Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 6. Снова в Хогвартс



 

Гарри и Джинни заняли свободное купе в Хогвартс-экспрессе. Гермиона, находившаяся в вагоне для старост, должна была присоединиться к ним позже. Они снова ехали в Хогвартс, и этот год обещал быть самым спокойным из всех. Гермиона немного волновалась, ожидая и побаиваясь предстоящей встречи со Снейпом. А Джинни и Гарри были просто счастливы. Весь остаток лета они почти не расставались, с лихвой наверстывая упущенное и наслаждаясь обществом друг друга. А теперь им предстояло и учиться вместе, что приводило обоих в восторг. Гарри снова был назначен капитаном гриффиндорской команды по квиддичу и уже строил грандиозные планы, как заполучить кубок. Теперь, когда война была в прошлом, и юноша смог сбросить с себя груз ответственности за спасение магического мира, он остро ощущал потребность насладиться простыми радостями жизни. Они смогли уцелеть, и это было главное. Рядом с ним была любимая, а все остальное не имело особого значения.

Проходившие по коридору ученики раздражающе таращились на Гарри, как на какую-то диковину, но в купе никто заходить не решался. Так что Гарри и Джинни ехали совершенно одни, пока не появилась слегка запыхавшаяся Гермиона.

- Все болтают только о тебе, - сообщила она, усаживаясь на сиденье, - Особенно первокурсники, - и, передразнивая кого-то, проговорила, - «С нами будет учиться великий Гарри Поттер!» «Это правда, что вы подруга знаменитого Гарри Поттера? Мы видели ваши фотографии в Пророке». Ужас, - поморщилась она.

Гарри и Джинни покатились со смеху.

- Если бы можно было, я ходил бы по Хогвартсу исключительно в мантии-неведимке, - отсмеявшись, произнес Гарри, - Только толп поклонников мне не хватало. Это по части Локхарта.

- Если ты думаешь, что ходить с ярлыком подруга-знаменитого-гарри-поттера намного лучше, то ты заблуждаешься, - заявила Гермиона, - боюсь, мне придется одалживать твою мантию.

- Вам надо перенять манеры Снейпа, - посоветовала Джинни, - Очень эффективно для распугивания поклонников.

Они снова засмеялись.

- Я надеюсь, они все-таки угомоняться, - сказала Гермиона, - думаю, лучше всего просто их игнорировать.

- Возможно, - Гарри пожал плечами, - в противном случае буду пить многосущное зелье.

Какое-то время они ехали молча, потом разговор перешел к учебе. Джинни сообщила, что все прошлогодние семикурсники летом сдавали ТРИТОНы прямо в министерстве магии.

- Папа сказал, что в дни проведения экзаменов министерство было загружено работой до предела, - рассказывала девушка, - Нужно было предоставить помещения, создать подходящую обстановку, собрать комиссию. Короче, куча проблем. Но не отправлять же было весь седьмой курс снова в школу? Вроде все сдали более или менее успешно.



- Рон тоже сдавал? – поинтересовалась Гермиона.

- Нет, - Джинни покачала головой, - Хотя папа и мама настаивали, но он заявил, что ему это не нужно.

- Напрасно он так, - сказала Гермиона, - Диплом все-таки стоило получить.

- Будто ты не знаешь Рона, - возразил Гарри, - Он уже упрям как…

- Тысяча ослов, - улыбнулась Гермиона, - Конечно, знаю. Но все равно жаль.

Их беседа была прервана появлением волшебницы с тележкой сладостей и вся троица с восторгом первокурсников набросилась на лакомства.

- Интересно, кто теперь будет вести Защиту от Темных Искусств? - задумчиво произнесла Гермиона.

- Думаю, тут нет сомнений, - отозвался Гарри, распечатывая шоколадную лягушку, - Снейп, конечно.

- А зелья? - спросила Джинни

- Может Слагхорн вернется, - предположил юноша, - теперь многое изменится. У Гриффиндора должен быть новый декан.

- Да, интересно, - протянула Гермиона, - кто займет место МакГонагалл? Война многое изменила, и многих преподавателей уже нет.

Они снова погрузились в молчание, вспоминая о мрачных событиях прошедшего года. Война изменила мир и изменила их самих. Внезапно и слишком рано повзрослев, они научились ценить жизнь, дорожить близкими людьми, не обращать внимания на мелочи и придавать большое значение только действительно важным вещам.

 

***

 

Большой зал Хогвартса сверкал своим неповторимым великолепием. Ученики рассаживались за столами факультетов, радостно приветствуя друзей и знакомых. Гарри, Джинни и Гермиона заняли свои места за гриффиндорским столом, ожидая церемонию распределения и грядущий за ней пир по случаю начала учебного года. За преподавательским столом уже появились Спраут и Флитвик, за ними огромная фигура Хагрида, мадам Хуч. МакГонагалл и Снейпа пока не было.

- Привет, ребята, - все трое обернулись на знакомый голос.

Дин Томас, сияя, плюхнулся на скамью рядом с Гермионой.

- Дин, привет. Ты тоже решил вернуться? – наперебой заговорили они.

- Ну, если вы помните, я прошлый год провел в бегах, так что…

- Понятно, - обрадовано сказал Гарри, - а я боялся, что только я, да Гермиона и остались с нашего курса.

- А где Рон? – поинтересовался Дин.

- Он не захотел учиться дальше, - ответила Джинни, - как у тебя дела, Дин?

- Все отлично, каникулы были просто замечательные, - тут он взглянул на Гермиону и заявил, обращаясь к ней, - Гермиона, ты стала та-а-акая, просто потрясающая, - он не сводил с нее восхищенного взгляда.

- Спасибо, Дин, - девушка слегка покраснела.

В этот момент в зале появилась МакГонагалл и объявила начало церемонии распределения. Все взгляды устремились на распределяющую шляпу. Первокурсники, волнуясь, по очереди подходили, надевали шляпу и затем отправлялись к столу своего факультета. Гермиона посмотрела на преподавателей. Хагрид весело помахал ей рукой, она кивнула в ответ. Скользнув взглядом дальше, она заметила Снейпа, сидящего рядом с директорским креслом. Лицо его было как обычно мрачным и непроницаемым, он обводил зал тяжелым взглядом. Гермиона не могла не отметить некоторые изменения в его внешности, лицо словно помолодело, утратило свою обычную бледность, на щеках появился небольшой румянец. Черные длинные волосы Мастера Зелий, обрамлявшие лицо, выглядели ухоженными. Неожиданно гриффиндорка осознала, что профессор тоже на нее смотрит, взгляды их на мгновение встретились, она покраснела и опустила глаза.

Тем временем церемония распределения закончилась, МакГонагалл заняла свое место в директорском кресле и, прежде чем начался пир, сделала несколько объявлений. Первая новость заключалась в том, что Снейп, как и предположил Гарри, занял должность преподавателя Защиты от Темных Искусств, а также вернулся на пост декана Слизерина. Гарри и Гермиона с улыбкой переглянулись. Кроме того, МакГонагалл назначила Северуса своим заместителем.

Следующим изменением было назначение на должность профессора трансфигурации и одновременно декана Гриффиндора профессора Уизли. Гарри и Гермиона вытаращили глаза от изумления. За преподавательским столом вдруг оказался Билл Уизли собственной персоной.

- ДЖИННИ! – воскликнули они хором.

Но у Джинни вид был не менее удивленный, чем у них, было ясно, что и для нее назначение Билла оказалось полным сюрпризом.

Зелья вернулся преподавать Слагхорн. Довольно улыбаясь, он восседал на своем месте. Отыскав взглядом Гарри, он улыбнулся ему своей благодушной покровительственной улыбкой. Наконец МакГонагалл сообщила о последнем изменении, представив профессора Тибериуса Хокса, преподавателя магловедения. Хокс, сидевший рядом со Снейпом, встал и слегка поклонился, обводя взглядом зал. Гарри взглянул на нового профессора и невольно поморщился, слишком уж тот напоминал Локхарта. Самодовольное выражение на красивом лице, обрамленном золотистыми вьющимися локонами. Взгляд Хокса на мгновение задержался на Гермионе, тонкие красивые губы растянулись в чарующей улыбке. Девушка посмотрела на нового профессора, затем перевела взгляд на Снейпа, на лице которого она заметила презрительную гримасу. Она улыбнулась, взгляды их снова встретились, и лицо Северуса стало совершенно непроницаемым.

МакГонагалл объявила начало пира, и все набросились на еду.

- Гарри, - с сомнением произнесла Джинни, внимательно разглядывая преподавателей, - мне кажется или…

- Кажется что? – жуя, спросил юноша.

- У Снейпа… волосы… чистые?

- Хм… вроде да… - пожал плечами Гарри, возвращаясь к прерванному занятию.

Снейп сидел с задумчивым выражением лица, почти не притрагиваясь к еде. Неожиданно к нему наклонился Хокс, благоухавший как цветочная клумба, и, заговорщически подмигнув, проговорил:

- А в Хогвартсе, как я погляжу, весьма… э… симпатичные студентки. Вы согласны, Северус? – и он довольно откинулся на спинку своего стула.

Зельевар одарил его ледяным взглядом и сухо заметил:

- Ваша задача учить их, профессор Хокс, а не любоваться их внешностью.

- Ну, одно другому не мешает, - рассмеялся Хокс и снова бросил взгляд в сторону гриффиндорского стола, – Хотя, возможно, в вашем возрасте, это действительно не представляет интереса, - он улыбнулся своей обворожительной улыбкой.

Снейп почувствовал себя так, словно его ударили хлыстом по лицу. С трудом сдержав ярость, он холодно произнес:

- Должен предупредить, что в прошлый раз преподаватель Хогвартса, слишком уверовавший в собственную неотразимость. Очень. Плохо. Кончил. Имейте это в виду.

Северус отвернулся от раздражающего соседа и посмотрел на гриффиндорский стол. Вот Поттер, вместе с девчонкой Уизли, он смотрит только на нее, не обращая внимания на то, что происходит вокруг. Да, похоже, слава его действительно не слишком интересует, иначе бы он давно заметил, какие взгляды на него бросают другие ученики, особенно первокурсники. Поттер стал живой легендой. Рядом с ними Грейнджер, она стала еще привлекательнее, она просто чертовски привлекательна. Около нее Томас, глаз с нее не сводит. Он что же, занял место Уизли? Впрочем, ему, Северусу Снейпу, нет никакого дела до личных отношений его студентов. Или есть? «Северус, хоть себе то не ври» - зашипел внутренний голос – «Так и будешь всех пропускать вперед?» Северус помотал головой и перевел взгляд на слизеринцев. Никого из прошлогодних семикурсников там не было, да и шестикурсники вернулись не все. Он вздохнул и, не дожидаясь окончания пира, встал и вышел из зала через дверь позади преподавательского стола. Хотелось побыть одному, вдали от этого шума и веселья. Он, не спеша, брел к себе в подземелья, а из головы никак не выходило лицо, обрамленное каштановыми волосами, улыбка и нежный взгляд карих глаз. «Маглорожденная волшебница». О ней ли говорила ему Лили? Сердце подскажет. «А что подсказывает твое сердце? Оно вообще у тебя есть, Северус?».

 

***

 

Класс Защиты от Темных Искусств выглядел именно таким, каким он запомнился Гарри и Гермионе на шестом курсе. Мрачные картины на стенах, освещаемые неровным пламенем свечей, занавешенные окна. Очевидно, Снейп не собирался здесь ничего менять. Семикурсников, изучающих Защиту от Темных Искусств оказалось чуть больше двадцати человек – восемь гриффиндорцев, пятеро слизеринцев, четверо хаффлпаффцев и семь студентов из Равенкло. Слизеринцы держались отчужденно и слегка высокомерно, стараясь всем своим видом показать, что им глубоко наплевать на гриффиндорцев, сыгравших столь заметную роль в войне. Остальные студенты, напротив, были крайне довольны тем обстоятельством, что им пришлось учиться с самим Гарри Поттером.

Гермиона села за первую парту, рядом тут же пристроился Дин, сзади уселись Гарри и Джинни.

Снейп ворвался в класс своей обычной стремительной летящей походкой, развевающаяся черная мантия придавала ему сходство с гигантской летучей мышью. Он обвел студентов тяжелым взглядом, заставив всех притихнуть. Только два человека смотрели на него без тени страха. Это были Гарри и Гермиона.

- Сегодня мы займемся невербальными заклинаниями, - произнес он своим тихим голосом, - Я знаю, что некоторые из вас уже пытались освоить этот вид заклинаний, - он встретился взглядом с Гермионой и, тут же отвернувшись, продолжил, - однако большинство не владеют нужными навыками, поэтому мы снова вернемся к этой теме. Думаю, нет нужды упоминать, в чем заключается преимущество невербальных заклинаний. Кто не в курсе, тот может обратиться к соответствующему разделу учебника или… к мисс Грейнджер, - по его губам скользнула легкая усмешка.

Гермиона вздрогнула и посмотрела ему в глаза. «Он что, пошутил?».

- Должен обратить ваше внимание, - продолжал между тем профессор, кружа по классу, - что в этом году вам предстоит двойной объем работы, поскольку обучение у Кэрроу вряд ли дало вам хоть каплю нужных знаний по ЗАЩИТЕ от Темных Искусств. А впереди у вас ТРИТОНы, прошу не забывать об этом.

По классу пронесся легкий стон. Снейп изогнул брови и холодно заметил:

- Впрочем, я никого не держу в своем классе. Каждый, кто не чувствует в себе сил заниматься с большой нагрузкой, может покинуть мои уроки, - он ухмыльнулся, - К следующему занятию подготовите сочинения. Я хочу, чтобы вы написали все, что вы знаете о невербальных заклинаниях, а также о тех случаях, в которых их применение, по вашему мнению, бесполезно.

Пробежав удовлетворенным взглядом по вытянувшимся, помрачневшим лицам студентов, среди которых, пожалуй, одна Гермиона не испытывала никакого недовольства по поводу большого домашнего задания, он продолжил:

- Сейчас вы разобьетесь на пары. Вашей задачей будет обезоружить своего противника. Невербально. Приступайте.

Ученики поспешно поднялись со своих мест и, встав в пары, пытались выполнить полученное задание. Снейп ходил между ними и внимательно смотрел, как у них получается. На лице его играла привычная презрительная усмешка. У большинства ничего не выходило, они надувались как индюки, вытягивая вперед палочки и старательно произнося в мыслях нужное заклинание. Мастер Зелий остановился около Гарри и Джинни. Гриффиндорец бросил взгляд на стоящего рядом Снейпа и, заметив в его глазах не насмешку, а поддержку, сосредоточился и сотворил вполне сносный Expelliarmus. Джинни тихо ойкнула, и палочка вылетела у нее из рук.

- Неплохо, Поттер, - кивнул Снейп, - продолжайте. А вам, мисс Уизли, требуется больше сосредоточенности.

Он переместился к Гермионе и Дину. Гермиона раз за разом обезоруживала юношу, у Дина же решительно ничего не получалось. Он таращился на девушку обожающим взглядом, неудивительно, что колдовать ему было сложно. Снейп презрительно хмыкнул и холодно заметил:

- Мистер Томас, ваши мысли блуждают слишком далеко от темы нашего занятия. Поменяйтесь с мисс Уизли, будете работать в паре с мистером Поттером.

И профессор двинулся к следующей паре. Он скользил по классу, сыпля замечаниями и говоря колкости, но ноги сами возвращали его к Гермионе снова и снова. Стоило ей взглянуть на него, и его сердце начинало бешено колотиться, он прилагал все усилия, чтобы сохранить непроницаемое выражение лица. Наконец, урок подошел к концу. К его удивлению, когда все студенты покинули класс, Поттер задержался и нерешительно подошел к преподавательскому столу.

- Вы что-то хотели, Поттер? – Снейп посмотрел на него сверлящим взглядом.

- Да, сэр, - мальчишка замялся, - У меня к вам… просьба.

- Вот как? – Снейп вскинул брови, - И какая же?

- Профессор, вы не могли бы… снова позаниматься со мной окклюменцией? – волнуясь, спросил Гарри.

С минуту зельевар молча разглядывал его, затем медленно спросил:

- Зачем вам это нужно теперь, Поттер?

- Видите ли, сэр, - с запинкой ответил Гарри, - я собираюсь стать аврором и… я хотел бы быть хорошим аврором. И я думаю, что владение окклюменцией было бы очень полезно в этой работе.

- Ваше желание понятно, - сухо отозвался Снейп, - Почему вы решили, что я буду тратить свое личное время на то, чтобы заниматься с вами? Или считаете, что знаменитому Гарри Поттеру невозможно отказать?

- Нет, сэр, - гриффиндорец покраснел, - это просто просьба. Наверное, это глупо, но я надеялся, что смогу научиться у вас… вы так много умеете… Извините, сэр, я, пожалуй, пойду.

- Хорошо, Гарри, - неожиданно произнес Северус, взглянув ему прямо в глаза, - я буду с вами заниматься. Но имейте в виду, если вы, как и в прошлый раз, не будете прилагать достаточно усилий, я прекращу наши занятия.

- Да, сэр, - обрадовано воскликнул юноша, - я обещаю тренироваться.

- Я жду вас в пятницу в своем кабинете в восемь вечера.

- Да, сэр, - кивнул Гарри, - И я еще хотел спросить. Я прочитал книгу Кристиана Ричардса о легиллеменции и окклюменции и, если честно, мне там многое оказалось непонятно.

Вот теперь Снейп был по-настоящему удивлен. Он воззрился на Гарри так, словно видел его первый раз.

- Эта книга не очень удачна, - произнес он, наконец, - Я подберу для вас что-нибудь более подходящее.

- Спасибо, сэр.

- Если это все, то можете быть свободны.

Поттер кивнул и, подхватив свою сумку, вышел из кабинета. Мастер Зелий проводил его задумчивым взглядом.

 

***

 

Распугивая немногих попадавшихся на его пути студентов, Снейп стремительно шагал в библиотеку. Суббота была поистине замечательным днем, замок пустел и, вместо назойливого шума и гомона, его наполняла благодатная тишина. Одним из новых введенных после войны правил было позволение старшекурсникам посещать Хогсмид во все выходные учебного года. Студенты не замедлили воспользоваться этой вновь обретенной привилегией и, забывая обо всем, устремлялись навстречу развлечениям. Ученики младших курсов предпочитали по возможности проводить свои выходные вне замка, в прогулках и играх. Поэтому, к великой радости Северуса Снейпа, Хогвартс в субботу и воскресенье был воплощением тишины и покоя.

Зельевар вошел в библиотеку, с удовлетворением отметив, что она пуста и, поздоровавшись с мадам Пинс, направился прямиком в запретную секцию. Быстро перемещаясь по проходам между стеллажами, он вдруг, словно налетев на невидимое препятствие, резко остановился перед последним стеллажом, отделявшим его от запретной секции. За столом, обложившись несколькими толстыми фолиантами, сидела Гермиона Грейнджер. Снейп замер, почти не дыша. Девушка, покусывая губы, внимательно просматривала лежавшие перед ней книги, сосредоточенно хмурила лоб, что-то выписывая на лист пергамента. Непослушная прядь волос то и дело падала ей на глаза и Гермиона привычным жестом заправляла ее за ухо. Они были здесь совершенно одни, шаги мадам Пинс затихли где-то в другом конце библиотеки. Северус, прислонившись к стеллажу, наблюдал за гриффиндоркой, не в силах оторвать от нее взгляда.

Гермиона, перелистнув страницу, вдруг совершенно отчетливо ощутила чье-то присутствие и почувствовала на себе чей-то взгляд. Она повернула голову и встретилась глазами со Снейпом. На мгновение ей почудилось в его глазах какое-то странное, необычное выражение, но тут же взгляд его сделался привычно холодным, а лицо стало непроницаемым. Девушка улыбнулась ему, заставив Северуса вздрогнуть, и тихо произнесла:

- Добрый день, профессор. Рада вас видеть.

- Это что, новая шутка среди гриффиндорцев? – язвительно осведомился зельевар, - С каких это пор вы рады видеть злобного слизеринского декана?

- Я не имею привычки лгать, сэр, - ответ Гермионы прозвучал резче, чем ей хотелось бы, она отвернулась и снова уставилась в разложенные перед ней книги.

- Хм, неужели разучились? – ухмыльнулся Снейп, - Если мне не изменяет память, раньше у вас это получалось неплохо.

Волшебница воззрилась на него с нескрываемым раздражением. Изобразив на лице полное безразличие, она объяснила таким тоном, словно втолковывала безмозглому первокурснику элементарнейшее заклинание:

- Да, профессор, я могу солгать, если от моих слов зависит чья-то жизнь или судьба. Так сказать, ложь во спасение. В данный момент, я не вижу никого, кого следует спасать, сэр.

Она снова отвернулась. «Обиделась? – промелькнуло в голове у Снейпа, - Да уж, Северус, ты как всегда на высоте. Знаешь, как завязать разговор с понравившейся тебе девушкой».

- Что же вы не пошли в Хогсмид, мисс Грейнджер? – мягко поинтересовался он, заставив Гермиону снова посмотреть на него.

- Честно говоря, мне это не очень интересно, - она пожала плечами, - Да и не с кем. Чем бродить в гордом одиночестве по магазинчикам Хогсмида, я лучше побуду здесь, хоть сделаю что-нибудь полезное.

- Вот как? – он сделал шаг в ее сторону, - А как же ваши друзья?

- Если вы имеете в виду Гарри и Джинни, сэр, - девушка улыбнулась, - то они настолько увлечены друг другом, что не нуждаются в обществе еще кого-либо.

- Но мне показалось, - профессор подошел еще ближе, - что мистер Томас был бы рад пригласить вас.

- Дин? – Гермиона рассмеялась, - Может быть, но… у меня нет желания проводить выходные в его обществе.

Она смотрела ему прямо в глаза, и он, как загипнотизированный, сделал еще два шага, оказавшись рядом с ней.

- А мистер Уизли? – спросил Северус совсем тихо, понимая, что его повышенный интерес к личной жизни студентки может показаться ей странным, - Поход в Хогсмид это прекрасная возможность видеться с ним по выходным.

- Мы расстались с Роном, - также тихо ответила Гермиона, не отводя глаз от его лица.

Ей показалось, что Снейп вздохнул с облегчением. В полном молчании они смотрели друг на друга. Сердце Гермионы учащенно забилось. Зельевар стоял совсем рядом, она уловила легкий запах трав, исходивший от него. Ее взгляд остановился на его губах, вызвав воспоминания о поцелуях, виденных в ее снах, и заставив ее покраснеть. Северус неотрывно смотрел в карие глаза, которые снились ему столько раз и которые были ему так дороги. И сейчас он видел в них такую нежность и…. что-то еще. Он боялся обмануться, боялся выдать желаемое за действительное, боялся поверить в то, чего нет. Снейп чувствовал, что теряет контроль над собой. Она так близко, что он ощущает ее дыхание, совсем рядом ее глаза и губы, которые так хочется поцеловать. Усилием воли профессор заставил себя отвернуться и взглянул на разложенные на столе книги.

- Интересуетесь анимагией? – он насмешливо изогнул бровь.

- Готовлю сочинение по трансфигурации, - вздохнув, ответила Гермиона, почувствовав разочарование оттого, что их волнующий зрительный контакт внезапно прервался.

- Профессор Уизли заставляет вас превращаться в кошек? – поинтересовался Снейп.

Девушка рассмеялась.

- Профессор, можно задать вам вопрос?

- С каких это пор вы спрашиваете разрешения? – ухмыльнулся Северус, усаживаясь на соседний стул.

- Вы не знаете, сэр, каким образом Сириус Блэк и его друзья стали анимагами? Как им удалось осуществить это?

- Мисс Грейнджер, неужели у вас сложилось впечатление, что я был… хм… в приятельских отношениях с вышеупомянутыми господами? – голос его стал холодным.

- Нет, - Гермиона вздернула подбородок, - У меня сложилось впечатление, что вы очень много знаете о самых разных вещах.

Мастер Зелий посмотрел на нее изучающим взглядом, затем сухо спросил:

- Это лесть?

- Это правда. Почему так трудно поверить в то, что люди говорят то, что думают, сэр?

- Наверное, потому что мне редко приходилось с этим сталкиваться, - серьезно ответил он, - А вы всегда говорите то, что думаете?

- Почти, - девушка слегка улыбнулась, - В этом моя беда.

- Почему же беда? – он немного наклонился вперед.

- Потому что всегда найдется кто-нибудь, кто скажет «Вы не можете себя сдерживать, мисс Грейнджер? Или гордитесь тем, что вы невыносимая всезнайка?» - ехидно отозвалась Гермиона, в глазах ее плясали озорные огоньки.

Губы Снейпа тронула легкая улыбка, и он спросил:

- А если этот «кто-нибудь» признает, что был не прав и возьмет свои слова обратно?

- Насколько я успела узнать его, сэр, он никогда так не поступит.

- Возможно, вы ошибаетесь, мисс Грейнджер, - едва слышно произнес Северус.

- Я была бы счастлива ошибаться, - прошептала Гермиона, краснея.

Ему снова безумно захотелось до нее дотронуться. Он протянул руку к лежавшим на столе книгам и будто невзначай коснулся ее пальцев, все еще сжимавших перо. Волшебница вздрогнула и, широко распахнув свои карие глаза, посмотрела в его лицо.

- Что касается вашего вопроса, - слегка осипшим голосом проговорил зельевар, не отодвигая руки, - Я действительно не в курсе, какими стараниями Мародеры присоединились к своему дружку-оборотню.

- А вы сами, сэр? Вы никогда не пытались… превратиться?

- Нет, меня это не интересовало.

- Да? А мне, напротив, кажется это весьма любопытным, - увлеченно произнесла Гермиона, - Я думаю, главное, правильно подобрать анимагическую форму. Судя по тому, что пишет Джованни Роско, для успешного превращения выбранная форма должна соответствовать внутреннему миру мага. Вот, например, Петтигрю превращался в крысу, по сути он и был крысой. Сириус, по-моему, в душе был добродушным бродячим псом. Профессор МакГонагалл… хм… в ней определенно есть что-то кошачье. Я думаю, я могла бы…

- Мисс Грейнджер, - перебил ее Северус, в голосе его послышались тревожные нотки, - только не говорите, что вы собираетесь попробовать превратиться в животное.

- Именно! – торжествующе воскликнула гриффиндорка, глаза ее сияли, - Если мои расчеты верны…

- И думать забудьте! – вскакивая, выкрикнул Мастер Зелий, - Это небезопасно. Если что-то пойдет не так…

- Но, профессор, ведь Сириус…

- Мисс Грейнджер, - зашипел Снейп, - совсем не обязательно идти по стопам этих безмозглых кретинов, которые никогда не думали ни о чем, кроме собственных развлечений.

- А как же профессор МакГонагалл? - не сдавалась Гермиона.

- Мисс Грейнджер, - Северус почти вплотную приблизил свое побелевшее от гнева лицо к лицу Гермионы, - Я понимаю ваше неуемное желание доказать всем свою невероятную исключительность, но лучше направьте свою энергию в другое русло. Ваше зазнайство и самовлюбленность переходят все границы.

Стараясь не расплакаться от обиды, Гермиона закусила губу и твердо сказала:

- Когда вы хотите, сэр, вы можете быть приятным собеседником. К сожалению, это происходит слишком редко, - отвернувшись, она вновь склонилась над книгами и заскрипела пером.

Снейп медленно отошел к окну и, обернувшись, молча смотрел на ее напряженную спину, борясь с искушением подойти и обнять ее. «Ну и чего ты добился, Северус? Отговорить от глупой затеи ты ее все равно не смог, зато нахамил. И хочешь, чтобы после этого ей было приятно твое общество?».

Гермиона смотрела в книги невидящими глазами, предательские слезы, стекающие с кончика носа, капали на пергамент. Она склонилась еще ниже, чтобы он не заметил этого.

Вздохнув, Северус, снова подошел к ней и позвал:

- Мисс Грейнджер.

Она тихо засопела, но не повернула головы.

- Мисс Грейнджер, вы не могли бы меня выслушать?

- Уже выслушала, - огрызнулась волшебница.

В другой момент Снейп бы непременно снял баллы со студента за подобный дерзкий ответ, но сейчас его волновало совсем другое.

- Мисс Грейнджер, - произнес зельевар совсем тихо, - Я рад, что вы поделились со мной своими мыслями, но я считаю вашу затею опасной и… мне не хотелось бы, чтобы с вами что-то случилось.

Гермиона подняла на него покрасневшие от слез глаза.

- Я прошу вас, - продолжил Северус, - пообещать мне, не предпринимать попыток анимагического превращения без контроля со стороны более опытного мага. Если вы совершенно не можете без этого обойтись, обратитесь за помощью к директору.

Выражение ее лица изменилось, глаза заблестели, губы растянулись в улыбке и, кивнув, она произнесла:

- Хорошо, я обещаю, профессор.

За стеллажами послышались шаги мадам Пинс. Сдержанно кивнув Гермионе, Снейп направился к выходу из библиотеки, так и забыв взять книгу, за которой приходил.

 

***

 

Изменения, произошедшие с Мастером Зелий, не остались незамеченными, вызывая оживленные перешептывания студентов, а временами и заинтересованные взгляды коллег. Первое время, проходя по коридорам замка, Северус чувствовал на себе удивленные взгляды, но постепенно все привыкли к новому облику профессора, и он избавился от повышенного внимания к своей скромной персоне. Впрочем, изменения коснулись не только внешнего вида мрачного зельевара. На одном из первых же уроков Защиты от Темных Искусств, Снейп поверг класс в шок, когда изрек:

- Десять баллов со Слизерина.

Студенты были настолько поражены, что, кажется, вообще забыли, где они находятся. Некоторые так и застыли с открытыми ртами, недоверчиво глядя на профессора. Конечно, слизеринец был наказан за дело, вздумав на уроке самого сурового из преподавателей Хогвартса бросить записку кому-то из своих приятелей. Но прежде Снейп даже и за более серьезные нарушения никогда не снимал баллы с собственного факультета.

- Но… - начал было слизеринец, но замолчал, пригвожденный к месту ледяным взглядом своего декана.

- Что но? – невозмутимо поинтересовался Северус, - Вы чем-то недовольны, мистер Лезенс?

- Нет, сэр, - испуганно покачал головой пятикурсник.

- Произошло что-то из ряда вон выходящее? – осведомился Мастер Зелий, поворачиваясь к классу и обводя сжавшихся учеников тяжелым взглядом.

Весть о том, что Снейп лишил баллов Слизерин, разнеслась по школе с быстротой молнии. То, что в ходе того же урока баллы потерял и Хаффлпафф, уже не имело никакого значения. Первые пару дней необычное происшествие обсуждали взахлеб, но потом привыкли и к этому, тем более что подобные случаи повторялись неоднократно и перестали быть чем-то диковинным. Однако, несмотря на такое неожиданно суровое отношение к слизеринцам, Снейп оставался все тем же Снейпом. Он продолжал язвить, придираться и запугивать студентов, снимая баллы и назначая взыскания.

Но изменился не только Северус. Зельевар не мог не заметить, что совершенно другим стало поведение и Гермионы, и Поттера. Девушка уже не тянула руку на его уроках, нетерпеливо ожидая, когда он обратит на нее внимание и спросит. Нет, она по-прежнему относилась к учебе очень серьезно и, как и раньше, была готова ответить на любой вопрос. Ее домашние работы были великолепными, а контрольные безукоризненными. Но ее детская непосредственность и жгучее желание выделиться, быть оцененной, безвозвратно ушли вместе с войной. Угловатую, громко тараторившую, взъерошенную девчонку сменила задумчивая девушка с серьезным и немного грустным взглядом карих глаз.

Поттер же на этот раз подошел к их занятиям очень ответственно. Снейп сразу почувствовал, что юноша действительно много тренировался самостоятельно и приходил на уроки окклюменции подготовленным. Результат не заставил себя ждать. Гриффиндорец стал делать первые успехи, блокируя свой разум и тщательно стараясь не пустить Северуса в свое сознание. Неожиданно для себя, профессор понял, что ему это приятно, и он искренне рад тому, что его усилия не пропадают даром, и Гарри действительно хоть чему-то научится у него. Несмотря на то, что Снейп по обыкновению скрывал свои эмоции, и похвалы его были сдержанными и сухими, Поттер искренне радовался и этому, отчетливо понимая, что заслужить даже самое скупое одобрение Мастера Зелий отнюдь не просто. К концу занятий Гарри обычно ослабевал, терял контроль, и Северусу удавалось, сломав его сопротивление, прорваться в сознание юноши. На втором занятии, когда гриффиндорец заметно устал, Снейп почти без труда смог преодолеть его защиту. Увиденное заставило Северуса содрогнуться.

 

Двухэтажный дом со светящимися окнами на небольшой тихой улочке. Распахнувшаяся дверь, черноволосый мужчина в очках на пороге что-то выкрикивает, вспышка зеленого света и Джеймс падает. Лестница, еще одна дверь, рыжеволосая женщина закрывает собой детскую кроватку и кричит «Только не Гарри! Не Гарри!». Снова вспышка зеленого света, бездыханное тело Лили, холодный смех, поднятая палочка и очередная зеленая вспышка, направленная в малыша.

 

Северус выронил палочку и оперся рукой о стол, чтобы не упасть.

- О, Мерлин! – простонал он, закрыв лицо руками.

Встретившись взглядом с Гарри, он увидел в зеленых глазах такой же ужас, который только что испытал сам.

- Как же вы должны меня ненавидеть, Поттер… - выдавил Северус, отворачиваясь.

Его трясло. Одно дело слышать об этом, а другое увидеть собственными глазами, как умирает некогда любимая женщина.

- Я ненавижу ЕГО, сэр, - тихо ответил Гарри.

- Вы видите это… его глазами… - прошептал Снейп.

- Да, - Гарри кивнул, - когда он чуть не поймал нас в Годриковой Лощине, он вспоминал это. И, судя по всему, его в этот момент переполняла такая безумная радость, что… что я снова увидел все его чувства. Вы же помните, я видел то, что видел он, когда его охватывала злость или, наоборот, радость…

- Хотите, наложу Obliviate? – мягко предложил Северус.

- Нет, - юноша покачал головой, - я хочу это помнить…

Снейп тяжело вздохнул и опустил голову.

- Профессор, - позвал Гарри после некоторого молчания, - вы… вы же не знали, что он подумает про нее… что он вообще поверит в это дурацкое пророчество…

- Слабое утешение, - с горечью отозвался зельевар и добавил, - Вы устали, Поттер. Вам требуется отдых, да и мне, признаться, тоже. Приходите через неделю, мы продолжим занятия.

- Хорошо, сэр, - Гарри тихо вышел из кабинета, осторожно прикрыв за собой дверь.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...