Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 7. Преподаватель магловедения



В последние сентябрьские выходные Гермионе захотелось немного отвлечься от учебы и побаловать себя сладостями из «Сладкого королевства», поэтому она все-таки выбралась в Хогсмид. Гарри, Джинни и Дин с утра отправились на тренировку по квиддичу, поскольку совсем скоро им предстоял первый матч сезона против Хаффлпаффа, и они намеревались серьезно подготовиться к игре. Все трое должны были присоединиться к Гермионе в «Трех метлах» после обеда.

Закончив свои покупки, девушка вошла в кабачок мадам Розмерты, встретивший ее уютным теплом, особенно приятным после противного моросящего целый день дождя. Она присела за свободный столик и огляделась. Несколько компаний хогвартских студентов обосновались здесь уже, судя по всему, с самого утра. До нее доносились веселая непринужденная болтовня и заразительный смех.

- Мисс Грейнджер, если не ошибаюсь? – услышала она мягкий баритон и, повернувшись, увидела профессора Хокса, - Вы позволите?

Хокс, облаченный в темно-синюю, расшитую серебром мантию выглядел безукоризненно. Золотистые, вьющиеся локоны до плеч обрамляли загорелое красивое с тонкими чертами лицо, на котором выделялись пронзительные серые глаза. Гермиона неоднократно видела нового профессора в Хогвартсе, но, поскольку магловедение она не изучала, встречи их были мимолетными – в Большом зале или в коридорах замка.

- Добрый день, профессор Хокс, - кивнула гриффиндорка, - конечно.

Хокс присел за столик и, подарив ей обворожительную улыбку, спросил:

- Почему же такая красивая девушка скучает в одиночестве?

Гермиона смутилась и покраснела. В серых глазах Хокса, прикованных к ее лицу, плясали веселые искорки. Подозвав мадам Розмерту, он заказал сливочного пива.

- Вы не будете против, если я вас угощу? – спросил он, продолжая разглядывать Гермиону.

- Э… это не совсем удобно, сэр, - пролепетала волшебница.

- Напротив, это очень удобно, - возразил Хокс, - И мне будет чрезвычайно приятно. Прошу вас, не отказывайтесь. И не надо так смущаться. Неужели никто до этого не говорил вам, что вы красивы? Любой уважающий себя мужчина сделал бы комплимент такой очаровательной девушке.

Гермиона улыбнулась. На столике перед ними появились бутылки со сливочным пивом и два бокала.

- Где же ваши друзья? – спросил Хокс, наливая пиво в бокалы, - Вы ведь подруга самого Гарри Поттера, не так ли?

- Так вот чем объясняется ваше внимание ко мне? – ехидно поинтересовалась девушка, напомнив самой себе Снейпа.

- Ну что вы, - Хокс улыбнулся, - Вы заслуживаете внимания сама по себе. Я столько слышал о ваших необыкновенных талантах.

- Вот как? И от кого же?

- Открою вам страшную тайну, - Хокс наклонился к ней и заговорщически подмигнул, - Почти все преподаватели Хогвартса в восторге от вас.



- Почти? – уточнила Гермиона

- Разумеется, профессор Снейп никогда никого не хвалит. Думаю, для вас это не новость, - Хокс рассмеялся.

Гермиона почувствовала легкий укол в сердце и вздохнула. Значит, для Снейпа она по-прежнему пустое место, как бы ей не казалось, что его отношение изменилось. Она просто все придумала, нафантазировала, не было никаких необычных взглядов. Ей так хотелось, чтобы он обратил на нее внимание, что она вообразила себе невесть что.

Хокс, не заметив перемены настроения девушки, продолжал:

- И мне очень жаль, мисс Грейнджер, что такая способная девушка не посещает мои занятия. Я был бы рад видеть вас на своих уроках, - в серых глазах Хокса появилось чуть ли не умоляющее выражение.

- Видите ли, сэр, - стала объяснять Гермиона извиняющимся тоном, - у меня очень большая загрузка и… магловедение не представляет для меня интереса, поскольку я сама маглорожденная.

- Хм… жаль, - пробормотал Хокс, - очень жаль, Гермиона – он произнес ее имя с каким-то особым выражением, заставив девушку вздрогнуть и внутренне напрячься, - Возможно, вы все-таки передумаете? Во всяком случае, я буду на это надеяться.

Они помолчали. Хокс, откинувшись на спинку стула, неторопливо потягивал сливочное пиво и внимательно наблюдал за Гермионой из-под полуопущенных ресниц. Видя, что девушка занервничала, он предпочел сменить тему разговора.

- Знаете, это так странно, - задумчиво произнес он, разглядывая искрящийся в бокале напиток, - Я много читал о вас и вашем друге Гарри Поттере. Это так необычно. Вы оба такие юные, совсем неопытные волшебники, и смогли победить сильнейшего темного мага современности.

- Ну, моя заслуга тут невелика, - Гермиона улыбнулась, заправляя за ухо непослушную прядь волос, - Нам очень помогли профессор Дамблдор и профессор Снейп. Если бы не они, - она вздохнула, - ничего бы не вышло. Ну а все остальное сделал Гарри.

- Ваша скромность вызывает уважение, - Хокс улыбнулся, - но я читал «Ежедневный пророк», вам есть, чем гордиться.

- О, «Пророк», - гриффиндорка рассмеялась, - разве можно верить всей ерунде, которую там пишут? Все в Британии знают, что «Пророку» доверять нельзя.

- Вот как? Но я вернулся в Британию всего пару месяцев назад и, очевидно, еще не во всем разобрался, - он снова улыбнулся.

- Вы бежали во время войны? – уточнила Гермиона.

- О, нет, - Хокс усмехнулся, - возможно, я не такой храбрец, как Гарри Поттер, но бежать я бы не стал. Все гораздо проще. Когда мне было пять лет, родители переехали в Канаду, именно там я получил образование. А теперь мне захотелось вернуться в страну, где я родился.

- Понятно. А я думала, вы учились в Хогвартсе.

- Увы, - Хокс вздохнул, - Хогвартс, безусловно, замечательная школа. Я очарован им.

- Я тоже его очень люблю, с ним связаны дорогие для меня воспоминания, - задумчиво ответила Гермиона, лицо ее погрустнело, - К сожалению, он уже никогда не будет таким, как прежде. Теперь, без Дамблдора.

- Я много слышал о нем, он был великим волшебником.

Девушка кивнула, погрузившись в свои мысли. Хокс хотел что-то сказать, но в это время в кабачок с шумом ввалились Гарри, Джинни и Дин. Уставшие, но довольные, они направились к Гермионе, но в этот момент заметили, что она не одна. Хокс, поднявшись из-за стола, улыбнулся ей и произнес:

- Мне пора, мисс Грейнджер, было приятно побеседовать. Надеюсь, вы передумаете насчет моих уроков, - он слегка поклонился и, направившись к выходу, поприветствовал Гарри, - Мистер Поттер, добрый день. Большая честь для меня.

Гарри рассеянно пожал протянутую руку и проводил удаляющегося Хокса удивленным взглядом.

 

***

 

В конце октября состоялся долгожданный матч по квиддичу Гриффиндор-Хаффлпафф. Гермиона рассеянно наблюдала за игрой с гриффиндорской трибуны, время от времени бросая взгляд на слизеринскую, где сидел Снейп. Иногда ей казалось, что Мастер Зелий тоже посматривает на нее, но она не была уверена, что это не игра ее воображения. Квиддич, как и всегда, не слишком увлекал ее, хотя, как истинная гриффиндорка, она считала своим долгом поддержать родной факультет. Мысли же ее были слишком далеки от разворачивающихся на поле событий, устремляясь к слизеринскому декану.

Между тем, матч проходил со значительным преимуществом Гриффиндора, команда в этот год подобралась сильная как никогда. Наконец, Гарри резко рванул за золотым шариком, показавшимся в противоположном конце поля. Ловец Хаффлпаффа, заметив его движение, метнулся наперерез, но Гарри было уже не остановить. Увернувшись от просвистевшего над головой бладжера, он схватил снитч и гордо взметнул вверх руку с трепещущим в ней шариком.

Гермиона встала со своего места, собравшись спуститься с трибуны следом за остальными гриффиндорцами, как вдруг услышала за спиной баритон Хокса:

- Восхитительная игра, не правда ли мисс Грейнджер?

Оглянувшись, девушка увидела чарующую улыбку профессора магловедения. После встречи в «Трех метлах» Хокс постоянно стремился показать ей свое расположение. Появляясь в Большом зале, Гермиона неизменно чувствовала на себе его взгляд, а, поворачиваясь к преподавательскому столу, натыкалась на его улыбку и пронзительные серые глаза, исполненные нежности. Сталкиваясь с Хоксом в коридорах замка, девушка вновь получала настойчивое приглашение посетить уроки магловедения. Повышенное внимание Хокса смущало ее и понемногу начало раздражать. Волшебница понимала, что их участившиеся встречи нельзя считать случайными, профессор намеренно пытался попадаться ей на глаза как можно чаще, и это сердило еще больше.

- Я не очень люблю квиддич, - произнесла она, - Прихожу поболеть за друзей.

- Конечно, я понимаю, - Хокс говорил неторопливо, слегка растягивая слова, - Непревзойденный ловец Гарри Поттер. Гриффиндору очень повезло. Думаю, в этом году кубок достанется вашему факультету.

Гермиона, не ответив, стала спускаться с трибуны. Хокс шел следом.

- Вы не очень хорошо летаете? – поинтересовался Хокс.

- Как вы догадались?

- Ну, иначе вы бы любили квиддич, - рассмеялся он, - А хотите, я вас научу летать хорошо?

Это Гермионе совсем не понравилось.

- Нет, спасибо, - произнесла она ровным голосом, - меня это не интересует.

Она быстро зашагала к замку, Хокс не отставал.

- Значит, вас интересуют только книги? – осведомился он.

- В основном да, - сухо отозвалась гриффиндорка, не зная как отделаться от назойливого поклонника.

- А я слышал, что вы были девушкой Виктора Крама, - вдруг сказал Хокс, - Что вас могло привлечь в нем? Насколько мне известно, у Крама нет особых способностей, кроме блестящей игры в квиддич.

Гермиона рассмеялась и, остановившись, бросила на Хокса насмешливый взгляд.

- Слышали? От кого же? Вы собираете все сплетни, профессор?

- Не обижайтесь, - ласково попросил Хокс, - О вас много говорят и пишут. Вы слишком знамениты, чтобы люди не интересовались подробностями вашей личной жизни.

Девушка покачала головой и снова двинулась к замку. Они шли так быстро, что опередили всю толпу студентов, неторопливо возвращавшихся с поля для квиддича, и оказались у входа в замок совершенно одни.

- Не хотите сходить в Хогсмид в следующую субботу? – предложил Хокс, когда они уже поднимались на крыльцо, - Я приглашаю. Посидим в «Трех метлах», поговорим.

- А вам не кажется, профессор, - фыркнула Гермиона, - что это… не очень-то хорошо будет выглядеть?

- Совсем нет. Вы уже совершеннолетняя, Гермиона, - Хокс сделал ударение на ее имени, - И можете себе позволить встречаться с мужчинами.

Он неожиданно взял ее за руку и мягко прикоснулся к ней губами.

- Знаете, профессор, - резко сказала Гермиона, выдергивая руку, - Вопрос не только в том, могу ли я себе это позволить, но и в том, хочу ли я этого. Извините, мне нужно идти.

И, резко повернувшись, она поспешила в гриффиндорскую башню. Хокс, задумчиво глядя ей вслед, пробормотал себе под нос:

- Захочешь, дорогая, захочешь.

Послышались голоса поднимающихся на крыльцо студентов, и профессор магловедения направился в свой кабинет.

От одной из колонн в отдаленном уголке холла, скрытого в полумраке, отделилась мрачная фигура в черной мантии. Северус Снейп, а это был именно он, с ненавистью смотрел вслед удаляющемуся Хоксу.

Украдкой посматривая на Гермиону во время матча, он отметил, что девушка сидела с каким-то отсутствующим выражением лица, не особо внимательно наблюдая за игрой. Конечно, она обрадовалась, когда Поттер поймал снитч, и помахала ему рукой, но было очевидно, что большую часть времени мысли ее блуждали где-то далеко. Северус замечал, что она бросает взгляды на слизеринскую трибуну, и ему хотелось верить, что она смотрит именно на него. Зельевар чувствовал, что его сердце начинает биться сильнее, когда взгляд маленькой гриффиндорки обращался в его сторону. Когда матч закончился, он увидел нечто, заставившее его нахмуриться. Хокс, сидевший несколькими рядами выше Гермионы, торопливо спустился вниз и о чем-то заговорил с ней. Снейп ощутил внутри какую-то болезненную пустоту и холод. Скривив лицо в презрительной гримасе, он быстро выбрался с трибуны и чуть ли не бегом направился в замок. Поднявшись на крыльцо, он оглянулся и увидел Гермиону, шагающую вместе с Хоксом. Они о чем-то разговаривали, девушка, то улыбалась, то хмурилась. Мастер Зелий побледнел, сердце его сжалось от тоски. Видя приближающуюся пару, он скользнул вглубь холла и притаился за одной из колонн. Услышав их разговор и увидев жадный взгляд, которым Хокс пожирал уходившую Гермиону, Снейп пришел в ярость. Примчавшись в свой кабинет, он запер дверь и закружил по комнате, выпуская наружу кипевший в нем гнев. Под руку подвернулась какая-то склянка, и он со всей силы запустил ею в стену. «А чего ты хотел?» - зашипел внутренний голос – «Ты же ничего не делаешь». «А что я могу сделать?» - он в отчаянии запустил руку в волосы. «Сказать ей, что ты чувствуешь». «Чтобы она посмеялась надо мной? Вместе с этим Хоксом? Грязный урод из подземелий размечтался…». «Она не такая и тебе это прекрасно известно, – возразило второе я, - К тому же, если ты не заметил, Хокса она послала куда подальше». «Может просто заигрывает с ним» «Ну да. Сам то веришь в эту чушь?» Снейп продолжал метаться по кабинету, а воображение подсовывало ему картины с Хоксом и Гермионой одну красочнее другой.

 

***

 

После квиддичного матча Гермиона старательно избегала профессора магловедения, делая все возможное, чтобы свести количество встреч с ним до минимума. Чтобы Хокс не застал ее в одиночестве, она постоянно находилась в компании кого-нибудь из однокурсников. Чаще всего это оказывался Дин, к огромной радости последнего и к еще более огромному негодованию Снейпа, тут же обратившего внимание, что Гермиона стала проводить много времени с Томасом.

Одним из вечеров, выполняя свои обязанности старосты, гриффиндорка обходила коридоры замка, когда услышала позади себя шаги и обернулась на знакомый голос:

- Мисс Грейнджер, какая приятная встреча.

Хокс просто сиял от счастья. Они были совершенно одни в пустом мрачном коридоре второго этажа.

- Добрый вечер, профессор Хокс, - поздоровалась девушка, лихорадочно соображая как отвязаться от него.

- Мы с вами так давно не виделись, Гермиона, - сладким голосом произнес Хокс, приближаясь к ней, - Почему вы избегаете меня?

- Я… я не избегаю, профессор, - волшебница попятилась, - Просто у меня очень много дел.

- Правда? – теперь он стоял совсем рядом, - Но сейчас ведь вы никуда не торопитесь, и мы можем поговорить, не так ли?

- Э… на самом деле нет, сэр, - она выдумывала на ходу, - Я иду по делу. Мне нужно… к профессору Снейпу, - соврала она.

- Неужели общество этой старой летучей мыши вам приятней моего? – Хокс взял ее за руку и ласково проговорил, - Вы мне нравитесь, Гермиона. Очень нравитесь.

Гермиона попыталась отстраниться, но он сжал ее руку и притянул ближе к себе.

- Профессор Снейп подождет, - прошептал он, наклоняясь к ее лицу с явным намерением поцеловать.

- Пустите меня! - крикнула девушка, резко дернувшись в попытке освободиться.

- Что здесь происходит? – раздался холодный голос за ее спиной, заставив вздрогнуть и девушку и Хокса.

Гермиона никогда еще не была так рада видеть Мастера Зелий. Хокс, наконец, выпустил ее руку и сделал шаг назад.

- А, Северус, - лениво протянул он, - Вот беседуем с мисс Грейнджер о пользе изучения различных предметов.

Гриффиндорка резко развернулась и, устремив на Северуса умоляющий взгляд, быстро затараторила:

- Профессор Снейп, я как раз шла к вам. Это по поводу того эссе, что вы нам задали. Понимаете, в книге Роджерса эта тема изложена просто отвратительно. И я… я надеялась, что вы поможете мне прояснить некоторые вопросы или порекомендуете более подходящую книгу, сэр.

Если бы Снейп не умел скрывать свои эмоции, он открыл бы рот от удивления. Он точно знал, что не задавал им никакого эссе. Но в ее карих глазах была такая мольба, обращенная к нему, что зельевар невольно вздрогнул.

- Что ж, мисс Грейнджер, я ждал, что это задание вызовет много вопросов, - насмешливо произнес он, принимая ее игру, - Даже наша мисс Всезнайка не может справиться с ним? Возможно, вам неизвестно, но в Хогвартсе имеется библиотека, не пробовали поискать там? – он изогнул бровь.

- Я искала, сэр, - с отчаянием проговорила Гермиона, - Но ни в одной книге ничего нет о проклятиях Черной смерти.

- И директор еще считает вас лучшей ученицей школы? – съязвил Снейп, - Ладно, чтобы МакГонагалл не обвинила меня в очередной раз, что я придираюсь к ее обожаемым гриффиндорцам, придется дать вам книгу. Надеюсь, вы будете обращаться с ней аккуратно.

- Спасибо, сэр, - пролепетала девушка.

- Следуйте за мной, мисс Грейнджер, - приказал он, резко развернувшись, так что полы черной мантии взметнулись вверх, - Вам несказанно повезло, профессор Хокс, - бросил он через плечо, - что эта несносная мисс Я-знаю-все-и-даже-больше не посещает ваших уроков.

И оставив Хокса стоять столбом, они скрылись в коридоре, ведущем в подземелья.

Снейп открыл дверь своего кабинета и, пропустив вперед девушку, вошел следом. Гриффиндорка остановилась в нерешительности. Мастер Зелий молча запер дверь, прошел мимо нее и остановился у противоположной стены. Он повернулся к Гермионе, скрестив руки на груди, и поинтересовался вкрадчивым голосом:

- Ну и зачем вы устроили этот спектакль, мисс Грейнджер?

- Профессор, - Гермиона смущенно смотрела в его черные глаза, пронизывавшие ее насквозь, - Мне показалось, вы и сами поняли, вы же подыграли мне.

- Допустим. Но мне хочется услышать вашу версию.

- Я не знала, как мне… избавиться от общества профессора Хокса, - пробормотала девушка, опуская глаза.

- И вы воспользовались мной, - констатировал Снейп, голос его стал ледяным, - Мисс Грейнджер, вы считаете, что можете манипулировать мной по своему желанию? Или, может, думаете, что я прекрасно подхожу на роль марионетки?

- Ни то, ни другое, сэр, - решительно возразила Гермиона, поднимая голову и глядя ему в глаза, - Я вам очень благодарна. И я не манипулировала вами. Я думала… вы поняли, что я нуждалась в вашей помощи.

Она пересекла кабинет и остановилась в шаге от него. Снейп вздохнул, глядя в ее доверчивые, широко распахнутые карие глаза.

- А у вас богатая фантазия, - усмехнулся он, - Что это еще за проклятие Черной смерти, не расскажете?

Гермиона счастливо рассмеялась. Он просто терял голову, когда слышал этот смех.

- Не знаю, ляпнула первое, что в голову пришло, - ответила она и добавила, - Больше всего я боялась, что вы не поймете меня и уйдете, оставив там, - она передернула плечами.

- Профессор Хокс преследует вас? – тихо поинтересовался Северус.

Волшебница замялась, не зная, что ответить. Обсуждать одного преподавателя с другим ей показалось неэтичным.

- Почему вы молчите? Он нравится вам? – резко спросил зельевар.

- Что? Нет, конечно. Он… он слишком настойчиво предлагает мне изучать свой предмет.

- Мне показалось, что беседа у вас с ним шла не об уроках, - лениво заметил Снейп, не сводя с нее взгляда.

Гермиона покраснела.

- А говорили, что не лжете, - презрительно выплюнул Снейп, - Или опять кого-то спасаете?

- В чем я солгала? – обиделась Гермиона, - Просто… обвинять профессора… это... э… может, я неверно истолковала его намерения.

- Я думал, гриффиндорцы ничего не боятся, - произнес он, - Вы же всегда говорите то, что думаете. Вот и скажите мне, - Северус сделал шаг вперед и оказался совсем рядом с ней.

- Хорошо, - она посмотрела в его черные глаза, - Он проявляет ко мне слишком большой интерес.

- Вам это нравится?

- Нет.

- Почему вы не пожалуетесь директору или хотя бы своему декану?

- Я справлюсь сама, - Гермиона вздернула подбородок, - А жаловаться на то, что кто-то засыпает меня комплиментами, глупо.

- Сегодня не справились, - прошелестел зельевар, - настолько, что предпочли убежать в подземелья и спрятаться у старой летучей мыши.

- Вы слышали?

- Кое-что, - по губам Северуса скользнула усмешка.

- Он просто самовлюбленный идиот, он и мизинца вашего не стоит, сэр, - горячо произнесла Гермиона.

Снейп почувствовал настолько сильное желание прикоснуться к ней, что поспешно убрал руки за спину, чтобы удержаться от искушения.

- Вы, в самом деле, так считаете? – спросил он, завороженно глядя в ее лицо.

- Да, сэр, - прошептала девушка.

Воцарилось неловкое молчание. Гермиона чувствовала, как в груди быстро колотится сердце, удары которого казались такими громкими, что она удивлялась, как это Снейп не слышит этого. Сейчас она была почти уверена, что не ошибается, и профессор тоже что-то чувствует к ней. В какой-то момент ей показалось, что он хочет обнять ее, и она почувствовала легкое разочарование, когда он спрятал руки за спину. Но он по-прежнему стоял очень близко, и она с наслаждением вдыхала исходящий от него легкий запах трав.

- Пожалуй, нужно дать вам книгу, - наконец, произнес Снейп и двинулся к своим шкафам, - А то вся ваша замечательная инсценировка провалится.

Порывшись в шкафу, он извлек внушительный фолиант и снова подошел к Гермионе.

- Возьмите, - он протянул ей книгу, - Возможно, найдете что-то для себя интересное.

Гриффиндорка потянулась за книгой, пальцы их соприкоснулись, заставив обоих замереть. Они стояли, смотря в глаза друг другу, не решаясь пошевельнуться, чтобы не нарушить столь волнующее обоих прикосновение. Снейп опомнился первым и выпустил книгу из рук.

- Вам пора, мисс Грейнджер, - произнес он, - Я провожу вас, чтобы вы снова не влипли в какую-нибудь неприятность.

- Спасибо, профессор, - проговорила Гермиона, - за книгу и за все остальное.

Они покинули кабинет и в полном молчании двинулись в сторону башни Гриффиндора.

 

***

 

Праздничный пир по случаю Хеллоуина был, по мнению Снейпа, слишком шумным. Громкие разговоры и радостные лица студентов, собравшихся в Большом зале, по обыкновению раздражали его. Сидя за преподавательским столом между МакГонагалл и Хоксом, он ждал того момента, когда сможет, наконец, удалиться к себе в подземелья. Единственным, что доставляло ему радость в этом зале, была Гермиона, на которую он время от времени бросал осторожные взгляды. В который раз он задумывался о том, чувствует ли девушка к нему хоть что-нибудь. Иногда ему казалось, что так и есть, что она смотрит на него с волнением в глазах, что ей приятно его общество. Но сомнения мучили его, не давая ничего предпринять. Он боялся отпугнуть ее, боялся показаться ей таким же пустым искателем приключений как Хокс. Не отшатнется ли она от него с отвращением, если он скажет ей о своих чувствах? Не будет ли избегать его, поняв, что он проявляет к ней интерес, как к женщине? Северус настолько погрузился в свои мысли, что не сразу услышал, что Хокс о чем-то его спрашивает.

- Что вы сказали? – резко спросил он, повернувшись к профессору магловедения.

- Я спрашивал, Северус, - произнес Хокс, откинувшись на спинку стула, - вы ведь раньше преподавали зелья?

- Да.

- И до сих пор варите зелья для больничного крыла?

- Почему вас это интересует? – сухо осведомился Снейп.

- Скажите, а сложно сварить приворотное зелье?

- В Канаде не учат зельеварению? – брови Северуса взметнулись вверх, по губам скользнула презрительная улыбка, - Такие вещи у меня знали третьекурсники.

- Я не был силен в зельях, - рассмеялся Хокс, - а сейчас вдруг стало любопытно.

- Неужели? – ледяным голосом поинтересовался Снейп, - С чего бы это?

- Да так, знаете, молодость, - Хокс ухмыльнулся, довольный собой, - Пора нехитрых желаний.

Его взгляд скользнул к гриффиндорскому столу, губы растянулись в хищной улыбке. У Северуса все похолодело внутри, намерения Хокса не оставляли никаких сомнений. Хокс наклонился ближе к нему и, подмигнув, заговорил полушепотом:

- Так как, Северус? Поможете коллеге? Я хорошо заплачу за зелье.

- Я не варю подобных зелий, - прошипел Снейп, - А вам. Советую. Выбросить. Это. Из. Головы.

Не дожидаясь ответа Хокса, он резко поднялся из-за стола и вышел из Большого зала.

Оказавшись в своем кабинете, он плеснул в стакан огневиски и залпом выпил. В висках стучало, сердце сводило от боли. «Думай, Северус, думай. Он не откажется, это ясно. Достать амортенцию не такая уж проблема. Как защитить девчонку? Ты не сможешь все время быть рядом с ней. Выгнать этого ублюдка из Хогвартса? Но как? Стереть ему память, чтобы он и думать забыл о Гермионе? Подлить ему что-нибудь в тыквенный сок? Лучше всего яду. Черт! Я готов его шарахнуть Авадой.»

Промучившись остаток вечера, он решил предупредить Гермиону, надеясь, что ее осмотрительность удержит ее от неверных поступков.

 

***

 

Он еле дождался конца урока.

- Мисс Грейнджер, задержитесь, у меня есть вопросы по вашей последней домашней работе.

Гермиона подошла к его столу и вопросительно посмотрела на профессора. Они остались в классе одни, и Северус, вздохнув, произнес:

- Мисс Грейнджер, разговор пойдет не о домашнем задании.

Карие глаза, распахнувшись, удивленно уставились на него.

- Я должен… предупредить вас.

- Предупредить? – переспросила девушка.

- Да, - он потер переносицу, - Есть вероятность, что вас попытаются напоить амортенцией.

- Как вы узнали, сэр? Кто?

- Мисс Грейнджер, как я узнал, не имеет значения. Насчет всего остального, думаю, вы сами в состоянии догадаться.

- Вы намекаете… - в глазах гриффиндорки промелькнул испуг.

- Я ни на что не намекаю, - резко прервал ее Снейп, - Не прикидывайтесь глупее, чем вы есть на самом деле. Будьте осторожны. Не пейте и не ешьте ничего, во что могло быть подмешано зелье. Не принимайте в подарок конфеты и напитки. Не ходите одна, держитесь ближе к друзьям. Если вы, конечно, не горите желанием испытать действие зелья на себе.

- Спасибо, сэр, - растерянно пробормотала Гермиона, - я приготовлю антидот.

- В таком случае, - Северус позволил себе улыбнуться, - предупредите кого-то из своих друзей, чтобы вас заставили его принять, если вы будете вести себя… странно.

Волшебница молчала, раздумывая над его словами.

- Вы свободны, мисс Грейнджер, - произнес он, опускаясь на стул.

Девушка кивнула и вышла из класса.

 

***

 

Книга, которую Снейп дал Гермионе, была посвящена созданию контрзаклинаний против различных темных проклятий. Едва начав читать ее, девушка уже не могла оторваться. Оказалось, что процесс создания контрзаклятий, хоть и сложный, но невероятно увлекательный. Для Гермионы это оказалась одна из тех тем, о которых она не знала совсем ничего, поэтому она с жадностью поглощала текст, главу за главой, засиживаясь над книгой до глубокой ночи.

Прошло несколько дней. Задержавшись после очередного урока Защиты от Темных Искусств, Гермиона дождалась, когда остальные студенты покинут класс, и подошла к Снейпу. Она с улыбкой протянула ему книгу и произнесла:

- Большое спасибо, профессор. Книга просто невероятно интересная, я не могла оторваться.

Мастер Зелий взглянул в ее сияющие глаза и с оттенком недоверия в голосе спросил:

- Неужели уже все прочитали?

- Да, сэр, - кивнула волшебница, - А почему вы не даете нам эту тему на своих уроках? Разве это не было бы полезно?

- Да потому что большинство из сидящих с вами в классе не поймут и половины того, что написано в этой книге, - отозвался Снейп, изобразив презрение на лице, - Не говоря уже о том, чтобы хоть в какой-то мере овладеть искусством создания контрзаклятий.

- Мне кажется, вы не правы, сэр, - возразила Гермиона, - Я все поняла. Конечно, разработать собственное контрзаклятие будет непросто, но если как следует подумать и упорно поработать, то…

- Мисс Грейнджер, - перебил ее Северус, ухмыльнувшись, - Когда я сказал «большинство», я не имел в виду вас. Вы являетесь исключением из правила. К сожалению, основная масса студентов не умеет и не желает ни думать, ни упорно работать.

Гермиона слегка покраснела и не нашлась, что ответить. Зельевар смотрел на нее насмешливым взглядом, а затем предложил:

- Раз вы все так прекрасно поняли, напишите мне работу, в которой изложите свои мысли на эту тему. Если она мне понравится, я дам Гриффиндору дополнительные баллы.

- Хорошо, профессор, - девушка с радостью согласилась, - А… - она замялась, - вы не могли бы дать мне еще что-нибудь почитать?

- Мисс Грейнджер, - Снейп изогнул бровь, - вы не перепутали меня с мадам Пинс?

- Извините, сэр, - Гермиона смущенно опустила глаза.

- Ладно, мисс Грейнджер, - он усмехнулся, - Я посмотрю, что еще вас сможет заинтересовать.

 

***

 

Получив от Гермионы обещанную работу, Снейп пришел в восторг. Девушка определенно не страдала верхоглядством. За столь короткий срок она прочитала книгу, полностью вникнув в смысл и сделав собственные, весьма интересные, выводы. Чтение работы доставило Северусу истинное наслаждение. Сейчас за строками этого серьезного сочинения он видел уже не студентку-всезнайку, а вдумчивого и серьезного собеседника, равного себе. Ход ее мыслей напоминал ему его собственные рассуждения, заставляя восхищаться девушкой.

- Мисс Грейнджер, задержитесь, - сухо произнес Снейп, когда студенты потянулись из класса после только что закончившегося урока.

Зельевар дождался, когда закроется дверь за последним студентом, затем извлек откуда-то довольно внушительных размеров том и протянул его гриффиндорке.

- Думаю, эта книга вам понравится, - произнес он.

Девушка бережно взяла из его рук фолиант и восторженно ахнула.

- Это же… это же… «Магия» Энджелуса Таргенсона! Старинное издание! Большая редкость в наши дни…

- Рад, что вы способны оценить эту вещь, мисс Грейнджер, - спокойно ответил Северус, стараясь скрыть бушевавшую внутри радость.

- Но, профессор, - смутилась Гермиона, - вам не жалко… давать ее мне?

- Если бы было жалко, я бы не давал, как вы полагаете? – язвительно отозвался Снейп.

- Спасибо, сэр. Я буду аккуратно с ней обращаться.

- Да уж, постарайтесь над ней не есть, - и, встретив ее удивленный взгляд, прибавил, - Я в курсе вашей ужасной привычки читать за обедом.

Гермиона виновато улыбнулась.

- Что касается вашего сочинения, - Снейп сделал паузу, заставив девушку замереть в ожидании его вердикта, - Я нахожу его… великолепным. Двадцать баллов Гриффиндору.

Радость, вспыхнувшая в глазах волшебницы, была ему лучшей наградой.

- Можете идти, мисс Грейнджер, а то опоздаете на следующий урок.

 

 

***

 

Первые декабрьские дни принесли с собой легкий морозец и ежедневные снегопады. Стоя на площадке астрономической башни, Гермиона наблюдала за неторопливым полетом снежинок, сверкавших в темном воздухе. На Хогвартс опустилась ночь, но девушка не спешила отправляться в гриффиндорскую башню. Совсем недавно она открыла для себя это место, где в вечерние часы всегда царили тишина и покой. Здесь можно было в одиночестве предаваться своим мечтаниям, не беспокоясь о том, что кто-то потревожит тебя. Холод давал себя знать, и она поплотнее закуталась в мантию. Но уходить не хотелось. Волшебница подошла ближе к краю и взглянула вниз. С башни открывался великолепный вид на засыпанную снегом территорию Хогвартса. Внизу виднелась хижина Хагрида с желтоватыми пятнами освещенных окон, а чуть дальше темной мрачной громадой возвышался Запретный лес. Гермионе было грустно оттого, что скоро придется расстаться с местом, ставшим столь дорогим для нее. Расстаться с Северусом. Девушка вздохнула. Безусловно, ее отношения с мрачным зельеваром сильно изменились после его возвращения. Но ей хотелось совсем другого, она любила его всем сердцем, а он то ли не замечал этого, то ли не хотел замечать. Когда они оставались наедине, Мастер Зелий так смотрел на нее, что ей казалось, будто он хочет поцеловать ее или обнять. Но ничего подобного не происходило, Снейп продолжал держаться официально, каждый раз разрушая ее надежды на ответные чувства. Она смахнула одинокую непрошеную слезинку, покатившуюся по щеке.

- Не спится, мисс Грейнджер? – раздался знакомый голос за спиной, заставив ее вздрогнуть.

Снейп, как обычно, появился абсолютно бесшумно. Гермиона ничего не ответила, продолжая всматриваться в ночную тьму. Зельевар подошел и остановился позади нее. Она почувствовала тепло, исходящее от его тела, и ее бросило в жар.

- Что вы здесь делаете? – от его тихого голоса, прозвучавшего над самым ухом, по телу побежали мурашки.

- Здесь хорошо думать, - отозвалась гриффиндорка.

- Я вам помешал?

- Вы не можете помешать, профессор, - тихо сказала Гермиона, - Возможно, вы единственный человек, который не может помешать.

Он помолчал какое-то время, обдумывая ее ответ, а затем спросил едва слышно:

- О чем же вы думали?

- О Хогвартсе. О том, как мне не хочется покидать его и… - она запнулась и, решившись, все-таки произнесла, - о вас.

- Обо мне? – даже не видя его лица, девушка представила, как изогнулись его брови, и улыбнулась.

- Да, о вас, - прошептала она, бросаясь в омут с головой, - Больше всего о вас. Мне будет не хватать вас, сэр.

Северус почувствовал, как сердце подпрыгнуло в груди и бросилось вскачь.

- Почему? – тоже шепотом спросил он.

- Потому что без вас моя жизнь будет пустой.

Гермиона поежилась от холода.

- Вы замерзнете, мисс Грейнджер, - тихо произнес профессор, снимая свою мантию и накидывая ей на плечи.

Волшебница замерла от ощущения его теплой мантии, хранившей его запах и тепло его тела. Случайное прикосновение его рук к ее плечам взволновало ее, вызвав дрожь. Она повернулась к нему и, взглянув в его черные глаза, спросила:

- А как же вы, профессор? Разве вам не холодно?

- Я привычный, - усмехнулся он, - к тому же, я просто обязан следить за здоровьем студентов.

- Под этой мантией вполне хватило бы места для двоих.

- Вы в своем уме, мисс Грейнджер? – прошипел Снейп.

- Ну, мы ходили под мантией Гарри вдвоем и даже втроем, - Гермиона виновато потупилась, осознав, что только что предложила.

Северус дотронулся до ее руки, которая была холодна как лед.

- Мерлин! – воскликнул он взволнованно, - Вы совсем закоченели. Разве так можно, глупая вы девчонка?

Зельевар сжал ее холодные ладошки своими теплыми сильными руками и стал растирать их. Этого ему показалось мало, и он притянул ее руки к своему лицу, попытавшись согреть их дыханием. Ощутив невольное прикосновение его губ к своей коже, Гермиона вздрогнула и замерла от неожиданности. Снейп это почувствовал и в тот же миг резко отстранился, по-своему истолковав ее реакцию.

- Я думаю, вам следует вернуться в башню своего факультета, - холодно произнес он, - пока вы не довели себя до больничного крыла, - тонкие губы искривились в усмешке.

Девушка смотрела на него непонимающим взглядом. Только что он был таким нежным и заботливым, но вдруг так внезапно переменился без всякой причины.

- И кстати, - добавил он, сверля ее взглядом, - двадцать баллов с Гриффиндора за поздние прогулки.

Гермиона вспыхнула от обиды.

- Мгновение назад вы были совсем другим человеком, - сказала она дрожащим голосом и, сделав шаг к двери, вспомнила, что на ней по-прежнему его мантия.

Резким движением она сорвала ее с плеч и, швырнув ее прямо в Мастера Зелий, сердито выпалила:

- И я совершенно не нуждаюсь в вашей мантии!

Не дожидаясь ответа, она бросилась к выходу с площадки, буркнув себе под нос что-то очень похожее на «идиот». Прежде, чем Снейп опомнился, хлопнула дверь, и он услышал стремительно удаляющийся звук ее шагов на ступеньках лестницы.

«Ты кретин, Северус, - не замедлил доложить ему внутренний голос, - совершенный кретин». Профессор судорожным движением потер виски, продолжая смотреть на дверь, словно ожидал, что Гермиона вернется. «Я ей противен, ей неприятны мои прикосновения, - пробубнил он, пытаясь убедить сам себя». «Идиот! Она почти призналась тебе, а ты что? Двадцать баллов с Гриффиндора?! Бесчувственный остолоп!» «Мерлин! Что я наделал! Я же оттолкнул ее». Снейп обхватил голову руками. Он никогда не умел разговаривать с женщинами. Если бы он признался в свое время Лили в своих чувствах, может, вся его жизнь сложилась бы по-другому. Горечь и боль утраты снова затопили его, лишая способности трезво мыслить.

 

***

 

Два дня спустя Снейп возвращался из Запретного леса, где он бесцельно бродил, предаваясь мыслям о Гермионе. К счастью, была суббота, что избавляло его от необходимости общаться со студентами. Подходя к хижине Хагрида, он заметил знакомую фигурку, одиноко сидевшую на пеньке и что-то рисовавшую прутиком на снегу. Он чуть не задохнулся от радости и поспешно бросился к ней. Услышав поскрипывание снега под его ногами, гриффиндорка подняла голову. Увидев Северуса, она отвернулась, закусив губу.

- Мисс Грейнджер, - слегка запыхавшимся голосом произнес он, - Что вы здесь делаете?

- Пришла навестить Хагрида, - сухо отозвалась она, все также глядя в другую сторону, - Но его нет дома. Сколько за это положено снять баллов, профессор? – она посмотрела ему в глаза.

- Послушайте, я был не прав… - начал он.

- Неужели? Ну, вам не привыкать, профессор, - едко ответила Гермиона, - Не замечала, чтобы это когда-нибудь вас беспокоило. Так что вы вполне можете снять с меня баллы за неуважение и возвращаться в замок с чистой совестью. В этот раз это хотя бы будет за дело.

- Мисс Грейнджер, - зельевар присел рядом на корточки и, взяв ее за руку, посмотрел ей в глаза, - Я не знаю, что на меня тогда нашло. Я верну Гриффиндору баллы, обещаю.

- Лжете, профессор, - глаза ее сузились, - Прекрасно вы знаете, что на вас нашло. Только говорить не хотите. Что, скажете, я не права?

- И откуда вы такая умная только взялись? – беззлобно произнес Снейп, любуясь ее лицом, - Двадцать баллов Гриффиндору за догадливость. Хорошо, я скажу. Только сначала вы честно ответите мне на один вопрос.

Гермиона взглянула на него с любопытством.

- Вам было неприятно, когда я… э… пытался согреть вас?

- Вы с ума сошли, профессор? – искренне удивилась волшебница, - Мне было очень приятно, неужели вы этого не заметили?

Северус улыбнулся и слегка сжал ее руку. Гермиона смотрела на него выжидающе.

- Я… подумал, что вам было это неприятно, и решил, что позволил себе лишнее. И поэтому…

- Предпочли отгородиться своей обычной маской холодности и сарказма, - закончила она за него.

- Да, - Снейп кивнул.

Девушка вздохнула и снова уставилась куда-то в сторону.

- Я не хотел вас обидеть, - осторожно произнес Северус, - И знаете… когда вы уедете из Хогвартса, мне тоже вас будет не хватать.

- Почему? – повторила она его вопрос, устремив на него пытливый взгляд карих глаз.

- Потому что моя трижды ненужная жизнь станет еще более никчемной… без вас.

Гермиона молча смотрела в бездонные черные глаза, осознавая, ЧТО он ей сказал.

- Сейчас вы настоящий, - прошептала она, улыбнувшись, - Я знала…

Она сняла свои пушистые варежки и, дотронувшись до его руки, обнаружила, что она совсем холодная.

- Кажется, теперь моя очередь согревать вас, профессор, - робко произнесла гриффиндорка, обхватив его большую ладонь своими теплыми ладошками и притянув к своему лицу, совсем как это сделал он на астрономической башне.

Она наклонилась к нему так, что ее волосы приятно щекотали кожу рук и лица. От ощущения ее влажного горячего дыхания на своей коже у Северуса вдоль позвоночника побежали мурашки, а низ живота свело судорогой. Он сглотнул и стиснул зубы, сдерживая стон. Ее теплые губы слегка прикоснулись к его руке, окутывая рассудок пеленой тумана. Безудержное желание затопило все его существо.

- Мисс Грейнджер, - хрипло пробормотал зельевар.

Гермиона подняла голову и встретилась взглядом с его горящими глазами, сказавшими ей больше, чем все слова до этого. Послышался собачий лай и, одновременно повернувшись, они увидели приближавшегося к ним Клыка. Поодаль, не спеша, брел Хагрид. Снейп, опомнившись, резко поднялся на ноги, мгновенно вернув на свое лицо холодную маску безразличия. «Черт, - пронеслось в голове у Гермионы, - ну почему именно сейчас?».

- Не сидите слишком долго на улице, мисс Грейнджер, - произнес он, стараясь не смотреть ей в глаза, - Вы можете замерзнуть.

Повернувшись к ней спиной, он быстро зашагал в замок. Гермионе оставалось только проклинать так некстати появившегося Хагрида и гадать, что же это все-таки было со стороны Снейпа – минутная слабость или проявление тщательно скрываемых чувств.

 

***

 

Все последующие дни до Рождества Снейп ни словом, ни жестом не напоминал ей о том, что произошло на астрономической башне и у хижины Хагрида, а сама она не решалась заговорить об этом. Они пару раз сталкивались в библиотеке, а после одного из уроков Гермиона вернула ему очередную книгу, но Снейп держался так официально и холодно, что девушка даже засомневалась, не приснились ли ей те две встречи. Она смотрела на него, надеясь прочесть в его глазах хоть какое-то подтверждение, что произошедшее не было нелепой случайностью. Но Мастер Зелий либо поспешно отводил взгляд, либо напускал на себя такое непроницаемое выражение, что попытки что-либо понять были абсолютно безнадежны.

Северус же все эти дни просто не находил себе места. Две последних встречи с Гермионой словно прорвали плотину, и старательно сдерживаемая страсть захлестнула его. Теперь он думал о юной гриффиндорке ежечасно, ежеминутно. В снах, ставших ослепительно яркими и реалистичными, она была с ним, в его объятиях, отвечала на его поцелуи и ласки. Просыпаясь по утрам, он весь горел в огне и опрометью мчался в ванную, надеясь, что холодный душ снимет с него напряжение. Он желал ее так сильно, что видеть ее и не иметь возможности прикоснуться к ней, было невыносимой мукой. Уроки у семикурсников превратились для него в ужасающую пытку. И теперь он еще сильнее боялся того, что ошибся, что неверно истолковал ее слова, до ужаса боялся стать объектом для насмешек. «Признайся ей, - твердил внутренний голос, - Скажи, что она тебе нравится». Но он не мог заставить себя сделать этот шаг. «Потеряешь ее, как Лили, трусливый идиот!».

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...