На новых землях нужно было защитить себя, обеспечить средствами существования: пищей, одеждой, обувью, нужно было противостоять суровой природе. Этой борьбы не могли выдержать слабые люди в физическом и нравственном отношении и со слабой волей.

Писатель и географ Жилинский, побывавший в Онежском уезде в 1913 году, писал: “До сих пор в Онежском уезде сохранились обычаи своих предков, выходцев из Великого Новгорода, особенно это видно в одежде, в нарядах женщин и девушек (однотонные цвета: зелёный, голубой, красный). Отсутствие в крае помещиков, а вместе с ними и зверского крепостного права наложило яркий отпечаток на психику населения. Люди держат себя свободно и непринуждённо. Различия сословий среди населения обусловлены только степенью образования и различием состояния. И купец, и чиновник, и мещанин, и крестьянин – все говорят одним непринуждённым языком. Суровые условия Севера приучили Онежан трудиться в самых неблагоприятных условиях, быстро осваивать любую работу. Отходничество требовало умения писать и считать”.

Писатель и путешественник А. Белов, побывавший в Онежском уезде в 1856 году, писал о людях XIX века: “Новгородцы заселили Север в XII-XIII веках. Вместе с новгородцами ехали на Север и отдельные монахи (иноки). Ими основаны многие монастырские скиты православные и раскольничьи. Это тоже способствовало заселению Севера”.

После присоединения Новгорода к Москве c XV-XVI века возникла новая волна переселения на Север, и здесь ещё большую роль играли монастыри. Природа Севера отчасти придала свой вид и наружности жителей. Люди на вид большей частью серьёзны, даже несколько суровы, но нравом простодушны, кротки, терпеливы и честны. Трудная и часто опасная борьба с природой развила в них смелость, предприимчивость, стойкость в труде, сметливость. Житель в общении смел и свободен, не любит раболепства. Образование жителей невелико, но они не уступят людям из центральных губерний. Сношения с иностранцами, мореходство, отходничество на промыслы в другие губернии и города, распространение грамотности – всё это способствовало умственному образованию жителей. Здесь меньше предрассудков и суеверий, чем во внутренних губерниях России. Они, местные жители, весьма склонны к образованию и усвоению всего нового полезного.

В Онежский залив новгородцы попадали тремя путями.

Первый путь: спускались по Волхову (228км) до озера Нево (Ладожское), поднимались до Онежского озера по реке Свирь (224км) и далее вдоль озёрного берега. Из юго-восточного угла Онежского озера они плыли вверх по короткой реке Вытегре, там выходили на озеро Лача (335кв. км), из которого и течёт на север река Онега (416км), впадающая, как тогда говорили, в Студёное море.

Второй путь на Онегу из Онежского озера шёл от восточного берега вверх по короткой порожистой речке Водле. Он выводил через Кенозеро на Онегу в обход верхних порогов, затем вниз по течению реки Онеги до нижнего порога, у 63 градуса северной широты. Далее был волок до реки Емцы, которая впадает в Северную Двину, и позволяла новгородцам выйти в Двинской залив Белого моря.

Третий путь в Онежский залив шёл прямо на Север через Заонежский и Повенецкий заливы Онежского озера на Выгозеро (1200кв. км) и через так называемые Заонежские погосты вниз по коротким рекам Суме и Нюхче.

На онежских “поделах” с незапамятных времён строили суда для архангельских, каргопольских и холмогорских купцов. Постоянными заказчиками онежских корабелов были Соловецкий, Николо - Карельский, Михайло - Архангельский и Пертоминский монастыри.


Чекуевский сельский совет

В 1918-1920 гг. в Мардинскую волость входили Вазенское, Кожское, Польское и Чекуевское сельские общества.

14 января 1929 г. Постановлением Президиума ВЦИК был образован Северный край. 15 июля 1929 г. был образован Онежский район. В этом же году был образован Чекуевский район с центром в селе Чекуево. В него вошли сельские советы: Ярнемский, Посадный, Фёхтальмский, Хачельский, Прилукский, Вазенский, Польский, Мудьюжский, Мондинский и Кожский.

Чекуевский район просуществовал до июля 1931г., затем он вошёл в состав Онежского района. Посадный и Ярнемский сельские советы в это же время были переданы Плесецкому району. В наши дни Посад вновь в составе Онежского района.

С 1929 до 3.07.1931 года село Чекуево - районный центр. При райисполкоме было организовано два отдела: земельный и торговый. В 2010 году мне уроженец деревни Большой Бор Касьянов Александр Фёдорович предоставил в электронной форме “Карту лесов местного значения Чекуевского района”, составленную в 1930 году лесничим Тарасюком. Карта сохранилась плохо, поэтому мне её в эту книгу не вставить.

На территории Чекуевского сельского совета находились леспромхоз и сплавконтора.

Одним из первых председателей сельского совета был семнадцатилетний Константин Иванович Иконников, с 1934 года в Красной Армии (НКВД), закончил службу в звании полковника. Земляки в книге “Не век жить – век вспоминать” рассказывают, что он вывел два сорта турнепса, разводил свиней, сеял пшеницу.

В это время в Чекуевский сельский совет входило 20 деревень. Во время коллективизации, в 1929 году на территории сельсовета были созданы шесть колхозов, 491 двор, где проживало 854 трудоспособных человека, из которых на отхожих промыслах - 246 человек.

В Чекуево колхоз назывался “Пионер”. Он объединял деревни Чекуево, Пянтино и Кузьминскую. Колхоз “Им. 16-го партсъезда” объединил деревни Анциферово, Село, Анциферовский и Сельской Боры.

В ведении сельсовета в это время было 36 школ, две школы рабочей молодёжи, 11 изб-читален, 12 красных уголков, 15 детских площадок и яслей, 8 нардомов, 12 ликпунктов (пункт ликвидации неграмотности) и две кинопередвижки.

На собраниях основная тема выступлений: “всё плохо – надо лучше”! Такая постановка вопроса возможна лишь при наличии представлений о высоком идеале, по отношению к которому все, даже лучшие люди, оказываются непригодными для “светлого будущего”. Поэтому в 1930-32 гг. началась массовая миграция крестьян на Кольский полуостров и в Пинежский район.

В 1990-х годах на территории Чекуевского сельского Совета было 17 населённых пунктов, 1128 жителей.

В своё время с Великой Отечественной войны не вернулось 366 человек. По другим данным, более 600 человек из наших мест сложили головы в борьбе с фашистами. Жены фронтовиков Чекуевского сельского совета за годы войны собрали 14 тысяч рублей на строительство танковой колонны.

Чекуевский сельский совет включал в себя населённые пункты как с обеих сторон реки, так и на острове, образованном Большой и Малой Онегой. Отдалённость населённых пунктов от центра, села Чекуево, составляла от 1 до 20км.

На острове располагались деревни: Карбатово, Сергеево, Огрушино, Павлово, Медведево, хутор Ванево, Контасово, Чёково и Мондино. Ещё две деревни на острове Каменное и Карамино Усть-Кожского сельского совета. В настоящее время все деревни нежилые. В деревне Карбатово осталось 12 домов, в Сергеево - 10 домов, в Медведево - 4 дома.

На левом берегу реки Онеги деревни: Пянтино, село Чекуево, Калитинская, Букоборы и Юксозеро. Здесь в настоящее время только деревня Пянтино имеет официально зарегистрированных жителей в 12 домах. В селе Чекуево стоит ещё много домов, но большинство из них зияют оконными проёмами, а постоянно живут только в одном доме.

На правом берегу реки Онеги деревни: Кузьминская (Наволок), Анциферово, Великосельская (Село). По речке Мудьюге деревня Мудьюга и село Верховье, другое его название Верхняя Мудьюга. По реке Кодино находились деревни Большой Бор, Сырья, Поле и Усолье. Несколько в стороне от реки, по Чекуевскому тракту, в начале ХХ века выросли посёлок и деревни - Боры: Посёлок МТС, Анциферовский Бор, Сельской Бор, Огрушинский Бор, Павловский Бор, Медведевский Бор. В 12-ти км от Усолья раскинулись угодья Белозерской Коммуны, ещё дальше по Чекуевскому тракту был почтовый полустанок Чуново. На правом берегу Онеги в настоящее время имеющие статус нежилых четыре деревни: Анциферово, Великосельская, Усолье и Чуново. Деревни Огрушинский Бор, Павловский Бор и Медведевский Бор теперь носят общее название Павловский Бор, здесь сейчас 33 дома, живут в двенадцати. Деревня Кузьминская состояла из трёх деревень: Старый Наволок, Средний Наволок и Новый Наволок. В настоящее время существует четыре дома на Новом Наволоке, а деревня называется просто Наволок.

Чекуевский сельский совет включил в себя Православные приходы вместе с земельными угодьями: Вазенский, Чекуевский, Польский, Нижнемудьюжский, Верхнемудьюжский и Мондинский.

Ниже привожу краткие сведения из общедоступных источников о приходах и размещаю фотографии Храмовых ансамблей, красота которых никого не оставляет ранодушными.

- Чекуевский приходв 1912 году состоял из пятнадцати деревень. Ближайшие приходские церкви: Кожская – 18 верст, Польская – 18 верст, Вазенская – 10 верст. Жителей в 1896 году насчитывалось: 1154 человека мужского полу и 1364 –женского, в том числе духовных и военных муж. – 69, женск. – 76 человек. По переписи 1920 года в Чекуевском приходе проживало 2899 человек, дворов – 544. Фотография Чекуевского храмового ансамбля приведена на обложке книги.

- Польский приход, центр деревня Польский Погост, состоял из трёх деревень: Польский Погост, Поле (Поле Есенское) и Курсановская (Усолье). На 1920 год здесь в 190 дворах проживало 778 жителей. У крестьян с прославленным Соловецким монастырем были буквально родственные отношения. Монахами становились уроженцы селений. Так, предпоследний настоятель монастыря отец Иоаникий (в миру Юсов Александр Филиппович) родился в селе Поле Мардинской волости.

- Нижнемудьюжский приход самый молодой. Он образован в 1892 году. Сюда входили поселения: Грихновское, Михайловское, Давыдовское, Андреевское (Низ), Екимовское, Екимовское-2 и Сырья. Эти семь селений до 1730 года входили в Мондинский приход. Затем они входили в Верхнемудьюжский и, наконец, в 1892 году в самостоятельный Нижнемудьюжский приход.

Один храм, холодный, в честь преподобного Онуфрия Великого, был переделан в 1846г. из часовни; другой, теплый, в честь Архистратига Божия Михаила, был построен в 1871г.

В 90-х годах была предпринята попытка в возрождении деревни Мудьюги. Арбузов А.М. начал здесь строительство фельдшерского пункта, но неудача. Также одно время был Мудьюжский сельский Совет, затем он вошёл в состав Чекуевского сельского Совета. Деревенские праздники в Мудьюге отмечают Ануфриев день 25 июня и Михайлов день 21 ноября.

- Верхнемудьюжский приход. Парасковья Ивановна Абрамова (1890 -1974гг.), будущая жена Ивана Варфаламеевича Распутина, окончила церковно-приходскую школу в селе Верховье (другое название села Верхняя Мудьюга). За усердие в учёбе была награждена подарком. Это Святое Евангелие, изданное Синодальной типографией Санкт-Петербурга 1903г. с дарственной надписью и церковной печатью хранится в семейном архиве внучки Евгении. Село Верховье (Верхняя Мудьюга) состояло из двух деревень Митинская и Ряховская (Рякховская). Кроме этого сюда входили не существующие сейчас деревни: Лилисара, Некрасово, Бучерово, Рименьга и Вычера. В Верхнемудьюжский приход одно время входила деревня Сырья. В 1896 году в 174 дворах про живало 932 жителя. Первые поселенцы основались здесь в 15 веке. Село Верховье разрослось в 16 веке после строительства дороги - зимника на строящийся город Архангельск. За последнее время предпринята попытка в возрождении деревни, так в деревне Верховье введено общественное самоуправление под руководством Ольги Максимовны Зайцевой, открыт фельдшерский пункт.

- Мондинский приход состоял из шести деревень, в том числе Кирилловская (Пирзопелда), Кондратовская (Карамино), Мондино, Чёково и село Каменное. Часовня в Мондино, перевезённая из Огрушино, после пожара была обращена в церковь Благовещения Пресвятой Богородицы. Она существует и в настоящее время. В этом приходе в 1889 году была открыта школа для обучения 36 детей обоего пола. В приходе в 102 дворах было 907 жителей. В Мондино одно время работал сельский Совет.

- Вазенский приход, находится в 8км от села Чекуево. В Вазенский приход входили деревни Воймозеро, Каска и село Вазенцы. В Каске жители носили прозвища мураши. В село Вазенцы входило пять деревень: Горка, Прибывшинская, Пуминовская, Абакумовская, Антоновская. Дворов в приходе 157, жителей 892 человека.

 

Православные приходы, расположенные по соседству с Чекуевским, в разное время частично или полностью входившие в Чекуевский сельский Совет:

- Пияльский приход, сюда входили деревни Погоская (село Пияла), Чешьюгская (Чешьюга), Хачельская (Хачела), Филявская (Филяво), Пачепельдская (Пачепельда), Ковкульская (Ковкула), Кяловангская (Кялованга). От села Вазенецы до села Пияла 11км. На 1920 год дворов в приходе 350 и жителей 1680. В деревне Чешьюге в 1883г. был поставлен крест, подобный кресту находившемуся в Крестном монастыре, в память пребывания в этой деревне патриарха Никона. Очень выразительные “небеса” написанные во второй половине XVIII века северными иконописцами для Воскресенского храма в селе Пияла и Крестовоздвиженского храма в селе Макарьино, считают многие исследователи русского Севера.

- Кожский приход, 1073 жителя в 248 дворах. Сюда входили деревни, расположенные по реке Коже: Семёновская (Глотово), Филимоновская (Кислуха), Ефимовская (Остров), Сидоровская, Петровская (Верхний Двор), село Макарьино. Деревни, расположенные по реке Онеге: Чижиково (на 2008г. - 10 человек), Чирковская (сейчас посёлок Усть-Кожа), деревне более 500 лет, на 2004 год проживало около 100 человек, но численность резко сокращается. Начало пути от Усть-Кожи к Кожозерскому монастырю было отмечено замечательным ансамблем деревянного зодчества в селе Макарьинском, которое являлось центром Кожского прихода. В селе Макарьинском стоял классический онежский тройник: церковь св. Климента папы Римского, освященная в 1659 году, Крестовоздвиженская церковь, построенная в 1769 году. Между ними в XVII веке была срублена колокольня. В деревне Петровской в 1854 году была поставлена церковь в честь св. Петра и Павла, а в деревне Чирковской в 1883 году, в 2,5 верстах от Макарьинской - храм Преподобного Никодима.

Кстати, лучших лодочных мастеров, чем в Чижиково не было в округе. Деревенский праздник в Чижиково отмечали в честь святой великомученицы Варвары.

Обычно колокольня в «тройнике» стояла отдельно от храмов, возле одного их них или между ними. Прообразом этих колоколен в глубокой древности была простая звонница, устраивавшаяся на столбах. Далее эта звонница вполне естественным и уютным образом устроилась внутри шатрового оборонительного сооружения – сторожевой башни. В Древней Руси такие башни называли «вежами», от слова ведать, т.е. знать. Их ставили вне крепостных стен поселений, на подступах к ним. Стояли они на открытых, возвышенных местах на видимом отдалении друг от друга, обеспечивая хороший обзор местности и быструю передачу сигналов на большие расстояния. Из всех разнообразных форм рубленых боевых башен наиболее удачно соединила в себе практические и художественные достоинства шести- или восьмигранная постройка. Покрытием такой сторожевой башни со смотровой площадкой всегда являлся шатер, на вершине которого обычно устраивалась дополнительная дозорная вышка. Этот образ настолько укрепился в архитектурно-художественном мышлении крестьян, что был привнесен ими в культовое зодчество.

В состав Устькожского сельсовета входили деревни: Устькожа, Корельское, Чижиково. Макарьино, Глотово, Филимоновская, Евдокимовская, Сидоровская и Петровское.

Деревни: Филимоновская, Ефимовская и Сидоровская входили в состав колхоза “Первомайский”. Контора колхоза находилась в деревне Ефимовской. Там же находились магазин, начальная школа и сепараторный пункт, где молоко, привозимое с окружающих деревень, перерабатывалось в сливки, а сливки отвозили в Устькожу на молокозавод. В каждой деревне имелись конюшни, а колхозное стадо коров находилось в деревне Филимоновской. В лучшие годы в деревне Филимоновской было около 40 домов.

Деревни населяли: Бравины, Анциферовы, Григорьевы, Тарасовы, Чистяковы, Бобровы. В двух других деревнях жили: Макаровы, Черкасовы, Кушниковы, Гавриловы, Нифонтовы.

Река Кожа не судоходная, поэтому до Устькожи добирались пешком, на лошадях или на лодках. Для поездки в город Онегу на пароход можно было сесть не только в Устькоже, но и в Корельском, куда тоже надо было идти или ехать 10км по Монастырской дороге (дорога на Кожозерский монастырь в те времена была в хорошем состоянии и проходила через наши деревни). В зимнее время до Онеги ездили на лошадях, на санях (около 55км).

Большинство жителей работали в колхозе, имели приусадебные хозяйства и держали коров и овец. В зимнее время работали на лесозаготовках, лесопункт находился в деревне Петровское. До революции мужчины на зиму уходили на заработки в Онегу и в Карелию (бурлаками), где работали на лесозаготовках и на лесозаводах.

Во второй половине 1950-ых деревни по реке Коже были признаны неперспективными и подлежали расселению. Но дальше намерения дело не продвинулось. Деревни существуют и в настоящее время.

Река Кожа богата рыбой, а окружающие леса птицей и зверем.

 

- Прилуцкий приход объединил сёла Прилуки, Клещёво, Кернежка, Канзопельда (Давыдовская), Фёхтальма, Кутованга, Онуфриевская, Щипинская, Выдринская, Ивановская-Калининская всего 16 деревень, 525 дворов, 3010 жителей. Год основания прихода неизвестен, он упоминался в бумагах Кожозерского монастыря в 1557 году. Предполагают, что приход к концу 15 века уже был. Первую церковь поставили там, где Господь Бог бревно прилучил, специально кинутое в реку для выяснения воли Господа, где церковь поставить. На этом месте построили около 10 церквей, последовательно, одну за другой, однако, все они горели. До наших дней не дожили. Сохранились лишь фотографии конца XIX века и начала ХХ века храма Рождества Христова, освященного в 1869г., с примыкающей к нему звонницей. Храм построен по типу каргопольских. Исполнение христианского долга всегда считалось первой и священной обязанностью. О такой глубокой религиозности прихожан лучше всего свидетельствуют построение церквей и часовен и крупные пожертвования на их содержание и украшение. В приходе было много древних рукописей, Евангелий 1651 и 1703 годов, древние иконы, складни, сосуды, резной образ Николая Чудотворца. В деревне Кернежской в 1732 году вместо древней, где неоднократно бывал и молился патриарх Никон в бытность его игуменом Кожозерского монастыря, в XIX веке была устроена новая часовня.

Из села Прилуки, пока не было дороги Монастырки, что берет начало в устье речки Кожа, начинался зимник в Кожеозерский монастырь. Летом была тудно проходимая тропа.

Еще одно интересное место в Прилуцком приходе – деревня Фёхтальма. В ней сохранился обезглавленный храм, освященный 1 февраля 1907г. (по старому стилю) в честь Сретения Господня и Казанской Божьей Матери. Ее древняя икона, неизвестно когда писанная, хранилась в храме и весьма почиталась в Фёхтальме и близлежащих селениях. Храм начали строить в 1904 году на средства крестьянина Петра Тимофеевича Лазарева, который пожертвовал на возведение храма 20 тысяч рублей. Только один иконостас стоил 5 тысяч рублей. Храм построили по проекту епархиального архитектора Каретникова, который спроектировал в Архангельской губернии много интересных культовых сооружений. Храм по устройству и благолепию можно было считать одним из лучших в Онежском уезде. В 1906 году П.Т. Лазарев умер. Не приобретенными остались колокола, утварь и ризница. Все это вызвался пожертвовать храму приехавший в отпуск на родину бывший местный крестьянин Иосиф Артемьевич Кузьминский – управляющий фирмой в Санкт-Петербурге. Он закупил все необходимое, обеспечил доставку приобретенного имущества в Фёхтальму, а также пожертвовал на храм 1500 рублей. Вышесказанное в очередной раз свидетельствует о достатке местного, северного крестьянства, о возможности крестьянским детям учиться, становиться во главе фирм, кафедр, заводить собственное промысловое и торговое дело. Жертвовать на строительство храмов, часовен в народе было популярно, люди верили, что этим обеспечивали спасение своей души. Все деревенские культовые сооружения на Русском севере были построены на народные деньги. На добровольные пожертвования приобреталось и все необходимое для храмов. В советское время в Фехтальме брала начало узкоколейная железная дорога лесопункта Шомокша. Бревна доставлялись из леса прямо к реке и краном сбрасывались в воду, дальше они плыли по течению Онеги до её устья. В настоящее время молевой сплав древесины прекращён.


 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...