Главная Обратная связь

Дисциплины:






Мой отец Распутин Владимир Петрович



“Умельцами богатая сторонка!

Там чернью серебро чеканят звонко

И шутки ради, что тут толковать –

Блоху по-тульски могут подковать”.

Иван Молчанов.

А теперь о главном человеке, ради которого я веду это повествование: о Распутине Владимире Петровиче(14.07.1916-29.12.1998гг.), моём отце. Он был вторым ребенком, из уцелевших от эпидемий детей в семье Петра Варфоломеевича. Как я уже отметил, семья, в которой родился и вырос мой отец, была большая и дружная. Крестьянские дети взрослеют рано, и в десять лет ребенок - это значительная помощь в нелёгкой крестьянской доле. С семи лет Володя уже остаётся в доме за главного хозяина тогда, когда родители вместе со старшим сыном Василием уезжают на материк на полевые и другие работы. В его обязанности входят не только присмотр за маленькими сестрой и братом, но и работы в огороде: поливка и прополка овощей, окучка картофеля. Основные поля были на материке, но здесь также были грядки с картофелем. Здесь, около дома, основным овощем была капуста. Так и называли поля за деревней - капустники. Необходимо было проводить домашнюю скотину на пастбище, а также встретить и напоить её. До образования колхозов семья держала много скотины: лошадь, две коровы, с десяток овец и куры. Соседи Петра и Зины завидовали им, возвращаясь с работы: “Вам хорошо, дома Володя уже всё сделал, можно и отдохнуть”.

Запомнился такой случай. Мы с папой поехали в деревню Медведево подлатать крышу дома, так как она стала местами протекать. Выдался день ветреный и дождливый. Это было летом 1964 года. Проплыв около получаса на теплоходе, мы с папой ступили на остров. Вошли в дом, поднялись на второй этаж, прошли на сеновал, для осмотра крыши и определения мест протечек. Порыв ветра нарушил тишину, и на наших глазах с шумом поехала крыша дома и сарая. Не зря говорят: “Крыша поехала - не остановишь”. Дело в том, что крыша дома была выполнена без единого гвоздя. Курицы, на которых крепятся потоки, подгнили. Одна из них надломилась, произошло сползание одной части крыши, затем всей остальной. Мне запомнилось на всю жизнь, как вдруг на сарае стало светло, и снова наступила тишина. А папа только и смог произнести фразу: “Выкренится лень, так выпадет и день”. Теперь нам с папой предстояло перекрыть всю крышу, но тёс уже прибивали по одной доске на гвозди.

После выхода на заслуженный отдых папа едет в Анциферовский Бор. Так как наш дом в Анциферовском Бору в это время сдавали в аренду, здесь жил директор совхоза “Чекуевский” Арбузов Алексей Макарович со своей семьёй, папа высаживал картошку у дома в деревне Медведево. Мы с маленьким сыном Женей и папой в 1983 году ездили окучивать картошку и останавливались в этом доме на ночлег. В доме было практически всё для жилья: бельё постельное, посуда, несмотря на то, что в конце пятидесятых в доме побывали цыгане и всё что могли, то и увезли на лошадях. Розыски имущества не принесли результатов. Еще когда я учился в пятом классе, мы с сёстрами Галей, Ниночкой и папой на лошади ездили в Медведево за макулатурой. В Чекуевской школе была проведена акция. Какой класс соберёт больше макулатуры, тот поедет на экскурсию в весенние каникулы в город Онегу. Папа решил помочь дочери Гале. В Медведевском доме давно была начальная школа, поэтому тетрадей на чердаке было очень много. Мы привезли оттуда целые сани макулатуры. В этой школе учился младший брат моего папы, Константин Петрович. Как я уже говорил, у деда Петра семья была большая и крепкая. Он считался зажиточным крестьянином. Работал много, но никогда не пользовался наёмной рабочей силой. Это и спасло его от полного раскулачивания. Но в школу детей из зажиточных семей не брали, поэтому разрешили посещать школу при условии, что папа придёт со своей партой. Так Володя получил начальное образование – четыре класса в Медведевской начальной школе. Надо признаться, что у папы были все данные для продолжения учёбы. У него был очень красивый почерк и очень большое желание. Но дальше учиться власти не разрешили. Здесь Тамара Андреевна Распутина со мной не согласна. Она утверждает, что в школу принимали всех. В деревне все были в основном середняки. О раскулачивании вопрос ни о ком персонально не ставился. В то же время её бабушка Парасковья Ивановна рассказывала, как её соседка Распутина Александра Григорьевна на колхозном собрании выступала, мол “Найдём кулаков”. Она имела в виду деда Ивана и его брата Петра. Бабушка быстро заткнула ей рот: “Они кулаки от своих кулаков, то есть от своих рабочих рук. А их отец Варфоломей ходил с корзиной после пожара”. У самой Александры Григорьевны отца в Павловском Бору раскулачили.



Медведевская школа просуществовала недолго. В сороковых годах детей рождаться стало меньше и, ввиду отсутствия учеников, в 1958 году школа закрылась. Последнее время школа находилась в доме новосёлка Распутина Николая Алексеевича. Учительницей в это время была мама Риммы Коротких, одноклассницы Тамары Андреевны Распутиной.

Папа окончил Медведевскую четырёхлетнюю начальную школу. Школа в это время арендовала помещение в доме Минина Фёдора Ивановича. Это брат моего деда Минина Ивана Ивановича. Как рассказывала тётя Граня, папина сестра, в деревню приезжали представители Чекуевского сельского совета. Они договаривались с жителями деревни, по вопросу об аренде помещения для школы на определённый срок, и составляли договор. Так что школа в деревне работала в разное время в разных домах.

В марте 1933 года едет семнадцатилетний парнишка Володя в город Онегу. Работает и учится в ФЗО. Осваивает профессию браковщика на лесопильном заводе №32 и №33 треста “Северолес”. Позднее эти заводы были объединены в один Онежский ЛДК. Работа тяжелая, но энтузиазм и крестьянская закалка помогают. Володя Распутин становится стахановцем. Эти передовики награждались в городе Онеге постоянным именным местом в клубе. Приходил молодой передовик Володя Распутин в клуб, а его не пускали. Люди просто не могли предположить, что молодой человек такого маленького роста и с детской внешностью может уже не просто работать, а уже быть стахановцем. Приходилось доказывать свои права с паспортом в руках. Работая в городе, папа купил патефон и, приезжая на малую родину, развлекал селян музыкой. Но долго на лесопильном комбинате работать не довелось. Отец Володи тяжело заболел, и пришлось возвращаться в родительский дом. Здесь он стал работать продавцом в своей деревне и помогать матери по хозяйству. Исходя из воспоминаний Войцеховской Е.В., магазин в деревне организовал мой отец. Он привозил товары из села Чекуево для всей деревни.

Перед домом папа разбил клумбу, обнёс её красивой оградкой и высадил невиданные в этих местах цветы. Вся деревня любовалась этим чудачеством. Надо признаться, что отношение селян к чудачествам Володи Распутина было принято неоднозначно. Затем папа работал в продовольственном магазине села Чекуево.

Здесь с ним произошёл запоминающийся случай. Приходит однажды в сельский магазин незнакомый мужчина. Дождавшись, когда народу в магазине не стало, начал разговор издалека. Разговор этот сводился к тому, что у продавца на виду вся округа. Продавец знает людей и у каждого из покупателей настроение. Володя должен собирать разные сведения и через посредника, который назовет ключевую фразу, передавать их по назначению. Время было неспокойное, заканчивался 1939 год. По доносам из деревень стали исчезать люди. Ситуация накалялась. Если будешь выполнять инструкцию этого незнакомого человека, можешь пойти против своей совести. Если не выполнишь указаний, окажешься врагом Советской власти, врагом народа. Проходит некоторое время, и по весне с ключевой фразой пришёл незнакомый человек. Тогда уговорить на работу подобного рода было очень просто, так как все боялись репрессий. Ситуация обострялась. Помог не ввязаться в это грязное дело случай.

В июне 1940 года опять начала работу призывная комиссия. У папы ввиду малого роста была отсрочка, раньше в Армию не брали молодых людей ростом ниже ста пятидесяти сантиметров. Но на этой комиссии папа “подрос” почти на два сантиметра и был призван Онежским райвоенкоматом на основании служебного распоряжения в ряды вооруженных сил. Это произошло второго июня 1940 года. Володя был определён в 88-ую стрелковую дивизию. На вопрос: “На каких музыкальных инструментах играете?”- папа ответил: “На патефоне”. Эта фраза стала определяющей. Всю войну наш солдат крутил ручки телефонного аппарата и катушки с телефонным проводом. Так для папы эта призывная комиссия оказалась спасительной. Не довелось испачкаться грязью перед земляками.

Жуковская дисциплина, изнурительные марш-броски, ежедневные физические тренировки, марш-броски с полной выкладкой и кроссы на лыжах закалили молодого бойца. Так началась служба, которая продолжалась долгие шесть лет. 15 января 1941 года умер отец, Петр Варфоломеевич, но проститься с любимым человеком не пришлось, что поделаешь, служба. В это время папа проходил службу в городе Архангельске. Если кто сотрет в кровь ногу, может получить суровое наказание - дисбат. Могли и расстрелять, если расценят это как умышленное членовредительство. После пробежки солдатам давали соль. Так проходила служба в Красной Армии. Здесь папу и застала война. А 3 августа 1941 года 88-я стрелковая дивизия получила приказ любой ценой остановить наступление врага на Лоухи. В ночь с 12 на 13 августа 1941 года 88-ю стрелковую дивизию подняли по тревоге, одним из первых эшелонов 31-ый отдельный батальон связи отправляется на Карельский фронт. Благодаря хорошей организации перевозки все 18 эшелонов дивизии были переброшены на станцию Лоухи меньше чем за двое суток, а также из Архангельска морем 758-й стрелковый полк онежан. Уже к вечеру передовые части дивизии с ходу вступили в бой. С 11.08.41 по 17.03.42гг. 88-ая стрелковая дивизия участвует в боевых действиях. ( В этом бою погиб командир 88СД Зеленцов А.И.) Плешков Николай Степанович, солдат 88-й стрелковой дивизии, очевидец и свидетель боев, вспоминал: “Поезд еще не подошел к станции Лоухи, а бойцы уже спрыгивали с подножек поезда и вступали в бой с подступающим к станции врагом. Первым вступил в бой 147 отдельный разведывательный батальон. Он отбросил врага к озеру Еловое и остановил продвижение врага в сторону станции Лоухи”. Здесь 7сентября 1941 года рядовой Распутин Владимир Петрович был тяжело ранен осколками и направлен в госпиталь города Архангельска на излечение. Госпиталь находился в здании Лесотехнического института. За участие в боях на Карельском фронте был награжден медалью “За боевые заслуги” номер 77234. В это время медаль ещё имела маленькую колодку, как у медали Золотая звезда. Впоследствии медаль приобрела стандартную колодку. На Карельском фронте в местечке под названием Лоухи шли очень жестокие и кровопролитные бои. Защитив подступы к местечку Лоухи, отбросив немцев далеко назад, части 88-й стрелковой дивизии уничтожили крупную группировку противника в районе озера Еловое. Так закончилась первая попытка немецко-финских войск перерезать Кировскую железную дорогу. Поскольку эта дорога имеет прямое отношение к военным действиям стрелковой дивизии, в которой воевал мой отец и эта дорога проходит недалеко от на ших мест, напомню немного истории.

За время войны вражеская авиация совершила 2500 налётов на Кировскую железнодорожную магистраль, сбросив 140 тысяч авиабомб. Сдали дорогу в строй на участке Обозерская - Беломорск, соединяющую Мурманск и Вологду, поздней осенью 1941 года с завершением строительства моста через реку Онегу в районе села Порог. Дорога и мост были построены силами заключенных «врагов народа». Людей заставляли строить опоры моста, находясь по грудь и шею в ледяной осенней воде. Вооруженная охрана, находясь чуть ниже по течению, стреляла в жертв бурного потока как в беглецов. Лагерь располагался на противоположном селу берегу. Пожилые люди рассказывали, что заключенные были сильно истощены. По дороге на работу они ели траву, умерших на работе заключённых закапывали прямо в насыпь. Так что поезда в буквальном смысле идут и сейчас по костям замученных сталинским режимом людей. Вдоль указанного отрезка железной дороги имеются скрытые массовые захоронения. Руководил строительством дороги прославленный полярный комиссар И.Д. Папанин. Все станции вдоль этого участка железной дороги это бывшие лагерные зоны. С 27 сентября 1941 года всего из Карелии было эвакуировано 536 тытяч человек, в том числе около 90…100 тысяч человек в Коми республику, а также в Архангельскую и Вологодскую области. Было эвакуировано в глубь страны 293 промышленных предприятия, это 8076 вагонов оборудования. Много эвакуированного населения Карелии прошло и по нашей дороге. Практически в каждой деревне на Онеге во время войны жили эвакуированные из Карелии.

В 88-й дивизии молодежь не отличалась высоким ростом, но духом была крепка, умела многое делать своими руками, а это в армии большой плюс. К концу октября 1941 года дивизия сражалась против трёх элитных пехотных полков дивизии СС “Норд”, трёх пехотных полков финнов и против отдельного пулеметного батальона немцев. Прибывший в дивизию “Норд” шеф войск СС Гиммлер передал категорический приказ Гитлера взять Лоухи к 7 ноября. В ночь с 31 октября на 1 ноября 1941 года, перемешав с землей бомбами передний край и тылы 88-й дивизии, после трехчасовой артподготовки немецкие и финские части пошли в наступление, но все атаки были отбиты. По силам противник превосходил 88-ю стрелковую дивизию в 2,5 раза. Но она удержала занимаемый рубеж, причем в личном составе противник потерял втрое больше, то есть до 10 тысяч человек. Всего за три с половиной месяца боев, к концу ноября 1941 года, в 88-й дивизии от 17 тысяч осталось в строю не более 3 тысяч человек. Обескровленную дивизию заменили другими частями и вывели на переформирование.

В Интернете на сайте (militarylib.com/ww2…kestengskaya-operaciya.html) сказано: “После окончания наступательных боёв (противником) в ноябре 1941г. в течение зимы на кестеньгском направлении активных боевых действий не было. Противник в течение зимы вёл артиллерийско-миномётный огонь по нашему расположению, переходя обычно от методического, беспокоящего огня к мощным шквальным огневым налётам”. Мне папа рассказывал, что самое жуткое время на войне во время миномётного обстрела, когда врага не видно, а всё на свете перемешивается с землёй, и нигде нет спасения ни в окопах, ни в землянках.

Подвиг дивизии, в которой воевал мой отец, беспримерная её стойкость, отвага и умение воевать в самых сложных и даже критических обстоятельствах на одном из опаснейших в начале войны направлений были оценены командованием. В начале января 1942 года, когда противник был остановлен на всех направлениях Карельского фронта, Военный Совет фронта представил 88-ю стрелковую дивизию к присвоению звания Гвардейская. Приказом народного комиссара обороны № 78 от 17.03.1942 года 88-я стрелковая дивизия преобразована в 23-ю Гвардейскую стрелковую дивизию. После госпиталя, в феврале 1942 года папа возвращается в свою дивизию.

В конце сентября 1942 года 23-я гвардейская дивизия переброшена на Северо-Западный фронт. Здесь в составе 1-й ударной армии приняла участие в ликвидации “Демьянского котла”, в ходе которой была снята угроза обхода Москвы с севера.

С 10 сентября 1942 года батальон связи участвует в боях Северо-западного фронта. Здесь моего отца за мужество и отвагу представляют к ордену Красной звезды №1842254. В феврале 1943-го года, перед очередным кровопролитным боем он напишет заявление со словами “Если умру, считайте коммунистом”. Хотя после боя папа остался жив, его принимают в ряды Коммунистической партии, тогда ВКПб. С 20 июня 1943 года папа приписан к 3-му Прибалтийскому фронту. В феврале-марте 1944 года дивизия вышла на оперативный простор. Совершая 30-40 километровые марши, с ходу сбивая арьергарды противника, очищает родную землю от оккупантов. Вместе с другими соединениями 23-я гвардейская дивизия 24 февраля овладела мощным оборонительным пунктом, важным железнодорожным узлом - городом Дно. За эти действия дивизия получила почетное наименование “Дновская”.

С 3 октября 1944г.- Второй Прибалтийский фронт. Здесь папа участвовал в операции по освобождению города Даугавпилса.

С 15 января 1945 года - Первый Белорусский фронт. Здесь за форсирование реки Неман гвардии ефрейтор Распутин был представлен к ордену Слава 3-ей степени.

Особо запомнился мне рассказ отца о проведенной операции по сращиванию телефонного кабеля на тысячу пар проводов, на мосту через реку Одер под непрерывным обстрелом немцев. Здесь папа получил контузию, но от госпитализации отказался.

Очень хотел дойти до Берлина, и дошёл до самого Рейхстага. 22 апреля 1945 года дивизия, в составе 12-го гвардейского стрелкового корпуса 1-го Белорусского фронта начала бои в Берлине. Ожесточение в схватках за каждый дом было предельным. 25-го апреля части дивизии двинулись по Мюллерштрассе. Противник предпринимал яростные контратаки, но безуспешно. Дивизия одной из первых в армии вышла к реке Шпрее. Ломая отчаянное сопротивление гитлеровцев, части дивизии упорно продвигались к Штеттинскому вокзалу, 2 мая он был взят, и комсомолец Шалунский водрузил на нем знамя Победы. За эту операцию 23-ей гвардейской дивизии было присвоено наименование “Берлинская”. Полное её название стало - 23-я гвардейская Краснознаменная Дновско-Берлинская стрелковая дивизия. С 17.03.42 по 09.05.45гг. Гвардейская стрелковая дивизия участвует в боевых действиях.

С 20-го августа 1945 года папа продолжает служить в группе Советских оккупационных войск в Германии. Здесь 18 августа 1945 года он награжден медалью “За победу над Германией в Великой Отечественной войне”. А 24 октября 1945 года он награжден медалью “ За взятие Берлина” и 4 апреля 1946 года награждён медалью “За освобождение Варшавы”.

Такой большой путь за время войны прошёл мой отец, Владимир Петрович Распутин, в составе 31-ого отдельного батальона связи, в роте связистов кабельных линий, славной 23-ей гвардейской Краснознамённой стрелковой Дновско-Берлинской дивизии, которая была сформирована в городе Архангельске. Гвардии ефрейтор Распутин уволен в запас 4 августа 1946 года.

При демобилизации папа получил направление в город Сочи, но из-за жаркого климата там жить просто не мог. Вернулся в родную деревню и был принят на работу в Чекуевское сельпо на должность продавца. Папа пришёл с войны инвалидом, но из личной скромности оформлять инвалидность не захотел. Инвалидность папа оформил потом, когда вышел на пенсию. 28 сентября 46-го года женился на Мининой Алевтине Ивановне из деревни Павловский Бор. Надо признать, что папа знал эту девушку ещё до войны, и она писала ему письма на фронт. Мне попадались открытки с видами Германии и с надписью: “Аля, жди меня. Володя”. Первые годы совместной жизни прошли в селе Чекуево. Жили в маленьком подсобном помещении магазина, где оба работали продавцами. Здесь родились первые двое детей Галя и Толик. Потом папа купил ма ленький домик в деревне Кузьминская. Домик был худенький и продувался. Чтобы было теплее, папа изнутри его оштукатурил. В этом доме родилось ещё двое детей я и Ниночка. Правда, Ниночке в сельсовете написали место рождения село Чекуево. Когда мы жили в деревне Кузьминской, папа купил маме ножную швейную машину. Мама занималась вышивкой. А вот красивый рисунок на занавес ки для вышивки решилье папа увидел на станции Мудьюги и нашёл оригинальный способ копирования его. Обёрточная бумага у папы была. Он попросил хозяйку снять занавеску и попросил алюминиевую ложку. Хозяйка, конечно, удивилась просьбе, но дала и ложку. Папа расстелил занавеску на столе, накрыл бумагой и начал водить по бумаге ложкой. Рисунок стал проявляться.

Четвертого ноября 1957-го года папа перешёл на работу в Онежскую МТС. Здесь он проходил целевые курсы. После присвоения квалификации пилорамщика папа работал летом на передвижной, а зимой на стационарной пилораме. В это время занимался строительством своего дома, перевезённого из Медведевского (Павловского) Бора. Этот дом в 1920 году построил мой дед по линии матери Минин Иван Иванович. Место для строительства дома было выделено не в самой деревне Анциферовский Бор, а примерно в километре от неё. И долго наш дом называли хутором Распутиных на Большой дороге.

Немного истории. История этой дороги идёт с конца XVI века. Тогда был проложен зимник Архангельск – Чекуево через село Верховье. В 1896 году, когда была введена в эксплуатацию железнодорожная ветка Вологда – Архангельск, была построена дорога от села Чекуево до станции Обозерская. Эта дорога губернского значения протяжённостью 87км, была связана с другой дорогой, проходящей вдоль левого берега реки Онеги, которая дальше шла от города Онеги до Петербурга и связывала западные районы Каргополя, Поморье и Карелию. Во время гражданской войны дорогу Чекуево – Обозерская называли Чекуевским трактом. Большой дорогу стали назвать во время Финской операции и Великой Отечественной войны, поскольку она тогда имела стратегическое значение. По этой дороге происходило обеспечение Карельского фронта всем необходимым, по ней же производилась эвакуация жителей Карелии, так как от города Онеги до Кеми вдоль западного побережья Онежского залива была так же в XIX веке построена грунтовая дорога.

Мой бывший начальник бюро технической подготовки четвёртого цеха Севмаша, а папин однополчанин, Шадрин Василий Иванович (1917-1992гг.), боевой офицер, рассказывал: “ После лечения в госпитале города Архангельска добирался на Карельский фронт, в свою дивизию. Ехал я на попутной машине зимой 1942 года. От станции Обозерской до села Чекуево ехал в кузове, так как в кабину шофёр взял какую-то даму, возможно продавца местного магазина”.

Дорогу от станции Обозерская до Перевалочной во время Великой отечественной войны держали в очень хорошем состоянии.

“На Перевалочной, в деревне Новый Наволок (Ново-Кузьминская) в начале Великой отечественной войны летом был установлен “мост”, для переправы на левый берег реки Онеги. Жители деревни Пянтино из окон своих домов наблюдали, как Советские войска на баржах переправляются через реку. Здесь же располагалась одна из батарей…”, - вспоминал Владислав Михайлович Сынчиков. Газета “Эжва” за №7 от 28.08.2006 года, город Сыктывкар.

Большую и дружную нашу семью постигает горе. В день выборов, воскресенье, 16-го марта 1958 года трагически в девятилетнем возрасте, погибает мой старший брат Анатолий. Толик нам сказал, что девятнадцатого марта прилетят скворцы. Надо срочно делать скворечник. А в старом доме, в деревне Кузьминская, была перегородка из красивых и широких досок. Он взял меня, первоклассника, для помощи. Доску надо было выбить из перегородки на нижних сенях. Наверху было много снегу. Толик приказал мне стоять в стороне, а сам стал выбивать доску. Только ударил по доске, что-то треснуло, и всё с грохотом опустилось на землю. Наступила тишина.… Это происходит в своём родном доме, к этому времени проданном на дрова Чекуевской больнице. Весной следующего года родится сын Сергей. А весной в больнице было сыро и холодно, он простудился, и врачи не смогли помочь, младенец умирает.

В первое же лето после переезда в Анциферовский Бор в лесочке за домом, на сухой полянке, поросшей мохом, папа сделал нам детский уголок. На двух больших елях установил перекладину и повесил качели. Недалеко папа установил стол со скамейками, для игры девочкам в куклы. Папа нас учил на наглядном примере, как сделать в лесу скамейку без гвоздей и досок. Рядом стояла огромная сосна, для нас, ребят, наблюдательный пункт. В детском уголке мы себя чувствовали в безопасности, и каждый находил себе занятие, поэтому очень нравился этот детский уголок.

В МТС папа работал в разных должностях, занимался ремонтом тракторов в мастерских, работал помощником экскаваторщика. Вместе с Вениамином Петровичем Нечаевским занимался осушением лугов по берегам речки Тельминцы и озера Карасово. В свободное от работы время папа вырезал стёкла для кабин тракторов. Отцовским стеклорезом он мог вырезать по шаблону толстое и фигурное стекло. Для этого стеклореза ещё его отец сделал футляр, а папа бережно хранил его. Летом папа брал меня на экскаватор и на трактор ДТ-54. На этом тракторе папа фрезеровал тяжелой дисковой бороной осушенные луга и закатывал их катком. С этих пор я сильно полюбил технику, помогал папе ремонтировать трактора. Теперь вся моя жизнь неразрывно связана с техникой. От работы на тракторе у папы начала болеть голова и теряться слух. Я связываю потерю слуха с последствиями фронтовых лет, контузии, и папе пришлось менять работу. Он поступил на службу в Плесецкий райфинотдел на должность инспектора государственных доходов. Надо сказать, что в это время нашу местность относили к Плесецкому району. Это решение было ошибочным, ввиду удалённости наших мест от районного центра. Вскоре нас возвратили в свой родной Онежский район.

В этой должности папа работал один год, так как шестого марта 1964 года его избрали председателем правления Чекуевского сельпо. Во время работы председателем сельпо папа построил универсальный магазин в деревне Анциферовский Бор, недалеко от Тельминского моста. Здание магазина было построено из дома, купленного организацией в деревне Медведево, с некоторыми переделками. В магазине было проведено центральное водяное отопление. Котёл работал как на дровах, так же и на каменном угле, что для наших мест было новое и прогрессивное. В начале строительства этого магазина, при транспортировке материалов дома из деревни Медведево в деревню Анциферовский Бор произошёл несчастный случай. Во время перечекеровки тракторов для подъёма саней с бревнами двойной тягой на высокий берег реки Онеги, один из трактористов получил смертельную травму. Папу осудили за неправильное оформление документов на аренду транспортников. Не было отметки о проведении инструктажа по технике безопасности. И из незначительного жалования, всего пятьдесят четыре рубля в месяц, с папы удерживали полгода десять процентов. Надо сказать, что на низкооплачиваемую должность председателя правления сельпо папу назначили против его желания, напомнив, что он коммунист. В мае 1965 года папа перешёл работать в качестве плотника в Анциферовский филиал Онежского головного маслозавода. В августе 1965 года я уехал в город Северодвинск на учёбу. Папин брат, Василий Петрович, пригласил меня к себе, на улицу Ударников, дом 87, а осенью в Северодвинск приехали папа и мама. Чтобы быстрее нам дали комнату, папа устраивается 12 ноября 1965 года на завод стрелком ВОХР. В декабре того же года папе дали комнату в общежитии, по адресу Административное шоссе дом 4а, так как у этой организации было ведомственное общежитие для семейных работников. Сестра Ниночка с бабушкой Полей остались в деревне.

Стрелком ВОХР папа трудился до выхода на заслуженный отдых 30 апреля 1981 года. За время работы на СМП не раз был поощрён благодарностями, грамотами, награждён ценными подарками. Много раз побеждал на отрядных состязаниях по пулевой стрельбе из пистолета. Пятого мая 1980 года папа награждён медалью “Ветеран труда”. За время работы на СМП папа награждён многими юбилейными медалями, в том числе орденом Отечественной войны I-ой степени №1076869 от 13.03.1985года, медалью Жукова. Также папа награждён карманными часами с изображением маршала Жукова. Последние годы папа продолжал работать в охране в качестве вахтёра ведомственного общежития. Молодые девчата любили дядю Володю за то, что он всегда приходил к ним на выручку. Он мог устранить засор в унитазе или раковине, починить электроплитку или просто дать полезный совет. Он был добрым волшебником для этих деревенских девушек, решая их проблемы.

Папа был человеком жизнелюбивым и жизнерадостным. Очень любил труд. Дома мог делать любую работу. Он умело выполнял любую крестьянскую работу. Бегал в лес за грибами и ягодами. Я не случайно написал, что папа бегал, папа был очень легок на подъём. Говорил, что ему после ранения в 1941-м году, очень хорошо заштопали ноги, спасибо врачам. Тогда в госпитале после ранения полгода папа не чувствовал ног.

Около дома, за красивым забором из штакетника, всегда росло много цветов. Здесь так же, как и до войны в деревне Медведево, папа сделал большую клумбу и развёл красивые цветы. Семенами и саженцами редких сортов его снабжала сестра Глафира Петровна. Папа всегда из поездок в город привозил семена цветов. Он первый в Анциферовском Бору начал выращивать в огороде клубнику. У одних из первых у нас в Анциферовском Бору стали расти огурцы и помидоры. Папа также отлично вязал, вышивал и шил, искусно подшивал валенки. Очень быстро, уже в Северодвинске, освоил плетение на коклюшках. В то время, когда младшая дочь Ниночка, училась в городе Ленинграде, папа сплёл ей на коклюшках, модное на то время, “пончо” из чёрного кружева с кистями, выполненном в стиле “Вологодские кружева”. Ниночка, будучи студенткой, с большим удовольствием в нём щеголяла. Уже выйдя на пенсию, он освоил плетение корзин из ивовых прутьев.

Папа решил по весне подлечить здоровье в госпитале города Архангельска. Раньше-то с врачами встречался крайне редко. Решил подлечить сосуды, но процесс реабилитации прошёл очень болезненно, и через полгода папы не стало. Папа прошёл большой и очень сложный жизненный путь. На его жизненном пути было столько преград в виде революций, войн и разного рода реформ. Но этот маленький с виду человек обладал огромной жизненной энергией, желанием жить и приносить людям пользу. Невзирая ни на какие реформы, папе нужно было помогать по хозяйству в первую очередь родителям, потом воевать, залечив раны растить своих детей, и просто красиво и честно жить. Я не имею в виду красиво жить, значит роскошно. Красиво жить, по-моему, это приносить людям радость. Что папа и делал на протяжении всей своей жизни. Ещё одна замечательная черта этого удивительного человека - это ответственность за всё, что его окружало, любовь к жизни и гостеприимство. Его знали многие земляки из разных деревень, раскинутых по берегам среднего и нижнего течения реки Онеги. Светлая память об этом человеке сохранится в сердцах земляков, сослуживцев, коллег по работе и, конечно, близких и родных ему людей. Похоронен папа вместе с мамой на северодвинском городском кладбище “Миронова гора”.

До последних дней папа помогал мне в строительстве дачного домика, а в бане, построенной с его помощью, так и не успел помыться. Банька получилась маленькая, но теплая. Иногда мы приглашаем помыться соседа по даче. И он написал такие слова:

Распутину Александру Владимировичу. В день Яблочного Спаса.

Встречают по одёжке

Проводят по уму,

А к ней идут раздетыми,

Одёжка ни к чему.

Она встречает жаром

Букетом из берёз.

Здоровье дарит даром,

А парься хоть до слёз.

Ласкает наши члены

От головы до пят.

И кто с ней подружился

За пар благодарят.

Благодарят за ласку,

За веник и тепло,

А кто не ходит в баню,

Тому не повезло!

А я соседа Саню

Благодарю за баню.

Булатников Роберт Алексеевич (на фото). 19 августа 2007г.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...