Главная Обратная связь

Дисциплины:






Шестнадцать встреч с профессором Снейпом 1 страница



ВСТРЕЧА ПЕРВАЯ


Обычная тишина на уроке зельеварения. Ни звука. Снейп расхаживал по классу, как всегда, с мрачным видом сверля глазами учеников и диктуя лекцию.
- Гермиона…
Девушка вздрогнула.
- Не оборачивайся… Протяни незаметно руку за спину. Я стихотворение сочинил…. про Снейпа. Оцени.
Гермиона незаметно отвела руку назад и ощутила приятную шероховатость пергамента. Стараясь не привлечь внимание преподавателя, она развернула листок. То, что она прочитала, заставило её зажать рот рукой, чтобы не захохотать на весь класс. На бумаге было нацарапано следующее:

О Снейпик наш, наш идеал!
Умён, игрив, опасен.
Ты символом любви нам стал.
Твой облик так прекрасен!
Божественны твои черты,
Волос шальные пряди…
Тебе бы подарить цветы,
К тебе б подкрасться сзади!
Навек ты мой смутил покой,
Ты, Мерлин, ты, всевышний!
Куда несёшься ты? Постой!
Дай голос твой услышать!
Когда я на тебя смотрю,
Мне грустно без причины.
И с восхищеньем говорю:
«Такого мне б мужчину!»

Девушка предусмотрительно убрала пергамент под учебник, затем украдкой, не убирая со лба упавшие на лицо кудряшки, покосилась на профессора и тихо засмеялась. Потом осторожно приподняла край книги и прочитала сие остроумное творение еще три раза подряд, продолжая мысленно хохотать. Рону сзади было видно, как вздрагивали плечи Гермионы от овладевшего ею неудержимого приступа смеха.
Когда Снейп отошел подальше, гриффиндорка повернулась к Рону, и он увидел её раскрасневшееся лицо. Гермиона восторженно прищёлкнула языком и подмигнула великому поэту. Рон улыбнулся с видом заговорщика, который говорил: «Погоди, это ещё цветочки, я лучше напишу», и, хитро прищурив глаза, зажал себе рот, чтобы в свою очередь не расхохотаться.
Снейп, услышав за спиной какую-то возню, живо обернулся.
- Вы, кажется, свернули себе шею, мисс Грейнджер?
Гермиона быстро приняла своё обычное положение, отвернувшись от Уизли и сложив руки на парте.
Несмотря на замечание самого Ужаса Хогвардса, смех продолжал рваться наружу, и девушка невольно улыбнулась, встретившись глазами с профессором, но постаралась сделать так, чтобы улыбка выглядела виноватой и растерянной.
- Простите, сэр… У… у меня закончился пергамент, и я хотела взять у Рона лист.
Снейп сейчас же перевёл свой проницательный взгляд на рабочее место Гермионы.
- На сегодняшнюю лекцию вам хватит того, что у вас имеется, мисс Грейнджер… и десять баллов с Гриффиндора за ложь преподавателю.
Гриффиндорцы подняли головы, посмотрели на Гермиону, на Снейпа и шумно вздохнули.
- Молчать, - прервал эту робкую попытку возмущения Снейп. – Продолжим…
И опять мерно зашагал по классу. Студенты опустили головы и зашуршали пергаментами. Гермиона, поскрипев зубами, также с остервенением принялась макать перо в чернильницу и испещрять свой лист мелким ровным почерком.
Прошло двадцать минут.
Устало расправив плечи, девушка покосилась на учебник, под которым лежало бессмертное творение Рональда Уизли, и вновь мысленно улыбнулась. Ей захотелось прочитать этот великолепный опус ещё раз. Хотя бы для того чтобы мстительно посмеяться над деканом Слизерина за его спиной. Испытывая жгучее желание насладиться этой маленькой, незаметной, но все-таки местью, волшебница слегка приподняла край учебника и с чувством злобного удовлетворения пробежала глазами по кривым, написанным в сильной спешке строкам «поэмы». «Рон жжёт, - хихикнула она про себя. – Умора!» Плечи ее опять затряслись. «Ха-ха-ха! Какой слог! Какие метафоры! Мерлин, я не могу!»
Внезапно она почувствовала резкий толчок в спину. «Рон!» - в сердцах подумала гриффиндорка и оберну… вернее, она хотела возмущённо обернуться, но при этом перемещении головы взгляд ее вдруг неожиданно застыл на… животе слизеринского декана! «Зачем ему так много пуговок?» - влезла ей в голову глупая мысль. Обычно в таких ситуациях в голову почему-то лезут именно глупые мысли.
Снейп уже с полминуты стоял с ней рядом и внимательно читал нацарапанные Роном строки нетленного творения.
Сделав Гермионе первое замечание и почувствовав, что здесь дело нечисто, он последние двадцать минут пристально наблюдал за ней, расхаживая по классу.
Увидев, что она, приподняв книгу, углубилась в чтение какого-то пергамента, уж точно ничего с его лекцией общего не имеющего, он незамедлительно направился в тот проход между партами, где сидела гриффиндорка и, остановившись сбоку, склонил над девушкой голову, пытаясь прочитать то, что читать ему лучше бы не стоило. Увиденное настолько заинтересовало Снейпа, что он даже забыл про лекцию и стоял, пытаясь разглядеть мелкие буквы, прикрытые книгой, с высоты своего роста. Класс замер, и ученики все как один повернули головы в сторону профессора и студентки. Снейп успел прочитать всего пару строк, и тут Рон ткнул Гермиону пальцем в спину.
Это заставило её очнуться и заметить нависшую над ней угрозу в лице Ужаса Хогвардса профессора зельеварения Северуса Снейпа.
- Ой, - вырвалось у Гермионы. Она быстро опустила книгу на пергамент, глухо хлопнув ею о парту, но было уже поздно.
- Позвольте спросить, мисс, - плавно протянул Снейп своим низким бархатным голосом, - что вы сейчас читали?
- Это… это…
Гермиона попалась. Лгать было опасно, ведь он мог успеть разглядеть написанное, говорить правду – ещё опаснее, к тому же нельзя было так подставлять Рона. Он доверил ей такую важную бумагу, а она…
- Это. Что? – не унимался Снейп.
Оставался один выход – молчать. Гриффиндорка, ничего не ответив, посмотрела на профессора.
- Молчите, мисс?.. – змеиным шёпотом зашелестел зельевар. И медленно, почти торжественно он протянул к Гермионе свою ладонь.
- Пергамент! – тоном, не терпящим возражений, потребовал он.
Гермиона умоляюще посмотрела на Снейпа, потом оглядела класс, как бы ища у него защиты. Гриффиндорцы взирали на эту сцену, вытаращив от ужаса глаза. Никто не решился вмешаться. Рон в отчаянии закрыл голову руками.
- Вы что, оглохли? – в голосе зельевара послышался медный звон набата. – Я. Сказал. Дайте. Мне. Пергамент.
Волосы на голове Гермионы зашевелились от страха. «Ой, что будет, если он его прочтёт! Рона точно отчислят. И я буду в этом виновата…»
- Двадцать баллов с Гриффиндора за неподчинение требованию преподавателя! – прогремело над ней. Вытянутая рука Снейпа шевельнула указательным пальцем. – Пергамент!
Девушка втянула голову в плечи, медленно вытянула из-под книги злополучный листок и, зажмурившись, протянула его Снейпу. На миг ей показалось, что она только что подписала Рону смертный приговор.
Мастер Зелий, мрачно взглянув на девушку, взял из её рук лист и тут же впился в него глазами. Пока он читал, Гермиона обернулась к другу, незаметно приставила палец к губам и решительно кивнула, как бы говоря: «Молчи, я все устрою. Положись на меня».
От Снейпа, однако, не ускользнул этот немой диалог. Заметив на себе взгляд грозного профессора, студентка быстро отвернулась от Рона и виновато опустила голову.
Снейп снова углубился в чтение.
По мере того как он читал, лицо его все больше бледнело, черты искажались, рука, державшая листок, впилась в пергамент, как клещ. Студенты, наблюдавшие за этими тревожными метаморфозами, готовы были провалиться сквозь землю или с дикими воплями бежать из подземелий, не чуя под собой ног, и только соображение, что тем самым они могут ещё больше разозлить слизеринского декана, заставляло их сидеть на месте. Ясно было, что лист содержал записи, неслыханные по своей дерзости, и, что еще ужасней, кажется, они были про самого Снейпа. Об этом было нетрудно догадаться, глядя, как постепенно наливается яростью профессор.
«Мерлин, ЧТО будет?!!» - Гермиона в отчаянии кусала губы, подпрыгивая, как на иголках, и глазами, полными ужаса, косилась на зельевара.
Наконец Снейп оторвался от пергамента и уставился на гриффиндорку. Девушка съёжилась и вжалась в стул. Каменное лицо и метающие молнии глаза Мастера Зелий не предвещали ничего хорошего.
Пронзая девушку взглядом, Снейп медленно, ужасающе медленно вытянул по направлению к ней руку, брезгливо держа «поэму» двумя пальцами, и, отчеканивая каждую букву, протянул:
- Кто. Автор?
Гермиона застыла. Студенты в недоумении переглядывались. Рона от страха за себя и за девушку прямо-таки затрясло, как жука на раскалённой сковороде.
Снейп, всё больше свирепея, повторил ещё более зловещим тоном:
- Сейчас. Вы. Скажете. Мне. Кто. Автор. Этих. Строк.
Гермиона втянула голову в плечи и, опустив глаза, стала считать пуговки на чёрном сюртуке зельевара. «Десять. Одиннадцать. Двенадцать…»
Снейп чуть отступил.
- Встать!
Девушка вскочила, будто её подтолкнула пружина.
- Смотреть на меня, мисс Грейнджер!
Глаза волшебницы забегали по его чёрному одеянию и остановились не то на шее, не то на губах профессора.
- Я сказал. Смотреть. Мне. В глаза.
Замирая от страха, Гермиона растерянно посмотрела в глаза зельевара. Она увидела в этих бездонных чёрных туннелях такую злость, что поневоле попятилась назад, больно ударившись о стул.
Снейп смотрел на неё, словно вдавливая в пространство; под этим взглядом хотелось поднести руки к лицу, чтобы защититься от невидимого потока ледяного презрения и пламенной ненависти, исходящего от него.
- Я повторяю последний раз. Кто. Автор? – разрезал напряжённую тишину грозный голос декана Слизерина.
Гермиона набрала побольше воздуха, открыла рот и решительно выдавила из себя:
- Я, сэр…
Класс зашумел. Гриффиндорцы, как рыбы, хватали ртами воздух и таращили глаза, слизеринцы гоготали.
Снейп, обернувшись, обвёл студентов своим фирменным взглядом – и тотчас всё стихло. Класс застыл, ожидая продолжения.
Снейп помолчал, пристально рассматривая Гермиону с головы до ног. Затем чуть улыбнулся. Медленно. Страшно. И сквозь зубы процедил:
- Пятьдесят баллов с Гриффиндора. Две недели отработок с Филчем. А теперь. Извинитесь. При всех. Сейчас.
Гермиона опустила голову, почувствовав, как к горлу подступает комок, и прошептала:
- Простите меня… сэр…
- Не слышу! – рявкнул зельевар так, что все, как по команде, подскочили на стульях.
Гермиона откашлялась.
- Простите меня, сэр.
- Громче!!!
- Простите, сэр! – почти выкрикнула гриффиндорка, и слёзы обиды и ярости тотчас брызнули из её глаз и водопадом покатились по щекам.
Снейп удовлетворённо улыбнулся уголками губ, приподнял бровь, смерил Гермиону презрительно-насмешливым взглядом, затем, взмахнув своим неизменным чёрным плащом, развернулся на каблуках и быстро направился к преподавательскому столу.



ВСТРЕЧА ВТОРАЯ


Гермиона засиделась в библиотеке. Нет, конечно же, мадам Пинс давно уже выгнала бы ее, но дело в том, что гриффиндорка предусмотрительно одолжила у Гарри мантию-невидимку, с тем чтобы спокойно, без помех изучить сложнейший материал о ядах, заданный Снейпом к завтрашнему уроку. Снейп шутить не любил, а Гермиона не любила бездельничать, тем более что яды оказались весьма интересной и увлекательной темой.
Накануне они с Гарри, Джинни и Роном так хорошо отметили окончание мучительной пытки отработок Гермионы с Филчем, что она попросту забыла – Мерлин, забыла в первый раз! – о домашнем задании по зельям. Но самое удивительное было не в этом. Самое удивительное было в том, что лучшая ученица Хогвардса лишь пожала плечами, когда Гарри и Рон высказали свое изумление по этому поводу.
- Ну, забыла – и забыла, надо же когда-нибудь позволить себе расслабиться. Завтра сделаю, не переживайте, мальчики! Еще уйма времени.
Гермиона улыбнулась, вспомнив, как друзья ошарашенно переглянулись при этих ее словах.
Наверное, она стала старше и поняла, что учеба, безусловно, важна, однако после войны, когда они были на волосок от смерти, когда все чуть было не погибли, Гермионе не менее важно было больше времени уделять друзьям, болтать с ними, смеяться, радуясь тому, что они вместе несмотря ни на что. И это, подумала она, стало главным, а домашнее задание может денек подождать.
«Уже половина второго ночи, - подумала девушка, - домашнее задание сделано, пора возвращаться. Гарри и Рон успеют его скопировать завтра в перерыве между трансфигурацией и зельями».
Стараясь не производить лишнего шума, она встала, поставила книги на полку, при этом тяжело вздохнув, - всегда жаль расставаться с интересным и увлекательным занятием! – и осторожно направилась к выходу. Спать не очень хотелось, и девушка решила немного пройтись по замку. Ей хотелось одной в тишине полюбоваться его длинными коридорами с портретами на стенах, сводчатыми потолками, хитрыми лестницами, любящими менять направление, – всем тем, что было ей так дорого, как никогда. Они с друзьями воевали за право спокойно жить и учиться здесь, в этом замке, наполненном старинной магией; они учатся здесь последний год. И этот год должен был быть самым спокойным из всех шести лет, проведенных под этими сводами.
Легко ступая, она шла по коридору, нащупывая ногами малейшую неровность пола. Не приведи Мерлин упасть здесь – и на грохот тотчас же прилетит страшный Филч, а угроза попасть ему в лапы отнюдь не радовала, тем более после невыносимой недельной отработки, наложенной Снейпом за ее недавнюю выходку на уроке.
«Почему эта летучая мышь все время придирается ко мне? Мог бы и снисхождение сделать – без меня у него на уроках бы никто не отвечал. Разве что Малфой, и то не всегда, - так думала Гермиона, тихо ступая по каменным плитам коридора Хогвардса. – Да еще и унизил при всех. Нет, Снейпа даже война не изменила…»
Только она так подумала – ой, мамочки, легок на помине! – в конце коридора показался сам Ужас Хогвардса профессор Северус Снейп с люмосом в руках. У девушки перехватило дыхание. «Вот те на! Принесла же его нелегкая! Уж лучше бы Филч…» Вдруг она осознала, что ноги, наверное, отвечая ее мыслям о Снейпе, сами принесли ее в подземелья. Тихо выругавшись про себя, Гермиона вжалась в какое-то углубление в стене (кажется, это была дверь) и, затаив дыхание, стала наблюдать за профессором.
Снейп быстрым шагом шел по коридору. Он был, как всегда, раздражен и зол. Экспериментируя с очередным зельем, зельевар вспомнил, что засушенные цветки папоротника, столь необходимые ему для завершения эксперимента, он забыл в своем личном хранилище. Нужно было торопиться, чтобы успеть принести их и бросить в котел. При малейшем промедлении зелье могло испортиться, и тогда – прощай напряженный двухнедельный труд Мастера!
Гермиона с ужасом увидела, что зельевар с угрожающей быстротой приближается к двери, к которой она прислонилась спиной. «Бежать!» - мелькнуло у нее в голове, но от страха ноги как будто приросли к полу. Она на мгновение замешкалась – и момент был упущен. Перед ней стоял профессор. Ничего не подозревая, он вытащил ключ, поковырял им в замочной скважине, пробормотал какое-то заклинание и толкнул рукой тяжелую дверь хранилища (в какие изощренные позы при этом пришлось вставать Гермионе, чтобы зельевар не почувствовал присутствие около двери нежелательного лица! Безусловно, в этот момент ей позавидовали бы самые пластичные из всех животных - осьминоги, змеи и кошки).
Снейп стремительно влетел в комнату, заставленную всевозможными склянками, и стал выискивать глазами нужный ингредиент.
- Где же я их оставил? – пробормотал он сквозь зубы.
Видя, что зельевар полностью поглощен изучением комнаты, Гермиона подумала, что это шанс. Профессор стоял прямо перед ней (когда он входил, ей пришлось со скоростью света пятиться задом). Еще немного – и он найдет то, что ему нужно, и, если она не успеет выбежать за ним, он запрет ее здесь, и – о ужас! – ей придется обнаружить себя. Нельзя было терять ни секунды. Чтобы преодолеть расстояние до двери, гриффиндорке нужно было обойти Мастера Зелий. Между ним и боковой полкой оставалось небольшое пространство, в которое можно было незаметно прошмыгнуть. Раз, два, три! И Гермиона, стуча зубами от страха, пулей скользнула между профессором и полкой с ингредиентами, с перепугу чуть было не запутавшись в его черном плаще («Мерлин его подери, зачем он на себя напяливает эту дрянь?!»), и, зажав рот, чтобы не закричать, быстро, но тихо побежала в сторону гриффиндорской башни. Снейп, почувствовав неладное, резко обернулся, но, ничего страшного не обнаружив, успокоился и опять вернулся к поиску злополучных цветков папоротника.
Гермиона, запыхавшись, влетела в свою комнату, резким движением сорвала с себя мантию-невидимку и с размаху села на кровать. Сердце стучало так, что, казалось, его стук мог разбудить весь Хогвардс. «Ура! Ура! Победа! – вертелось в голове. – Я сделала это! Я смогла! Я не попалась!»
Довольная собой, девушка переоделась в пижаму и с наслаждением растянулась на прохладной простыни, улыбаясь и думая о том, как она завтра расскажет Гарри и Рону о своем ночном приключении. Ведь ускользнуть от самого проницательного (кроме, пожалуй, Дамблдора) из всех преподавателей школы было величайшим достижением. Сладко зевнув, Гермиона закрыла глаза и стала погружаться в безмятежный и счастливый сон.
Внезапно она села на кровати. Страшная мысль вдруг осенила ее. Вскочив на ноги, студентка бросилась к своей одежде и стала лихорадочно рыться в вещах. Не найдя того, что искала, Гермиона судорожно сглотнула. Обречённо присев на кровать, она в отчаянии закрыла голову руками. Домашнего задания по зельям не было.

ВСТРЕЧА ТРЕТЬЯ


- Ваше домашнее задание, мисс Грейнджер? – раздалось на уроке как гром среди ясного неба.
Гарри и Рон, которым она, конечно же, все рассказала за завтраком, при этих словах Снейпа обрёченно переглянулись. Они всегда копировали у Гермионы домашнее задание, но на этот раз так сделать, разумеется, не удалось. Однако Снейп почему-то придрался именно к девушке.
- Моё домашнее задание… - машинально повторила подавленная Гермиона. От ужаса предстоящего позора она потеряла всякую способность соображать.
- Какое из этих трёх слов нуждается для вас в пояснении? «Ваше»? «Домашнее»? Или «задание»? – шёлковым голосом поинтересовался Снейп.
- Простите… Что вы сказали, профессор?
Снейп слегка отпрянул назад. Класс замер.
- Формулирую специально для блаженных и нищих духом - слушайте внимательно, - в голосе Снейпа звучала насмешка, смешанная с ужасающем спокойствием. - Извольте. Сдать мне. Работу. По теме «Яды». Которую. Я. Задавал. К сегодняшнему. Уроку. Зельеварения.
Почувствовав угрозу во внешнем спокойствии зельевара, Гермиона несколько пришла в себя.
- У меня… м-м-м-м… у меня… - забормотала она и, подняв глаза, осеклась под проницательным взглядом Снейпа.
Профессор слегка улыбнулся, предчувствуя еще одно унижение гриффиндорской выскочки.
- Не могли бы вы, мисс Грейнджер, - Снейп прямо-таки наслаждался сложившимся положением вещей, - выражаться чётко и внятно?
- Я… понимаете, профессор… у меня…
- Мисс Грейнджер, вы страдаете даунизмом? Я, кажется, сказал: чётко и внятно.
- Я… у меня…
- Если это маловразумительное бормотание, которое вы сейчас с трудом извлекаете из себя, для вас представляется чётким и внятным, - Снейп с удовольствием растягивал слова, - то, боюсь, мне придётся…
- У меня нет домашнего задания, профессор! – выпалила Гермиона, не дав ему договорить.
В классе повисла тишина. Это было неслыханно. Грейнджер перебивала преподавателя, Грейнджер не сделала домашнего задания!!! Студенты все как один открыли рты и выпучили глаза, не веря своим ушам.
Снейп приподнял бровь и прожёг взглядом дрожащую и растерянную девушку. Затишье перед бурей долго не продлилось.
- Двадцать баллов с Гриффиндора, - с удовольствием, которое он не в силах был скрыть, отчеканил зельевар, - и сегодня в семь часов жду вас у себя, мисс Грейнджер. Вопросы?
Гермиона не отвечала. Она была подавлена. «Какой позор! - вертелось у нее в голове. – Какой кошмар, какой стыд!»
- Вы слышите меня, мисс? – Снейп слегка повысил голос, с каким-то злобным интересом рассматривая девушку.
Гриффиндорка подняла голову и посмотрела на профессора. Ввинчиваясь взглядом в её полные слёз глаза, Снейп сейчас, казалось, читал её совсем не весёлые мысли.
- Да, профессор... – чуть слышно пробормотала Гермиона. Ей хотелось плакать от унижения.
Гермионе показалось, что в какой-то момент на лице Снейпа промелькнуло что-то вроде… понимания? Но это мимолетное чувство быстро испарилось. Уголки губ зельевара слегка дёрнулись вверх – и тоном, полным бесконечного пренебрежения, он произнёс:
- И потрудитесь не опаздывать. Если это произойдет – поверьте, отработка у Филча покажется вам самым приятным времяпрепровождением на свете по сравнению с тем, что назначу вам я.
И, резко развернувшись на каблуках, Снейп, самодовольно усмехнувшись, направился к преподавательскому столу.

ВСТРЕЧА ЧЕТВЕРТАЯ


Без десяти минут семь Гермиона уже стояла перед дверью в кабинет профессора Снейпа. Девушка выглядела очень уставшей. Ещё бы, она не спала всю ночь, гадая, выронила ли она вчера свиток с домашним заданием в коридоре или, что ещё ужасней, в хранилище Снейпа. «Видел или не видел? – почти гамлетовский вопрос вертелся у нее в голове с того момента, как она обнаружила пропажу. – Нашёл он мой свиток или нет?»
Сейчас, стоя рядом с дверью и смотря на часы, девушка всё больше падала духом. «Мало того, что домашнее задание не сдала – Мерлин, какой позор! – и ребят своих подставила, так ещё и, возможно, свиток в хранилище выронила, балда. Снейп с меня три шкуры сдерёт».
Минутная стрелка на часах медленно подошла к отметке «12». Гермиона постучала. Тотчас дверь распахнулась, точно профессор всё это время стоял у двери и ждал её появления, - и девушка встретилась глазами с двумя чёрными льдинами, злобно буравящими её. Гриффиндорка поняла, что Снейп в ярости.
- Проходите, мисс Грейнджер. Садитесь.
На ватных ногах Гермиона с трудом подошла к стулу, стоявшему у профессорского стола, и бессильно рухнула на него. «Это конец», - вертелась у неё в голове одна-единственная мысль, будто она сейчас не пришла на отработку в кабинет преподавателя, а как минимум поднималась на эшафот.
Не сводя глаз с растерянной девушки, Снейп сел за стол напротив неё, удобно откинувшись на спинку кресла и скрестив руки на груди. Гермиона съёжилась. Профессор ничего не говорил, он просто смотрел на свою студентку сквозь полуопущенные ресницы, запрокинув голову назад. Молчание, как показалось гриффидорке, длилось вечность. Через три минуты, внимательно изучив свою жертву, Снейп соизволил начать экзекуцию.
- Мисс Грейнджер, - наконец проговорил он, - это ваше?
Широким театральным жестом он сунул прямо под нос девушке какой-то пергамент. «О Мерлин!» - Гермиона закрыла глаза. Перед ней оказалось то самое пресловутое домашнее задание по зельям, мысль о котором не давала ей покоя со вчерашнего вечера. «Знает, - ухнуло в груди. – Видел». Руки девушки мелко задрожали, в груди всё похолодело.
- Да, сэр… - чуть слышно проговорила она.
- Что, простите?
- Да, сэр, это мой свиток, - сказала Гермиона более внятно.
Зельевар резко смял свиток в руке и встал. Будто крадучись, мягкой кошачьей походкой он обошёл стол, приблизился к стулу, на котором сидела студентка, и встал за её спиной. Гермиона сидела не шелохнувшись, глядя широко распахнутыми глазами перед собой.
Какое-то время он тихо стоял за ней, а она боялась оглянуться, продолжая сидеть, сложив руки и гадая, что же он задумал на этот раз. Вдруг она почувствовала его пальцы на своих плечах, вздрогнула и замерла. Изо всех сил сдавив плечи Гермионы, Снейп сзади наклонился к её уху и чуть слышно прошептал:
- Это я нашёл вчера на полу в своём личном хранилище. А сейчас вы расскажете мне, как этот свиток там оказался. При этом я попрошу вас не лгать.
Его пальцы резко разжались, и Гермиона смогла наконец расправить плечи и потереть рукой ноющие места. «Наверное, синяки будут».
- Слушаю вас, мисс Грейнджер.
- Конечно, профессор… - сказала она, вставая со стула и оборачиваясь.
- Сидеть! – отрезал Снейп. Он предпочёл остаться за её спиной. Девушка села. «Как на допросе в Азкабане», - подумала она.
- Хорошо, профессор…
Сбивчиво, но внятно, Гермиона, волнуясь, стала рассказывать зельевару о своих ночных похождениях. Но вдруг осеклась на полуслове. Нельзя говорить Снейпу о мантии-невидимке! Ведь после победы над Воландемортом Гарри обязан был уничтожить Дары Смерти, министерство упорно настаивало на этом. Но Гарри… Этот Вечный-Нарушитель-Правил, конечно же, оставил себе один самый нужный ему артефакт. И, естественно, об этом никто не знал, кроме Золотой Троицы. «Стоп, Гермиона! Придётся с ходу выдумать что-то правдоподобное…»
- Э-э-э-э… - замялась гриффиндорка, внезапно почувствовав, как её обдало жаром оттого, что она секунду назад чуть было не выдала тайну Гарри.
- Мисс Грейнджер, вы остановились на том, как отправились из библиотеки в башню Гриффиндора, - напомнил Снейп.
- Да, точно… э-э-э-э…
- Можете не продолжать, мисс, - медленно протянул зельевар. – Сказанного вами уже достаточно, для того чтобы понять: всё, что вы мне сейчас рассказали, – ложь. Вы не могли находиться в библиотеке позже положенного времени: мадам Пинс выгнала бы вас оттуда ровно в девять часов.
Гермиона почувствовала иронию в голосе профессора, раздававшегося у неё за спиной.
- Неужели наша умная гриффиндорка не может выдумать что-то поправдоподобнее? – издевался Снейп. – Такую глупость могли бы не рассказать идиоты-первокурсники, однако от вас я не ожидал такого… примитивизма.
Гермиона не увидела в этой фразе по-снейповски скрытой похвалы. Обида горячей волной захлестнула девушку.
- Это потому что я не умею лгать, профессор, - твёрдо сказала она, встав со стула и развернувшись лицом к преподавателю. «Мамочки, неужели это я говорю?! Он меня съест!»
Снейп удивлённо приподнял бровь, поражаясь смелости и даже вызову, с которыми были сказаны эти слова.
- Если бы вы не страдали, как все гриффиндорцы, провалами в памяти, вы бы вспомнили, что я с самого начала просил вас не лгать.
- В данной ситуации я не могу не лгать, профессор. Ложь может спасти моего друга – поэтому я лгу. Сэр.
«Ой, что я несу?.. Он меня теперь точно убьёт…»
Несмотря на охватившую её панику, вызванную внезапно сорвавшимися словами, Гермиона распрямила плечи и гордо подняла голову, смело глядя в глаза зельевару.
Снейп насмешливо смерил взглядом так раздражавшую его выскочку. «Погоди, девчонка, ты у меня заговоришь. Сама».
- Десять баллов с Гриффиндора за ложь преподавателю. А теперь вторая попытка: как вы попали вчера в моё личное хранилище?
Гермиона нетерпеливо притопнула ножкой.
- Подумайте, прежде чем отвечать, мисс, - прервал её Снейп. – В случае повторной лжи я сниму с вас ещё десять баллов. Потом ещё. И так до тех пор, пока не услышу правду.
Профессор открыто издевался. Гермиона поникла, но, тут же взяв себя в руки, тихо произнесла:
- Я всё равно буду лгать вам, сэр…
- В таком случае десять баллов с Гриффиндора за ложь, - ехидной улыбкой произнёс зельевар. – Мне продолжать?
- Я буду лгать вам… сэр…
- Минус десять баллов с Гриффиндора! Предупреждаю, мисс, вы ещё можете остановиться.
Гермиона упрямо покачала головой.
- Нет, сэр…
- Минус десять баллов с Гриффиндора!
Снейп, казалось, упивался внезапно открывшейся возможностью снять с ненавистного факультета все набранные баллы. Из глаз Гермионы брызнули слёзы.
- Не вынуждайте меня, сэр… - она умоляюще сложила руки.
- Вы сами творец своего счастья, мисс Грейнджер. Минус десять баллов с Гриффиндора! – торжествующе прошипел Снейп. – Хотите ещё?
Отступать было некуда. У Гриффиндора остались последние десять баллов. Гермиона, сжав кулаки в бессильной ярости, сквозь слёзы прошептала:
- Я буду лгать вам… сэр…
- Минус десять баллов с Гриффиндора! – тоном триумфатора провозгласил зельевар.
Девушка выдохнула и вытерла слёзы. «Терять больше нечего», - пронеслась в голове настойчивая мысль. Положив руку в карман, она потрогала палочку.
- Что же вы будете делать дальше, профессор? Гриффиндор потерял все заработанные баллы.
Снейп медленно подошёл к волшебнице, не сводя с неё испепеляющего взгляда.
- Глупые гриффиндорцы всегда играют в благородство. Если бы у вас была хоть капелька мозгов, вы давно сообразили бы, что лучше сказать правду сразу, не лишая родной факультет стольких баллов, потому что я всё равно могу узнать то, что мне нужно, с помощью легиллеменции!
- Это нечестно! – вырвалось у Гермионы.
Вместо ответа Снейп выхватил палочку и направил её на девушку.
- Советую рассказать всё по-хорошему, - злобно прошипел он.
Он медленно подходил к Гермионе. Ей приходилось отступать. Вскоре она почувствовала, как её спина уперлась в стену. Идти было некуда. Она попалась. Профессор выразительно изогнул бровь, смеряя насмешливо-снисходительным взглядом свою жертву. Девушка напрягала каждый мускул, ища глазами, куда можно убежать. Однако Снейп загнал её как раз между двумя книжными полками, откуда невозможно было быстро ускользнуть.
- Итак, мисс, - удовлетворённо протянул зельевар, - начнём сеанс легиллеменции?
«Он издевается! Он хочет, чтобы я сломалась! - в отчаянии думала Гермиона. – Нет, сэр! Я не дам вам унизить гриффиндорца!»
И жестом, полным ярости и отчаяния, она выхватила свою палочку и направила её прямо в грудь преподавателю.
Снейп остановился. Он явно не ожидал, что студентка пойдёт до конца. Но, быстро оправившись от минутного удивления, он посмотрел на гриффиндорскую выскочку так, как смотрят на идиотов или самоубийц, и скривил губы в презрительной усмешке.
- Что ж… - по-змеиному зашипел он. – Я вижу, мисс Грейнджер хочет поиграть в кошки-мышки. Я доставлю вам это удовольствие.
Гермиона судорожно вцепилась в палочку. Пальцы вспотели, глаза застилала пелена тумана: не то от слёз, не то от волнения она вдруг почти потеряла зрение. Студентка прекрасно понимала, что Снейп – один из лучших легиллементов, не говоря уж о том, что он один из лучших волшебников, и в два счёта может справиться с ней, - но отступить уже не могла. Не позволяла гриффиндорская гордость.
Так они стояли довольно долго, держа палочки наготове, ожидая, кто из них нападёт первым.
- Легиллеменс!
- Экспеллиармус!..
- Легиллеменс!
- Протего!..
Снейп чуть наклонил голову, выразительно подняв вверх правую бровь и полуудивлённо-полунасмешливо разглядывая соперницу.
- Я вижу, мисс Грейнджер, игра в кошки-мышки обещает быть очень увлекательной.
Гермиона дрожала. Она вся вспотела, волосы прилипли ко лбу, палочка выскальзывала из влажных пальцев.
«Нет, я не могу… Этот глупый поединок ни к чему не приведёт. Он мой преподаватель, и я не могу насылать на него заклятия… Лучше сдаться…»
Снейп удовлетворённо кивнул.
- Благоразумная мысль, мисс Грейнджер. Вы слишком слабы, чтобы мериться со мной силами.
Гермиона широко распахнула глаза.
- Не смотрите на меня как на чудо, мисс. Я давно прочитал ваши мысли.
Смысл этих слов не сразу дошёл до гриффиндорки. Рука, в которой была палочка, предательски дрожала.
- Я знаю, - медленно пропел Снейп, - о мантии-невидимке и о том, как вы вчера, воспользовавшись ею, случайно оказались в моё хранилище. Я проник в ваше сознание сегодня на уроке.
Гермиона, всё ещё дрожа, опустила палочку и медленно сползла по стене вниз, присев на корточки. Ноги профессора, обутые в чёрные башмаки, сделали шаг к ней.
- Тогда зачем… - она посмотрела на него снизу вверх. – Зачем вы заставили меня…
- Стоп. Никто не заставлял вас лгать, выхватывать палочку и направлять её на меня.
- Допустим… - у Гермионы кружилась голова от водоворота разных мыслей. – Но зачем вы устроили весь этот спектакль? Сняли баллы, требовали сказать правду, хотя давно уже её знали…
- Хотел посмотреть, как далеко вы сможете зайти.
- Зачем, профессор?..
Вместо ответа Снейп тяжело взглянул вниз, где сидела ничего не понимающая девушка, и скривил губы. Гермиона смотрела на него своими красивыми чайными глазами. В них светилось одно только любопытство, и не было ни капли страха. Вдруг он нахмурил брови и совершенно неожиданно произнёс:
- Вон из моего кабинета.
Гермионе не нужно было повторять дважды – поспешно схватив сумку, она бросилась к двери. Снейп проводил её долгим, странным взглядом.
Гриффиндорка своим вопросом поставила его в тупик. Он и сам не знал, зачем...





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...