Главная Обратная связь

Дисциплины:






Волевые состояния и волевые качества личности. Понятие «порока воли» в праве



Для действительности сделки необходимо соответствие волеизъявления внутренней воле. Поэтому к сделкам с пороками воли относятся такие, при совершении которых внутренняя воля сформировалась в ненадлежащих условиях (например, под влиянием угрозы) либо волеизъявление неправильно выражает ее существо.
Пороками воли страдают сделки, совершенные под влиянием заблуждения, обмана, угрозы, насилия, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или вследствие стечения тяжелых обстоятельств, сделки гражданина, не .способного понимать значения своих действий или руководить ими, а также сделки лица, превысившего свои полномочия.
Недействительность сделки, совершенной под влиянием заблуждения.
Заблуждение - это не соответствующее действительности представление субъекта об обстоятельствах, имеющих значение для конкретной сделки. При заблуждении внутренняя воля соответствует волеизъявлению, однако формировалась она в ненадлежащих условиях - под влиянием незнания о тех или иных обстоятельствах либо ошибочного представления о них.
Опорочивает сделку не всякое, но только существенное заблуждение (п. 1 ст. 178 ГК РФ). Статья 178 ГК РФ существенным признает заблуждение относительно природы сделки (ее основания - см. § 1 наст. главы), а также тождества ее предмета или таких его качеств, которые значительно снижают возможность использования данного предмета по назначению. Неправильное представление субъекта об иных существенных условиях сделки, о способе, месте, сроке ее исполнения и личности контрагента не может служить основанием для признания сделки недействительной ввиду того, что указанная норма содержит исчерпывающий перечень элементов сделки (только основание и предмет), заблуждение относительно которых имеет существенное значение.
Существенного значения не имеет и заблуждение в мотивах (абз. 2 п. 1 ст. 178 ГК РФ), поскольку мотив не входит в состав сделки и, как правило, неизвестен противной стороне. Так, действительность договора купли-продажи домашнего имущества нельзя оспорить по той причине, что ожидаемый перевод продавца на работу в другую местность не состоялся.
Заблуждение может быть вызвано воздействием любых внешних обстоятельств, поведением третьих лиц, неосторожностью (но не умыслом), допущенной сторонами либо одной из них. Например, договор купли-продажи серег с фианитами был признан судом недействительным, поскольку обе стороны полагали, что совершают сделку с натуральными камнями, но допустили неосторожность, не обратившись в товароведческую экспертизу с целью проверки их действительной ценности.
Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, является оспоримой. Право требовать признания ее недействительной принадлежит заблуждавшейся стороне. Основным имущественным последствием исполнения такой сделки является двусторонняя реституция. Наряду с этим закон (абз. 2 п. 2 ст. 178 ГК РФ) возлагает на сторону, по иску которой сделка признана недействительной, обязанность возместить контрагенту реальный ущерб, причем независимо от того, виновна она в заблуждении или нет. И только в том случае, если она докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны, она освобождается от ответственности и в свою очередь приобретает право требовать возмещения убытков.
Недействительность сделок, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ).
Названные основания недействительности имеют ряд общих моментов, позволяющих применять к соответствующим сделкам одинаковые правовые последствия. Общность касается прежде всего формирования внутренней воли одной из сторон, которую законодатель называет потерпевшей. Обстоятельства, перечисленные вп. 1 ст. 179 ГК РФ (угроза, насилие и т. п.), свидетельствуют о том, что потерпевшая сторона, хотя и выразила свою волю, не желала наступления правовых последствий, которые должна породить сделка.
Во-вторых, поведение противной стороны (либо лица, в пользу которого совершается односторонняя сделка) является противоправным и виновным, причем имеет место вина в форме умысла. Положение не меняется и в том случае, если рассматриваемые действия исходят от третьих лиц, действующих в интересах указанного субъекта, с его ведома или по его просьбе. Именно это умышленное противоправное деяние является основанием для последствий, предусмотренных п. 2 ст. 179 ГК РФ. Виновный возвращает потерпевшей стороне все полученное от нее по сделке, а при невозможности возврата в натуре - его денежный эквивалент. Таким образом, по отношению к потерпевшему применяется односторонняя реституция. По отношению к виновной стороне действуют конфискационные последствия: имущество, которое ею передано (либо должно быть передано) по сделке потерпевшему, обращается в доход Российской Федерации. Потерпевшая сторона имеет также право требовать от контрагента возмещения причиненного реального ущерба.
Предусмотренные ст. 179 ГК РФ сделки являются оспоримыми. Право требовать признания их недействительными предоставлено потерпевшей стороне. На нее же возлагается обязанность по доказыванию опорочивающих сделку обстоятельств, поскольку п. 3 ст. 10 ГК РФ устанавливает презумпцию разумности и добросовестности действий участников гражданского оборота, а ст. 50 ГПК РСФСР обязывает сторону в процессе доказать основания своих требований и возражений.
Обман имеет определенные черты сходства с заблуждением, поскольку и здесь сделка совершается вследствие неверного представления об обстоятельствах, значимых для ее заключения. Однако, в отличие от заблуждения, обманные действия совершаются умышленно. При этом не имеет значения, состоят ли они в передаче ложных сведений (противоправное действие) либо в умолчании об обстоятельствах, которые препятствуют сделке (противоправное бездействие).
Обман может исходить от стороны в дву- или многосторонней сделке, от субъекта, в пользу которого совершается односторонняя сделка, а также от третьего лица, действовавшего с их ведома и в их интересах. Если же третьи лица совершали подобные действия хотя бы и в интересах одной из сторон, но последняя не знала и не могла об этом знать, сделка может быть признана недействительной, как совершенная под влиянием заблуждения, но не обмана.
Поскольку, в отличие от п. 1 ст. 178 ГК РФ, ст. 179 ГК РФ не содержит перечня обстоятельств, неправильное представление о которых влечет признание сделки недействительной, следует полагать, что обман может относиться к любому элементу самой сделки (а не только к ее предмету и основанию), а также к фактам, находящимся вне ее пределов, в том числе и к мотивам, если они были существенны для формирования воли, направленной на совершение сделки.
Угроза представляет собой психическое воздействие на волю контрагента с целью склонить его к заключению сделки. Угроза опорочивает сделку вследствие того, что внутренняя воля на ее совершение отсутствует, а имеется лишь волеизъявление. Угроза может быть словесной (устной или письменной), а также в виде реальных действий, бесспорно свидетельствующих о намерении правонарушителя причинить потерпевшему либо его близким личный или имущественный вред.
В тех случаях, когда сделка совершается органом юридического лица или его представителем, угроза причинить вред может относиться как к самому юридическому лицу, так и к субъекту, совершающему сделку от его имени (либо к близким указанного лица).
Опорочить сделку способна только существенная и реальная угроза. Этот вопрос решается судом с учетом всех обстоятельств дела, в том числе - индивидуальных особенностей потерпевшей стороны (ее возраста, уровня образования и т. п.) и правонарушителя (в частности, его социального или служебного положения). Угроза существенна, если она способна создать у субъекта представление об опасности (например, угроза похитить ребенка). Реальность угрозы означает возможность ее практического осуществления.
Опорочивает сделку угроза совершить как неправомерные, так и правомерные действия (например, сообщить по месту работы материально ответственного лица о скрытой им судимости за хищение), поскольку указанные обстоятельства в полной мере способны парализовать волю субъекта и склонить его к заключению сделки, которую при обычных условиях он бы не заключил.
Насилие - это противоправное воздействие на волю лица, совершенное путем причинения физических или душевных страданий ему самому либо его близким с целью побудить к совершению сделки. При насилии отсутствует не только внутренняя воля, но и волеизъявление (если насилие применяется во время заключения сделки) либо имеется лишь его видимость.
Насилие опорочивает сделку, когда исходит от контрагента либо от третьих лиц, действующих в его интересах и с его ведома. Как, однако, следует квалифицировать сделку, если ее участник не знал и по обстоятельствам дела не мог и не должен был знать, что к противной стороне применялось насилие? В литературе высказывалось мнение о том, что для признания сделки недействительной подобная, осведомленность значения не имеет. Эти обстоятельства учитываются лишь при определении имущественных последствий исполнения сделки. Изложенная точка зрения представляется не вполне обоснованной. Суть в том, что ст. 179 ГК РФ (равно как ранее действовавшая ст. 58 ГК РСФСР) не предусматривает возможности выбора правовых последствий недействительности сделки, совершенной под влиянием угрозы или насилия. Следовательно, остается неясным - каким образом можно учесть отсутствие у субъекта умысла на совершение указанных действий для того, чтобы освободить его от конфискации, предусмотренной п. 2 ст. 179 ГК РФ.
Представляется, что в подобной ситуации совершенные сделки следует признавать недействительными, как не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ), поскольку при их заключении был нарушен принцип свободы договора (п. 1 ст. 421 ГК РФ), в соответствии с которым понуждение к договору не допускается, кроме случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом или добровольно принятым обязательством. Такая квалификация дает возможность применить имущественные последствия недействительности, предусмотренные п. 2 ст. 167 ГК РФ, в виде двусторонней реституции. Тем самым исключаются не только конфискационные последствия в отношении стороны, действовавшей неумышленно, но и возложение на нее обязанности возместить реальный ущерб потерпевшему. При этом последний вправе взыскать причиненный вред с третьего лица, применявшего угрозу или насилие, в порядке, предусмотренном ст. 1064 ГК РФ. Важно также, что в подобном случае правонарушитель должен будет возместить вред в полном объеме, включая и упущенную выгоду.
Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной.
Сделки, как и иные юридические действия, могут совершаться субъектами не только лично, но и через представителей (см. главу II). При этом последний заключает сделку от имени представляемого в его интересах и за его счет.
Злонамеренным соглашением представителя одной стороны с другой стороной является умышленный сговор указанных лиц с целью причинения ущерба представляемому. Наличие или отсутствие намерения получить при этом выгоду для признания сделки недействительной значения не имеет.
Порок воли в рассматриваемых сделках состоит в том, что волеизъявление представителя не соответствует воле представляемого. Вместе с тем наличие умысла на причинение вреда отличает указанные сделки от тех, в которых представитель превышает предоставленные ему полномочия (ст. 174 ГК РФ).
Кабальные сделки. Такими п. 1ст. 179 ГК РФ называет сделки, которые лицо вынуждено было совершить, вследствие стечения тяжелых обстоятельств, на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась.
Для признания рассматриваемой сделки недействительной необходимо наличие одновременно трех взаимосвязанных фактов. крайней невыгодности; стечения тяжелых обстоятельств; вины контрагента.
Под стечением тяжелых обстоятельств принято понимать как отсутствие денежных средств для обеспечения важнейших жизненных потребностей (приобретения продуктов питания, лекарств и т. п.), так и исключительная нуждаемость потребителя в определенных видах продукции или товаров, производимых и (или) поставляемых предприятиями-монополистами, когда последние, используя свое монопольное положение на рынке, включают в договор условия, крайне невыгодные для контрагента, на которые последний, однако, вынужден соглашаться, чтобы предотвратить остановку производства и наступление еще больших убытков.
Крайняя невыгодность условий может выражаться в явном несоответствии цены продаваемой вещи ее действительной стоимости, во включении в договор условий, обременительных для потерпевшей стороны (например, о чрезмерно высоких процентах за предоставление займа).
Сделка может быть признана недействительной, если потерпевший докажет, что другая сторона знала о стечении тяжелых обстоятельств и воспользовалась ими для заключения сделки, т. е. действовала умышленно.
При отсутствии хотя бы одного из вышеназванных фактов сделку нельзя признать недействительной.
В кабальных сделках внутренняя воля потерпевшего соответствует волеизъявлению. Он сознательно совершает сделку на крайне невыгодных условиях, однако его воля сформировалась при стечении тяжелых обстоятельств, а потому ее нельзя признать свободно сложившейся, что и является основанием ; для признания сделки недействительной.
Недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими.
Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным но находившимся в таком состоянии, когда он не мог понимать значение своих действий или руководить ими, признается судом недействительной поиску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения (п. 1 ст. 177 ГК РФ). Подобные сделки страдают пороком воли вследствие того, что у лица в момент их совершения утрачены (временно или постоянно) волевые либо интеллектуальные способности. Причины такого состояния могут быть различными: физическое или психическое расстройство, нервное потрясение, алкогольное или наркотическое опьянение; для признания сделки недействительной они значения не имеют. В отличие от норм уголовного законодательства, согласно которым опьянение не освобождает от ответственности, гражданско-правовая регламентация основывается на том, что сделка - это правомерное действие, совершая которое лицо не только приобретает права, но и принимает на себя определенные обязанности, а потому должно отдавать отчет в своих действиях и их юридических последствиях. Именно поэтому опьянение, поражающее волю и сознание субъекта, так же как и различного рода заболевания, может служить причиной признания сделки недействительной. При этом не будет иметь значения осведомленность другой стороны о том, что ее контрагент не способен понимать смысл своих действий или руководить ими. Последнее обстоятельство учитывается только при определении дополнительных имущественных последствий недействительности сделки.
Правила ст. 177 ГК РФ распространяются и на несовершеннолетних, а также на лиц, ограниченных судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, в отношении сделок, которые они вправе совершать самостоятельно.
Сделки от имени юридических лиц совершают их органы или представители - физические лица, чье сознание и воля также могут быть подвержены воздействию болезней, нервных потрясений и т. п. Поскольку ст. 177 ГК РФ касается лишь граждан, следует признать обоснованным высказанное в литературе мнение о возможности применения норм анализируемой статьи к сделкам юридических лиц в порядке аналогии закона.
Оспорить рассматриваемую сделку вправе сам гражданин либо иные лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения (например, супруг, родители и т. п.). Если же причиной заключения сделки послужило психическое расстройство, повлекшее в дальнейшем признание самого гражданина недееспособным, иск может быть предъявлен его опекуном (п. 2 ст. 177 ГК РФ).
Имущественными последствиями недействительности рассматриваемой сделки являются двусторонняя реституция и обязанность стороны, которая знала или должна была знать о том, в каком состоянии ее контрагент заключает сделку, возместить ему причиненный реальный ущерб.
Недействительность сделки, совершенной с превышением полномочий.
В силу ст. 174 ГК РФ "если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором либо полномочия органа юридического лица - его учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях".
Юридические лица совершают сделки через свои органы. От имени граждан и юридических лиц сделки могут совершаться также их представителями. При заключении сделок выражаемое представителями и органами волеизъявление должно соответствовать воле субъекта, от имени и в интересах которого совершается сделка. Содержание воли юридического лица и (или) представляемого определяется полномочиями, которыми наделен орган или представитель. Полномочия последних могут определяться законом (например, законом об обществах с ограниченной ответственностью), доверенностью, договором, учредительными документами, а также следовать из обстановки, в которой совершается сделка. Например, нахождение продавца за прилавком магазина с очевидностью свидетельствует о его праве совершать сделки купли-продажи от имени юридического лица.
Вместе с тем возможны ситуации, когда круг полномочий органа или представителя, установленный законом либо выраженный в доверенности, оказывается шире, нежели определенный уставом юридического лица или договором поручения на основании которого выдана доверенность. Учредители юридического лица вправе ограничить в уставе круг полномочий своего органа по сравнению с тем, как они определены в законе (например, установив, что сделки по распоряжению недвижимым имуществом директор вправе совершать только с согласия общего собрания участников). Вследствие ошибок, допущенных при оформлении доверенности, полномочия представителя также могут не соответствовать тем, что изложены в договоре поручения. В подобных случаях третьи лица, вступающие в сделку, могут и не знать о таком ограничении полномочий органа или представителя, поскольку об их возможном круге они осведомлены из закона либо доверенности. В равной мере сказанное относится к действиям представителей, полномочия которых должны явствовать из обстановки, в которой совершается сделка, однако в действительности они ограничены трудовым договором, должностной инструкцией, специальными правилами и т. п. (например, приемщик в меховом ателье оформляет заказ на пошив изделия из материала клиента без участия мастера, определяющего пригодность материала, хотя по своей должностной инструкции он этого делать не вправе).
Во всех рассмотренных случаях превышение полномочий может повлечь признание сделки недействительной, но только при условии, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о нем, т. е. действовала умышленно.
Сделки, совершенные с превышением полномочий, являются оспоримыми. Право требовать признания их недействительными предоставлено субъектам, в интересах которых установлены ограничения правомочий. Ими могут быть: сторона в сделке, доверитель, организация-работодатель, полные товарищи в хозяйственных товариществах, когда ведение дел поручено одному или нескольким из них.
Ограничения полномочий могут быть установлены и в интересах третьих лиц, непосредственно в сделке не участвующих. Например, в интересах подопечных право опекунов и попечителей распоряжаться их имуществом, помимо пределов, установленных законом (ст. 37 ГК РФ), может быть ограничено
также договором об управлении имуществом подопечного. Поэтому в интересах подопечного иск о признании недействительной сделки, совершенной опекуном, может быть предъявлен управляющим имуществом подопечного либо органом опеки и попечительства.
Исполнение недействительной сделки, совершенной с превышением полномочий, влечет за собой двустороннюю реституцию. Поскольку недействительной такая сделка признается при наличии виновного поведения обеих сторон, ни одна из них не вправе требовать возмещения ущерба.
Если сторона не знала об ограниченных полномочиях другой стороны, т. е. действовала невиновно, юридические последствия совершенной сделки будут зависеть от того, кем превышены полномочия: органом юридического лица либо представителем лица физического или юридического.
Сделка, совершенная представителем с превышением полномочий, - действительна, но в соответствии с п. 1 ст. 183 ГК РФ считается заключенной не от имени представляемого, а от имени представителя, который и понесет ответственность за ее исполнение. Изложенное правило установлено законом в целях охраны интересов представляемого и его добросовестного контрагента в сделке.
Орган юридического лица его представителем не является, а потому обеспечить защиту интересов организации от неправомерного превышения полномочий ее органом путем применения ст. 183 ГК РФ невозможно. Сделка, совершенная органом юридического лица с превышением полномочий, когда другая сторона не была осведомлена о допущенных нарушениях, считается действительной и заключенной от имени юридического лица. Если заключение и исполнение подобной сделки причинило последнему убытки, они должны быть возмещены органом юридического лица по требованию его учредителей (участников) в соответствии с п. 3 ст. 53 ГК РФ.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...