Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 2. Не теряя надежды



 

Пролетела неделя. Большинство школьников и их родителей разъехалось. МакГонагалл и Флитвик руководили работами по восстановлению замка. Хогвартс подвергся серьезным разрушениям, приходилось восстанавливать зияющие проломы в стенах, выбитые повсеместно окна, разрушенные лестницы. Но замок обладал огромной магической энергией и словно сам стремился помочь волшебникам, приводящим его в должный вид с помощью заклинаний. Деятельность по восстановлению Хогвартса позволила Молли и Артуру Уизли отодвинуть гибель Фреда куда-то в глубину сознания, давала возможность занять себя многочисленными заботами. Но страшное знание все равно прорывалось наружу, и Гарри подумал, что никогда ему еще не приходилось видеть миссис Уизли такой потерянной. Заплаканные глаза на побледневшем, осунувшемся лице, ставший тихим и бесцветным голос, отсутствие улыбки делали Молли не похожей на саму себя. Артур держался лучше, но было заметно, что и он сильно подавлен. Рон, Джинни и Джордж старались находиться рядом с родителями, поддерживая их и стараясь подбодрить. Перси, которому Кингсли поручил возглавить отдел магического правопорядка, снова стал очень важным и уехал из Хогвартса, чтобы приступить к новой работе. Однако, теперь он тоже старался не потерять связи с семьей. Каждый день сова приносила от него небольшие записочки, в которых он вкратце сообщал родителям о ходе дел в министерстве и обязательно прибавлял несколько утешающих и ободряющих слов.

Миссис Лонгботтом тоже задержалась в замке, чтобы помочь в восстановительных работах. Большую часть времени она проводила с Невиллом и Луной. Невилл теперь совсем не походил на того растерянного, неуверенного в себе мальчишку, которым он был в первые годы обучения. Подтянутый и серьезный, он деловито перемещался по замку, безошибочно выполняя свою часть работы. Бабушка смотрела на него с гордостью и неустанно повторяла, что Невилл - истинный сын своих родителей.

Гермиона и Гарри регулярно навещали Снейпа. За неделю больничное крыло опустело, и зельевар остался единственным пациентом.

Слагхорн, продолжая варить восстанавливающее зелье, с каждым днем все больше и больше мрачнел. Профессор видел, что даже усиленное зелье не действует, и не мог понять, как справиться с недугом Снейпа.

Мастер Зелий по-прежнему лежал без сознания, дыхание его было таким слабым, что едва ощущалось. Смертельная бледность не сходила с осунувшегося лица с заострившимся носом. Мадам Помфри как-то заметила, что, по ее мнению, Северус просто не хочет жить, потому и не имеют эффекта все предпринимаемые меры.

Гермиона все время проводила либо в больничном крыле, либо в библиотеке, пытаясь отыскать в книгах хоть что-нибудь, что могло бы помочь. Частенько к ней присоединялся и Гарри, но все их усилия были безрезультатны. Они ничего не могли найти, и надежда на спасение зельевара начинала медленно таять.



 

***

 

Работы в замке были завершены и люди, один за другим, стали покидать Хогвартс. Последними уезжали Уизли, и Рон никак не мог взять в толк, почему Гарри и Гермиона остаются, а не едут вместе с ним.

- Чем вы можете помочь? – горячился он, - Уход за больными – это дело мадам Помфри.

- Это очень сложный случай, - в сотый раз устало объясняла Гермиона, - возможно, мадам Помфри не хватит знаний…

- Можно подумать, тебе хватит! – запальчиво выкрикнул Рон.

- Возможно, я смогу найти что-то неизвестное мадам Помфри… И кое в чем я, возможно, действительно разбираюсь лучше, чем она. Во всяком случае, мы должны попытаться…

- Рон, - примирительно произнес Гарри, надеясь успокоить разгорающийся гнев друга. Он ощущал бесконечную усталость от непрекращающихся ссор Рона и Гермионы, - Мы действительно должны попытаться что-то сделать. Я чувствую это. Теперь мы связаны со Снейпом. Он спас мою жизнь, а я - его. Дамблдор говорил, что так между волшебниками возникает очень сильная связь…

- Я всегда говорил, что Дамблдор чокнутый, - грубо перебил Рон, - и эти его дурацкие теории…

- Его дурацкие теории, - резко возразил Гарри, тоже начиная злиться, - помогли нам победить.

- Ага, - кивнул Рон, - при этом он чуть нас всех не угробил, особенно тебя, между прочим. Одни теории и никаких объяснений…

- Рон, хватит, - воскликнула Гермиона, - у меня от тебя уже голова болит.

- У тебя всегда от меня что-нибудь болит, - рявкнул он, - Может, я тебе надоел?

- Послушай, Рон, - девушка попыталась взять себя в руки, - я понимаю, твое место сейчас с семьей, ты должен уехать. Но ты же можешь аппарировать к нам? И мы можем видеться хоть каждый день.

- А ты про своих родителей не забыла? – продолжал злиться Рон, - что-то ты к ним не очень торопишься.

- Я не забыла, - тихо произнесла гриффиндорка, - Но профессору Снейпу мы сейчас нужнее…

- Ладно, я понимаю, он, - Рон ткнул пальцем в Гарри, - как-то там связан со Снейпом, но ты то какого Мерлина тут будешь околачиваться?

- Рон, - Гарри старался говорить спокойно, - ты же не станешь спорить, что Гермиона знает больше, чем мы с тобой вместе взятые? Мне нужна ее помощь, я сам точно не справлюсь.

- Все ясно, - мрачно изрек Рон, - Вы сговорились. Я вам не нужен.

Он встал и, не обращая внимания на объяснения Гермионы, вышел из гриффиндорской гостиной.

- Иногда он просто невыносим, - произнесла Гермиона, закусив губу.

Гарри, ничего не ответив, тяжело вздохнул.

Перед самым отъездом к ним забежала попрощаться Джинни. Ей было грустно расставаться с Гарри, но, в отличие от Рона, она не предъявляла никаких претензий. Она крепко обняла любимого и прижалась к его груди, а он зашептал ей что-то успокаивающее. Чтобы не мешать им, Гермиона вышла из гостиной и без всякой цели побрела по замку. Ноги сами привели ее в больничное крыло. Тихонько отворив дверь, она проскользнула в палату Снейпа. Неровный свет от двух закрепленных на стене светильников плясал по стенам. В небольшое окно, расположенное на противоположной от кровати стене, проникали последние лучи заходящего солнца. Гермиона подошла к находившемуся посреди комнаты столику, на котором стояли, оставленные Слагхорном флаконы. Чувство безысходности и страха охватило ее. Вдруг пришло четкое понимание, что это зелье не поможет, и никто не знает, что нужно делать. Девушка вздохнула и, присев на край кровати, посмотрела в бледное лицо Снейпа. Слипшиеся пряди черных волос разметались по подушке, лицо напоминало восковую маску. Она достала палочку и, направив ее на Снейпа, пробормотала заклинание. Волосы, стали чистыми и шелковистыми.

- Так гораздо лучше, - удовлетворенно произнесла она, - и почему вы сами этого никогда не делали, профессор?

Щемящее чувство одиночества накатило на нее, и в глазах защипало. Почему Рон все время ведет себя так? Почему она всегда должна перед ним оправдываться, хотя ни в чем не виновата? Она же любит его, почему он такой грубый и черствый? Сколько раз ей казалось, что она нужна Рону только для того, чтобы делать за него домашние задания. Но в последний год все изменилось, их отношения стали другими. И она верила в то, что он любит ее. Но сейчас девушкой овладели сомнения. Разве так любят? Гермиона сама не заметила, как стала говорить вслух. Выговорившись, она почувствовала, что ей стало легче, гнетущая тоска и боль отступили. Просидев у профессора до самой темноты, она пожелала ему доброй ночи и отправилась в башню Гриффиндора.

 

***

 

Несмотря на странное для середины мая отсутствие в школе студентов, жизнь замка и его обитателей постепенно возвращалась в привычное русло. Закончив восстановительные работы, профессора вернулись к своим повседневным делам, казавшимся после потрясений минувшей войны скучной рутиной. На МакГонагалл свалились огромные проблемы с преподавательским составом. Хогвартс был буквально обескровлен, не хватало учителей трансфигурации, магловедения и Защиты от Темных Искусств.

Министерство издало постановление, согласно которому все студенты, закончившие пятый и седьмой курсы, могут сдать СОВы и ТРИТОНы в августе. Для этой цели планировалось собрать экзаменационную комиссию, которая и должна будет принять экзамены у всех желающих. Тем же ученикам, кто не сможет или не захочет сдавать СОВы и ТРИТОНы, готовясь к ним практически самостоятельно, предлагалось вернуться в школу в новом учебном году и пройти обучение на пятом или седьмом курсе повторно. Большинство юношей и девушек не радовала перспектива провести в школе один лишний год и они, разъехавшись по домам, засели за учебники, с радостью ухватившись за удачную идею министерства. Для студентов остальных курсов к их неописуемой радости экзамены были попросту отменены.

В один из дней, когда МакГонагалл приводила в порядок принадлежавший ей теперь директорский кабинет, ее внимание привлекло легкое покашливание Дамблдора.

- Вы что-то хотели, Альбус? – поинтересовалась женщина, отрываясь от разбора беспорядочно набросанных на столе пергаментов.

- Хм… да, Минерва, - лучезарно улыбнулся Дамблдор, - если вас не затруднит, откройте, пожалуйста, тайник за портретом Финеаса Найджелуса.

Открыв тайник, волшебница обнаружила в нем всего лишь свиток пергамента.

- Я могу прочитать это? – осведомилась она.

- Безусловно, - подтвердил Альбус.

Развернув пергамент, она углубилась в чтение. Через несколько минут МакГонагалл взглянула на Дамблдора со смесью ужаса и восхищения.

- О, Мерлин! – запинаясь, проговорила она, - Альбус… здесь же описана вся деятельность Северуса в Ордене, все поручения, которые вы ему давали… Я даже представить себе боюсь, что было бы, если бы эти записи обнаружили до… - голос ее задрожал, и она замолчала.

- Не о чем беспокоиться, Минерва, - беззаботно изрек старый маг, - я наложил на пергамент очень сильные чары. Никто не смог бы прочесть его, пока Волдеморт был жив.

- Ох, Альбус… - вздохнула МакГонагалл.

- Но я считал своим долгом оставить Северусу возможность оправдаться перед магическим сообществом. Думаю, теперь проблем с этим не будет.

- Да, да, - женщина поспешно кивнула, - я сегодня же передам этот пергамент министру.

Лицо Дамблдора расплылось в такой счастливой, безмятежной улыбке, словно он только что съел лимонную дольку. Бывший директор Хогвартса привык доводить все свои замыслы до конца.

Вечером того же дня пергамент оказался у Кингсли. Сведения, изложенные Дамблдором, произвели эффект разорвавшейся бомбы. Если до этого о роли Снейпа ходили лишь невнятные слухи, основанные на словах Поттера, брошенных им во время последней схватки с Волдемортом, то теперь были получены неопровержимые доказательства того, на чьей стороне все это время был мрачный хогвартский зельевар.

Несколько дней спустя Гарри был вызван в министерство, где ему пришлось в течение нескольких часов отвечать на вопросы, касающиеся деятельности Снейпа, перед собравшимся в полном составе Визенгамотом.

 

***

 

Минуло около трех недель с момента отъезда Уизли. Гарри сидел за завтраком в Большом зале и с отсутствующим выражением лица равнодушно водил вилкой по пустой тарелке. Настроение было хуже некуда. Накануне вечером Слагхорн сообщил ему, что намерен покинуть Хогвартс.

- Я оставлю вам достаточный запас зелья, - пытался он успокоить Гарри, - К тому же, мадам Помфри сможет приготовить новую порцию, когда зелье кончится.

Гермиона рассеяно листала очередную книгу, пытаясь выудить из нее что-нибудь полезное.

Факультетские столы были убраны, и Гарри с Гермионой, единственные оставшиеся в замке ученики, сидели за небольшим круглым столом вместе с преподавателями. Конец мая ознаменовался прекрасной погодой, и Большой зал с самого утра был залит ярким солнечным светом. Но для двоих друзей наступление хорошей погоды и приближение лета не принесло большой радости. Зарываясь в книги, тщетно стараясь найти разгадку состояния Мастера Зелий, они осунулись и побледнели от сознания собственной беспомощности.

МакГонагалл давно уже бросала на них сочувственные взгляды, но этим утром, покидая Большой зал, она обратилась к гриффиндорцам:

- Мистер Поттер, мисс Грейнджер, прошу вас, когда вы освободитесь, пройти в мой кабинет.

Гарри и Гермиона не заставили себя долго ждать. Покончив с остатками завтрака, они поспешили к кабинету директора. Добравшись до восьмого этажа, они остановились перед горгульей, охранявшей вход. По-видимому, ей было дано распоряжение пропустить их, так как она, не спрашивая пароля, отъехала в сторону, и гриффиндорцы ступили на знакомую винтовую лестницу.

МакГонагалл жестом указала им на два кресла, стоявших возле письменного стола. Дамблдор на портрете улыбнулся и поинтересовался:

- Как там Северус? Я слышал, Гарри, что тебе удалось использовать возрождающее заклинание.

- Да, профессор, - отозвался Гарри, - но…

- Профессор Дамблдор, - перебила его Гермиона, - Мы в отчаянии, мы не знаем, что делать, - она взглянула на директора глазами полными слез, - Мы в каком-то безвыходном положении. Профессор Слагхорн уезжает и никто… никто не знает, что делать, - она стиснула руки так, что побелели костяшки пальцев.

МакГонагалл подошла и мягко обняла ее за плечи.

- Ну, ну, мисс Грейнджер, успокойтесь, - ласково проговорил Дамблдор, взглянув на девушку сквозь очки-половинки, - Безвыходных положений не бывает. Гораций уезжает, но это не конец света, ведь его зелье все равно не дало никакого эффекта, не так ли?

Гарри и Гермиона молча кивнули.

- Я предупреждал вас, что Северус может не захотеть вернуться, - продолжил Дамблдор, - Должно быть что-то, что заставит его вернуться и это не может быть просто зелье.

- Но что же, что же тогда? – воскликнул Гарри.

- Передо мной сидят лучшая ученица Хогвартса и могущественный маг, одолевший смертельно опасного врага, - помедлив, ответил Дамблдор, - И я убежден, что вам двоим по плечу найти выход из ситуации. Но, - он снова сделал паузу и многозначительно посмотрел на ребят, - если вы действительно желаете этого всем сердцем.

Гриффиндорцы переглянулись, и Гермиона сказала:

- Профессор, мы перерыли всю библиотеку Хогвартса, но я чувствую, что-то нужное и важное мы никак не можем найти. В прошлом году Гарри, - тут она запнулась, бросив быстрый взгляд на Поттера, и продолжила, - у него был старый учебник с пометками профессора Снейпа и… там было очень много полезных записей…

- Но, к сожалению, книга сгорела во время пожара в Комнате-по-требованию, сэр, - сказал Гарри, - я согласен с Гермионой, мы бы обязательно нашли что-то в записях профессора.

- Мисс Грейнджер, - улыбнувшись, произнес Дамблдор, - у профессора Снейпа есть личная библиотека, я думаю, там вы также найдете и интересующие вас записи. Минерва, - обратился он к МакГонагалл, - я думаю, можно пустить их в кабинет Северуса, – МакГонагалл кивнула в знак согласия. – Гарри, ты ведь в очень хороших отношениях с профессором Слагхорном?

- Да, вроде бы, - промямлил Гарри, не очень понимая, к чему клонит Дамблдор.

- Я думаю, пока Гораций не уехал, тебе стоит попросить у него еще флакончик Феликса Фелициса.

- А откуда вам известно про… - с удивлением начал Гарри.

- Гарри, мальчик мой, - усмехнулся Дамблдор, - как директор Хогвартса, я же был просто обязан знать обо всем, что здесь происходит.

Ну да, конечно, юноша сам удивился, почему он задал этот вопрос, давно было пора привыкнуть к тому, что от Дамблдора ничто не могло укрыться.

Выйдя из директорского кабинета, Гарри отправился разыскивать Слагхорна, чтобы поболтать с ним напоследок, а Гермиона последовала за МакГонагалл в подземелья.

Перед дверью кабинета Мастера Зелий Минерва остановилась и произнесла пароль, дверь открылась и они прошли внутрь. Гермиона поежилась оттого, как здесь было неуютно, холодно и мрачно. На втором курсе ей довелось побывать в этом кабинете, чтобы похитить ингредиенты из личных запасов Снейпа для приготовления многосущного зелья. При воспоминании об этом эпизоде на ее губах появилась легкая улыбка. Как давно это было, кажется, с тех пор пролетела целая вечность.

Тем временем МакГонагалл взмахнула палочкой, и в камине вспыхнул яркий огонь. Сразу стало теплее и уютнее. Отблески языков пламени заплясали по расставленным на стеллажах банкам, придавая им еще более жуткий и зловещий вид. Гермиона тряхнула головой, чтобы освободиться от мрачных мыслей и взглянула на своего бывшего декана.

- Вот все книги и записи профессора Снейпа, - МакГонагалл со вздохом кивнула на два шкафа в дальнем углу, – Попробуйте поискать здесь, а я должна вас оставить, мисс Грейнджер.

- Да, конечно, спасибо, профессор, - рассеяно ответила Гермиона, уже разглядывая корешки книг, стоящих на полках.

Минерва вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь.

 

***

 

Гарри застал Слагхорна собирающим вещи. Увидев гриффиндорца, тот чрезвычайно обрадовался:

- Гарри, мальчик мой, как замечательно, что ты зашел. Я не хотел уезжать, не попрощавшись с тобой. Посиди со мной немного, поговорим, - и он плюхнулся в одно из своих больших кресел, указав Гарри на соседнее.

- Профессор… - начал Гарри.

- Знаю, знаю, - замахал руками Слагхорн, - ты опять хочешь спросить про Северуса. Но, к сожалению, мне нечего добавить к тому, что я уже сказал. Сейчас перед нашим расставанием я хотел бы поговорить о тебе. Мне очень интересно, чем ты собираешься заниматься. Если мне не изменяет память, ты хотел поступать в авроры?

- Да, профессор, хотел, - ответил юноша, - но я ведь не окончил школу, пропустил целый год, так что я рассчитываю в сентябре вернуться в Хогвартс и продолжить обучение. А потом уж буду решать, что делать дальше.

- О, похвально, - заулыбался Слагхорн, - любовь к знаниям, это у тебя от матери. Другой бы на твоем месте возгордился после всего произошедшего, но ты совсем не такой. Если тебе что-то понадобится, обращайся к старику Слагхорну, я постараюсь помочь.

- Профессор, - тихо сказал Гарри, - у меня есть к вам небольшая просьба.

- Уже так скоро? – рассмеялся Слагхорн, - ну давай, не стесняйся. Нужно поговорить с кем-нибудь в министерстве?

- Нет, нет, - быстро ответил Гарри, - это другое. Помните, профессор, вы мне дали флакон Феликса Фелициса, зелья удачи?

- Да, припоминаю, - весело подмигнул Слагхорн, - И что же, ты воспользовался им?

- Да, оно мне очень помогло в тяжелый час. Мне и моим друзьям.

- Я очень рад, - профессор даже прослезился.

- Понимаете, профессор, - осторожно начал гриффиндорец, - я был бы вам чрезвычайно благодарен, - он запнулся и посмотрел на Слагхорна, взиравшего на него с добродушной улыбкой, – Не могли бы вы дать мне еще один флакон этого зелья? Вот это и есть моя просьба, - быстро закончил Гарри.

Слагхорн рассмеялся, а затем сказал:

- Значит, зелье удачи требуется даже счастливчикам вроде тебя? Что ж, мне приятно будет оказать тебе эту услугу. Хотя я думаю, такой способный зельевар, как ты, смог бы и сам приготовить это зелье.

- Я много позабыл за этот год, - смущенно ответил юноша.

Слагхорн потрепал его по плечу, затем встал и направился к своему саквояжу, стоявшему на столе. Покопавшись в нем, он извлек маленький флакон с золотистой жидкостью и с улыбкой протянул его Гарри.

 

***

 

Расставшись со Слагхорном и пожелав ему всего хорошего, Гарри отправился в подземелья, спеша обрадовать Гермиону. Волшебница с ногами забралась в кресло, стоявшее около камина в кабинете Мастера Зелий и внимательно рассматривала какую-то книгу. Дверь скрипнула, девушка подняла голову и увидела стоящего на пороге Гарри.

- Как прошла беседа со Слагхорном? - поинтересовалась она.

- Вот! – юноша торжествующе поднял над головой флакон с золотистой жидкостью, - А у тебя как дела? Нашла что-нибудь?

- Пока ничего определенного, - покачала головой гриффиндорка, - в столе лежит тетрадь с записями Снейпа, но почерк очень неразборчивый, я с трудом могу понять, что там написано.

- Надо мне посмотреть, - сказал Гарри, - все-таки я целый год разбирал его пометки в учебнике зельеварения и уже привык. А это что? – кивнул он на книгу, которую Гермиона держала в руках.

- Весьма любопытная книга, - отозвалась Гермиона, - «Неизвестные и необычные применения компонентов зелий». Не сомневаюсь, что Снейп знал таких применений гораздо больше, чем описано в этой книге.

- Я вот думаю, - произнес Гарри, усаживаясь в соседнее кресло, - зачем Дамблдор сказал раздобыть Феликс Фелицис? Когда я должен его принять и для чего? Или его нужно дать кому-то другому, например, Снейпу?

Гермиона промычала что-то нечленораздельное и пожала плечами. Юноша вздохнул. Дамблдор так и не избавился от своей привычки говорить загадками. До всего-то нужно додумываться самим, руководствуясь лишь туманными подсказками. Некоторое время Гарри сидел в задумчивости, таращась на огонь в камине, затем встал и подошел к книжному шкафу. Взгляд его скользил по книгам в надежде отыскать то самое нужное, чего им сейчас не хватало. «Все о ядах», «Тайны темной магии», «Как остановить смерть», «Взаимодействие ингредиентов зелий» и еще куча всего. Гарри полистал «Как остановить смерть» и «Тайны темной магии». На полях часто встречались пометки, сделанные рукой Снейпа. Положив книги на стол, гриффиндорец открыл тетрадь с записями профессора и стал просматривать ее. Гермиона оказалась права, почерк Мастера Зелий можно было разобрать с трудом, но Гарри тщательно вчитывался в строчки, сделанные рукой профессора. Чем больше он читал, тем большим уважением проникался к мрачному зельевару. Снейп пытался разобраться в очень сложных вопросах, искал, пробовал, экспериментировал. Юноше вдруг стало стыдно, что он ничему не научился у профессора за пять лет. Много записей было посвящено тому, как нейтрализовать действие различных проклятий. Снейп что-то записывал, потом появлялась запись – «не всегда действует» с подробным описанием случая, когда что-то не получилось, а дальше снова поиски, а потом, наконец, описание находки. Листая тетрадь, Гарри наткнулся на страницу с заголовком «Яды» и принялся внимательно изучать ее. Пропустив ненужную информацию, он заметил пометку «змеиные яды». Тут профессор ссылался на книгу «Все о ядах», а дальше писал, что в некоторых случаях хорошо помогает зелье, вытесняющее яд из организма. Ниже следовало подробное описание ингредиентов и способа приготовления. Гарри заложил в этом месте закладку и принялся читать тетрадь дальше. Иногда он бросал взгляд на Гермиону, которая была поглощена книгой. Он и сам не заметил, как от тщательного разглядывания записей Мастера Зелий у него начали слипаться глаза, и он уснул, уронив голову на стол.

 

***

 

- Гарри, - Гермиона потрясла его за плечо, - Гарри, проснись.

Гарри разлепил глаза и уставился на Гермиону, не сразу поняв, где находится. Через мгновение до него дошло, что он так и уснул в кабинете Снейпа.

- Извини, - пробормотал он, - Я что-то заснул. Сколько времени? Наверное, нам не помешает сходить на ужин.

- На ужин?! – воскликнула девушка, - Гарри, уже утро!

- Ох, что ж ты меня не разбудила?

- Я и сама заснула, - виновато отозвалась Гермиона.

- Что ж, тогда пойдем позавтракаем, - предложил он, - тебе удалось что-нибудь найти?

- Пока ничего определенного, но кое-что полезное есть. Очень интересные способы подготовки ингредиентов, чтобы сделать зелье более действенным. Иногда встречаются уточняющие пометки профессора. Ну а ты что нашел?

- Пока тоже ничего особенного. Но одно интересное зелье мне попалось, оно полностью очищает организм от ЛЮБОГО змеиного яда, даже если с момента воздействия прошло много времени, и яд успел распространиться по всему телу.

- Это же здорово, Гарри, - обрадовалась Гермиона, - а еще говоришь, что ничего особенного. Я думаю, мы должны попробовать приготовить это зелье. Сейчас позавтракаем и продолжим поиски.

За разговором они не заметили, как дошли до Большого зала. Учителя уже сидели за столом и беседовали. Гриффиндорцы присоединились к ним. На столе тут же появились две тарелки с овсянкой, дымящаяся яичница с беконом, аппетитные пироги, тыквенный сок и разные сладости. Только увидев все это, ребята почувствовали, как сильно они проголодались, и жадно набросились на еду.

Во время завтрака в Большой зал, громко хлопая крыльями, влетела сова. Оказавшись над Гермионой, она бросила письмо, едва не угодившее в тарелку. Девушка распечатала конверт.

- Это от Рона, - пояснила она, пробегая глазами пергамент, - он извиняется за свое поведение и зовет нас поскорее приехать к нему. О! Он теперь работает в магазине у Джорджа. Надеется, что ему удастся заменить Фреда.

- Гермиона, если ты хочешь поехать, - мягко сказал Гарри, - то…

- Как ты мог подумать, - возмутилась Гермиона, - я ни за что тебя не оставлю.

Юноша ничего не ответил, лишь слабо улыбнувшись. Он тоже скучал по Джинни, но понимал, что ей сейчас нужно побыть с матерью, которая все еще не оправилась после смерти Фреда.

 

***

 

После завтрака они отправились в больничное крыло, чтобы узнать, нет ли изменений в состоянии Снейпа. Вышедшая им навстречу мадам Помфри лишь покачала головой. Она давала больному зелье по схеме, назначенной Слагхорном, но улучшения все так же не было.

- Можно я посижу у него немного? – попросила Гермиона.

- Конечно, деточка, - смахнув слезу, ответила колдомедик, - хуже ему от этого точно не будет.

Гарри вошел в палату следом за Гермионой, но вид неподвижного бледного Снейпа производил на него такое гнетущее впечатление, что он поспешил обратно в подземелья, чтобы продолжить поиски.

Гермиона пообещала не задерживаться и присела на край кровати. Она сидела и внимательно рассматривала лицо профессора. Ей вдруг представилось, что он больше никогда не встанет с постели, не пройдет по коридорам замка в своей развевающейся черной мантии, не съязвит по поводу очередного нерадивого студента, никого ничему не научит. Это было ужасно несправедливо. Девушка вдруг взглянула по-другому на все колкости и замечания, которые отпускал профессор. Если вдуматься, все они были по делу. Конечно, предвзятость по отношению к студентам собственного факультета у Снейпа не отнимешь, как и ненависть к Гарри. Но, с другой стороны, если бы он вел себя по-другому, это вызвало бы подозрения со стороны Пожирателей Смерти и самого Волдеморта. Да и отец Гарри внес свою лепту в такое отношение к его сыну. Что хорошего видел Северус Снейп в жизни? Если хорошо подумать, то ничего. Совсем ничего. Такой сильный, умный, отважный и в то же время глубоко несчастный. Теперь мрачный зельевар представлялся Гермионе именно в таком свете. Человек, привыкший прятаться за маской холодности, презрения, сарказма только потому, что настоящий он никому не был нужен. «Интересно, а какой он настоящий?» – подумала гриффиндорка, внимательно вглядываясь в суровые черты его лица. Ей было известно, что через всю жизнь он пронес любовь к матери Гарри. Человек, способный ТАК любить, определенно заслуживает гораздо большего, чем выпало на долю Снейпа. Неудивительно, что ему не хочется возвращаться. Зачем? К кому? Ради чего? Неожиданно для себя, она бережно взяла своими руками его ладонь и стала потихоньку гладить ее с тыльной стороны.

- Профессор Снейп, - умоляющим голосом попросила она, - не уходите от нас. Пожалуйста, вернитесь, вы нам очень нужны. Напрасно вы думаете, что все вас ненавидят и вам незачем возвращаться. Ученики боялись вас, это правда, но это потому что вы очень строгий и нелюдимый. Хогвартс без вас это… это уже не Хогвартс.

Из ее глаз на руку Снейпа закапали крупные горячие слезы. На какую-то долю секунды ей показалось, что рука зельевара вздрогнула. Она стремительно подняла глаза на его лицо, но оно по-прежнему оставалось смертельно бледным и неподвижным.

- Простите, профессор, я намочила вашу руку, - Гермиона извлекла из кармана носовой платок и аккуратно вытерла ладонь Снейпа. – Мне нужно идти, я обещаю, что мы обязательно найдем то, что поможет вам. Пусть даже для этого мне придется перевернуть весь Хогвартс вверх дном.

Волшебница встала, потихоньку вышла и решительным шагом направилась в подземелья. На пороге кабинета Снейпа она столкнулась с Гарри, вид у того был взволнованный. Чувствовалось, что ему не терпелось что-то рассказать.

- Представляешь, - выпалил он, едва увидев Гермиону и не дав ей даже рта раскрыть, – Профессор нашел способ избавиться от темной метки. В тетради записаны нужные заклинания и рецепт специального зелья, – юноша с восторгом смотрел на Гермиону,- Невероятно, правда?! Ведь до сих пор считалось, что это настолько сильная темная магия, что избавиться от метки нет никакой возможности.

- Гарри, это, конечно, замечательно, - осторожно сказала девушка, - но ведь нам сейчас надо не это…

- Я понимаю, - согласился гриффиндорец, - просто был настолько потрясен, когда наткнулся на эти записи, что сразу захотел рассказать тебе. И я теперь уверен, что мы найдем то, что ищем. Обязательно найдем. Тетрадь Снейпа – просто кладезь знаний, еще лучше, чем учебник Принца-полукровки.

- Профессор Снейп – сам кладезь знаний, - безапелляционно заявила Гермиона, - можно было понять это, еще когда ты учился у него.

Гарри покраснел, почувствовав укол совести, и предложил:

- Может быть, попробуем приготовить зелье, очищающее организм от яда? Я проверил, все, что требуется для его приготовления, у нас есть.

- Отличная мысль, - согласилась Гермиона, - его долго готовить?

- Процесс приготовления занимает три дня.

Отыскав все ингредиенты, гриффиндорцы перебрались в пустующий класс зельеварения, не решившись заняться варкой зелья прямо в кабинете у Снейпа. Рецепт оказался не очень сложным, но все ингредиенты нужно было подготовить определенным образом, в чем очень помогала книга, которую изучала Гермиона. Через пару часов первая фаза приготовления была завершена, Гарри потушил огонь под котлом, и они вернулись в кабинет Мастера Зелий, чтобы продолжить поиски.

Гермиона вновь устроилась в кресле с книгой, пытаясь сосредоточиться на чтении, но получалось плохо. Мысли путались, она силилась понять, показалось ей то, что Снейп пошевелился, или нет. Не будучи уверенной, Гарри она пока ничего рассказывать не стала.

Юноша же, листая тетрадь, напряженно думал о том, с какой целью Дамблдор велел ему запастись Феликсом Фелицисом. Это явно было неспроста. Выпить зелье удачи прямо сейчас, чтобы найти нужное средство для спасения профессора? Гарри вытащил флакон и внимательно посмотрел на него. Нет. Не то. Слишком примитивно. Гарри хмыкнул от недовольства собственной недогадливостью. Девушка взглянула на него вопросительно и вновь вернулась к книге.

Увлеченные поисками они не заметили, как пропустили обед и, если бы не МакГонагалл, заглянувшая к ним уже вечером, не вспомнили бы и об ужине. Но директор в буквальном смысле вытолкала их из кабинета, отправив в Большой зал.

Перед сном Гермиона навестила Снейпа. Присев на краешек кровати, она рассказывала профессору обо всем, что произошло за день. О своих поисках, о начале приготовления зелья, о том, как интересны оставленные им записи. Мастер Зелий никак не реагировал, но девушка была убеждена, что он ее слышит, поэтому продолжала говорить, неосознанно поглаживая длинные изящные пальцы зельевара. Уходя, она, как всегда, пожелала профессору спокойной ночи и отправилась в башню, где теперь остались только они с Гарри.

 

***

 

Через три дня зелье приобрело требуемый цвет и запах, и было готово к употреблению. Нужно было попробовать дать его Снейпу, но Гермиона вдруг заколебалась.

- В чем дело? – удивился Гарри.

- Понимаешь, - медленно стала объяснять волшебница, - это же какое-то неизвестное, экспериментальное зелье, возможно, его еще ни на ком не… не испытывали. Неизвестно как оно подействует, тем более мы собираемся дать его человеку, находящемуся в коме.

- Но у нас нет другого выхода, - смутился юноша, - Что ты предлагаешь?

- По крайней мере, мы должны убедиться, что оно безвредно, - девушка решительно тряхнула головой и подошла к столу, на котором стоял котел с готовым зельем.

Она спокойно взяла бокал, зачерпнула густую голубоватую жидкость прямо из котла и, сделав большой глоток, зажмурилась, прислушиваясь к своим ощущениям. Гарри в испуге воскликнул:

- Что ты делаешь?

- Это ведь единственный способ узнать, так ведь? – Гермиона улыбнулась.

Пару минут они стояли, смотря друг на друга, потом Гермиона, заметив обеспокоенное выражение на лице друга, сообщила:

- Все в порядке, оно даже довольно приятно на вкус. Теперь можно попробовать дать его профессору.

С этими словами она налила зелье в приготовленный флакон, и они отправились в больничное крыло.

- В следующий раз буду пробовать я, - хмуро заметил Гарри, - еще не хватало, чтобы с тобой что-то случилось.

Девушка усмехнулась, ничего не ответив.

 

***

 

Гермиона наклонилась к лицу Снейпа так, что ее волосы шелковой волной опустились на его грудь. Осторожно приподняв голову зельевара, она поднесла флакон к его губам и аккуратно надавила, заставляя его приоткрыть рот. Медленно, тоненькой струйкой она вливала зелье, периодически делая паузы, чтобы погладить его горло и заставить профессора сделать глотательное движение. Когда флакон опустел, Гермиона облегченно распрямилась и впилась взглядом в лицо Мастера Зелий, ожидая увидеть какие-нибудь изменения. Гарри, восхищенно наблюдавший за ловкими манипуляциями девушки, тихо опустил руку ей на плечо и произнес:

- Гермиона, зелье подействует не раньше, чем через час. Так написано в заметках профессора.

Гермиона кивнула, закусив губу. Но уходить из палаты она наотрез отказалась. Она сидела и смотрела на Снейпа, нервно теребя руками край своей мантии. Гарри какое-то время стоял рядом, но потом, не выдержав повисшего в комнате напряжения, вышел и принялся мерить шагами коридор. Прошло больше часа, прежде чем волшебница заметила, что с зельеваром начали происходить какие-то изменения. На лбу у него выступили капельки пота, затем влажным сделалось все лицо. Гермиона осторожно вытирала его щеки и лоб платком. Еще через полчаса профессор был совершенно мокрый от пота.

- Гарри, - смущенно позвала девушка, выглянув в коридор, - Нужно его переодеть. Я могла бы применить высушивающее заклинание, но, мне кажется, лучше снять одежду, которая пропиталась… ну, ты понимаешь, пот может содержать остатки яда, выходящего из организма.

Юноша согласно кивнул и, сбегав к мадам Помфри, вернулся с чистой пижамой. Следом за ним, охая и ахая, спешила и сама хозяйка больничного крыла. Гермиона неловко переминалась с ноги на ногу, ожидая в коридоре, пока Гарри переодевает Снейпа.

В течение этого дня им пришлось переодевать профессора еще четыре раза. Гермиона не покидала палату Снейпа до самого вечера, несмотря на все уговоры мадам Помфри. Гарри с трудом удалось увести девушку на обед. Торопливо что-то съев, она снова умчалась в больничное крыло в надежде, что зельевар, наконец, придет в сознание. Этого не случилось, но к вечеру кожа Мастера Зелий утратила пугающую мертвенную бледность, и, хотя и оставалась довольно бледной, стала больше походить на кожу живого человека. Однако, дыхание и сердцебиение по-прежнему оставались крайне слабыми.

 

***

 

В середине июня в замок прибыл Кингсли в сопровождении двух министерских чиновников, имевших весьма напыщенный вид. Гарри и Гермиона, приглашенные в директорский кабинет, были слегка удивлены, увидев внушительную министерскую делегацию. Кингсли широкими шагами пересек кабинет, искренне улыбнулся юноше и девушке и потряс руку Гарри.

- Рад видеть вас обоих, - пророкотал он, - Я должен выполнить весьма приятное поручение министерства.

Сопровождавшие его люди, забыв про важность, таращились на Гарри так, словно у того было две головы. Столь близкое знакомство Кингсли с мальчиком-который-победил-сами-знаете-кого, казалось, вознесло министра в их глазах до небес.

- Министерство магии Британии, - продолжил Шэклболт, и голос его сделался торжественным, - награждает мисс Гермиону Грейнджер орденом Мерлина второй степени за неоценимый вклад в борьбу с Волдемортом.

Министерские чиновники вздрогнули и переглянулись, услышав страшное имя. Гермиона покраснела от смущения и растерянно переводила взгляд с Гарри на МакГонагалл.

- Уолтерс! – Кингсли повернулся к одному из своих людей.

Уолтерс поспешно извлек из складок мантии черную коробку и открыл ее. На бархатной подушечке в обрамлении голубой шелковой ленты лежал, поблескивая серебром и сапфирами, орден Мерлина. Уолтерс с торжественным лицом потянул орден за ленту и, приблизившись к девушке, осторожно одел ей его на шею. Отступив шаг назад, он церемонно поклонился и произнес официальным тоном:

- Поздравляю вас, мисс Грейнджер.

Гермиона не знала, что полагается говорить в таких случаях, поэтому лишь растерянно пробормотала:

- Спасибо.

- И мистера Гарри Поттера, - снова раздался голос Кингсли, - орденом Мерлина первой степени за уничтожение Волдеморта.

Гриффиндорец шумно вздохнул, а второй министерский чиновник, не дожидаясь подсказки Шэклболта, шагнул к Поттеру, на ходу извлекая коробочку с орденом. Он взял в руки орден и, одев его на шею Гарри, с чувством произнес:

- Поздравляю вас, мистер Поттер.

- Спасибо, - так же растерянно пролепетал Гарри, как и Гермиона пару минут назад.

- Уолтерс, Денри, вы можете подождать меня снаружи, - отдал Кингсли распоряжение своим сопровождавшим, которые, почтительно поклонившись, тут же покинули кабинет МакГонагалл.

- Э… министр, - неуверенно начал Гарри.

- Гарри, прошу тебя без церемоний, - перебил его Шэклболт, - ты по-прежнему можешь обращаться ко мне по имени.

- Да, конечно, - Гарри помолчал немного, собираясь с мыслями, и продолжил, - я только хотел сказать, что многие участники борьбы с Волдемортом заслуживают награды не меньше, чем я и…

- Узнаю воспитанника Дамблдора, - рассмеялся Кингсли, бросив взгляд на старого мага на портрете, на лице которого появилась добродушная улыбка, - Не волнуйся, Гарри. Все справедливо. Большинство сражавшихся против Волдеморта уже получили свои награды, в том числе твой друг Рональд Уизли, преподаватели и студенты Хогвартса и многие другие. Полный список вы сможете увидеть в завтрашнем «Пророке».

Гарри кивнул и облегченно улыбнулся, встретив понимающий взгляд Гермионы. Ему до смерти надоело быть чем-то вроде музейного экспоната, особенным, избранным и прочим и прочим.

- Однако, - снова заговорил Кингсли, - у меня есть еще один орден Мерлина первой степени, который до сих пор не вручен, - с этими словами он достал из-под мантии черную коробочку и задумчиво взглянул на нее, - Этот орден предназначен Северусу Снейпу.

В помещении воцарилось тягостное молчание.

- Я думаю, этот орден следует вручить профессору Снейпу, когда он очнется, - дрожащим голосом произнесла Гермиона.

Все взгляды устремились на нее.

- Вы хотите сказать «если он очнется»? – уточнил Кингсли.

- Не «если», а «когда», - упрямо заявила Гермиона, вздергивая подбородок. Глаза ее подозрительно заблестели.

- Гермиона, - мягко произнесла МакГонагалл, подходя к девушке и обнимая ее за плечи.

- Есть основания полагать, что он все-таки очнется? – министр в упор посмотрел на девушку.

- Я верю в то, что это произойдет, - тихо ответила она, закусив губу.

Кингсли покачал головой, а МакГонагалл тяжело вздохнула.

- Я тоже верю, - вдруг произнес Гарри, и Гермиона бросила на него благодарный взгляд, обрадовавшись поддержке, - Мы не сдадимся.

- Я думаю, они правы, - подал голос Дамблдор, - мисс Грейнджер, я убежден, что вы делаете все совершенно правильно, продолжайте, не сдавайтесь, не дайте Северусу уйти.

Гермиона посмотрела на старика. Взгляд его ярко-синих глаз пронизывал ее насквозь. Казалось, ему известно абсолютно все. Неужели он знает, как она сидит каждый день по несколько часов у постели Мастера Зелий, как разговаривает с ним, как держит его за руку?

- Профессор Дамблдор, - обратилась она к портрету, желая уточнить свои догадки, - Я все делаю правильно? Вы хотите сказать, что…

- Слушайте свое сердце, мисс Грейнджер, - улыбаясь, ответил Дамблдор, - Оно всегда подскажет правильный путь.

- Ну что ж, - вмешался Кингсли, - тогда… мне конечно приятнее будет вручить орден живому и здоровому Северусу, чем… Хм, тогда дайте мне знать, когда он очнется. А теперь, прошу меня извинить, дела.

Он спрятал коробочку с орденом под мантию и вышел из кабинета.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...