Главная Обратная связь

Дисциплины:






Актуальные тенденции в развитии зарубежной юридической психологии в xx в



Развитие зарубежной юридической психологии

Развитие юридической психологии исторически первоначально осу­ществлялось как развитие правовой психологии - правового мировоззре­ния.

С возникновения права, закона стала развиваться совокупность взгля­дов, идей, выражающих отношение людей к праву, законности, правосу­дию, формировались общечеловеческие представления о справедливости и правомерности.

Развитие правосознания в историческом плане связано с развитием правопонимания, историческими этапами в трактовке сущности права.

Основы теоретического осмысливания сущности права и правосозна­ния были заложены выдающимися древнегреческими философами. Уже тогда эффективность закона связывалась с естественными (психологиче­скими) законами поведения людей.

Глубоко психологичными были уже взгляды Демокрита (460 - 370 гг. до н. э.) о сущности законоисполнительного поведения. Закон, по мне­нию Демокрита, направлен против тех, кто в силу нравственных и умст­венных пороков добровольно не побуждается к добродетели внутренним влечением. «...Тот, кто воздерживается от несправедливости, только под­чиняясь закону, будет, вероятно, грешить в тайне; тот же, кого побуж­дают поступать должным образом его убеждения, вряд ли станет делать что-нибудь неподобающее, все равно тайно или явно».

Рационалистические идеи о природе человеческого повеления были высказаны Сократом (469-399 гг. до н. э.). Его идеи о необходимости совпадения справедливого, разумного и законного были развиты Плато­ном и Аристотелем.

Платон (427-347 гг. до н. э.) впервые гениально распознал два психо­логизированные явления, лежащие в основе развития общества, - потреб­ности и способности людей. Закон должен отвечать потребностям обще­ства, а организация общества должна быть осуществлена в соответствии со способностями членов общества. Государственные формы, по Пла­тону, могут ухудшаться как по экономическим, так и по душевным (пси­хологическим) причинам. Законом именуются определения разума, – на этом платоновском постулате зиждется последующее развитие рациона­листического направления в философии права.

В «Государстве» Платон утверждает, что трем особенностям челове­ческой души – разуму, яростности и вожделению – соответствуют три начала государственного устройства – совещательное, защитное и дело­вое,

которое реализуется тремя сословиями – правителями, воинами и производителями (ремесленниками и землевладельцами). Справедливость, по Платону, состоит в том, чтобы каждое сословие занималось своим де­лом и находилось в иерархической соподчиненности. Постулируемые им пять видов государственного устройства (аристократическое, тимократи­ческое, олигархическое, демократическое и тираническое) он также свя­зывает с пятью разновидностями душевного (психического) склада лю­дей. И каждая форма государства гибнет, по утверждению Платона, из-за недостатков, присущих тому или иному психическому складу людей, стоящих у власти. (Так тиранию губит произвол и насилие, а демократию – «опьянение свободой в неразбавленном виде»). Все кандидаты на должности правителей должны проходить докимасию – проверку право­мерности их притязаний. В «Законах» Платон подчеркивает, что справед­ливые законы – это не только определения разума, но такие законы, кото­рые обеспечивают общее благо всех граждан. Законы, по Платону, - ос­новное средство совершенствования человека.



Великий ученик и оппонент Платона Аристотель (384-322 до н.э.) счи­тал, что человек – существо политическое и только в политическом об­щении завершается его сущностное формирование.

Право было подразделено Аристотелем на естественное и воле уста­новленное (в последующей терминологии – позитивное). Естественное право везде и всегда имеет одинаковое значение, – оно обусловлено все­общей природой вещей. Качество закона определяется его соответствием естественному праву. Закон, основанный только на насилии, не является правовым законом. Политическое правление – правление правового за­кона, а не людей; люди подвержены чувствам, закон – уравновешенный разум.

Идеи Сократа, Платона и Аристотеля оказали решающее влияние на дальнейшее развитие правового мировоззрения, на понимание права как мерила справедливости и равенства. Уже у самых своих истоков научное правоведение смыкалось с человековедением.

В раннем средневековье идеи Платона, Аристотеля и других древних мыслителей подверглись клерикализации. Крупнейшим идеологом этого периода был Аврелий Августин (354-430). В трактате «О свободной воле» он провозгласил: «человек, живущий по человеку, а не по Богу, подобен дьяволу», «всякая неупорядоченная душа сама по себе несет свое наказа­ние».

В среднем периоде средневековья, в период формирования и расцвета абсолютных монархий сложилось этатическое (от французского «etat» - государство) понимание права, произошло приравнивание его к государ­ственной власти. Считалось, что в условиях местнического самочинства и самоуправства человеку лучше уступить свои права неограниченному монарху, получив от него защиту жизни и имущества. Поведение поддан­ных стало жестко регламентироваться, – возникла цензура над жизнедея­тельностью человека, утвердилась система жестких ограничений его жиз­ненной активности. Государственная регламентация охватила всю граж­данскую жизнедеятельность членов общества. Правом стала именоваться система государственно-нормативных ограничений человеческого пове­дения. В управлении обществом возобладал принцип: «все, что не разре­шено, - запрещено». Правовые нормы стали пониматься, как нормы за­претительные, а задачи правосудия стали трактоваться с обвинительным уклоном.

Репрессивный аппарат монархического деспотизма подавлял не только преступную волю, но и проявление любой свободной воли. В этих условиях люди, опасаясь репрессий, начинают воздерживаться от всякой инициативы, решительных самостоятельных действий. Человек стано­вится замкнутым, пассивным, начинает понимать, «что для него лучше, если должностные лица вовсе не будут знать о его существовании и что безопасность его личности зависит от ее ничтожества».

Средневековая деформация права породила состояние всеобщей запу­ганности и затравленности. Жизнь общества меркла, распространились нищета и уныние. Прогрессивные мыслители начинали понимать, что оз­доровление общества может произойти лишь на основе освобождения жизнедеятельности людей.

В XVIII в. прогрессивные мыслители и общественные деятели (Кант, Руссо, Вольтер, Дидро, Монтескье и др.) формируют современную кон­цепцию либерализма и правового государства. Возрождается человедче­ская направленность правового мировоззрения. Выдающийся юрист и мыслитель эпохи Просвещения Шарль Луи Монтескье (1689-1755) считал, что «духом законов» является рационалистическая природа человека, что каждый частный закон зависит от другого, более общего закона. К есте­ственным законам человеческой природы Ш. Монтескье относит стрем­ление к миру, желание жить в человеческом обществе и др. Соединение доброй воли отдельных людей образует гражданское состояние обще­ства. Положительным человеческим законом, по Ш. Монтескье, является справедливость. Политические и гражданские законы призваны реализо­вать справедливость. Законы данного общества объективно предопреде­ляются характерами и свойствами людей этого общества. Законы одного народа не могут оказаться пригодными для другого народа. (Эта идея по­служила затем основой для возникновения исторической школы права).

В 1764 году вышла небольшая брошюра итальянского юриста Че­заре Беккариа (1738-1794), последователя Ш. Монтескье «О преступлениях и наказаниях» (которая затем выдержала свыше 60 изданий на многих языках мира, в том числе – и на русском). Идеи Ч. Беккариа произвели переворот в

практике уголовной юстиции. Беккариа подверг убедитель­ной критике запутанные и переусложненные уголовные законы, тайное уголовное судопроизводство и неоправданную жестокость наказаний (в некоторых странах еще сжигали ведьм и повсюду применялись жестокие пытки). Беккариа

впервые провозгласил: эффективность наказания зави­сит не от его жестокости, а от неотвратимости и быстроты исполнения, человек должен признаваться невиновным, пока суд не вынесет ему об­винительный приговор. Идеи Беккариа получили широкое распростране­ние. Началась широкая волна реорганизации судопроизводства и тюрем­ной политики на основе гуманистических позиций. В ряде стран стали вводить раздельное содержание заключенных по признакам пола, воз­раста, стали предоставляться некоторые условия для производительности труда.

Просветительная философия права провозгласила: право должно со­держать не столько запреты, сколько признания – дозволения. Каждый член общества должен признаваться как интеллектуально и нравственно полноценное существо. За личностью должны быть признаны ее неотъ­емлемые права. Людям должно быть разрешено думать так, как они хотят, открыто выражать все, что они думают, свободно распоряжаться своими возможностями и своей собственностью. Личность несет определенную ответственность перед государством. Но в равной мере и государство от­ветственно перед личностью. Одним из революционизирующих принци­пов правового мировоззрения нового времени стал принцип гарантий личностного развития, обеспечения автономности ее поведения.

Формировалось новое правовое мировоззрение. Право стало тракто­ваться как осознаваемая обществом мера социальной справедливости, социально допустимой свободы личности.

Формировались фундаментальные идеи современного общества – идеи свободы и социальной справедливости, гражданские основы демо­кратического права.

В 1776 году в Декларации независимости Соединенных Штатов были сформулированы следующие основоположения общечеловеческой идео­логии нового времени:

Все люди сотворены, и все они одарены своим Создателем некото­рыми неотчуждаемыми правами – правом на жизнь, свободу и стремле­ние к счастью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей пра­вительства, заимствующие свою справедливую власть из согласия управ­ляемых. Если же данная форма правительства становится гибельной для этой цели, то народ имеет право изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и с такой организа­цией власти, какие, по мнению этого народа, более всего будут способст­вовать его безопасности и счастью.

В 1789 году после победы Великой французской революции была принята Декларация прав человека и гражданина. В первой статье этого исторического документа было провозглашено: люди рождаются и оста­ются свободными и равными в правах. В этой Декларации было дано сле­дующее определение свободы: свобода состоит в возможности любой жизнедеятельной активности, не приносящей вреда другому. Границы свободы лимитируются законом. Все, что не запрещено законом, - дозво­лено.

Новые правовые воззрения формировались на основе просветитель­ной, гуманистической философии. Утверждалась новая правомировоз­зренческая парадигма: отношения в обществе могут регулироваться только таким законом, который основан на «природе человека». Разраба­тывая философские аспекты права, Гегель позднее провозгласил: «Чело­век должен найти в праве свой разум».

Новая правовая идеология раскрепощала человеческую активность, поощряла предприимчивость, инициативность. Расширялась массовая правовая компетентность.

Принятый в 1791 году Учредительным собранием Франции Уголов­ный кодекс провозгласил основные принципы современного уголовно-правового мировоззрения: преступны лишь предусмотренные законом деяния, наказание должно быть неотвратимым и соразмерным преступле­нию. Обвинительная форма судопроизводства была заменена состяза­тельной формой, провозглашалась презумпция невиновности, утвержда­лось юридическое равенство участников правоотношения, вводился суд присяжных, отменялась теория формальных доказательств, присяжные и судьи получили право принимать решения на основе внутреннего убеж­дения («искать в чистоте своей совести, какое впечатление оставили на их разуме доказательства, представленные за и против обвинения»). Обви­няемый получил право на защиту, бремя доказывания возлагалось на об­винителя. Оправдательный приговор стал обязательным при недоказан­ной виновности.

Прогрессивное общественное развитие нового времени обусловило существенные сдвиги и в гражданском судопроизводстве. На передний план выдвинулась идея свободы коммерческих и личных отношений, признавалась свобода договорных отношений. «Согласие не признается, если оно было результатом заблуждения, если оно было исторгнуто си­лой или обманом».

В договорном праве в качестве основания действительности догово­ров признается встречная выгода, встречное удовлетворение. На смену усложненным формальным договорам вводятся простые договоры как средство установления любой формы обязательственных отношений. За­ведомый обман контрагента становится основанием для расторжения до­говора.

Правовое государство, гражданское общество возникало на фунда­менте свободного экономического развития. Все, что препятствует этой свободе, выступает как антиправовой фактор.

Итак, право, – исторически обусловленное социальное и социально-психологическое явление. Его содержание и функционирование опреде­ляется условиями экономической и духовной жизни общества. Право оп­ределяет меру свободы и социальной справедливости, меру допустимого поведения людей в данном обществе. Правотворческая деятельность – это не изобретение произвольных «правил игры», она объективно обу­словлена закономерностями межлюдских отношений, тенденциями их развития. Нормы права мертвы, если они «перескакивают» через сущест­вующие в обществе экономические и нравственно-психологические воз­можности, обречены на неизбежное отмирание и те нормы, которые тор­мозят прогрессивное развитие общества.

В XVIII – XIX вв. на основе новой правовой идеологии зарождается специализированная отрасль психолого-юридических знаний – крими­нальная, а затем и более широко – судебная психология.

В рамках криминальной психологии стал осуществляться эмпириче­ский синтез фактов, касающихся психологии преступного поведения и психологии личности преступника. Начинает осознаваться необходи­мость психологических знаний в судопроизводстве, во всей системе пра­вовой регуляции. Во второй половине XIX в. зарождается антропологи­ческая школа права, повышается интерес юристов к «человеческому фак­тору».

В конце XIX в. в связи с формированием криминалистики и кримино­логии интенсивно формируется судебная, а затем и юридическая психо­логия. Известный французский психолог Э. Клапаред, читавший курс лекций по судебной психологии в Женевском университете, значительно расширил круг судебно-психологических проблем и в начале ХХ в. ввел термин «юридическая психология».

Основоположник криминалистики Ганс Гросс создал фундаменталь­ный труд «Криминальная психология». Г. Гросс рассматривал судебную психологию как прикладную отрасль общей психологии. «Чтобы знать правила, которые руководят психическими процессами в судебной дея­тельности, требуется особая отрасль прикладной психологии. Эта по­следняя занимается всеми психологическими факторами, которые могут идти в расчет при установлении и обсуждении преступления».

Г. Гросс познакомил юристов с современными ему достижениями в экспериментальной психофизиологии (с учением Густава-Теодора Фех­ненра о закономерностях ощущений), с особенностями психомоторных реакций человека, с закономерностями мышления, памяти и др. Получает развитие психология формирования и получения показаний (Марбе, Штерн, Вертгеймер). Альберт Хельвинг разрабатывает психологию доп­рашиваю-щего (полицейского, судьи, эксперта) и допрашиваемого (обви­няемого, потерпевшего, свидетеля), разрабатывает психологическую тех­нику допроса.

Однако вплоть до возникновения глубинной психологии в первой по­ловине ХХ века судебная психология оставалась в основном эмпириче­ской, описательной наукой. Преступная личность, ее мотивационная сфера описывались такими аморфными понятиями как жестокость, агрес­сивность, месть, корысть, бессовестность, склонность к садизму и т. п. социально- психологические закономерности долгое время оставались в забвении. При массовых обследованиях причин преступлений полагались на мнение самих преступников. На очереди стояла проблема психодиаг­ностики личности преступника, психологический анализ лиц, совершив­ших однородное преступление. Появляется ряд специальных исследова­ний. Так А. Бьерре на большом эмпирическом материале (заключенных центральной стокгольмской тюрьмы) провел исследование «Психология убийства», проанализировал психически «слабые места» этой категории преступников, особенности их социальной дезадаптации, социальной от­чужденности.

Под влиянием психоаналитической теории Зигмунда Фрейда судебные психологи стали предпринимать попытки проникновения в подсознатель­ную сферу преступников, раскрытия глубинных личностных образований (Франц Александер, Гуго Штауб, Альфред Адлер, Вальтер Бромберг и др.) Заключенные обследовались психодиагностическими тестами и дру­гими психоаналитическими методами (Л. Хаблин – Смит и др.). Психо­логи и криминологи приходят к выводу, что у большинства преступников не развита психическая сфера личности, именуемая З. Фрейдом как Су­пер-Эго (Сверх-Я), разорвана внутренняя структура социального само­контроля, наличествует дисбаланс во взаимодействии тормозных и воз­будительных процессов. Преступная наклонность формируется, по мне­нию указанных авторов, в результате неудач в стабилизации своего Эго (Я), вследствие ранней психической травматизации.

В первой половине ХХ века судебная (уголовная) психология осо­бенно интенсивно развивалась в Германии. Немецкие криминологи пере­несли центр тяжести в своих исследованиях на изучение личности пре­ступника, среды его обитания (Франц фон Лист, Моритц Липман и др.) Внимание зарубежных юристов к личности преступника резко возросло после опубликования в 1903 году книги Густава Ашаффенбурга «Пре­ступность и борьба с ней» (русский перевод в 1912 году). В 1904 году Г. Ашаффенбург основал «Ежемесячный журнал по проблемам судебной психологии и реформы уголовного права». Преступность Г. Ашаффен­бург объяснял различными индивидуальными проявлениями социальной непригодности преступников.

В немецкой судебной психологии и криминологии утвердились пси­хопатологическое и биологическое направления. Основные причины преступлений стали усматриваться в психологических и психопатических фак-

торах: аномалии воли, мышления, неустойчивость настроения и т. п.

Эрнст Зеелинг и Карл Вайндлер сделали одну из первых попыток классификации типов преступников, полагая, что только на этом пути можно выявить подлинные причины преступности. Они выделили восемь типов преступников: профессиональные, имущественные, сексуальные, случайные, примитивно реагирующие, злостные (убежденные), хулиган­ствующие, не желающие работать. Личностные особенности этих пре­ступников должны изучаться, по их мнению, комплексом наук – биоло­гией, психологией и психиатрией .

В США юридическая психология традиционно тесно связана с крими­налистикой . Эти исследования сосредоточены в университетах, но общее руководство ими осуществляется федеральным министерством юстиции. В пенитенциарно-психологических исследованиях США интенсивно раз­рабатывается методика обучения социально-конформистскому поведе­нию в обществе. Тюремные психологи объединены в Американской ас­социации психологов исправительных заведений.

В Италии судебная психология традиционно ориентирована на клини­ческое направление, во Франции – на социально психологическое и со­циологическое направление. В Бельгии и во Франции функционируют центры изучения подростковой преступности. Исследование преступно­сти в Японии ориентировано в основном на психиатрию.

Среди социально-психологических факторов преступности в совре­менных исследованиях выделяются дефекты социального контроля, раз­рушение социальных связей, условия, содействующие криминальному научению, дефекты социализации.

Одной из основных причин девиантного поведения признается отсут­ствие систематического и целенаправленного обучения социально-кон­формному поведению (в рамках теории контроля эта проблема разрабо­тана Альбертом Рейсом, Айвеном Наем, Мартином Гоулдом и др.). Представители этой теории полагают, что даже вульгарное мышление и заниженный уровень самооценки могут быть криминогенными факторами.

Пред­ставители теории стигматизации (клеймения) (Лемерт Э., Сакк Ф., Штей­нерт Г., Шур Э. и др.) считают, что девиантность личности усиливается, если внешне приклеенный ярлык совпадает с внутренней самооценкой личности. В криминально-психологической теории интеракции (межлич­ностного взаимодействия на основе принятия роли другого) разрабаты­вается проблема значения общественной реакции на поступки отдельного индивида (Беккер Г., Блумер Г., Христи Н. и др.).

Общим недостатком вышеуказанных теорий является их фрагментар­ность, отсутствие необходимой системности, комплексного подхода к анализу человеческого поведения. Системных исследований по ком­плексу психолого-юридических проблем сравнительно немного.

Авторами наиболее крупных работ в области зарубежной юридиче­ской психологии являются: Г. Тох (Правовая и криминальная психология. Нью-Йорк, 1961), М. Липманн (Основы психологии для юристов. Лейп­циг, 1914), Д. Абрахамсен (Криминальная психология. Нью-Йорк, 1967), бельгийский криминалист и психиатр Р. Луваж (Психология и преступ­ность. Гамбург, 1956), Н. Джонстон (Психология наказания и исправле­ния, Лондон, 1970), Г. Тосб (Психология преступности и уголовного пра­восудия. Нью-Йорк, 1979) и др. В этих работах широко используются со­циально-психологические и криминологические идеи французских со­циологов Габриэля Тарда (1843-1904) и Эмиля Дюркгейма (1858-1917).

Развитию современной юридической психологии содействуют психо­логически ориентированные криминологические исследования. Отметим среди них исследования В. Фокса «Введение в криминологию», К. Уэды «Преступность и криминология в современной Японии», Б. Холыста «Криминология. Основные проблемы», Г. Кайзера «Криминология. Вве­дение в основы», Г. Шнайдера «Криминология» и др.

Смежной кардинальной проблемой юридической психологии и кри­минологии является социальная и социально-психологическая обуслов­ленность криминального типообразования. Эта проблема выдвинута на передний план в Институте криминологии при Кембриджском универси­тете (см. Британский криминологический журнал) и в канадском между­народном Центре по проблемам сравнительной криминологии при Мон­реальском университете.

 

4. Классификация психических явлений.

Все психические явления делятся на три группы:

1) психические процессы;

2) психические состояния;

3) психические свойства личности.

Психический процесс —это акт психической деятельности, имеющий свой объект отражения и свою регуляционную функцию.

Психическое отражение —это формирование образа тех условий, в которых осуществляется данная деятельность. Психические процессы —это ориентировочно-регулирующие компоненты деятельности.

Психические процессы подразделяются на познавательные (ощущение, восприятие, мышление, память и воображение) , эмоциональные и волевые.

Вся психическая деятельность человека —это совокупность познавательных, волевых и эмоциональных процессов.

Психическое состояние —это временное своеобразие психической деятельности, определяемое ее содержанием и отношением человека к этому содержанию.

Психические состояния являются относительно устойчивой интеграцией всех психических проявлений человека при определенном его взаимодействии с действительностью. Психические состояния проявляются в общей организованности психики.

Психическое состояние —это общий функциональный уровень психической активности в зависимости от условий деятельности человека и его личностных особенностей.

Психические состояния могут быть кратковременными, ситуативными и устойчивыми, личностными.

Все психические состояния подразделяются на четыре вида:

1. Мотивационные (желания, стремления, интересы, влечения, страсти).

2. Эмоциональные (эмоциональный тон ощущений, эмоциональный отклик на явления действительности, настроение, конфликтные эмоциональные состояния —стресс, аффект, фрустрация).

3. Волевые состояния —инициативности, целеустремленности, решительности, настойчивости (их классификация связана со структурой сложного волевого действия).

4. Состояния разных уровней организованности сознания (они проявляются в различных уровнях внимательности).

 

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...