Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 5. Патентное право. § 5.11. Патентное право на изобретения • 171




§ 5.11. Патентное право на изобретения • 171


 


С позиций принципа дуализма интеллектуальной собственности исключительное право на изобретения представляет собой право прежде всего на:

• производство товара, в котором воплощены изобретения;

• осуществление способа производства товаров, в котором воплощены изобретения;

• введение в гражданский оборот товаров и способов их производства.
Принадлежность исключительного права некоторому лицу означает,

что только это лицо имеет право производить и вводить в гражданский оборот товары, в которых воплощены те или иные изобретения. Все иные лица не имеют права на производство и распространение этих то­варов. Именно для этих целей и служит монопольное право, предостав­ляемое патентным законодательством правообладателю. Неточности формулировок исключительного патентного права затрудняют понима­ние существа предоставляемой охраны и обеспечение этого права. Кро­ме того, без учета принципа дуализма интеллектуальной собственности некоторые положения законодательства оказываются ошибочными. Рассмотрим несколько примеров, имеющих отношение к праву на вос­произведение изобретений.

1. Содержание ст. 1358(2) Гражданского кодекса Российской Феде­рации показывает, что охрана способа, в котором воплощены изобрете­ния, распространяется на продукты, произведенные этим способом. Для новых продуктов это сформулировано прямо: «Если продукт, полу­чаемый запатентованным способом, является новым, идентичный про­дукт считается полученным путем использования запатентованного способа, поскольку не доказано иное»1. Другими словами, новый про­дукт, произведенный запатентованным способом, признается охраняе­мым, поскольку идентичные продукты считаются произведенными этим же способом, т. е. без разрешения правообладателя изобретения, воплощен­ного в способе.

Следовательно, патентная охрана нового способа производства расши­рена на новый продукт. Представляется, что такое расширение права явля­ется излишним. Дело в том, что если производится новый продукт новым способом производства, то этот продукт новым является потому, что в нем воплощены новые изобретения. В рамках рыночной экономики большин­ство производителей не станет выпускать на внешний и даже внутренний рынок новый продукт без его патентной охраны. Следовательно, новый продукт, выпускаемый на рынок, как правило, защищается патентами и распространение ни него патентной охраны способа производства дуб­лирует уже существующую патентную охрану. Такой прямой способ охра­ны изобретений, воплощенных в новом товаре, надежнее, чем охрана изо­бретений, воплощенных в способах производства товаров.




2. Положение кардинально изменяется, если охрана способа произ-I водства распространяется на традиционный, широко распространенный I продукт, который выпускается различными способами производства. В та-■ ком случае перенесение на распространенный продукт патентной охраны I нового способа производства является неправомерным, поскольку наруша-I ет права и интересы иных лиц, обеспеченных соответствующими патента-I ми на действующие способы производства.

Для иллюстрации рассмотрим изобретение способа повышения вы-| хода бензина из традиционного нефтяного сырья. Если на такое изобре-I тение выдан патент, то может ли этот патент распространяться на суще-I ствующие марки бензина? Несомненно, нет. Ведь если распространить I охрану на все марки бензина, выпускаемые другими предприятиями [ другими способами, то в таком случае производители этих же марок I бензина окажутся нарушителями патентного права на новое изобрете-I ние. Однако у каждого из традиционных производителей могут быть па­тенты на свои способы производства этого же продукта. Следовательно, I распространение охраны способа на выпускаемые продукты является не-

I правомерным.

Причиной ошибок в национальном законодательстве следует считать I следование ошибочному положению ст. 28(1)(Ь) Соглашения ТРИПС1.

3. В ст. 1358(2) Гражданского кодекса Российской Федерации ис­пользованием изобретения признается применение продукта, в котором использовано изобретение. Другими словами, фактически признается, что применение товара, в котором воплощено изобретение, считается использованием изобретения. Воплощение изобретения в товаре — это, несомненно, использование изобретения, и только так изобретение суще­ствует объективно. Однако применение товара по его основному предназна­чению не означает неправомерного использования изобретения. Примене-I ние товара, в котором воплощены изобретения, не может быть нарушением исключительного права на изобретения, поскольку товар создан для его ; применения пользователем. Абсурдно считать, что покупатель, приобретя, i например, телевизор или любое иное бытовое устройство, в котором во­площено множество изобретений, не может его применять по прямому назначению без разрешения обладателей соответствующих патентов. Такая абсурдная ситуация возникала бы и в авторском праве, если, при­обретя книгу, люди могли бы ее читать только с разрешения правооблада­теля.

Причина ошибочного положения законодательства заключается, ви­димо, в следовании ошибочному положению ст. 28(1)(а) Соглашения ТРИПС. Принцип дуализма интеллектуальной собственности означает, что разрешено применять или использовать товар, в котором воплощены


 


Парламентская газета, 2006. 21 дек. № 214—215. С. 16-2.


1 См.: Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights (TRIPS Agreement) (1994). Geneva: W1PO, No 223(E). 2000. P. 32.





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...