Главная Обратная связь

Дисциплины:






Правая сторона по направлению к Сельскому бору, 3-ий ряд



1. Дом Елизаровой Елены Анатольевны, построен совхозом в 80-х годах.

2. Дом Лаврентьева Андрея Павловича, стоит пустой – владелец Зинаида Васильевна Марченко, дочь Александрова Василия Григорьевича.

3. Дом Филатова Андрея Степановича, теперь его дочери Парутиной Нины Андреевны.

4. Дом Филатова Петра Степановича, сгорел в 2007 году.

Осенью 1982 года в Анциферовском Бору под руководством председателя Чекуевского сельского Совета В. П. Нечаевской был установлен памятник односельчанам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны. 7 ноября состоялось открытие памятника. Рядом с памятником установили мемориальные доски.

Жители Анциферовского Бора и соседних деревень на открытии памятника. Слева на право: 1- Андрей Яковлевич Парутин, 2-,3- Рязанов Алексей Иванович, 4- ,5- Александр Кузьмич Александров, 7 и 8- Алевтина Ивановна и Владимир Петрович Распутины, 9 -?, 10- Аркадий Петрович Кузьмин, 11- Вера Яковлевна Другова, 12- Анна Дмитриевна Кириллова.

Чтобы собрать списки погибших, опрашивали жителей села, более точных сведений тогда не было. 9 мая 1983 года жители села собрались у памятника на праздничный митинг. С тех пор сельчане стараются поддерживать эту традицию.

Андрей Андреевич Александров (1850-1935гг.)

Судьбой этого рода я заинтересовался потому, что Козлова Анастасия Кузьминична, внучка Андрея Андреевича и моя соседка по дачи, считает меня родственником. Вот и захотелось узнать и проследить степень родства нашего рода Распутиных с родом Александрова Андрея Андреевича. И вот что из этого получилось.

Андрей Андреевич Александров родился в деревне Анциферово. В молодости он построил дом в Анциферовском Бору. Его дом был на том месте, где сейчас находится совхозный склад, то есть второй дом от речки Тельминцы. На этом складе внук Виктор Кузьмич работал кладовщиком. В первом браке у Андрея Андреевича и Анны Осиповны Харитоновой (18 -1913гг.) родились пять сыновей и три дочери. Во втором браке с женой Анной Савельевной Панкратовой, которая на 33 года была младше мужа, родилось трое детей.

1. Сергей Андреевич Александров (1870-1957гг.), жена Наталья, было восемь детей. Жили в деревне Анциферовский Бор.

Первый сын Василий Сергеевич 1898гр. женат на Анастасии из деревни Сергеево, имеет двоих детей: Александра и Лидию Васильевну 1933гр. У Лидии Васильевны был один сын Виктор 1957гр. Александр Васильевич 1924гр. построил дом в посёлке МТС. Он первым от двух колхозов “XVI-го и XVII-го партсъезда” был направлен в город Вельск на учёбу по работе на гидроэлектростанции. И с 1951 по 1957гг. работал на Тельминской ГЭС, давая электроэнергию в деревни Сельской, Анциферовский Бор и больницу. Александр Васильевич был женат на Галине Чепелянской. Первый муж Галины Чепелянский Александр Харламович умер от ран 2.10.1942 года. Красноармеец А.Х. Чепелянский похоронен около деревни Заостровье Ленинградской области. Александров Александр и Галина в браке родили четверых детей: сын Александр 1947 года рождения (его в деревне называли “А” в кубе), дочь Светлана 1949 года рождения, дочь Валентина 1952 года рождения и сын Сергей 1953 года рождения.



У Александра Александровича дети: Лариса 1970 г.р. и Наталья 1973 г.р.

Дети и внуки Светланы Александровны:

- сын Александр 1970 г.р., внучка Елена 1990 г.р.;

- сын Алексей 1972 г.р., внучки Мария 1995 г.р. и Эмилиана 1999 г.р.;

- сын Дмитрий 1983 г.р.

Дети и внуки Валентины Александровны:

- дочь Алла 1970 года рождения, внучка Елена 1990 г.р.;

- дочь Галина 1976 г.р., внучка Юлия 1997 и внук Сергей 2001г.р.;

- сын Николай 1980 г.р. и сын Иван 1983 г.р.

У Сергея Александровича дети:

- сын Павел 1975 г.р., внуки Анастасия 1997 г.р., Виктор 2001 г.р., Ростислав 2002 гр.

Второй сын Павел Сергеевич (1901-19 гг.). Его первая жена Анна умерла рано. Остался сын Борис Павлович (1929-19 гг.), который жил сначала у деда, а затем военнослужащий в городе Москве. Он преподавал в академии Жуковского. У него с женой Нелей два сына. От второго брака у Павла Сергеевича с женой Марией Николаевной Александровой (Парутина, дочь Анны Ивановны, родной сестры Минина Ивана Ивановича, моего деда) из деревни Великосельская детей трое: Валентина Павловна Кочнева 1936г.р., Зинаида Павловна 1938г.р. живут в городе Онеге. У Валентины Павловны дочь и две внучки. Нина Павловна Мордвинова 1946г.р. живёт в городе Череповце, имеет двух сыновей. Зина Павловна замуж не выходила, она содержала престарелых родителей.

Третий сын Пётр Сергеевич (1902-1920гг.) погиб в гражданскую войну. Жена Мария, сын Михаил Петрович живёт в городе Онеге.

Четвёртым ребёнком была Валентина Сергеевна (1905-19 гг.). Отдана в деревню Воймозеро за Хенкова, который рано погиб, осталась больная дочь Людмила 1938 года рождения. Она жила на станции Малошуйка.

Пятым ребёнком была Анна Сергеевна (19 -19 гг.), очень красивая женщина, но рано умерла, осталась дочь Лира 1936 года рождения.

Шестым ребёнком была Парасковья Сергеевна (19 -19 гг.), которая вышла замуж за милиционера Николая в городе Онеге. Детей у них было четверо: Ольга, Людмила, Сергей и Валерий 1949 года рождения.

Седьмым ребёнком была Евдокия Сергеевна (1922-19 гг.). Она вышла замуж за лётчика Зыкова Александра Васильевича, уроженца деревни Сергеево. Живут в городе Минске и имеют троих детей: Татьяну Александровну, Евгения и Владимира Александровичей.

Восьмым ребёнком была Мария Сергеевна (1918-19 гг.). Она вышла замуж за онежанина Ивана Глазова. У них родился сын Борис Иванович 1936гр. Иван сразу с войны не пришёл домой. Мария очень переживала, хотела на себя наложить руки, но мудрый отец уговорил её терпеливо ждать. Спустя некоторое время Иван Глазов вернулся от военной подруги, они с Марией родили ещё Вячеслава 1951гр. и дружно прожили оставшуюся жизнь.

2. Максим Андреевич Александров, жена Наталья из села Чекуево. Было пять детей.

Первая дочь Ульяна Максимовна вышла замуж за земляка Лаврентьева Кузьму Григорьевича, уехала с ним в деревню Рикасиха, под Северодвинск. Кузьма Григорьевич работал судьёй. Остались два сына: Вениамин Кузьмич 1936 года рождения и Владимир. Ульяна в последние годы жила в городе Онеге, там и похоронена.

Вторая дочь Анна Максимовна насильно матерью выдана замуж в деревню Пияла за Ивана, детей нет. Из-за ревности мужа носила следы побоев и ножевых ранений. Во втором браке, муж Тихонов Григорий, родилась дочь Любовь Григорьевна 1930 года рождения, которая живёт в городе Минске.

Третья дочь Анастасия Максимовна вышла замуж за Кушникова Никандра, родила двоих детей. Умерла во время родов третьего ребёнка. Первая дочь Аза Никандровна живёт в городе Томске. Вторая дочь Алевтина Никандровна живёт в городе Северодвинске. Аля вышла замуж за Валентина в город Онегу. Муж рано умер. Осталась дочь Наталья Валентиновна. Наташа замуж не выходила, живёт с мамой.

Четвёртым ребёнком был Василий Максимович (1904-1943гг.), женат на Анастасии из деревни Большой Бор. Жили в Онеге, на лесозаводе №32-33. Сын Август умер младенцем. Отец, Александров В.М. рядовой, стрелок 96СД убит на войне 23.11.1943г.

Пятым ребёнком Максима Андреевича был сын Иван, который трагически погиб в 12 лет, сгорел у костра.

3. Николай Андреевич (1902-1920гг.), жена Наталья. Не пришёл с гражданской войны. Осталась дочь Надежда Николаевна.

4. Кузьма Андреевич см. отдельную главу.

5. Иван Андреевич, жена Анна. В молодости Иван Андреевич построил

дом в Анциферовском Бору. Потом с женой переехали на постоянное место жительства в деревню Хачела. Он работал врачом, она – медсестрой. У супругов было девять сыновей и одна дочь Наталья 1924 года рождения. Сыновья: Дмитрий Иванович 1915 года рождения физрук в Чекуевской школе, внук Анатолий 1952 г. р., Михаил 1918гр., Алексей 1923года рождения, Иван 1931 года рождения, Борис (1929-1954гг.) утонул сразу после Армии, Гога 1935 года рождения, Александр холостяк (1927-19 гг.), жил у сестры Натальи, и ещё два сына.

6. Мария Андреевна. Муж Александров Пётр Осипович (1898-19 гг.). Жили в посёлке Малошуйка. Дети: Борис Петрович (1929-19 гг.), Анатолий Петрович и Неля 1933 года рождения. Дочь Нели Петровны Рыбалка Валентина 1955 года рождения замужем за Парутиным, сыном Валентины Степановны. Дом у моста через речку Тельминца.

7. Матрёна 1 Андреевна вышла замуж в деревню Сырья, родила пять

детей: Николай, Павел 1933 года рождения, Аввакум, Анна и Мария.

8. Устинья Андреевна была выдана замуж против её воли за Ивана Гудкова, родила двух дочерей Анастасию и Прасковью. Рано осталась без мужа.

9. Фёдор Андреевич Александров (1913-11.08.1941гг.) рядовой, 88СД убит в бою с белофиннами. Холост.

10.Анна Андреевна в первом браке Иконникова. От первого брака остался сын Иконников Борис Васильевич, 1939 года рождения. У Бориса Васильевича два сына. Сын Андрей Борисович Иконников 1954 г. р., внучка Анна 1991 года;

Сын Алексей Борисович 1967 г. р., внуки: Лизавета 1997, Александр 1994 и Константин 2007 года.

Во втором браке у Анны Андреевны (Александровой) муж Парутин Андрей Яковлевич. Всю жизнь Анна Андреевна прожила в Анциферовском Бору. От второго брака родила пятерых детей.

Сын Александр Андреевич (1947-2014гг.), внук Дмитрий.

Сын Анатолий Андреевич 1950 года рождения, внучка Елена 1973, правнучка Мария, внучка Ирина 1975, правнуки Вадим и Максим, внук Андрей 1978 и внучка Анна 1984, правнучка Дарья. Анатолий Андреевич жил и работал на Пирсах, под городом Архангельском. Выйдя на пенсию, он выкупил родовой дом у Филимоновых в Анциферовском Бору.

Сын Леонид Андреевич 1954 г. р.

Сын Сергей Андреевич (1958-2004гг.).

Дочь Валентина Андреевна 1956 г. р., внучка Любовь 1981, правнучка Светлана 2005, внучка Елена, правнук Валерий 2006, внук Иван 1957 г. р.

11.Матрёна 2 Андреевна, умерла младенцем.

Александров Кузьма Андреевич (1895-1973гг.)

 

Кузьма Андреевич родился 16 августа 1895 года в деревне Анциферовский Бор четвёртым ребёнком. С женой Зыковой Александрой Алексеевной (1902-1962гг.) из деревни Сергеево родили девять детей четыре сына, и пять дочерей. Кузьма Андреевич был отличным плотником. Он участвовал в отделке Чекуевской больницы и магазина в Анциферовском бору. Работал мельником на водяной мельнице. В свободное время шил сапоги для своей большой семьи, был отличным плотником. Во время войны был призван на оборонительные работы в Архангельск.

Первый сын Александр Кузьмич (1923-1998гг.) после училища работал на заводе 402 города Северодвинска. С завода ушёл на войну. Воевал в штурмовой “Панцирной дивизии” под Сталинградом. Был трижды ранен (август 1942 – легкое ранение левого плеча, сентябрь 1943 – лёгкое пулевое ранение локтевого сустава, декабрь 1943 – под Витебском получил тяжелое ранение правого бедра). С войны пришёл инвалидом II-ой группы, с тяжёлым ранением ноги и ложным коленным суставом. Характерно, что в этой дивизии солдаты в основном попадали в госпиталь с ранением ног, так как они носили броню, защищающую туловище от прямого попадания. Перенёс около 13 операций, всю оставшуюся жизнь прожил с костылями в доме отца в деревне Анциферовский Бор. За заслуги перед Родиной Александр Кузьмич награждён орденом “Славы 3-ей степени”, двумя медалями “За отвагу”, юбилейным орденом “Отечественной войны 1-ой степени” и многими медалями. Из воспоминаний А.И. Фомина: “13-я штурмовая инженерно-сапёрная бригада - воинское соединение вооружённых сил СССР во время Великой отечественной войны каждый воин имел автомат и финский нож. К тому же на батальоны выделялись довольно щедро снайперские винтовки, противотанковые ружья и ручные пулеметы, не считая различного вида гранат: противотанковых, противопехотных и специальных зажигательных, предназначенных для уничтожения огнем оборонительных сооружений противника. Соответствующим образом строилась и подготовка: наибольшее время уходило на изучение приемов рукопашного боя, метание гранат и т.п. Боевое снаряжение наших воинов состояло из обычной стальной каски и уж совсем необычного для пехоты стального нагрудника, непробиваемого автоматными пулями и мелкими осколками. Благодаря этим нагрудникам бойцы наши впоследствии получили полунемецкое название “панцирная пехота”. После войны Александр Кузьмич окончил курсы портного в городе Северодвинске. Дома шил для своих родных одежду.

Второй родилась дочь Анастасия Кузьминична (05.12.1925-14.03.2010гг). Выйдя замуж за Козлова Серафима Николаевича (1925-1957гг.) из города Костромы, всю жизнь прожила в городе Северодвинске. Анастасия работала на “Севмаше”, а Серафим прорабом на стройке. Серафим Николаевич умер от порока сердца. Операцию делали в городе Ленинграде под общим наркозом-заморозкой. Почки не выдержали переохлаждения. Тогда ещё не делали подобных операций, и никто не брался. Согласился профессор Фёдор Григорьевич Углов. В настоящее время профессор жив, ему сто три года, в газете Северный рабочий от 14.12.2007 года была опубликована статья по случаю его дня рождения. Лауреат Ленинской премии, кавалер орденов Ленина и Славы, доктор медицинских наук, профессор практически оперировал до ста лет. Его имя занесено в книгу рекордов Гиннеса как самого старого практикующего врача в мире. Это он разработал хирургические методы лечения лёгких, одним из первых оперировал на сердце. Как считает сам Фёдор Григорьевич Углов, главное условие долгой жизни – трудиться. “Я никогда никому не завидовал, не стремился кого-то обогнать. Всегда был умерен в еде, не курил и не пил спиртного” – говорит профессор. В 2008 году было сообщение, что профессор Углов умер на 104-ом году жизни.

Чета Козловых родили двух дочерей: Зинаиду и Татьяну. Выйдя на пенсию, Анастасия Кузьминична работала на разных работах, в том числе контролёром в Детском парке. Зинаида Серафимовна 1949 года рождения, технолог цеха №9, выйдя замуж за Гусева Виктора, имеет дочь Ольгу Викторовну 1978 года рождения. Ольга Викторовна выйдя замуж за Черепанова Андрея Владимировича 1970 года рождения, имеет сына Савву Андреевича 2004 г. р. и Мирона 2008 г.р. Вторая дочь Анастасии Кузьминичны Татьяна Серафимовна 1951 года рождения замужем за Муратовым Михаилом Петровичем 1941 года рождения. Она имеет дочь Наталью Михайловну 1979 года рождения. Наталья Михайловна, в свою очередь, выйдя замуж, за Мошникова Данила Александровича, имеет сына Мошникова Оскара Даниловича 2007 года рождения. Наталья живёт в городе Северодвинске.

Третьим и четвёртым ребёнком были Анатолий, прожил 6 лет, и Ольга, прожила три годика.

Пятым ребёнком была Нина Кузьмовна (1933-2009гг.). Муж Васильев Степан Никифорович 1932 года рождения. Родился в Белоруссии, Гомельская область, деревня Глубочица. Имеют двоих детей. Сын Сергей Степанович (1958-1994гг.) трагически погиб, попал под поезд. У Сергея осталась дочь Анна Сергеевна 1983 года рождения. Она работает на заводе “Полярная звезда”. И сын Валерий Степанович 1963 гр., работает на предприятие “Арктика”, который в свою очередь имеет сына Антона Валерьевича 1988 года рождения, автомеханика.

Шестым ребёнком у Кузьмы Андреевича была дочь Вера (1936-1999гг.). Она работала на “Севмаше” замуж не выходила и детей не имела.

Седьмым ребёнком была Галина Кузьмовна (1938- 2002гг.). Вместе с мужем Марковым Иваном (1939-1999гг.) имели двоих детей: Андрея Ивановича, который живёт на Белом озере и Юрия Ивановича, который трагически погиб в возрасте около 20 лет.

Восьмым ребёнком у Кузьмы Андреевича был сын Виктор 1940 года рождения. Всю жизнь прожил в родной деревне Анциферовский Бор. Виктор Кузьмич с женой Валентиной Васильевной (Артамоновой) 1940 года рождения из деревни Верховье, родили дочь Татьяну Викторовну 1966 г. р. и сына Андрея Викторовича 1963 г. р. Андрей Викторович Александров преподаватель в школе и его жена также учительница живут в городе Онеге и имеют троих детей: Артур 1994гр., Сергей 1995гр. и Дмитрий 2003гр. Татьяна Викторовна замужем, имеет сына Антона 1991г.р. и живёт в школьном доме деревни Анциферовский Бор, работает учительницей.

В 2009 году Татьяна Викторовна Александрова рассказывала мне, что её мама Валентина Васильевна Артамонова в детстве летом дружила с девочками из Белозерской Коммуны.

Это, скорее всего, дети Анны Васильевны: Володя Распутин 1931гр. и дочки Соколовы Роза 1937гр., Глафира и Вера 1939гр.

Интересен тот факт, что деревенские дети не однозначно относились к детям коммунаров. Дети коммунаров получали на праздники более ощутимые подарки, чем дети колхозников, работающих за трудодни в колхозе. На этой почве у детей колхозников пробуждалась зависть, а поэтому и неприязнь к детям коммунаров. Этот факт говорит о том, что форма оплаты труда в коммуне была более верной, чем в колхозе. Возможно, что в маленькой ячейке общества больше порядка, чем в большом колхозе. Не исключается и тот факт, что районное начальство более благосклонно относилось к новой форме организации труда, поэтому чаще поощряло их труд.

Девятым ребёнком у Кузьмы Андреевича был сын Анатолий Кузьмич (1944-2005гг.). Женившись на Лидии Петровне (Касьяновой) из деревни Большой Бор, жили в городе Северодвинске и родили двоих детей: сына Валерия Анатольевича 1972 года рождения и дочь Ирину Анатольевну 1979 года рождения. Оба дети - художники.

 

Зыкова Александра Алексеевна (1902-1962гг.)

Зыкова Александра Алексеевна, жена Кузьмы Андреевича Александрова (1895-1973гг.) родилась в деревне Сергеево в семье Зыкова Алексея Степановича и землячки с такой же фамилией, Зыковой Пелагеи Александровны четвёртым ребёнком. В семье было четыре дочери: Анна, Евдокия, Мария и Александра.

Анна Алексеевна выдана замуж в деревню Большой Бор за Катышева Василия Климентьевича. Супруги Анна и Василий умерли от рака. У них осталось пять детей: Анатолий Васильевич военнослужащий, Павел Васильевич военный лётчик, Сергей Васильевич (1920-2008гг.) жил в городе Северодвинске, дочь Нина Васильевна и дочь Вера Васильевна. Вера Васильевна вышла замуж за Коротких Владимира, родила двух девочек: Таню 1950 года рождения и Надю 1956года рождения. Мать умерла в возрасте около 35лет, когда Тани не исполнилось и 15лет. Отец увёз девочек в Красноярский край. Сейчас Татьяна Владимировна Коротких живёт в Красноярске, у неё был сын Сергей (1972-1996гг.). Она окончила Томский институт и работала геологом. Надежда Владимировна жила с отцом в городе Зеленогорске Красноярского края. У неё две дочери Дарина и Алёна и внучка. Только в 1977году Владимир Коротких женился второй раз на женщине Александре с четырьмя детьми.

Евдокия Алексеевна выдана замуж за Пешкова Дмитрия Михайловича, в село Чекуево. У них было четверо детей: Александра Дмитриевна, Леонид Дмитриевич, Виктор Дмитриевич и Нина Дмитриевна.

Мария Алексеевна выдана замуж за Сынчикова Павла Матвеевича в деревню Сергеево. Это однофамилец капитана парохода “Лев Толстой” Михаила Матвеевича (1903-1978гг.). Сынчиков Павел Матвеевич перевёз дом и семью из деревни Сергеево в город Онегу. У них родилось трое детей: Анатолий Павлович, город Онега, Лидия Павловна вышла замуж и уехала в Белоруссию, Александр Павлович, город Онега. Его брат Сынчиков Александр Матвеевич (1896-1919гг.) герой гражданской войны, в апреле 1920года похоронен в Братской могиле села Чекуево. Его и Гладышева Ивана Фёдоровича (1895-1919гг.) расстреляли американцы в 1919 году напротив деревни Пянтино.

Калетинская (Калитинская)

В одном километре от села Чекуево на левом берегу реки Малой Онеги около одноимённого ручья раскинулась деревенька Калетинская. В некоторых источниках деревню называют Калитинская. Деревня отделена от села двумя ручьями. Бабий ручей, он проходит сразу за селом и Калетинский. В 1643 году деревня приписана к Кожозерскому крестному монастырю, а с 1644 года монастырь берёт оброк со всей левой стороны реки Онеги, вплоть до села Турчасово. В 1852 году в деревне было восемь домов, в 1918-1920 гг. было 12 дворов, в которых проживало 58 человек. Праздник деревни отмечали 9 июля, в день чествования иконы Тихвинской Божьей Матери.

В мае 2009 г. вспыхнул пожар в районе деревень Пянтино и Чекуево. Деревню Пянтино, проявив героизм, отстояли её жители. Село Чекуево спас от пожара Калетинский ручей, а деревню Букоборы - Сергеевский ручей.

В Калетинской выгорели все приметы деревни, это три оставшихся дома с хозяйственными постройками. Хорошо, что ручьи и канавы в это время года были полноводными. Деревне было бы сейчас не менее 366 лет. Существует легенда, что на горушке, где потом были фермы для телят (на плане №6 и 7), стоял большой красивый дом купца Бекетова.

В электронной книге Памяти указано, что житель деревни Зимин Алексей Николаевич, 1906 года рождения, во время Великой отечественной войны пропал без вести в августе 1944 года.

План деревни Калитинская (Архангельская губерния, Онежский уезд, Мардинская волость, Кялованского общества. 1852 год.) Список хозяев:

1. Алимпий Соколов; 2. Семён Соколов; 3. Корнил Сидоров; 4. Андрей Односторонний; 5. Никита Односторонний; 6. Анна Соколова; 7. Алексей Соколов; 8. Железников.

В исповедальной книге Чекуевского прихода д. Калетинская на 1854 год значатся: Никита Архипович Односторонов, 35 лет. Жена его Анастасия Григорьевна, 31 год. Дочери их: Дарья, 7 лет; Марфа, 2 года; Матрена, 1 год. Дарья Никитична впоследствии станет женой Минина Василия Осиповича (д. Медведево, 1843-1874 гг., брат жены Варфоломея Ивановича Распутина), и у них родится единственный сын Яков Васильевич Минин (1872-1947? гг.).

План деревни Калетинская в 1950-е годы

 

Дома в деревне располагались вдоль Калетинского ручья по левому берегу “глазом на ручей”.

1. Дом Зимина Алексея Николаевича. Семья состояла из 5 человек. Сын Анатолий Алексеевич 1932 г. р. с женой Галиной Александровной сечас живут в Анциферовском Бору.

2. Дом Сидоровой Анастасии Григорьевны. 1 сын.

3. Дом Сидоровой Парасковьи Савватеевны. 2 дочери и сын.

4. Дом Сидоровой Марии Григорьевны. Муж хозяйки Андрей, 2 дочери.

5. Дом Сидорова Василия. Сын Андрей Васильевич пришёл с войны без ног. У него были двойняшки сыновья Коля и Серёжа 1953 г. р. и дочь Вера 1955 г. р. Жена, Наталья Матвеевна, работала няней в Чекуевском детском саду. Потом на этом месте построил маленький домик Зимин Анатолий для своей тёщи.

6. Ферма для малых телят.

7. Ферма для нетелей.

8. Часовня, возможно Тихвинская, когда-то была в районе между 2 и 3 домами.

План деревни Калетинская составлен со слов капитана катера КС-100 “Связист”. Зимина Анатолия Алексеевича (на фото) в ноябре 2009 года.

В январе 2010 года получил письмо от Морозова Александра Васильевича.

Заметил неточности в информации. Это насчёт пожара. Пожар начался в полях между урочищем “Дальняя огородка” и деревней Пянтино в районе электоподстанции. По нескошенной траве огонь стал быстро распространяться в сторону Пянтино, которую сначала и отстаивали. Но горела слишком большая территория. Огонь, обойдя по лесу деревню Пянтино, надвигался к селу Чекуево. Местного населения не много, прибывали люди с Анциферовского Бора и смогли с божьей помощью отстоять и Чекуево. Огонь был остановлен, но в лесу оставались небольшие очаги. Вот эти очаги и разгорелись с новой силой. К ночи стало известно, что горит Калетинская. Букоборы спас Сергеевский ручей, а вернее разрушенный мост. Мы побывали там, на месте, на следующий день. В общей сложности пожар прошёл 5км.

Тихвинская икона Божией Матери — почитаемая в русской православной церкви. Была написана, по преданию, евангелистом Лукой. Она стала, по сути, иконографическим подтипом образа Одигитрии (Путеводительница). Например, списки в Храме Спаса на Сенной, Афанасьевском монастыре в Мологе. Тихвинская икона Божией Матери (Тихвин) при снятом окладе. Общение Пресвятой Девы с Младенцем Христом, их обращённость друг к другу. Изображение Богоматери поясное, Младенец сидит на левой руке Матери. Ноги Младенца согнуты в коленях, и Его правая стопа находится под левой. В левой руке Он держит свиток, правой благословляет. Изображение Богоматери на Тихвинской иконе практически идентично Смоленской иконы Божьей матери, главное отличие в наклоне головы. Список иконы, хранившийся до 1941 г. вТихвине, был и остается важнейшей святыней Новгородской земли и всего Русского православного государства. Ныне икона хранится в Тихвинском Богородичном Успенском монастыре. День празднования святыни - 26 июня (9 июля по старому стилю).


Букоборы

Деревня Букоборы (Букоборская) расположена в 5 км от села Чекуево вниз по течению на левом берегу реки Малой Онеги. В середине XX века она ещё состояла из двух деревень: Старые и Новые Букоборы. В деревне Старые Букоборы были самая старая в Мардинской волости часовня во имя Алексия, человека Божьего, построенная в 1742 году, и кладбище. Картофельные ямы так же располагались на месте Старые Букоборы, на расстояниии более одного километра от деревни Новые Букоборы. Деревенский праздник здесь отмечался в Алексеев день, 30 марта.

Во время гражданской войны в 1919 году англо-американцами в районе Букобор были сброшены бомбы. В 1866 году в 13-ти домах проживало 73 жителя.

“А между нашим домом и ручьём Букоборским” – вспоминает Александр Морозов, - “были окопы с гражданской, сейчас они полностью заросли. Там, наверное, были бои, и нешуточные, если мы в детстве, да и не только, очень часто находили гильзы от снарядов. Один раз нашли целый, расковыряли, полный шрапнели оказался, а нам, пацанам, как раз свинец кстати... В дом Носонова Матвея такой снаряд угодил и не взорвался, гильза так и торчала под окном, наверное, никто и не пытался её вытаскивать”.

В окрестностях деревни Букоборы был хутор Толманга.

“Так же к Гладышеву приходили братья Дьячкины, двое из них, Ефим и Елинарх, жили в деревне Букоборы, а трое, Константин, Савватей и Пётр, построили себе хутор и распахали чищанину (по приговору общины были лишены земельных наделов и выселены из деревни). Это были толстовцы, проповедовали нам, что зло порождает зло и зла злом не искоренить, не убий и другое толстовское учение”, - писал Зыков Ф.А., герой-партизан гражданской войны.

В 1861 году царь Александр II провёл ряд реформ: по отмене крепостного права, финансовую, земскую, городскую, полицейскую, судебную и военную. Расширились права сельских общин. К примеру, теперь сельский сход имел право вынести приговор об удалении от общества вредных и порочных членов его. Сельский староста уполномочен был посылать провинившихся на общественные работы сроком до двух дней, на такой же срок подвергать аресту, налагать штраф до одного рубля. Срок военной службы уменьшился с 25 до 15 лет. В имущественном плане крестьяне Поонежья в результате реформы лишились 20% земли. Урожайность в этот период выросла, но к концу XIX века снова снизилась.

Интересно, что картофельные ямы от деревни Букоборы находились на значительном расстоянии, более одного километра, так как в деревне очень близки грунтовые воды. А вот глина в букоборах очень вязкая, из неё делали кирпичи. Интересно также, что буква Ь со временем из фамилии Дячкины жителей деревни Букоборы исчезла.

Мимо деревни проходила дорога, связывающая село Турчасово с районами Онежского и Карельского Поморья. Александр Морозов вспоминал, что в деревне, в их доме, часто останавливались на ночлег шофера. Один раз сразу ночевали четырнадцать человек.

До 1950 года в деревне рождалось много детей. Здесь даже была начальная школа, где учительницей работала Анастасия Антоновна Кожевникова. Всего в 18 жилых домах в это время проживало 74 жителя, в учебный период здесь жили на квартирах ученики из деревни Юксозеро и молодая учительница Анастасия Кожевникова. Школа закрылась в 1960 году.

Александр Васильевич Морозов писал мне, что помнит любой закуток деревни. А мать рассказывала ему, что на Онеге нет прямее деревни, чем Букоборы: 15 домов в первом ряду, 15 домов во втором, причём они располагались строго друг против друга и ещё 4 дома в третьем ряду, всего 34 дома. Ещё он написал мне: “Прочитав твою книгу, поехал в Букоборы. Бродил по лесу, болоту, обошёл ручьи, и понял, что только из таких книг-летописей внуки и правнуки смогут узнать, как назывались окрестности деревень. А ведь у каждой полянки, ручья, чищенины есть своё название. А какие красивые, и порой непонятные названия. К примеру, общее название выше Букобор по реке Онеге называлось просто “Онега”, а вот ниже Букобор “Витика”. Почему именно так? Непонятно”.

Ещё Морозов А.В.: рассказал о сплаве леса по реке Онеге, так как родился и вырос в деревне Букоборы, то больше его об этом знают, пожалуй, только устькожане.

-Сплав начинали сразу, как только река входила в берега после наводнения. Здесь надо сказать, что раньше, лет 20 назад, наводнения были намного больше и год, когда река не выходила из берегов, был редкостью. Сейчас - наоборот, в чём здесь причина не знаю. Понятно, что лесопункты старались сплавить лес как можно раньше. Это и Ярнема, и Шомокша, и сплавной участок Усть - Кожи.

Несведущий человек может подумать, а что собственно здесь сложного? Зимой нарубили леса, весной его отпустили вниз по течению, в Онеге приняли. Распилили, погрузили на пароходы и все дела! Если было бы всё так просто. Сам я не сплавщик, и всех тонкостей, конечно, рассказать не могу, но так как жил у реки и не понаслышке, а своими глазами видел какой это тяжёлый труд, позвольте донести хотя бы вкратце, правда вкратце вряд ли получится то, что запомнил.

Прежде всего, я бы напомнил, что же всё-таки представляет река Онега на участке от Ярнемы до Онеги. Почему только до Ярнемы? Да просто я дальше не был. От Онеги до Порога река, как вы знаете, порожистая, с быстрым течением. Поднимаясь по реке выше, течение становится тихим, и только в районе Городка снова начинает своё ускорение, появляются пороги, перекаты. И всё же именно до Ярнемы река Онега была судоходной. Да и как иначе? Ведь Ярнема, Улитино относились к Онежскому району, а дорог не было, кроме зимника. Вот и сновали по реке катера, баржи, теплоходы. Катера, в основном “Онегосплавы”, КСы, были задействованы как раз на сплаве. КСы правда были и в других хозяйствах, например, в совхозах, у связистов. Единственный оставшийся на реке катер, не знаю, есть ли сейчас на Пороге, у энергетиков. Ходили по реке баржи, катера: “Усогорск”, “Нефтегорск”, “Моша”, “Ковжа”, “Нева”, “Чекуево” да всех и не перечислишь сразу, завозили различный груз, технику, топливо, продукты. Ну и, конечно, теплоходы занимались перевозкой людей и почты, пока не появились амфибии.

В районе Чекуево река делится на два русла. Левое русло – Малая Онега, правое – Большая Онега. У деревни Чижиково реки снова сливаются в одну. Малая Онега не так уж и Малая, просто названа по километражу. Тоесть от села Чекуево до Чижиково по ней всего семнадцать километров, тогда как по Большой Онеге все тридцать. К судоходству ещё придётся вернуться, потому что это имеет непосредственное отношение к нашей теме, то есть молевому сплаву.

Как я уже упоминал, сплавлять лес старались, как только река войдёт в берега, но перед этим надо было успеть подготовить запани. Основная запань была в Усть-Коже, другая у Нерюги. Наверное, не все знают, что это рукотворный канал. В Чекуево тоже ставилась запань, но у неё было другое назначение, направлять лес в нужное русло. Эти боны можно назвать направляющими. Остановлюсь немного на установке бонов в Чекуево.

Сам бон представляет собой скреплённый болтами полубрус в три ряда по вертикали и в четыре по горизонтали. Затем они скреплялись между собой цепями, а вдоль всего бона проходил мощный трос. Оттягивались боны со стороны Чекуево, и это было не просто. Чтобы натянуть такое инженерное сооружение, было задействовано до тридцати человек, а также катера, несколько тракторов - трелёвочников. Надо же было не просто натянуть, а поставить боны с изгибом, так чтобы хвост заходил в Малую Онегу. Значит, держали боны трос, и несколько якорей. Осенью всё повторялось, только теперь надо было прижать боны к правому берегу на зимовку. Для того чтобы лес не разносился по ручьям, маленьким речушкам, не оставался по берегам реки, после того как вода начнёт спадать, - требовалось поставить оплотники. Занимались этим в основном пикетчики. Река делилась на участки - пикеты. Пикетчик осушил оплотник - будет ходить с багром поллета, вытаскивать брёвна из кустов. Но всё же справедливости ради им был выделен КС, который и курсировал от пикета до пикета, неделями дома не бывая.

И вот лес пошёл. Несёт не просто брёвна, а целые свалки брёвен и часто вначале во всю реку. Называлось это – пыж. Заводы в Онеге работают на полную и всё же не успевают принять эту массу леса. Закрывается запань в Усть-Коже. За считанные дни Малая Онега превращается в деревянную реку, образуя “залом”. Особенно сильно начинает набивать в Букоборах, потому как ниже деревни река сужается. Дальше – больше. Забило уже до деревни Сергеево. Наконец-то разрешили перепустить часть леса хотя бы в Нерюжскую запань. От Усть–Кожи до Букобор двенадцать километров, но вся беда в том, что лес движется не весь, его оторвало там, где река узкая, а вверху продолжает набивать и набивать. Если не принять срочные меры лес перекроет Чекуевские направляющие боны. И тогда судоходство просто прекратится, на моей памяти бывало такое не раз, а это уже ЧП даже не районного, а областного масштаба. И тогда подключаются к руководству райкомы и обкомы.

В срочном порядке в Букоборы направляется трелёвочник с бригадой сплавщиков, катерам пока ходу нет, ведь там движется лес. Трактор ставится ниже залома, бригада растаскивает трос по залому, цепляют удобный клин. Лебёдка начинает натягивать трос, по пути снося часть берега вместе с кустами, а то и деревьями, трелёвочник встаёт на дыбы. Наконец, клин выдран из общей массы деревьев, и залом сдвигается с места, но через полчаса всё повторяется вновь. Через какое-то время подходят катера. “Онегосплав” может отделить клин, просто врезаясь в залом, если конечно повезёт. Если не получается, то тоже тросом. Всё это может продолжаться сутки – двои, после чего катера уходят Большой рекой снова в Усть – Кожу, а трактор остаётся в Букоборах. В детстве мы загорали после купания на щите трелёвочника.

Залом – плотно сбитая давлением реки мешанина бревен. Брёвна плотно, в несколько рядов, прижаты друг к другу. Поэтому весь этот хаос, лежащих и торчащих в разные стороны бревен, образует довольно прочную перемычку на реке. Теоретически по ней можно переходить от одного берега к другому, если, конечно, вы не дорожите своей жизнью. Впрочем, местные жители порой это практикуют.

Что можно к этому добавить? Пожалуй, только то, что по залому ходили все, от мала до велика, ставили продольники, ловили рыбу. Сенокос был на другой стороне реки и все так же переходили через реку свободно, как по мосту. Что самое поразительное как не пытался, не мог вспомнить ни одного несчастного случая связанного с заломом, во всяком случае, в нашей деревне.

В августе запани уже открывались, и по Малой реке начиналось судоходство. Кто не знает, скажу, что раньше створные знаки, не все, конечно, были освещаемые, в районе Букобор были такие тоже. Отец у меня подрабатывал, обслуживая их. Когда фонари упразднили, они какое то время валялись у нас, пока мы, дети не разобрали их на увеличительные стёкла. Катера и теплоходы уже сновали чаще по этой реке, но лес ещё несло. Правда, уже не было пыжей, как вначале сплава. В принципе, сам сплав был уже закончен, оставалась подборка оставшегося по берегам леса, а его ещё было много. Где-то занесло в ручьи ещё весной, где-то осушили пикетчики, вовремя не переставив оплотник. Особенно много леса оставалось опять же в Малой реке, там ведь не поставишь оплотник. И хоть берега здесь в основном крутые, но есть одна особенность. По левому берегу очень вязкая глина, её так и называют “букоборская”.

Окатывать лес мог подрядиться любой желающий, причём делалось это очень просто. Не было никаких лицензий, не надо подписывать кучу бумаг, просто звонишь в сплавную контору, говоришь свою фамилию, и место, где будешь работать. Я сам как-то на каникулах подрабатывал, по окончании снова звонил, приезжал мастер замерял расстояние, что самое интересное, не по километражу, а по пролётам линии связи. Платили от сложности окатки. Но вот за левый берег редко кто брался. В одиночку это сделать практически было невозможно. Настолько брёвен было много, и нижние ряды наполовину были вдавлены в эту вязкую глину.

Теперь осталось рассказать о “Караванке”. Караванка начинала свой путь с самого верху - начала сплава. В состав входило несколько катеров различных типов, разного предназначения. Один тянул дебаркадер, где проживали сплавщики, два – три тянули кошель, ну ещё пара КСов на окатке. Вербовали на Караванку со всего Союза и не только. Молдаване, украинцы, белорусы, были и болгары. Вот после караванки уже было чисто совсем, убирались все лаги, по которым скатывали лес, подбирались топляки. Затем проезжала комиссия, принимала работу, и сплав полностью заканчивался.

Наверняка, я что-то пропустил, где-то есть неточности, но повторюсь, что я не специалист, а рассказать очень хочется. На сайтах о молевом сплаве тоже есть информация, но очень скудная, в основном это отчёты туристов и разных экспедиций. 30.07.2010 г. Александр Морозов.

План деревни Букоборы в 1950-е годы

1. Дом Травиной Марии Григорьевны. Хозяйка растила двоих сыновей: Артёмов Леонид и Травин Павел.

2. Дом Дячкиной Парасковьи Дмитриевны. Хозяйка растила 7 детей.

3. Дом Дячкиной Евдокии Епинарховны. У хозяйки был один сын.

4. Дом Насонова Матвея Алексеевича. Старый дом, трое детей.

5. Дом Соколова Дмитрия Евстегнеевича. Хозяин воспитывал внучку Нину Соколову. У него был сын герой. Военный моряк погиб в войну на Севере, перед войной жил в Ленинграде.

6. Дом Ручкиной Ульяны Ефимовны. Жили в Ленинграде, в войну Ульяна вернулась к родителям. Муж, офицер, родом с Украины, погиб на войне. Дочь, кандидат технических наук, живёт в Москве. Ульяна уехала к дочери. Дом отошёл колхозу, поэтому здесь была колхозная контора.

7. Дом Щекотова Константина Андреевича. Хозяин глухонемой, с женой Анной Ивановной. Потом здесь жили Щёкотов Рудольф Андреевич, брат Константина, с Валентиной Степановной, в девичестве Рязановой. Она родом из деревни Медведево. Позднее они перевезли дом в деревню Пянтино. Валентина Степановна сейчас живёт в Пянтино одна.

8. Дом Насонова Ивана Фёдоровича. Жена хозяина - Павла Ивановна, у них было 5 детей, осталось двое - живут в Онеге. Нина Ивановна замужем за баянистом Владимиром Негодяевым, работали в Онежском Доме культуры.

9. Маслозавод был в 1947…49 годах.

10.Дом Поповой Клавдии Дмитриевны. Хозяйка работала техничкой в школе, трое детей. Муж погиб на фронте.

11.Дом Попова Степана Александровича. Жена хозяина Вера Герасимовна (Маркова с Большого Бора), две дочери.

12.Дом Насоновой Марии. Хозяйка старенькая. Потом здесь жили Морозова Зинаида Александровна и Василий Петрович, шесть детей: Лиля 1939 г. р, Алла 1942 г. р., Николай 1947 г. р., Александр 1957 г. р., Роза 1959 г. р. и Степан 1962 года рождения.

II ряд:

13. Дом Насонова Матвея Антоновича. Жена хозяина Анна Матвеевна, трое детей. Потом в этом доме жила семья Морозовой Зинаиды Александровны.

14. Дом Шелковой Любови. Хозяйка жила с внуками.

15. Школа, маленький домик. Стариков раскулачили, детей не было. Школа закрылась в 1960 году.

16. Дом Насоновой Марфы Тимофеевны. Муж хозяйки Александр, сын Василий. После смерти матери Василий Александрович с женой Ольгой Михайловной, учительницей, переехали в Усть-Кожу.

17. Дом Дячкиной Александры Степановны. Муж её погиб на войне, осталось четверо детей.

18. Дом Насоновой Пелагеи Егоровны, одинокой старушки. Потом в этом доме жили Морозов Юрий Иванович с Юксозера и Власова (Ершова) Нюра с Чеково.

19. Дом Дячкиной Ульяны Николаевны. Муж хозяйки Антон Артемьевич, 5 сыновей и 1 дочь. Дочь Иконникова Нина Антоновна живёт в ПМК, а сыновей уже нет в живых.

20. Дом Насонова Павла Ивановича. Сестра хозяина Гладышева Мария Ивановна (в деревне её знали как Манька Задняя, объясняется всё просто, в первом ряду есть Мария Травина, а в третьем ряду к тому времени стоял один дом). У Марии Ивановны двое детей.

21. Свинарник, где-то рядом ещё была ферма, в ней разводили лисиц. 1947 год.

22. Скотный двор, 1947 год.

23. Конюшня.

24. Скотный двор.

25. Свинарник.

26. Гумно.

27. Кладбище в деревне Старые Букоборы.

28. Часовня имени Святого Алексия в деревне Старые Букоборы построена в 1742 году.

29. Амбар.

30. Картофельные ямы в деревне Старые Букоборы.

План деревни Букоборы составлен с участием Кожевниковой Анастасии Антоновны. Июль 2009 г.

 

План деревни Букоборская (Архангельская губерния, Онежский уезд, Мардинская волость, Кялованского общества. 1853 год.)

Список хозяев:

1. Вдова Пестимья Дячькина*;

2. Климент Дячькин*;

3. Федос Соколов;

4. Иван Дячькин*

5. Дрон Щелков;

6. Иван Щелков;

7. Степан Насонов;

8. Степан Тралов;

9. Дмитрий Тралов;

10. Никифор Щекотов;

11. Дмитрий Щекотов;

12. Иван Щекотов;

13. ? Насонов;

14. ? Щекотов;

15. ? Насонов;

16. ? Щекотов.

Примечание: 1. * - В разных источниках эта фамилия пишется по-разному: раньше писалось Дьячкин или Дячькин, а сейчас Дячкин. 2. ?- имена написаны не разборчиво.

В 417 году во время воскресной литургии в соборе святого Петра глас Божий указал молящимся: «Ищите человека Божия, чтобы он помолился о Риме и всем народе его». В следующий четверг тот же глас указал народу: «В доме Евфимиана человек Божий, там ищите». Император Гонорий и папа Иннокентий I напрасно спрашивали Евфимиана - он ничего не знал о живущем в его доме праведнике. И лишь тогда приставленный к Алексию слуга рассказал Евфимиану о подвижничестве Алексия. Евфимиан, поспешно вернувшись в свой дом, не застал Алексия в живых. Лицо усопшего сияло, а в руке у него был некий свиток. Напрасно Евфимиан и домашние пытались изъять свиток из рук святого. Только когда прибывший в дом папа Иннокентий I испросил у святого позволения прочесть свиток, рука Алексия разжалась. Из свитка присутствовавшие узнали о том, кем на самом деле был человек Божий. Тело Алексия было выставлено для прощания на площади, и при его гробе произошли многочисленные исцеления. Папа и император лично несли тело святого в погребальной процессии и похоронили его в церкви святого Вонифатия на Авентинском холме.

Примечание: В деревне Букоборы, как и во многих деревнях нашей округи, были репрессированные сталинским режимом. Так, неизвестный мне Дьячков Василий Иванович, 1895 года рождения, был арестован 17.03.1933 г. в селе Чекуево Онежского округа Северного края. Приговорён постановлением Тройки ПП ОГПУ Северного края от 16.06.1933 г. по статье 58-10, 13 к 5 годам ИТЛ. В заключении в Ухтпечлаге с 21.08.1933 г. На 29.04.1935 г. – бригадир монтажной мастерской Промысла №2 им. ОГПУ, делегат 2-го промыслового слёта ударников. Освобождён 28.05.1937 г.


Юксозеро (Замох)

Второе название деревни - Замох. Здесь, где-то рядом с деревней Юксозеро, была ещё маленькая деревенька Усковская. В настоящее время эта деревня Юксозеро не существует. Деревня находилась в труднодоступном месте. От села Чекуево примерно в 10км на юго-запад, на одноимённом озере, за почти непроходимым болотом.

Брат моей бабушки Зины по отцу Воронин Степан Михайлович прожил 70 лет. Первый раз женился на женщине из деревни Юксозеро Мардинской волости. От этого брака у Степана Михайловича остались сын Константин и дочь Феклина. Эта местность отличалась своим более комфортным климатом. В Юксозере за 70 лет не было случая, чтобы урожай убило холодом, вспоминали жители деревни Пянтино Рязанов Алексей Иванович (1914 г. р.) и его жена Манефа Ефимовна. Ещё они вспоминали, что Алексей носил куртку да брюки, всё самодельное. Сукно полстили в корыте ногами, пока материал гладким не сделается. В 1866 г. в деревне было всего три дома. В 1918-1920 гг. в деревне было 9 домов, где проживало 43 жителя. В 1947-60 гг. несколько учеников из деревни Юксозеро посещали Букоборскую начальную школу, где учителем до 1950 года была Анастасия Антоновна Кожевникова. Ей приходилось бывать дома у своих учеников в деревне Юксозеро. Там Анастасии Кожевниковой запомнился ветряк (ветряная мельница).

Вот такую историю рассказал мне Коротких Николай Григорьевич, а ему в своё время рассказывал отец.

- В 1930 году был сильный лесной пожар, шедший на Юксозеро со стороны Воймозера. Было понятно, что как-то просто его затушить невозможно, все были уверены, что деревню уже не спасти. И тогда кто-то предложил “стречный пал”, то есть встречный огонь. Так и спасли Юксозеро. Я отчетливо помню старые, мощные, со старыми следами пожарища, пни. Отец мой, Григорий Иванович Коротких как-то вдруг в году 1967-68, поменял место рыбалки с Юксозера на Волгозеро. Это озеро находится по соседству с Малым Шормозером. Поскольку на Волгозере избы никакой не было, приходилось ночевать на Шормозере в старой избе. Старая изба была как раз на месте выхода дороги Верхней Шалги на это озеро, метрах в двухстах от речки Юкса. Раньше все останавливались здесь. От этой избы шла тропа вдоль речки Юкса, метров 500-700 по болоту, затем переход через Юксу и далее тропа на Волгозеро, достаточно старая, протоптанная и болотистая. Отец перебрался рыбачить на Волгозеро. Поначалу ночевал в этой избе, но ходить было очень неудобно, далековато и тяжело, поэтому он зимой завез на Волгозеро рубероид и поставил на берегу шалаш. Теперь на озере ночевать было уже достаточно тепло, не изматывать себя ежедневными переходами. Помню, отец говорил, что за день на солнце шалаш прогревался, и тепла хватало на ночь. Я пару раз ночевал, но «тепла» этого что-то не чувствовал. Потом эту старую избу на Шормозере благополучно кто-то спалил, некоторые догадки у отца имелись, но, как говорят, не пойман – не вор. Новая изба была поставлена где-то в 1965 году на деньги Госпромхоза, как охотничья избушка, силами Харитонова Юрия и Сынчикова (имя не помню) уже на противоположном берегу речки Юкса, на удалении от речки и от озера метров на 200 на сухой сосновой боровинке. С момента постройки новой избы, отец жил в ней, когда было прохладно. Ходить по старой тропе, как я уже сказал, было плохо и далеко. Отец сделал путик напрямую через боровинки от новой избы к Шормозеру, экономивший на расстоянии по сравнению со старой тропою весьма существенно, полагаю не менее километра. Естественно этим путиком стали пользоваться все, кто там рыбачил и за пару лет он был протоптан в весьма ухоженную тропу. Последний раз я был там, на озёрах в 1971-м году весною. Позднее, приезжая в отпуск к родителям в Онегу я услышал от Николая Агафонова, что тропу эту прозвали «Гришкиной тропою». Вот такая история… Сейчас и той новой избы тоже нет, к сожалению. А была добротная, просторная изба с печкой и плитою. Кстати, в этой избушке, поздней осенью 1970-го года меня пытались вышеупомянутые Харитонов и Сынчиков, накормить мясом рыси, выдав её за зайчатину…

 

Сырья

 

Небольшая старинная деревушка (на 1810 год – 10 дворов и 60 жителей; к 1920 г. – 33 двора и 179 жителей) расположилась на высоком, около 25 м, правом берегу поймы реки Кодина. Древнее название деревни – Сырья Гора. Откуда, с горы, открывается прекрасный вид на противоположный, тоже высокий, берег, где в 3,5 км раскинулась деревня Большой Бор. А если подняться на колокольню Никольской церкви (церковь с одним престолом Святителя и Чудотворца Николая построена в 1667 г., достроена колокольня в 1866 г.) то на востоке, в 7км, будет видно деревню Поле и церковь Богоявления. А на западе, в 10 км, – деревню Мондино с Троицкой церковью. Недалеко от Сырьи, в окрестностях озера Унозера приютились маленькие деревеньки Пустынь и Новая Деревня (Давыдово). Летопись села Сырьи начинается со слов:

-"В лето от начала мира 6987 (1479) ...был в обители попа нашего сын именем Кириак преждежительствовал".

Название Сырья, которое дал деревне основатель монастыря Кириак, произошло от названия ручья, протекающего под горой - Рагручей, что в переводе означает сырой ручей. Сырья известна тем, что в XVI веке там была основана Сырьинская пустынь, у истоков которой стоял монах Кириак (Кирилл). Место он выбрал на Сырьей Горе, в 9 верстах от своей родины – села Чекуево.

Преподобный Кирилл - сын священника, служившего в Чекуевском приходе Онежского уезда Архангельской губернии. Мирское имя его - Кириак. “Год рождения его, как и других важнейших событий из его жизни, остался неизвестным. Можно думать, что рождение Кириака падет на последнюю четверть XV века, а деятельность его и кончина - на XVI век”. Кириак рано осиротел. Будучи “не привыкшим к тяжелому сельскому труду, не желая быть кому-либо в тягость”, он решил поступить в какую-либо из местных обителей. Таким монастырем, куда пришел сирота-подросток, оказался Александро-Ошевенский монастырь, основанный в 1460-е годы преподобным Александром Ошевенским (1427-1479 гг.) и стоявший в 42 верстах от города Каргополя. Там Кириака приняли в число братии. При монашеском постриге он получил имя Кирилл. “Под руководством опытного старца - духовного отца - Кирилл последовательно трудился во всех монастырских службах, с послушанием и любовью исполняя приказания”. В монастыре инок Кирилл выучился грамоте - чтению и письму, что дало ему возможность хорошо изучить Священное Писание. Впоследствии, спустя много лет, преподобный Кирилл, с благословения настоятеля покинул Ошевенский монастырь. Новгородский архиепископ рукоположил его в сан священника. Некоторое время преподобный Кирилл жил в селе Кенозере, а потом у себя на родине в селе Чекуево, где в местном храме совершал богослужения. Из села Чекуево он перебрался на близлежащую Сырью Гору, где и основал обитель, построил храм в честь Успения Пресвятой Богородицы и, после многолетних трудов, в маститой старости, скончался. 28 апреля православная церковь отмечает день его памяти. Мощи преподобного Кирилла (его ещё называли Кириак Каргопольский) сохранились до нашего времени. Они почивают под спудом в часовне, стоящей около деревни Сырья (80 км от г. Онеги). Часовня была перестроена в 1863 году “пообширнее”. Прихожане онежского православного прихода ежегодно совершают паломничества на это святое место. В 1658г. Сырьинский (Сыльинский) Успенский монастырь был преобразован в пустынь и приписан к основанному патриархом Никоном в 1657г. Кийскому Крестному монастырю. Так Сырьинские монахи стали и первыми насельниками Кийского монастыря. Среди них известен некий старец Пахомий, которого Никон послал на Кий–остров «…чертёж чинить…».

По данным Онежского краеведческого музея, в городе Онеге есть пушка времён Никона. Во время своего третьего посещения острова Кий в 1660 году, солдаты-пушкари патриарха почему-то оставили пушку в Сырье. Пушка стреляет по большим праздникам (например, в день города) в городе Онеге.

Вот несколько легенд, связанных с деревней Сырьей и Сырьинским монастырём.

1. Павны - искусственные озёра в окрестностях соседнего села Верховья дело рук человеческих, безусловно, украшающие природу, и полезны человеку, как оздоровляющие и украшающие местность. Происхождение их до сих пор точно неизвестно. Вполне возможно, что это дело рук братии Сырьинского монастыря, располагавшегося по соседству с деревней.

Я допускаю версию образования павен путём изменения русла реки Мудьюги ещё до прихода монахов. Так как подобные озёра – павны есть и в районе Усть-Кожи.

В 1653-1658гг. монастырь по указу царя Алексея Михайловича прекратил свое существование и влился со всеми землями и монахами во вновь строящийся Кийский монастырь на каменном острове Кий в Онежском заливе Белого моря недалеко от города Онеги. Происхождение павен наводит на размышление и тот факт, что в 1859 году на левом берегу речки Мудьюги в деревне Ряхковской в земле найден клад из восьми фунтов серебряных монет, ходивших во времена правления царей Федора Ивановича и Ивана Васильевича (Грозного).

2. В деревне Медведево вниз по реке Онеге раскинулись поля под названием “Могильник”. У жителей деревни Медведево существует легенда, что в этих местах находилось кладбище Сырьинского монастыря. Почему монахи этого монастыря облюбовали место для захоронения на острове за рекой в Медведевском бору, остаётся загадкой.

3. Старики утверждают, что в Сырье была другая вера. В книге “Не век жить, век вспоминать” есть такая фраза: “На Сырье другая вера. У ребятишек белые пальтишки одеты и кресты на пальтишках. У Анны Ивановны Кирилловой сноха была сырьинской веры”. Возможно, здесь нашлись последователи баптиста Барышева со станции Мудьюга. В местной прессе была опубликована статья “Конец света в Мудьюге состоится в 1962 году”.

4. В разных источниках фигурирует дата 1402 г. По одним данным, это дата основания монастыря; по другим данным, это дата смерти Кириака. Если исходить из легенды, что Сырьинский Успенский монастырь основан Кириаком, а тот был насельником Александро-Ошевенского монастыря, основанного в 1460-е годы, то дата 1402 г. никоим образом не вяжется с этим монастырём, хотя эта дата указана в списке монастырей Архангельской области. В исследованиях В.Н. Матонина “Священное пространство Поонежья и Онежского Поморья” сказано, что преподобный Кириак сын священника из села Заветровье, что расположено на реке Онеге, был одним из учеников преподобного инока Лазаря, просвятителя лопарей. Преподобный Лазарь построил храм Успения Божьей Матери на Онежском озере и представился в 1391 году, а Кириак – в 1402 году. По примеру Лазаря Кириак назвал монастырский храм Успенским. Наименование церкви выражает идею заступничества Богородицы.

5. С 1764 г. Сырьинская пустынь была приписана в состав Верхнемудьюжского прихода. В 1846-47 гг. шестиглавый летний Успенский храм был перевезён в деревню Поле. (“Храм был обновлён накануне Смутного времени в 1601 г., когда заступничество Небесной Покровительницы было особенно необходимо. В это время в Поонежье бесчинствовали “литовские люди” во главе с полковником Янушем Шишом. И добровольно уступлен крестьянами Сырьенскаго сельца, перевезен из онаго и складен с поправкою ветхостей на место сгоревших в 1846 г. двух церквей…”). Остался в Сырье тёплый Никольский храм (1667 г.). Его перестроили в 1866 г. и летом 1867 г. заново освятили. Никольский храм закрыли в начале 1930-х годов, но во время Великой Отечественной войны снова проводились службы.

6. Подвижник Сырьинского, затем Кожозерского монастырей, преподобный Леонид Устьнедумский в 1603 году покинул Кожозерский монастырь и основал под Устьюгом свой монастырь и стал одним из первых просветителей пермяков.

7. Школьники из деревни Сырья, учащиеся в Чекуевской средней школе, рассказывали, что ещё в 1960-х годах вели раскопки в местах бывшего монастыря. У жителей деревни сохранилась легенда, что в подвалах монастыря хранится ром тех времён, когда ещё монастырь был действующим.

В настоящее время в деревне Сырье стоит несколько двухэтажных домов, зимой в деревне живёт около 10 человек.

В старину жители носили прозвища “воробьи”. Деревенские праздники в Сырье: Успенье – 28 августа; Никола вешний – 22 мая; Никола зимний – 19 декабря; Богослов – 21 мая и Богослов – 9 октября.

В 1653 году Сырьинский монастырь по указу царя Алексея Михайловича прекратил свое существование и влился со всеми землями и монахами во вновь строящийся Кийский монастырь на каменном острове Кий в Онежском заливе Белого моря невдалеке от города Онеги.


Гумно.

Практически на всех планах деревень, которые упомянуты в моём повествовании, есть гумно. Для каких целей гумно создавалось, что собой представляло и какую роль гумно играло в жизни деревни, сейчас уже мало кто знает. Поэтому я беру на себя смелость коротко рассказать об этом интересном сооружении.

Гумно́ (из свободной энциклопедии) — огороженный участок земли в крестьянском хозяйстве, предназначенный для хранения, молотьбы и другой обработки зёрен хлеба. В гумне может стоять деревянное сооружение, называемое рига или овин, в котором сушатся снопы зерна. Также для молотьбы зёрен может быть возведён отдельный деревянный сарай, называемый клуня. Иногда под гумном понимают одно большое деревянное сооружение, построенное для вышеперечисленных целей. В больших хозяйствах для надсмотра за гумном назначается человек, называемый гумёнщиком или гумённым.

В северном варианте гумно это добротно срубленный сарай с воротами в противоположных стенах и окнами. Пол в гумне сделан из очень хорошо подогнанных пластин (плахи), плотный и гладкий так, чтобы не пропало ни одного зёрнышка. Вплотную к гумну, другие названия ток, клуня, примыкает овин с глинобитным полом печкой и нарами для сушки хлеба в снопах. Для поддержания микроклимата вход в овин через сени. Человек, приставленный к овину для сушки снопов и присмотра - овинщик. В смежной с гумном стене есть окно для передачи снопов. Овины строились для одновременной сушки от 200 до 1000 снопов и являлись хлебною мерою. Само слово овин по сей день встречается в русских народных пословицах и поговорках. У нашего господина ни ржи, ни овина. Смысловое значение напрямую связано с огнём, хлебом, культом земли и плодородия, храмом, мифологическими образами славян. Здесь в заутреню светлого воскресенья можно увидеть овинного домового. Если огонь почитался славянами как чистая, божественная стихия, такая постройка, как овин, изначально служила не просто для хранения хлеба, она являлась скорее строением особым, то есть храмом.

Примерная технология обмолота зерна:

1. Высушенные в овине снопы подают в гумно и раскладывают в два ряда, колосом друг к другу.

2. Молотят цепами (Рис.1), их ещё называли приус и кичига (Рис.2), выгнутая палка, с плосковатым концом. Потом снопы поворачивают и снова молотят.

3. Отделившуюся солому выносят на улицу в стог.

4. Зёрна с плевой собирают в бурт и опять молотят.

5. Собирают всё в кучу специальными скребками и мётлами.

6. Предварительная сортировка. Перебрасывают лопатами в другой конец гумна.

7. Плеву, мякину (или париво) складывают в гумённые бураки, большие плетёные короба. Поговорка: “Воробья на мякине не проведёшь”.

8. Пропускают на веялке, или неоднократно перебрасывают зерно в гумне в ветряную сухую погоду.

Цепа - ручное орудие для молотьбы, состоящее из длинной деревянной ручки (держало, держальник) и прикрепленного к ней ремнем короткого колена деревянного била (молотило, навязень, дубец, кий, боёк, билень). Разобрали цепы и стали молотить. Л. Толстой.

Кичига - молотило, заменяющее цеп: выгнутая палка, с плосковатым концом. Особенно она удобна для сбою колокольца со льна. Гнуть кому кичигу (Рис.2), пригибать голову к ногам, к коленям.

Сжатый ячмень на полях укладывают в кучи по десять снопов.

Рожь укладывают в суслоны (Рис.4): 9 снопов ставят стоя, кверху колосом, и накрывают десятым большим снопом, колосом вниз. Недостаток: возможность применения только в хорошую, сухую погоду; обижают грызуны.

В сырую погоду снопы укладывают на прясла (Рис.3) в четыре ряда по всему полю. Недостаток: сложность конструкции, обижают птицы.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...