Главная Обратная связь

Дисциплины:






Распутин Александр Владимирович, автор



“Я право своё предъявляю на Север

Я с теми, кто лес корчевал поутру.

Кто гати гатил и озимые сеял,

Кто невод рыбацкий тянул на ветру”.

Дмитрий Ушаков.

Я один из немногих жителей Чекуевского сельского совета родился в деревне Кузьминская. Дело в том, что эта деревня к моменту моего рождения стала совсем маленькая. Раньше в неё входили три деревни: Старый Наволок, Средний Наволок и Новый Наволок. В 1957 году во всех трёх деревнях насчитывалось 15 домов. Деревенский праздник отмечается 21 июля, в день чествования иконы Казанской Божьей матери. От некогда большой и вроде бы перспективной деревни сейчас осталось четыре дома.

Летом 1957 года папа и бабушка Поля брали меня и старшего брата Толика в деревню Павловский Бор разбирать печи в доме Ивана Ивановича Минина. Дом готовили к перевозке на новое место, в Анциферовский Бор. Я первый раз тогда прошёл по Большой дороге и мало что запомнил из этого похода, хотя до развилки на Чекуевскую больницу мы с Пешковыми Рудиком, Костей и их сестрой Валей ходили раньше по чернику. Место в районе развилки называлось “Веретига“. В семье у Пешковых была ещё сестра Нина, но она не удачно упала дома со стола и умерла в возрасте около трёх лет.

В сентябре 1957г. я пошёл в Чекуевскую школу. Первые дни меня перевозил через реку Онегу папа на своей лодке. Потом я ходил на перевоз в деревню Старый Наволок. Там перевозчиком была Пешкова Алевтина Михайловна. Я знал эту женщину раньше, так как мы играли с её ребятами. Валя была мне ровесницей, а Костя ровесник моей старшей сестры Галины. Бабушка Поля, отправляя меня в школу, говорила: “Вон ребята с огнями из Павловского Бора идут. Беги вместе с ними”. В Павловском Бору была начальная школа. Ещё начальная школа была в деревне Медведево, но эти ребята жили в школьном интернате. В старшие классы ученики из Боров также ходили в Чекуевскую школу. Дорога для этих ребят была дальняя, более пяти километров, а в сентябре светает поздно и темнеет рано, поэтому ребята ходили с факелами. В эти годы в ближних лесах водилось много волков, так что факела были ещё и для самообороны от хищников. Факела представляли собой консервную банку, прибитую к деревянной рукоятке с тряпкой, смоченной в керосине. В школе были специальные подставки для факелов. Мне долго не пришлось ходить с факелом, скоро появились фонарики. В конце лета дом, перевезённый из Павловского (Медведевского) Бора, был подведён под крышу. Надо сказать, что помогали в строительстве папины братья Василий, Константин и дядя Иван Варфоломеевич. Большую, неоценимую помощь в строительстве оказал Яков Петрович Поздеев. К нему и тёте Нюре Тихомировой в деревню Анциферово, в первый год строительства дома, мы ходили в баню. Зимой папа брал лошадь в колхозе или в школе и возил нас в санях. Скоро открылась общественная баня в посёлке МТС, почти напротив нашего дома. Спустя некоторое время, когда в посёлке появились личные бани, в этом здании, перестроенном под жилой дом, с 1962 года жила семья Парутина Николая Яковлевича.



После уроков я все время стремился идти к папе, в новый дом, хотя мне это не поощрялось. Но там, у папы, была очень вкусная манная каша с вареньем из свежей брусники и мармеладом из брусники, поэтому меня дома было не удержать. Вскоре мне разрешили оставаться в новом доме. Отсюда в школу стал ходить через деревню Новый Наволок. Здесь работал перевоз через реку Онегу. Мы, младшеклассники, ждали на берегу, когда придёт лодка, и подойдут старшеклассники, которые могут работать вёслами. Дорога к реке, на Перевалочную, пока не построили мостовую, была гладкая и жидкая, мои сапоги еле хватали. Здесь я познакомился с одноклассниками с больничного хутора Сашей Ивановым, Таней Коротких, и Галей Варфоломеевой.Таня Коротких дочь Веры Васильевны (Катышевой 11.09.1922 - 6.04.1965 гг.).

Вера Васильевна работала акушеркой в Чекуевской больнице. Она рано умерла, и отец с двумя девочками Таней и Надей уехали в Красноярский край, город Зеленогорск. Владимир Михайлович Коротких (18.10.1924-13.06.2004 гг.) работал электриком, из Зеленогорска уехал в посёлок Белый Яр Томской области. Сейчас Татьяна Владимировна Коротких живёт в Красноярске, у неё был сын Сергей (1972-1996гг.). Таня и Надя окончили Томский политехнический университет. Таня работала геологом в Башкирии и Красноярком крае. Надежда Владимировна 1956 г.р., муж Крутиков Александр Аркадьевич, (1952-2007 гг.) живёт в городе Зеленогорске Красноярского края. У неё две дочери Дарина 1979 г.р. и Елена (Алёна) 1981 г.р. одна внучка Полина 2003 г.р. и два внука Егор 2009 г.р. и Кирилл 2011 г.р. Надя сейчас работает в Зеленогорске начальником отдела компьютерного обеспечения жилищно-коммунального управления.

Дорога в школу этих ребят проходила через кладбище, поэтому была сопряжена с кучей всяких приключений. Старшеклассники придумывали разные небылицы, наряжали пни, которые в сумерках давали волю воображению.

Перевоз работал в хорошую погоду исправно, а в ненастные дни бывало и жутковато в лодке. Недаром старики говорили: “На воде ноги жидки”. Здесь бессменным перевозчиком был Крысанов Александр Александрович (1916гр.).

Первая моя учительница была Долгих Александра Павловна 1928гр, жительница села Чекуево. В первую распутицу, пока не пойдут по льду пешеходы, я оставался ночевать у своей первой учительницы. Она была моей дальней родственницей, так как была замужем за правнуком сестры Варфоломея Клеопатры Ивановны - Борисом Андреевичем.

Во время встречи в 2009 году в Онеге с одноклассницей Надей Митусовой (сейчас Надя живёт в Волгограде) мы вспоминали первую учительницу. Вспоминали такой эпизод. Это Александра Павловна назвала меня Шуриком, а сына учителей назвала Сашей (у нас в классе было два Саши Распутина). Тогда строго было надо писать правой рукой, а я левша, часто перекладывал карандаш в левую руку. Заметив, Александра Павловна тихо говорила: “Шу-рик”, и я быстро брал карандаш в правую руку. Теперь у меня два сына - Ваня и Коля - чистые левши. По нынешней педагогической науке их не переучивали. Мне всегда казалось, что учительница у меня очень строгая, даже после того, когда я жил у неё во время распутицы. Тогда нам, ученикам младших классов, казалось, что учителя сделаны совсем из другого материала, они особенные и даже не ходят в туалет. В начальных классах Александра Павловна преподавала сразу в первом и третьем, затем во втором и четвертом классах. Поэтому я два года учился вместе со старшей сестрой Галиной и два года вместе с младшей сестрой Ниночкой.

В селе ребят много, после школы играли с ребятами в командные игры. Здесь меня ребята учили играть в старинную игру лапту. Как только пойдут через реку пешеходы, сразу и школьники шли домой. Дома в командные игры играть было не с кем, дом Распутиных был хутором на Большой дороге. Примерно через год у нас в доме появилось электричество. Его провёл Федор Михайлович Ильин. Сын Володя Ильин сначала ходил в Павлоборскую начальную школу, а с третьего класса мы учились вместе, так как Ильины, Шукшины, Александровы и несколько позднее Сокольниковы построили свои дома в посёлке МТС. Несколько раньше в посёлке были построены четыре стандартных двухквартирных дома и здание электростанции. Эта электростанция давала свет посёлку и Анциферовскому Бору. В 1959-60гг. строится ЛЭП 10 киловольт Кодино – Павловский Бор и далее, вверх по реке Онеге. В Павловском Бору находится Михайловская подстанция.

В 1958 году на противоположной стороне Большой дороги развернулось строительство кирпичного завода, как раз напротив нашего дома. Глина для изготовления кирпичей оказалась непригодной, в ней встречались камни, по этой причине завод забросили. Он состоял из машинного корпуса, корпуса предварительной сушки кирпичей и корпуса готовой продукции. От машинного зала шла железная дорога в корпус предварительной сушки. Когда в посёлок переехали Сокольниковы, Шукшины, Ильины, Друговы и Александровы, мы стали собираться играть вместе. Особенно любили играть в прятки на лужайке возле нашего дома, поросшей сгустками мелких ёлочек и кататься на тележках кирпичного завода. По стеллажам и крышам строений было очень интересно играть в догонялки. Мне очень нравилось играть в эту игру, потому что я легко уходил на этих строениях даже от больших парней. Но раз у меня произошла осечка. Так увлёкся погоней, что-то не рассчитал и съехал с деревянной крыши на пятой точке. В мои ягодицы впилось не менее сотни заноз. Самые крупные занозы размером со спичку я вытащил сам, а что делать с остальными? Мама нашла интересное и действенное решение, намочила тряпку керосином и приложила мне на ягодицы. Наутро все занозы исчезли, а раны затянулись.

Моя сестра Ниночка вспоминала, что так же довелось съехать с крыши кирпичного завода на пятой точке. У неё после этого поднялась высокая температура, свыше тридцати девяти градусов. Её мама лечила универсальным лекарством. Мама томила мухоморы в русской печке, хранила в тёмной бутылке под кроватью. Это лекарство было в доме всегда на все случаи жизни. Мама накладывала на больное место это лекарство, грибы моментально высыхали, тут же снимали жар. Помнится, приехал к нам в гости дядя Костя, папин брат. Он по профессии военврач. У него было очень сильное воспаление на ноге от мозоли и ничто ему не помогало. Мама уговорила его с вечера наложить на больное место повязку с мухомором, и к утру воспаление прошло. Дядя Костя очень сильно удивился, так как не очень верил в положительный исход. Тогда ещё шутили, что мама врача вылечила.

Вскоре мы познакомились с семьёй Ефимовых. Они жили на бойне у дороги, в сторону Анциферовского Бора. Эта местность, вниз от деревни, называется Нижний Прислон. У Владимира Кузьмича была большая семья. Старшая дочь Таня ровесница моего брата Толика, погибшего в марте 1958 года. Витя Ефимов ровесник сестры Нины. Всего у них в это время было семеро детей. С Ефимовыми мы ходили летом купаться на Омут речки Тельминцы от моста вниз по течению. Тогда речка Тельминца была ещё довольно полноводная. Здесь дети младших классов с большим удовольствием купались целыми днями до посинения. Слева от Омута проходила дорога на аэродром. Временами ребята вылезали из воды на валуны этой дороги, чтобы отогреться. В конце 1960-ых валуны были использованы для строительства домов в качестве фундаментов. От этой дороги сейчас никаких следов не осталось. А примерно, в 1965 году канаву в сторону деревни Анциферово углубили и расширили с помощью экскаватора. После этого речка обмелела. В начале прошлого века эта канава была выкопана вручную, лопатами. Она была несколько мельче и уже. Сейчас в этом Омуте можно искупаться разве что в большую воду.

В 1961 году у меня появился велосипед “Орлёнок”. Теперь я всегда был на своём коне. Правда, в школу ходил по-прежнему пешком, в лодку с велосипедом не брали.

В 1962 году, когда мама перешла работать на маслозавод, познакомила меня с Генкой Крыловым 4.01.1952гр., сыном директора маслозавода, Крыловой Анны Афанасьевны (1916-2002гг). Они жили в Анциферовском Бору в доме, носившем звание “500-весёлый” (дом типа общежития), поэтому он ходил в школу в Павловский Бор. Генка стал настоящим другом. Вскоре Крыловы построили дом в посёлке. Вместе с Генкой я стал подрабатывать летом на маслозаводе. В начале трудовой деятельности занимался только сколачиванием ящиков для масла и сыра. Ящики для масла сколачивали из строганых дощечек - клёпки. Надо сколотить ящик, обтянуть стальной проволокой и подстрогать выступающие борта. Эта работа стоила 15 копеек, и за день мы делали по десять таких ящиков. Сырные ящики делались из нестроганой дощечки и стоили 20 копеек. Надо сказать, что на Анциферовском головном маслозаводе вырабатывали Вологодское масло, сыр Голлардский и тощий сыр, а также творог и сметану. Масло изготавливалось двумя способами. Первый – масло сбивалось в большой деревянной бочке с горизонтальной осью вращения. А второй способ – сливки нагревались и подавались в сепаратор, где и образовывалось масло. Из сепаратора масло заливалось в ящики, устланные пергаментной бумагой. Главным инженером на маслозаводе работал Золотарёв Владимир Кириллович, очень грамотный инженер. По его инициативе была изготовлена линия для разогрева сливок перед сепарированием. Для работников завода под его руководством, были оборудованы душевые. Когда я стал подрастать, мне на маслозаводе стали доверять работу грузчика. Утром рано грузил масло, сыр, творог и сметану на тракторную тележку. Отвозили всё это на Перевалочную базу. Там мы ждали рефрижератор ТР-5, грузили перечисленные мною выше продукты на поддон поворотного крана рефрижератора, а назад принимали сливки из отделений, расположенных вверх по течению реки. На Перевалочной был склад сельпо. Товары принимались с речного транспорта сначала в склад, а затем развозились по деревенским магазинам и организациям. Также там были оборудованы съезды к воде для подхода тракторов к водному транспорту.

В 1963 году я познакомился с Сергеем Бобковым. С его подачи мы метрах в трехстах от нашего дому построили в лесу избушку. Избушка получилась удачной, и ребята со всей деревни стали в ней собираться, а старшая сестра Галя там с подругой Валей Мининой готовились к экзаменам в восьмом классе. Большие ребята из зависти развалили избушку по брёвнышку. Папа разрешил нам поставить её около дома, но не маркированные брёвна складывались очень плохо. Смотрелась она неказисто, но простояла до 90-ых годов, пока папа не разобрал её на дрова. Весной 1965 года, там же на маслозаводе, я окончил курсы кочегаров, но по причине малого возраста, работать кочегаром не пришлось.

С 1965 года я учился в Северодвинске. Сначала в школе № 11 в восьмом классе, затем в Северодвинском политехническом техникуме. Но на лето всегда отправлялся в деревню, где были мои друзья и моя родная бабушка Поля. У Генки Крылова к тому времени появился мотоцикл. Мы ездили с ним в Анциферовский, Павловский и Большой Бор на танцы, там были сельские клубы. Летом в клубах были танцы до последнего посетителя, затягивались далеко за полночь. После танцев молодёжь шла на плотину электростанции купаться или просто посидеть у костра. Тогда плотина была далеко в полях, это сейчас она оказалась почти в центре деревни, а водоём у плотины обмелел и зарос травой.

“На плотине раньше такие были купания! - вспоминает Галя Парутина, - ходили и взрослые и местные, и кто из городу в отпуск приезжали. Я не помню случая, чтобы в какое угодно время, хоть даже поздно вечером, там было безлюдно. Плотина тогда была ещё крепкая, мы по её перекрытию из брёвен переходили, смотрели вниз, на бурлящий поток воды. Там в некоторых местах была большая глубина. Например, на правом берегу была яма, так мой отец помню, стал купаться, нырнул, встал на дно, руки вверх поднял, так только ладошки было видно. После Омута переплыть реку на плотине у нас считалось событием. Я помню, как я осмелилась первый раз, переплыла плотину, так чувствовала себя героиней дня”.

Впоследствии Генка Крылов окончил лётную школу и работал в городе Онеге на самолётах типа АН-2. Работая в Онежском отряде, он провёз меня над малой Родиной в кабине самолёта. Это было незабываемое зрелище. Ещё раз, в распутицу, Генка помог мне добраться до дому на вертолёте.

В 1966 году я поступил в Северодвинский политехнический техникум на специальность “Холодная обработка металлов резанием”. В первый трудовой семестр я работал на родине, в Анциферовском Бору, второй и третий вместе с группой сначала в Кегострове, затем в Валдушках. Трудовым семестром называли работу в колхозах области в течение сентября месяца. На полугодовую практику в январе 1968 года нашу группу отправили на Московский тормозной завод, что расположен около станции метро Новослободская. Сопровождал группу наш любимый преподаватель Егоров Рудольф Леонидович. Так состоялась моя первая вылазка из родного дома. Скучать было некогда. Рудольф Леонидович заставлял нас знакомиться с Москвой, со знаменитыми местами, заставлял составлять планы на выходные и спрашивал их выполнение. Такой он неугомонный и строгий человек. Мы ему за это уже потом были благодарны. После защиты дипломов, в марте 1970 года, нашу группу в количестве 16 человек, направляют в город Арсеньев Приморского края. От станции Манзовки до города Арсеньева мы со Светой Андреевой добирались на автобусе. Здесь нас встретили пейзажи Золотой осени. Дело в том, что уссурийские дубравы сбрасывают лист, когда пойдут новые листочки. Арматурный завод “Аскольд” встретил нас радушно.

На заводе все получили работу по специальности. Меня направили в ОГТ под руководство опытной женщины Маргариты Васильевны Горячук. Здесь мне было доверено составлять технологические процессы по обработке деталей автоматических клапанов. В июле меня и Гришу Лукашкина администрация завода отправила на сенокос сроком на один месяц. Там с группой работников нашего завода мы метали сено в стога. Я, стоя на стогу, принимал пласты сена. Часто во время работы впереди пласта сена летела змея. Приходилось увёртываться. Змей здесь было много, но случаев змеиного укуса не было зафиксировано. Запомнился такой момент. Вместо молока нам привезли флягу свежего мёда. Мужики сказали, что мёд им не новость, а нам северным, в диковинку, и научили мёд пить кружками. Первое время у меня очень крутило живот. После недельной тренировки я свободно мог выпить кружку мёду, закусив ломтиком чёрного хлеба. Осенью ещё один раз съездил на уборку картофеля в Чугуевский район, на родину писателя А.А. Фадеева. Против поездок я не возражал, так как хотелось больше увидеть и познакомиться с жизнью в этом далёком краю. Каждый раз, по окончании работ, в селе накрывали столы под открытым небом. Собирались почти все селяне. Здесь нам говорили слова благодарности за работу, угощали медовухой, после этого рассаживали по автобусам и с песнями провожали в город.

Шестого ноября 1970 года меня призывают в ряды Советской Армии. Коллеги тепло проводили меня, наказывая вернуться на завод. Службу начал в школе младших специалистов под Владивостоком на станции Океанской, в роте радистов. Перед окончанием школы нас сводили на экскурсию по городу Владивостоку и в краеведческий музей, а так же на первый сторожевой корабль Тихоокеанского флота “Красный Восток” и к мемориалу подводной лодки серии “C”. Распределение я получил в Анадырь-2. Воинская часть ПВО располагалась в посёлке Угольные Копи, что находится в восьми километрах от города Анадыря на север, на противоположной стороне Анадырьского залива. Здесь мы занимались охраной воздушных рубежей нашей Родины, Союза Советских Социалистических Республик, в пределах Хабаровского военного округа. Мы, радисты, принимали азбукой Морзе координаты всех движущихся целей, а рота обслуживания наносила цели на планшет в бункере штаба дивизии. Таким образом на планшете была видна оперативная ситуация в воздушном пространстве.

Прибыл я сюда 25 мая 1971г., и первое что бросилось в глаза, это огромное количество снега. Строения полностью спрятаны в снегу, видны только трубы и антенны на крышах домиков. Входом в казарму служило отверстие в снегу. Когда нам сказали, что здесь будете жить, стало жутковато. Потом я узнал, что 10 мая была пурга, а она выравнивает всё на своём пути, не являются исключением и казармы. До середины июня мы пилили ножовкой снег на кубики и увозили в залив. Каждое утро, вместо зарядки, мы пилили снег и носили в огромный бак кочегарки для получения воды в хозяйственных целях. Этими работами занимались почти всё свободное время. Для приготовления пищи зимой мы заготавливали лёд. Вот наступило лето. Прилетели стаи водоплавающей птицы, зацвела, зашумела и оживилась тундра. Проснулись полчища комаров. Зажгли костры по берегам залива в честь прихода первого корабля. На пригорках около своих норок грелись бурундуки, очень похожие на белок зверьки, так как у них сравнительно длинный и пушистый хвост. Здесь этих зверьков называли еврашками. В это время меня переводят на точку, расположенную примерно в тридцати километрах от части, в роту обеспечения полётов дальней авиации. Моя задача, начальника радиорелейной двенадцатиканальной станции Р-400, состояла в том, чтобы обеспечить бункер дивизии сигналом через арендуемое у соседей антенное поле на случай выхода из строя основного антенного поля.

После демобилизации я вернулся домой в Северодвинск. Очень хотел поехать обратно в город Арсеньев, где меня радушно встретили и тепло проводили в Армию. Но папа с мамой уговорили остаться дома. А на Дальний восток, в город Арсеньев я попал только спустя 14 лет. На моём заводе “Аскольд” в октябре 1986 года проходил семинар по работе на станках нового поколения типа Обрабатывающий центр ИР-800 Ивановского завода. Я был направлен туда, так как в наш цех тоже начали поступать такие станки.

Февраль 1973 года. Работать на станках в качестве токаря меня не допустили ввиду слабого зрения, поэтому поступил работать на Севмаш учеником слесаря механосборочных работ в бригаду Бузина Михаила Ивановича на третий участок четвёртого цеха. В мае меня пригласили на работу в техническое бюро цеха технологом. Так и остался здесь на долгие годы. Через год освободилось место конструктора, и начальник БТП Шадрин Василий Иванович (18.03.1917-1992гг.) предложил мою кандидатуру, где и работаю в настоящее время. Главный механический, так на предприятии называют четвёртый цех, стал для меня родным.

В 1975 году я женился на юной комсомолке, хрупкой и симпатичной вологодской девушке Кузнецовой Маргарите Васильевне 26 января 1953 г.р. Она мне подарила двух сыновей Евгения и Ивана.

Евгений Александрович родился 5 марта 1976 года. Окончил восемь классов средней школы №6, училище №21 по специальности сварщика. Проходил производственную практику в четвёртом цехе завода “Севмаш”. Молодой человек серьёзный и самостоятельный. Дорогу в жизни пробивает сам. После Крондштадской мореходной школы и Архангельского рыбного техникума работает механиком на морском спасательном буксире СБ-09. Женя очень добрый, отзывчивый человек, откликается на любые просьбы. Он следит за состоянием памятников на кладбище: бабушки, дедушки и дяди Васи. Евгений был женат на Анфисе Геннадьевне (1971-13.11.2007гг.), трудолюбивой и энергичной певунье, но рано овдовел. С ним остались две дочери: Жанна 15.02.1995 года рождения и Наташа 27.06.1999 года рождения. Девочки учились в школе №11 и увлекались танцами. Спустя год Женя познакомился с молодой женщиной Еленой Анатольевной Салтыковой 19 июля 1974 года рождения. Она имеет дочь Кристину 23 июля 1994 года рождения. 20 февраля 2009 года Женя и Лена заключили законный брак. 13.03.2010 г. у них родился общий сын Артём.

Мой второй сын Иван родился 10 октября 1982 года. Окончил ПУ-19 по специальности чертёжник. Был победителем областной олимпиады по черчению. Проходил преддипломную практику в четвёртом цехе завода “Севмаш”. Зарекомендовал себя только с хорошей стороны. Получилось так, что он стал моим учителем в освоении компьютера, а именно, чертёжных программ. После службы в Армии в Ивановской области, работал плазовым разметчиком в пятом цехе ПО “Севмаш”. В 2007 году поступил во ВТУЗ на вечернее отделение (кораблестроительный факультет). В 2010 году перевёлся в головной Морской университет в Санкт-Петербург (СПбГМТУ) уехал в Петербург на жительство и там нашёл себе работу. Главное хобби Ивана - это велотуризм. Только с апреля по август 2007 года Ваня прошёл более четырёх тысяч шестисот километров. С 3 по 6 января 2008 года Ваня с двумя товарищами в тридцатиградусные морозы совершил велопробег по родным местам маршрутом Глазаниха – Анциферовский Бор – город Онега. Ночёвку сделали у В.П. Нечаевской. Вера Петровна радушно встретила ребят и даже помыла их в бане, а также договорилась по телефону со знакомым Анатолием Артемьевым в городе Онеге, чтобы туристы могли там остановиться и обсушиться после дороги.

В Петербурге Иван познакомился с девушкой Верой Ивановой и 11 октября 2011 года они сыграли свадьбу. В 2013 году Иван защитил диплом на тему “Проектирование скоростных судов”.

26 июня 1987 года я женился во второй раз на уральской девушке Патрушевой Надежде Васильевне, 8 июня 1958 года рождения. От этого брака имею трёх сыновей Григория, Николая и Владимира. Имея высшее образование, Надежда работала дворником в Детском доме инвалидов, чтобы больше внимания уделять семье. Я благодарен этой женщине за то, что в такое тяжёлое для семьи время, связанное с распадом Советского Союза, обвалом экономики страны и, не чувствуя поддержки семьи государством, Надежда находила силы в достойном воспитании сыновей. Кроме Надежды у Евдокии Петровны Патрушевой (28.02.1932-08.01.2005гг.), учительницы сельской школы по математике, есть ещё младшая дочь Лидия Васильевна, которая родилась 30 июня 1959 года. Белевич Лидия Васильевна проживает в Пермском районе, в деревне Петровка, работает учительницей английского языка, 18 мая 1983 года родила сына Юрия Николаевича. Юра окончил железнодорожный техникум, полтора года учился в Уральском государственном университете путей сообщения и, пройдя курсы повышения квалификации, работает в фирме. Юрий женился на Наталье Валерьевне (Бучельниковой) 3 марта 2006 года. Наташа окончила Пермский государственный педагогический университет, факультет педагогики и психологии. С молодой женой они имеют сына Вячеслава Юрьевича 16 января 2007гр и дочь Катюшу 2013гр. Молодые люди живут в городе Пермь.

Григорий родился 21 января 1988 года. После окончания средней школы №29 (класс с математическим уклоном), учился на бюджетном отделении в Севмашвтузе (2005-2010гг.) по специальности «Управление и информатика в технических системах», факультета Кораблестроения и Океанотехники. Он имеет первый разряд по шахматам. С 30 ноября 2010 года по 2 декабря 2011 года служил в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации. Службу проходил в учебке Сертолово-2 Ленинградской области, а затем в 200-ой Отдельной Мотострелковой Бригаде механиком-водителем танка Т-80 в посёлке Луостари Мурманской области. С января 2012 года работал в пятом цехе ОАО “Севмаш”. В 2013 году его пригласили работать в конструкторский отдел предприятия “Звездочка” на должность математика.

Николай родился 23 января 1990 года. Успешно окончив среднюю школу №29 (класс с математическим уклоном) и музыкальную школу №36 по классу баяна, поступил в 2007 году в АГТУ, (позже переименован в САФУ им. М.В.Ломоносова), в Институт Нефти и Газа на специальность “Бурение нефтяных и газовых скважин”. В ноябре 2011 года в составе команды САФУ занял первое место во Всероссийской Олимпиаде по бурению, которая проходила в городе Перми. Именной стипендиат (2011-12 гг.) норвежской компании Statoil ASA. Третьего декабря 2012 года Николай был призван в Армию. Служил в Автобате Главного штаба в Москве на Рублевском шоссе.

Володя родился 16 января 1992 года. В младшем возрасте занимался танцами в клубе детского творчества “Улыбка”, где стал дипломантом конкурса “Жемчужина-98”. Весной 2006 года футбольная ко манда с участием Володи стала победителем городского чемпионата “Кожанный мяч”. Осенью того же года Володина команда по футболу стала победителем соревнований на приз депутата Дятлова. Весной 2007 года он занял второе место в областной олимпиаде по составлению родословной. (Его работа и дала толчок к созданию этой книги.) В этот же год Володя окончил музыкальную школу №36 по классу баяна. После окончания девятого класса в 2008 году средней школы №29, поступил на Среднетехнический факультет Севмашвтуза, на специальность “Монтаж и техническое обслуживание судовых машин и механизмов”. Летом 2011 года проходил практику на главной судоверфи страны. В 2012 году закончил учёбу и поступил на работу слесарем механосборочных работ в четвертый цех ОАО “Севмаш”.

В 2010 году мне посчастливилось познакомиться с художником из Каргополя Геннадием Александровичем Кулешовым. Он патриот своего края, изображает родное Каргополье, прекрасную природу Севера, нашу красавицу реку Онегу. В 2012 году ему исполнилось 75 лет. К юбилею он подготовил выставку в музее города Северодвинска и главную выставку у себя в Каргополе. В его творчестве много портретов. Здесь представлен мой портрет его работы. В мае 2013 года Каргополь простился с этим славным и одарённым человеком.

На просторах родной реки. Лето 2011 года Река Онега.

На заднем плане деревня Новый Наволок (Ново-Кузьминская).
Кузьминская.

Деревня Кузьминская расположена на правом берегу реки Онеги, ближе всех к селу Чекуево. Она же является старейшей из деревень Чекуевского прихода. Раньше в неё входили три деревни: Старый Наволок, Средний Наволок и Новый Наволок. Новый Наволок называли деревней Ново-Кузьминская. Согласно переписи волостей Онежского уезда за 1918г. с поправками за 1920г. во всей деревне Кузьминская было 23 дома, где проживало 106 жителей. Дома, как и во многих деревнях по реке Онеге, располагались “глазом на воду”, то есть фасадами на реку Онегу.

 

Фото из семейного архива автора 1996г. Здесь стояла деревня Средний Наволок.

(Иван, Нина, Григорий, Максим, Автор, Галина, Елена и тётя Граня).

 

Старый Наволок был расположен на крутом берегу там, где река делится на два рукава. Рукав Большой Онеги резко уходит вправо. В почти отвесном берегу было много, в несколько рядов, гнёзд береговых ласточек. Мы в детстве пытались засунуть руки в норки, но ничего достать не могли, так как норки были очень глубокими. Был я в этих местах в 2008 году. Сейчас берег здесь стал отлогим, зарос ольхой и ивой. А гнёзд ласточкиных я здесь не обнаружил. В 1957 году на Старом Наволоке было четыре жилых дома. (На моём плане это дома с шестого по девятый). По направлению к деревне Анциферово были видны фундаменты часовни, ветряной мельницы и крытый ангар. В настоящее время на месте деревни Старый Наволок остался стоять единственный тополь. В 1957 году этот старый тополь рос около дома Пешковой Клавдии (дом №8 на плане). В начале 1950-х годов, со слов Пешкова К.А., ветряная мельница была передана Онежскому сектору музея деревянного зодчества “Малые Корелы”. Эта информация требует проверки, так как я в этом музее мельницу не нашёл. А часовня со временем разрушилась сама по себе. По какому случаю была построена часовня, сейчас уже не помнит никто. Вполне возможно, что часовня была построена в честь иконы Казанской Божьей Матери, так как деревенский праздник в Кузьминской отмечается 21 июля, в день чествования иконы Казанской Божьей матери. Берег в районе Старого Наволока подмывает река, медленно захватывая территорию деревни. Папа мне рассказал, что в народе существует такая легенда. В давние времена на левом берегу в деревне Мардинская (село Чекуево) стояла церковь. Батюшка жил на Старом Наволоке. Бывали случаи, он уже на лодке через реку переедет, а ключи дома забыл. Голос у батюшки громкий и звучный был. Он и кричит с того берега своим домашним: “Ключи забыл!!!” Чтобы не терять время на переправу в лодке, кто-нибудь из мужиков перебрасывал батюшке ключи через реку. В настоящее время ширина реки в этом месте гораздо больше, около полукилометра, поэтому ключи при всём желании через реку не перекинуть.

В районе Старого Наволока на берегу крепились боны, которые направляли лес, сплавляемый по реке, в Малую Онегу. В Малой реке, в районе посёлка Усть-Кожа, была запань, откуда лес порционно сплавлялся дальше, вниз по реке. Там перед селом Порог была ещё одна запань - Нерюжская. Интересно, что в районе Нерюжской запани, для прохождения пароходов, был прорыт судоходный канал длиной около 500м. Этот канал был вырыт вручную, без применения каких-либо средств механизации.

В настоящее время лес сплавляют плотами, поэтому запань, дающая основные рабочие места для жителей посёлка Усть-Кожа прекратила существование. А с ней и сам посёлок, ранее деревня Чирковская, которая возникла более 500 лет назад, стал приходить в упадок, а жители, более 100 человек остались без работы. Боны состояли из звеньев, соединённых между собой цепями. Звено состояло из двенадцати брёвен, соединённых между собой: четыре бревна в ширину и три в высоту. Схема установки бонов рассказана Александром Морозовым в статье о деревне Букоборы.

В настоящее время от некогда большой и, вроде бы, перспективной деревни Кузьминская осталось всего четыре дома. Мой папа вспоминал, что в начале тридцатых в деревне было около 30 домов. Все считали, что эти три деревни срастутся в одну большую деревню. Но в 1957 году, когда я пошёл в первый класс, во всех трёх деревнях оставалось всего 15 домов. Старожил Вахрамеева Вера Александровна 1936гр. всю жизнь прожила на Новом Наволоке. Она говорила, что старики ещё помнили только на Старом Наволоке 30 домов. Поскольку дома в деревне Кузьминская были расположены на берегу реки, то от каждого дома к воде вели сходни. На воде находился маленький плотик, с которого черпали вёдрами воду и полоскали бельё. Почти у всех жителей в хозяйстве были вёсельные лодки.

Юлия Широколобова, ученица Чекуевской средней школы, в своей исследовательской работе “Деревня Старый Наволок” рассказала, что в одной из экскурий на Старый Наволок, в сторону деревни Анциферово, на береговом срезе, увидели культурный слой, сохранившийся от какого-то поселения. Каждый год река подмывает берег, вымывает разные старинные предметы, тем самым открывает нам секреты обитания человека.

В начале XXI века примет от существования деревни Средний Наволок не сохранилось, разве что из берега виднеется полуистлевшее бревно, некогда служившее закладным венцом одного из домов этой деревни.

Сразу за деревней Средний Наволок находился военный аэродром. Я помню из детства, что на аэродроме росло много цветов, а также росли дикий лук и щавель, их мы ходили собирать с корзинками. Как военный, аэродром просуществовал недолго. Тем не менее, санитарные самолёты и самолёты сельскохозяйственной авиации пользовались этой площадкой постоянно. От аэродрома остались ангары - три крытых и четыре открытых капонира на берегу реки. Крытые ангары провалились и по решению сельского совета были разобраны в 1956 году. Занимался разборкой крытых ангаров Рудик Пешков. Пешков Константин Анатольевич (из дома №6 по плану) рассказал мне, что ближе к Перевалочной там, где находилась авиакасса, в крытом ангаре располагался штаб. Этот ангар был разобран несколько раньше. Он также рассказал, что между нашим домом и домом Сокольниковой Н.Г. во время войны стояла казарма, позднее здесь находилась столовая, и только во второй половине 1950-ых было построено овощехранилище сельпо. Работала здесь, в этом хранилище, Лаврентьева Парасковья Семёновна, мать Манефы Ефимовны Рязановой. В детстве мы любили кататься на санках с крыши овощехранилища под угор реки Онеги. Было очень здорово.

Ещё здесь, на аэродроме, валялись скелеты двух боевых самолётов. Во время войны самолёты столкнулись во время взлёта и посадки. Пилоты погибли и похоронены на Чекуевском кладбище “Веретиге”. Вениамин Максимович Коротких 23 июня 2011 года рассказал мне, что в одной могиле покоятся два лётчика, сгоревшие в самолёте, а в другой могиле покоится тело одного лётчика, который умер от ожогов в больнице. (Надгробие этих могил в настоящее время пострадало от рук вандалов). Галина Коротяева описала этот случай: “Про самолёты мать вспоминала так, что один самолёт стал взлетать и задел второй, который был на земле. Оба самолёта загорелись, а третий самолёт откатили сбежавшиеся люди. Это произошло летом, в пору сенокоса, и люди находились поблизости. Лётчики умерли от ожогов в больнице”. По версии Ильи Иконникова (Журнал “Двина”, №4, 2008г.) столкнулись два истребителя И-16.

Вот что пишет мне В.П. Нечаевская, (с ней поделились воспоминаниями Вера Вахрамеева и Виталий Сокольников):

- “Аэродром начали строить в 1941 году, а в 1943 году здесь, на аэродроме уже были самолёты: бомбардировщики и истребители. Самолёты стояли в специальных ангарах, и ещё дополнительно были три крытых ангара: 1-ый у деревни Анциферово, 2-ой у деревни Средний Наволок и 3-ий напротив деревни Пянтино (на этом месте позднее была построена авиакасса). В строительстве аэродрома принимал участие отец Вениамина Максимовича Коротких, а инженером был Варакин.

Всех жителей деревни Средний Наволок в 1943 году выселили из своих домов и перевели в другие деревни, а в этих домах жили лётчики и офицеры. Здесь же было построено несколько землянок. В этих землянках жили солдаты, которые обслуживали аэродром, в одной из землянок была столовая. Аэродром существовал почти до конца войны. На задания самолёты с этого аэродрома летали в сторону Карелии.

На строительство аэродрома было пригнано много заключённых. Принимали участие и жители окрестных деревень. Были и солдаты. Парутина Валентина Михайловна рассказала мне, что тоже участвовала в строительстве аэродрома. Мы, подростки, на лошадях возили траву. Кругом горели костры, у костров грелись и сушились рабочие. Запомнила, что в строительстве также принимал участие отец Вениамина Максимовича Коротких. А руководил строительством инженер Варакин. Все эти капонеры, что были сооружены вдоль берега реки, выполнены вручную.

Налёты вражеской авиации были всего несколько раз. На Чекуевском кладбище лежало около пяти неразорвавшихся бомб. В 2011 году я нашёл там только один маленький осколок от этих бомб. Его мне показал Коротких В.М. Одна бомба была сброшена на деревню Пачепельда, рядом с домом Мякушкиных. После этих неразорвавшихся бомб были только глубокие воронки. А в селе Порог такая же бомба была сброшена на железнодорожный мост и тоже не разорвалась. А когда стали вскрывать её, чтобы обезвредить, там нашли записку: “Поможем, чем сможем”. Оказалось, что в бомбе не было пороха, и взорваться она не могла. Это значило, что на заводе где-то при производстве, работали военнопленные, и они специально не вложили взрывчатку”.

В Пачепельде в районе детского дома были сброшены несколько авиабомб, но они не взорвались и детскому дому вреда не принесли. (Этот эпизод мне рассказала Грецкая Анна Фёдоровна, её младшая сестра Галя росла в этом Детском доме).

По другой версии, аэродром был построен в 1936 году и существовал почти до конца войны. Здесь проходили учебные стрельбы из зенитных орудий, а также проводились учебные полёты на самолётах, где отрабатывались приёмы бомбометания. В районе Чекуевского кладбища валялись куски бетонных корпусов авиабомб со стальными стабилизаторами. Здесь было много воронок от разрывов учебных авиабомб. Аэродром охранялся двумя зенитными орудиями. Одно орудие стояло в районе Перевалочной, напротив деревни Пянтино. Второе орудие стояло между Средним и Старым Наволоком, напротив села Чекуево.

Владислав Николаевич Коновалов уточнил, что бомба, сброшенная немцами в районе села Порог, упала около старого деревянного железнодорожного моста. Этот мост находился примерно на двести метров выше существующего моста через реку Онегу. Ещё он рассказал, что на Чекуевском аэродроме зенитчиками служили девушки, почти как в кинофильме “А зори здесь тихие”. (9.02.2011г.).

23 июня 2011 года в газете “Онега” была опубликована статья “Опасная находка обезврежена”. По словам руководителя областного управления МЧС Игоря Григорьева: “Специалисты проверяли информацию местных жителей о том, что в годы войны фашистская авиация бомбила деревню Пачепельда Онежского района. Было сброшено несколько бомб, одна из них угодила в сельскую церковь, пробила крышу, но не взорвалась. В советские времена здание церкви использовали под клуб, затем под склад. Информация подтвердилась, взрывотехники обнаружили бомбу весом 70кг. Бомба залегала в грунте на глубине около одного метра. Было принято решение, опасную находку уничтожить на месте. Операция прошла удачно. Церковное здание сильно встряхнуло, но оно устояло”. ИА Итар-ТАСС.

Теперь мне понятно, что имел в виду Сынчиков Владислав Михайлович, рассказывая о своём военном детстве в газете “Эжва” за №7 от 28.08.2006 года, издававшейся в городе Сыктывкаре. (Он вспоминал о бомбёжках, бесконечной стрельбе и самолётах в небе). В районе деревни Пянтино понтонная переправа, безусловно, была. А паромная переправа существовала всегда, так как коров жители деревни Пянтино на лето перевозили на правый берег в Пянтинский бор. По Чекуевскому тракту во время Великой Отечественной войны продвигались советские войска, шли обозы для обеспечения нужд Карельского фронта. Так мой начальник БТП и папин однополчанин Шадрин Василий Иванович добирался в начале 1942 года в свою часть на фронт после выздоровления из госпиталя города Архангельска на попутных машинах. В обратном направлении шли беженцы из Карелии.

Почти напротив дома Владика Сынчикова, на противоположном берегу реки, солдаты практиковались в стрельбе из зенитного орудия, а в полукилометре от реки, в районе Чекуевского кладбища, рвались, хотя и учебные, но довольно мощные авиабомбы. На кладбище остались воронки от разрыва авиабомб в диаметре около трёх метров. Вот и врезались в память ребёнку эти “страшные” события, а подробности, за такой длинный период времени стёрлись из памяти.

“Особенно много войск проходило по Чекуевскому тракту мимо деревни Пянтино зимой 1939-40гг.”, - вспоминает Вениамин Максимович Коротких: “Шла пехота, автомобили, тягачи с орудиями”.

“Светомаскировка была во всех деревнях и соблюдалась чётко. Это я хорошо помню. Кроме того все стёкла в рамах домов заклеивали узкими полосками бумаги для того, чтобы в случае бомбёжки, стёкла могли уцелеть.

Про железную дорогу враг, конечно, знал, но она хорошо охранялась. Стояли зенитки у железнодорожного моста и в сторону деревни Вонгуды.

Переселенцы были во многих деревнях. Они прибывали, в основном, со стороны Карелии в село Порог, а затем на пароходе развозились по деревням. Например, в деревню Новый Наволок (дом №12 по плану) поздней осенью 1941 года была привезена семья Степановых, у которых было шесть детей”, – написала в письме мне Вера Петровна Нечаевская.

Старшим поколением, в том числе и моим маме и бабушке, во время войны было много сил отдано на строительство Чекуевско – Обозерского тракта, аэродрома и ангаров. Дорога, ведущая от часовни имени Артемия Веркольского из Анциферовского Бора на аэродром (в район Старого Наволока), была вымощена тонкими поперечными брёвнами. Чтобы дорогу не унесло во время половодья, поперечные брёвна по концам были закреплены продольными брёвнами и привалены валунами. Дело в том, что аэродром по весне уходил под воду. Такая технология строительства дорог была хорошо освоена моими земляками. Во всех деревнях, где местность по весне уходила под воду, были построены дороги по такой технологии.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 марта 1940 года в числе 14 военных округов был образован Архангельский военный округ. На основании Постановления ВКП(б) области от 25 июня 1941 года развёрнуты работы по приведению в проезжее состояние дорог и мостов, в том числе дороги Обозерская – Чекуево – Онега. Для этих целей было разрешено проведение трудгужповинности. После отправки на фронт первых мобилизованных (1905-1918гг. рождения) из остальных призывников были сформированы подразделения народного ополчения, истребительные отряды, резервные отряды ПВО и группы самозащиты. В состав групп самозащиты активно привлекались и женщины. Мужчины от 16 до 50 лет проходили обязательную военную подготовку по 110-ти часовой программе. Для строительства оборонных сооружений Карельского фронта с конца августа 1941 года началась мобилизация населения, а 4 сентября уже 30354 человека, в том числе 1000 человек из Онежского района, находились в Кеми. Затем была вторая мобилизация со своими лопатами, топорами и продовольствием на 15 дней из Онежского района 500 человек. В конце сентября были отобраны и отправлены на фронт комсомольцы-лыжники: первая группа в конце сентября - 40 человек, вторая группа 8 ноября - 15 человек. Кроме этого были созданы истребительные батальоны. В Онежском районе батальоном из 150 человек руководил комендант-пограничник. В состав батальона также входили и женщины.

Острый недостаток продуктов, перебои с подвозом продовольствия из центральных областей поставили население Поонежья на грань голода. С 1 сентября 1943 года вводятся карточки на основные продукты питания, а с 1 ноября на все остальные продукты. Карточная система на продукты питания просуществовала до 1948 года. Так на мою старшую сестру Галину 1947 года рождения тоже была выписана продовольственная карточка. Владимир Васёв в своей книге “Поонежье: прошлое и настоящее” размышляет: “По военно-стратегическим обстоятельствам блокадникам не удавалось доставить продовольствие. Исходя из каких соображений морили голодом жителей области и Поонежья, - вопрос, ещё требующий изучения”.

Знаменитые люди деревни Кузьминская.В этой деревне, предположительно на Старом Наволоке, (13.08.1908-24.02.1976гг.) в бедной семье крестьянина родился Пешков Александр Иванович. После школьной учёбы, работал на комсомольской и партийной работе. В 1930 году был призван в Красную Армию и всю жизнь посвятил службе в Армии. Пешков А.И. прошел путь от рядового до полковника. Окончил Московскую военную авиационно-техническую школу (1932 г.), Военно-политическую академию (1941 г.). На фронте с июля 1941 года. Командир 1052-го стрелкового полка 301-й стрелковой Сталинской (Донецкой) ордена Суворова второй степени дивизии. Звание Героя Советского Союза присвоено 27.02.1945г. Стрелковый полк 15 января 1945 года форсировал реку Пилица, захватил плацдарм, отразил все контратаки противника. В 1946 году Александр Иванович окончил курсы “Выстрел”. Кандидат военных наук, с 1957 года полковник в запасе. Жил в городе Москве, работал в Центральном музее ВС СССР экскурсоводом. Его именем названа улица в городе Онеге. В городе Онеге 8 мая 2005 года установлена мемориальная доска Героям Советского Союза Онежского района. Пешков А.И. награждён 2 орденами Ленина, 2 орденами Красного Знамени, орденом Суворова 3-ей степени, орденом Красной Звезды и медалями.

В 1980-ых годах в честь героя Пешкова А.И. была названа улица в Анциферовском Бору. В.П. Нечаевская, председатель сельского совета, в то время пыталась найти родственников героя, но безуспешно. Очень много времени прошло с тех пор, как он покинул родные места.

В 1963 году аэродром, расположенный за деревней Средний Наволок, возобновил свою деятельность в качестве гражданского. Самолёты типа АН-2 стали курсировать по маршруту Онега – Чекуево – Прилуки – Чекуево - Онега. Первым внештатным начальником гражданского аэропорта была моя мама Алевтина Ивановна Распутина. Она в это время работала кассиром на маслозаводе и по телефону связывалась с городом Онегой. Получив подтверждение о вылете самолёта, продавала билеты и отправлялась встречать самолёт. При ней были установлены габаритные знаки на взлётно-посадочной полосе и установлен ветровой флюгер-конус, в народе “Колдун”.

Позднее, первым штатным начальником Чекуевского аэропорта был утверждён Долгих Борис Андреевич (1964-1969гг.), вторым начальником аэропорта стал Пешков Константин Анатольевич (1969-1971гг.), третьим и последним начальником с 1971 года стал Мефодий Васильевич Минин. В конце 1960-х было построено здание авиакассы. До города Онеги на самолёте можно было добраться за 20 минут. Билет на самолёт стоил 2 рубля. Существенный недостаток этого вида транспорта - большая зависимость от метеоусловий. Билеты продавались непосредственно перед вылетом.

Ещё я хочу рассказать о небольшом эпизоде, связанном с овощехранилищем в деревне Кузьминской, или о том, как люди относились к душевнобольным.

В то далёкое время ходил по деревням нищий - не вредный, длинноволосый, вечно босой, с корзинкой на руке и довольно ещё не старый мужчина. (Он умер в возрасте до пятидесяти лет). В народе его за простодушный вид звали просто Максимушко Воймозерский. Люди говорили, что у него была землянка в деревне Воймозеро. В зимнее время он всегда искал приют. Забирался в топлёные бани, а когда не встречались тёплые бани, забирался для ночлега в овощехранилища или картофельные ямы. Вот однажды заходят Парасковья Семёновна с женщинами в хранилище для переборки картофеля и обнаруживают оброненный кем-то кошелёк. Конечно, они сразу догадались, кто потерял кошелёк. Проходит некоторое время и около хранилища появляется Максимушко. Женщины нарочито громко начали говорить о найденном кошельке. Максимушко прислушался и спрашивает: “Кошелёк нашли? И деньги есть? Охте, бабы, ведь это мой кошелёк!” Женщины посмеялись над ним, но кошелёк с копейками ему отдали.

От деревни Новый Наволок сейчас осталось четыре дома (по схеме №10, 11, 15 и 16). Южнее деревни Новый Наволок в 1960-ые годы была построена водокачка. Отсюда по трубопроводу вода поступала на водоразборную колонку в посёлок МТС, а также на маслозавод и в котельную МТС. На Новом Наволоке был также речной вокзал. На берегу, возле дома Пономарёва Ивана Александровича, стояла дощатая будка, а на воде деревянный причал, к которому приставали теплоходы. К причалу вели деревянные мостки - сходни. От этого причала до Анциферовского маслозавода, местные жители на воскреснике построили деревянную мостовую. В строительстве этой мостовой принимал участие и мой отец, так как в нашей семье дети и мама ходили этой дорогой на работу и в школу в село Чекуево. У Нового Наволока сразу за деревней начиналось болото, а сенокосы располагались вверх по реке Онеге, туда вела узенькая тропка. Берег реки аккуратно выкашивался для заготовки сена. В доме (дом №15 по плану) своей тёти Пешковой Анны Александровны в настоящее время проживает уроженка деревни Ново-Кузьминская Вахрамеева (девичья фамилия Пономарёва) Вера Александровна.

Во время строительства водокачки и прокладки трубопровода была построена грунтовая дорога от водокачки до развилки на Чекуевское кладбище.


План деревни Кузьминская.

Средний Наволок

1. Дом Распутина Владимира Петровича. Жена хозяина Алевтина Ивановна, бабушка Поля и дети: Галина 1947г., Анатолий 1948г., Александр 1950г. и Нина 1952г.

2. Дом Сокольниковой Натальи Григорьевны (птичница). Дети хозяйки: Виктор, Зина и Вениамин. Муж хозяйки Сокольников Алексей Степанович 1898 г.р. красноармеец, (д. Фёхтальма) пропал без вести в январе 1942 года.

3. Дом Пономарёва Сергея Ивановича (прозвище Едрёндаршиш). Первая жена хозяина Анастасия Павловна (Синявина), родная сестра мамы Ольги Андреевны Гориной. Анастасия Павловна с дочерью поехали на попутной автомашине в Архангельск, но в районе Обозерской попали в ДТП, где дочь погибла, а Анастасия потеряла ногу. Второй женой у Сергея Ивановича была Анна Васильевна. Сын Сергея Ивановича Пономарев Евгений Сергеевич, 1923 года рождения, умер от ран 24 января 1945 года, д. Гидлы Радомской губернии, Польша. У нас в это время не было своей коровы, поэтому мы брали молоко у этих добрых людей.

4.Дом Лаврентьевой Агрипины Григорьевны. Потом здесь жила семья Сидорова Андрея Васильевича из деревни Калетинская. Отец пришёл с войны без ног. Здесь он одно время работал перевозчиком на лодке с парусом. У него были двойняшки сыновья Коля и Серёжа 1953гр. и дочь Вера 1955гр. Жена, Наталья Матвеевна работала няней в Чекуевском детском саду.

5. Овощехранилище сельпо.

 

Старый Наволок

6. Дом Пешковой Алевтины Михайловны 1923гр. Муж хозяйки Анатолий Коротких, дети: Рудольф 1946гр., Константин 1948гр., Валентина 1950гр. и Нина 1953гр.

7. Дом Лаврентьевой Поладьи Платоновны. Дети хозяйки: Лидия фельдшер, Константин, Зоя, Вера. Поладья Платоновна приходится сестрой Анны Платоновны Улитиной, тёщи Александра Фёдоровича Терёхина (1924-1997гг.).

8. Дом Пешковой Клавдии. Две дочери: Маргарита 1933 г.р. и Неля 1939 г.р.. Рита закончила Чекуевскую среднюю школу, пединститут (русский и литература) в городе Архангельске, вышла замуж и уехала на постоянное жительство в город Норильск. Возможно, что эта семья имеет родственные отношения с Героем советского союза Пешковым А.И.

9. Дом Мошина Михаила Ивановича. Дети хозяина: Лилия, Александр, Геннадий, Леонид, Виктор.

Новый Наволок

10. ·Дом Пономарёва Ивана Александровича (1899-1977гг., детонатор). Жена хозяина Авдотья Васильевна (1910-2005гг.). Дети: Галина 1928гр., Юрий 1932гр. и Валерий 1942гр. Дом построил Яков Александрович Пономарев 1936году, но в 1937-39гг. был арестован, и больше о нём не было известий. Брат Иван достроил дом после войны и стал в нём жить.

11. ·Дом Лаврентьева Сергея Ивановича. Жена хозяина Людмила Андреевна (родная сестра Долгих Бориса Андреевича), дети: Лидия 1952гр., Александр 1955гр. и Леонид 1961гр.

12. Дом Степанова Ильи.

13. Дом колхозный, жили Романовы (переселенцы).

14. Дом Пономарёва Александра Александровича (1895-1965гг.). Дети хозяина: Зинаида 1930гр, Нина (1932-1939гг.) и Вера (Вахрамеева) 1936гр.,

15. ·Дом Пешковой Анны Александровны. Сын хозяйки Алексей. Сейчас здесь живёт семья Веры Александровны и Вениамина Вахрамеевых, дети: Валентин 1956гр., Наталья 1958гр. и Александр 1960гр.

16. · Дом Пешкова Константина Михайловича. Жена хозяина Александра Матвеевна, дети Анатолий, Георгий, Виктор, Валентин, Лилия, Павел, Нина и Надежда 1952г.р.

Перевалочная.

На Перевалочной базе стояли два склада сельпо. В эти склады выгружали товары с пароходов и теплоходов. Отсюда товары развозили в магазины расположенные по Чекуевскому тракту. К воде сделаны подъездные пути для подхода трактора с тележкой. Сюда ещё подходил рефрижератор ТР-5, принадлежащий Онежскому головному маслозаводу, а также совхозные баржи с техникой.

Примечание: ● – существующие на 2008 год дома. В составлении плана принимала участие Нечаевская (Кириллова) Вера Петровна. Март 2008г.

Казанская икона Божией Матери. Покорением Казани под покровом Пресвятой Богородицы было завершено дело, начатое в 1164 году святым князем Андреем Боголюбским. Из татарского плена было освобождено 60000 русских людей. Началось просвещение татар светом Евангельской истины. Новоучрежденная Казанская епархия вошла в состав Русской Церкви, и вскоре просияли своими архиепископами: святителем Гурием и святителем Германом. Но особенно способствовало возвышению Православия среди волжских магометан явление в городе Казани 8 июля 1579 года чудотворной иконы Божией Матери. 28 июня 1579 года страшный пожар, начавшийся около церкви святителя Николая Тульского, истребил часть города и обратил в пепел половину Казанского Кремля. Но пожар в Казани явился предзнаменованием окончательного падения ислама и утверждения Православия на всей златоордынской земле, будущем Востоке Русского государства. Город вскоре начал вставать из руин. Вместе с другими погорельцами, недалеко от места начала пожара строил дом стрелец Даниил Онучин. Его девятилетней дочери Матроне явилась в сонном видении Божия Матерь и повелела достать Ее икону, зарытую в земле еще при господстве мусульман тайными исповедниками Православия. На слова девочки не обратили внимания. Трижды являлась Богородица и указывала место, где укрыта чудотворная икона. Наконец, Матрона со своей матерью стали рыть в указанном месте и обрели святую икону. На место чудесного обретения прибыл во главе духовенства архиепископ Иеремия и перенес святой образ в близрасположенный храм во имя святителя Николая, откуда, после молебна, перенесли его с Крестным ходом в Благовещенский собор - первый православный храм города Казани, воздвигнутый Иоанном Грозным. Список с иконы, явленной в Казани, изложение обстоятельств ее обретения и описание чудес были посланы в 1579 году в Москву. Царь Иоанн Грозный повелел устроить на месте явления храм в честь Казанской иконы Божией Матери, где и поместили святую икону, и основать женский монастырь. Матрона и ее мать, послужившие обретению святыни, приняли постриг в этой обители.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...