Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 9. Тупик прядильщиков



 

Благодаря зелью для сна без сновидений Гермиона отлично выспалась, и утром Джинни с трудом ее добудилась. Едва проснувшись, девушка вспомнила вчерашний вечер, и на лице ее появилась блаженная улыбка. Она вспомнила объятия Северуса, его горячие поцелуи, дрожащее от страсти лицо, и всю ее заполнило ощущение невероятного безграничного счастья. Сердце пело и ликовало, хотелось вскочить с кровати и со всех ног нестись к НЕМУ в подземелья. Мысленно представив себе эту картину, гриффиндорка хмыкнула. Джинни удивленно смотрела на подругу:

- Первый раз вижу, чтобы так радовалась наступлению каникул, - заметила она, - Кажется, раньше они тебя только огорчали.

Гермиона в ответ только весело рассмеялась и, вскочив с кровати, побежала умываться. Джинни лишь плечами пожала, не находя никаких объяснений такому поведению.

Когда девушки вышли из спальни, Гарри с Дином уже ждали их в гостиной, чтобы отправиться вместе на завтрак.

- Гермиона, ты сегодня просто необыкновенно выглядишь, - пролепетал Дин, все еще не теряя надежды заполучить ее внимание.

- Спасибо, Дин, - рассеяно отозвалась волшебница, явно думая о чем-то своем.

Гарри и Джинни недоуменно переглянулись, а Дин совсем смутился и опустил глаза. Все четверо зашагали в Большой зал.

Усаживаясь за гриффиндорский стол, Гермиона бросила быстрый взгляд на преподавателей. Снейп уже сидел на своем месте рядом с МакГонагалл и тоже смотрел на нее, взгляды их встретились, и он тут же отвел глаза, уставившись на своих слизеринцев. Вид у него был отнюдь не такой отдохнувший, как у Гермионы, он выглядел усталым и совершенно не выспавшимся, отчего его всегда хмурое лицо выглядело еще мрачнее.

- Гермиона, - отвлек ее внимание Гарри, - ты прямо вся светишься сегодня. Что такого интересного сказала тебе вчера МакГонагалл?

- Э… да так, ничего особенного, - застигнутая врасплох, девушка старалась сочинить что-нибудь правдоподобное, - просто немного обсудили учебу в следующем семестре и экзамены. Ну… ты же знаешь, этот год последний, самый важный.

- А я то подумала, ты каникулам обрадовалась, - фыркнула Джинни, - Господи, что может радовать Гермиону Грейнджер, кроме учебы?

Все весело рассмеялись. В этот момент Гермиона снова встретилась взглядом с Северусом и на этот раз заметила, что он улыбнулся ей. Сердце в груди забилось быстрее.

 

***

 

Северус плохо спал этой ночью. Точнее, он вообще почти не спал. Он улегся в постель сразу после того, как проводил Гермиону, но сон не шел. Зелье ему принимать не хотелось, поэтому он просто лежал и думал. О событиях этого дня, о том, как неожиданно все повернулось и самое главное, он никак не мог объяснить себе тот факт, что девушка испытывает к нему такие сильные чувства. «Или это ей только кажется?» - снова закралось в душу сомнение. Но он определенно был счастлив этим вечером. Зельевар вспоминал прижимавшееся к нему хрупкое тело Гермионы, запах ее волос, ее поцелуи, такие страстные и в то же время такие невинные. Волшебница произносила его имя с какой-то неповторимой нежностью и сказала, что любит его. В груди стало горячо и приятно, но тут же противный внутренний голос зашипел: «Да как тебя вообще можно любить? У нее просто помутнение рассудка». Но тут Северус вспомнил ее глаза, такие нежные, любящие и искренние. «Никакой ошибки тут нет» - сердито заявил он сам себе. Ему ужасно захотелось, чтобы сейчас она снова оказалась рядом с ним, в его объятиях. Снейп закрыл глаза и попытался представить ее рядом. Это показалось невероятным. Неожиданно он вспомнил, что завтра девушка уезжает и проведет целых десять дней в компании своих друзей, этих недалеких гриффиндорцев. Наверняка, там будет и этот отвратительный Уизли. Болван и тупица. Интересно, почему они расстались? Гермиона, наконец, поняла, что с этим недоумком ей делать нечего? «Зато он молод» - напомнил внутренний голос. Северус разозлился не на шутку. Что она вообще нашла в этом Уизли? Ладно бы еще Поттер. Стоп! Почему именно Поттер, интересно? «Тебе видно нравится отдавать любимых женщин человеку по фамилии Поттер» - съязвил внутренний голос – «Пора лечиться». Профессор вспомнил, как на Гермиону таращился Томас. Не смог даже работать с ней в паре из-за этого. Северус вдруг почувствовал такую жуткую ненависть к несчастному парню и мерзкое желание снять с него баллов двести под любым предлогом. «Ревность? Ты ревнуешь, Северус, как мальчишка». Он попытался заставить себя уснуть, но удавалось это плохо. Так и проворочавшись в постели до утра, он, наконец, встал, принял душ, чтобы прийти в себя, и выпил бодрящего зелья.



Сначала Снейп подумал было заняться каким-нибудь очередным исследованием, но понял, что вряд ли у него сейчас получится что-то сделать хорошо. Поэтому он оделся и отправился бродить по замку, ожидая, когда Хогвартс проснется и он сможет, наконец, увидеть ЕЕ.

На завтрак Мастер Зелий явился одним из первых, с мрачным видом уселся на свое место, время от времени бросая взгляды в зал и ожидая, когда же появится Гермиона. Время текло невероятно медленно, сегодня его раздражали абсолютно все ученики, не исключая слизеринцев. И вот, наконец, в двери Большого зала вошла та, которую он жаждал увидеть больше всего на свете. Ну, разумеется, она была не одна. Конечно, Поттер, Уизли, и… Томас. Северус почувствовал, что свирепеет. Он посмотрел на Гермиону, и вся злость его тут же испарилась. Она была просто прекрасна. Сияющие глаза на счастливом лице, легкая улыбка, эти замечательные вьющиеся волосы. Северус ощутил непреодолимое желание прикоснуться к ним. Вот она садится за стол, поворачивает голову и смотрит на него. Зельевар вздрогнул и поспешно отвернулся. Но как он ни старался смотреть в другую сторону, взгляд упрямо, словно магнитом притягивало к гриффиндорскому столу. Гермиона снова посмотрела на него, заставив сердце забиться сильнее. Северус слегка улыбнулся ей и заметил ответную улыбку, мелькнувшую на лице девушки. Почти весь завтрак он просидел, нахмурившись, посматривая исподлобья в зал, главным образом, на Гермиону. Профессор видел, что ей хорошо и весело в компании ее однокурсников, и уже в сотый раз засомневался, будет ли ей хоть наполовину так хорошо с ним. С ним, не умеющим радоваться жизни, никогда не знавшим ни любви, ни теплоты, отгородившимся от мира барьерами холодности, сарказма и злости. От этой мысли внутри вдруг стало холодно и пусто.

- Вы что-то неважно выглядите сегодня, Северус, - услышал он голос МакГонагалл, - Вам требуется отдых.

- Со мной все в порядке, Минерва, - сухо отозвался Снейп.

Северус был не расположен вести разговоры, поэтому поспешил покинуть Большой зал. Однако, на этот раз он не воспользовался, как обычно, дверью позади преподавательского стола, а решил пройти через зал, чтобы снова, пусть на мгновение, оказаться рядом с НЕЙ.

Гриффиндорцы весело болтали о предстоящих каникулах.

- Гермиона, пообещай, что не просидишь все каникулы за книгами, - смеясь, говорила Джинни, - а будешь веселиться вместе с нами.

- Да, конечно, - неохотно согласилась девушка, - но от книг все равно никуда не денешься, столько всего задали…

- Брось, - прервал ее Дин, - ты же и так все знаешь.

- Мистер Поттер, мисс Уизли, мисс Грейнджер, - неожиданно послышался знакомый тихий голос за спинами гриффиндорцев, - желаю вам хорошо провести каникулы. Надеюсь, однако, вы не забудете выполнить задание по Защите от Темных Искусств. Сразу после каникул вы должны будете его сдать.

Гарри и Джинни обернулись как по команде и увидели стоящего за их спинами Снейпа. Гермионе достаточно было поднять голову, чтобы встретиться глазами со своим профессором. Зельевар с удовольствием отметил, что Томас, сидевший рядом с девушкой, съежился под его колючим взглядом.

- И вам счастливого Рождества, профессор, - весело ответил за всех Гарри.

- Я тоже желаю вам хорошо отдохнуть, сэр, - Гермиона улыбнулась своей очаровательной улыбкой и добавила, подражая ему, - Однако, надеюсь, что вы успеете проверить наши контрольные работы. Мне безумно хочется узнать результат.

Северус заметил, как в ее глазах сверкнули озорные искорки. «Чертенок!» - подумал он. Джинни и Дин чуть со скамеек не свалились, услышав слова Гермионы, а Гарри уставился на нее, открыв рот от изумления.

- Мисс Грейнджер, - зашипел Снейп, - вы забываетесь. Я не нуждаюсь в том, чтобы студенты напоминали мне о моих обязанностях.

И резко повернувшись, он стремительной походкой направился к выходу из зала. Гриффиндорцы заговорили все одновременно.

- Ну, ты даешь! – со смесью изумления и восхищения воскликнул Дин.

- Э… тебе не кажется, что ты слишком… м-м-м… нахально разговариваешь? – поинтересовался Гарри.

- Да что на тебя нашло сегодня такое? – ошарашено спросила Джинни.

Гермиона улыбнулась им безмятежной счастливой улыбкой и беспечно сообщила:

- Просто у меня сегодня прекрасное настроение. Ладно, пойду собираться, не задерживайтесь тут, - и, выпорхнув из-за стола, она поспешила к выходу из зала.

Оставшаяся троица недоуменно переглянулась.

Гриффиндорке очень хотелось попрощаться с Северусом, но отправиться сейчас в подземелья, не возбуждая подозрений, она не могла. Она быстро собрала вещи и спустилась вниз. Оставалась слабая надежда, что зельевар выйдет в холл, когда они будут уезжать. Однако в холле было полно студентов, время от времени проходил кто-то из преподавателей, но Снейпа она так и не увидела. Когда настала пора отправляться, девушка в последний раз обвела глазами просторное помещение, тяжело вздохнула и поплелась вместе со всеми на выход из замка.

Северус стоял за одной из колонн и, не отрываясь, смотрел на девушку. Он видел ее высматривающий взгляд, понимал, что она ждала именно его, но не мог к ней подойти. Целых десять дней без нее, это целая вечность. Увидев, что студенты выходят из замка, он повернулся и поплелся в подземелья.

 

***

 

Гарри действительно устроил всем веселые каникулы. В доме на площади Гриммо собралась шумная дружная компания. На следующий день после приезда Гарри, Джинни, Гермионы, Дина и Луны из Хогвартса к ним присоединились Джордж, Невилл, Симус и Рон.

Кричер превзошел сам себя, стараясь угодить «любимому хозяину Гарри», и праздничный стол оказался не хуже, чем в Хогвартсе.

Джордж с Роном привезли кучу волшебных хлопушек, фейерверков и разных веселых фокусов. Рон еще больше возмужал за прошедшие месяцы, стал выглядеть солиднее и старше. Он много рассказывал о работе в магазине, об их грандиозных планах, в числе которых было и открытие филиала в Хогсмиде. Кажется, он был совершенно счастлив. По обыкновению, он много говорил о себе, рассуждал о квиддиче, но почти совсем не интересовался, как идут дела у Гермионы. Он вскользь спросил ее про учебу и с досадой поморщился, когда волшебница начала с увлечением рассказывать о предстоящих экзаменах и о тех сложностях, с которыми они сталкиваются сейчас. Девушка заметила выражение его лица и решила не продолжать.

- Как поживает профессор Снейп? – поинтересовался Рон за ужином, - Наконец заполучил свою вожделенную должность?

- Он ее заполучил, когда мы были еще шестикурсниками, - сухо заметила Гермиона, - Не вижу в этом ничего плохого.

- Кстати, ведет он защиту действительно замечательно, - подтвердил Гарри, - у него очень много чему можно научиться. Если бы я понял это раньше, скольких бы ошибок можно было избежать…

- Я смотрю, вы стали его горячими поклонниками, - ехидно заметил Рон, - Неужели этот грязнуля больше не снимает баллов с Гриффиндора?

Гермиона сердито посмотрела на Рона, но он не обратил внимания на ее взгляд.

- Еще как снимает, - сообщил Дин, - правда, удивительное дело, Слизерину тоже теперь достается.

- Да ну? – изумился Джордж, - Хоть бы глазком взглянуть на это, - он рассмеялся.

 

***

 

Шумные развлечения, сменявшие друг друга, за два дня совершенно утомили Гермиону, больше всего стремившуюся сейчас побыть в тишине. Не желая обижать Гарри, постаравшегося устроить всем праздник, она улыбалась и делала вид, что ей тоже весело. Но мысли ее блуждали далеко, уносясь в мрачные подземелья Хогвартса. Она все сильнее скучала по Северусу, жалея, что не осталась на каникулы в школе. Впервые она тяготилась обществом друзей. Не выдержав, на третий день она попросила у Гарри сову и отправила Снейпу письмо.

 

***

 

Для Северуса эти каникулы были самые мучительные на его памяти. Чтобы занять себя, он проверял работы студентов, экспериментировал с зельями, но мысли неотступно возвращались к Гермионе. «Зачем только я отпустил ее?» - ругал он себя. Время тянулось неестественно медленно, и зельевар ходил по Хогвартсу мрачнее тучи. Наступил третий день каникул. Скорее по привычке он явился на обед в Большой зал, уселся на свое место рядом с МакГонагалл, оживленно беседующей с Флитвиком, и машинально принялся за еду. Неожиданно в зал влетела белая полярная сова. Все преподаватели смотрели за приближающейся птицей. Еще до того как она подлетела, Снейп уже понял, от кого может принести письмо сова Поттера. Сова действительно опустилась на стол прямо перед ним. Северус, сохраняя внешнее спокойствие, отвязал конверт, искренне надеясь, что МакГонагалл не будет столь любопытна и не узнает почерк своей любимой ученицы. Птица тут же полетела прочь. Зельевар буркнул какое-то извинение и поспешно покинул зал.

Оказавшись в своем кабинете, профессор распечатал конверт и принялся читать.

 

Северус! Я очень скучаю. Завтра вся наша компания уезжает в Нору. Хочу провести с тобой хотя бы один день. Давай встретимся в Диагон аллее. Напиши, когда и где. Если не приедешь, я аппарирую в Хогвартс завтра же. Люблю тебя. Гермиона.

 

«Сумасшедшая девчонка, – сердито думал он, - Черт знает что такое! Прислать мне письмо с совой Поттера, которую весь Хогвартс знает».

Он уселся за стол, взял лист пергамента и набросал ответ:

 

Завтра в полдень, в магазине «Все для зелий». И НЕ СМЕЙ ПРИСЫЛАТЬ МНЕ СОВУ ПОТТЕРА. Я тоже тебя люблю.

 

***

 

В эту ночь Северус спал прекрасно, на душе было легко и спокойно от сознания того, что ОНА ждет и скучает. Сердце замирало от волнения, предвкушая скорую встречу. Он проснулся рано утром бодрый и довольный собой, принял душ и отправился в Большой зал. Завтрак прошел прекрасно, МакГонагалл отметила его хорошее настроение и поинтересовалась, не Поттер ли прислал ему вчерашнее письмо.

- Помилуйте, Минерва, - сухо отозвался Снейп, и брови его поползли вверх, - неужели же один Поттер имеет белую сову?

МакГонагалл поджала губы, но ничего не сказала. Разговор с ней натолкнул Северуса на мысль, и он поспешил отправиться в Диагон аллею заранее.

 

***

 

С утра пораньше вся компания аппарировала в Нору. Гарри еще раз предложил Гермионе отправиться с ними, но девушка сослалась на то, что ей просто необходимо навестить родственников, и они попрощались.

Время до назначенного Северусом часа тянулось невероятно медленно. Гриффиндорка попыталась почитать учебник, но это ей плохо удавалось, сосредоточиться абсолютно не получалось.

К одиннадцати часам ее терпение иссякло, и она, отложив в сторону книгу, оделась и поспешила в Диагон аллею. Волшебница бродила по магазинчикам, чтобы как-то убить время, и, наконец, к полудню добралась до «Все для зелий». В магазине было сумрачно, несколько посетителей выискивали нужные им ингредиенты. Снейпа не было. Гермиона, не торопясь, пошла вдоль полок, рассматривая выставленные на продажу товары. Наткнувшись на шкуру бумсланга, девушка усмехнулась про себя, вспоминая кражу из кабинета Северуса. Теперь все эти события казались бесконечно далекими и почти нереальными. Неожиданно, знакомый голос у нее за спиной насмешливо произнес:

- Мисс Грейнджер, неужели зельеварение не дает вам покоя и на каникулах?

Гермиона резко обернулась, Северус стоял рядом с ней, появившись, как всегда, незаметно. В руке зельевар держал какой-то большой предмет, завернутый в черную ткань. Он смотрел на нее, слегка изогнув левую бровь, и спокойно ждал ответа.

- Профессор?! – как ни в чем ни бывало воскликнула Гермиона, - Какая неожиданность видеть вас здесь. Что заставило вас покинуть Хогвартс?

- Вам следовало учиться в Слизерине, - едва слышно прошипел Снейп, - Вы так бесподобно лжете…

- Это комплимент? – сдерживая смех, поинтересовалась девушка.

- Даже и не надейтесь, мисс Грейнджер. – ответил он и добавил совсем тихо, - Могу я поинтересоваться вашими планами на сегодняшний день?

- Э… я не знаю, - растерялась она, - мы можем пойти на площадь Гриммо, в дом Гарри. Там никого не будет до завтра.

- Нет уж, - сердито отозвался он, - в дом Поттера, а тем более Блэка, я идти не хочу.

Гермиона смотрела на него, не зная, что придумать. Ей так сильно хотелось его увидеть, что она совершенно не подумала о том, где им провести этот день, не привлекая к себе внимания. В любом кафе в Диагон аллее они могли наткнуться на кого-нибудь из знакомых.

- У меня есть идея получше, - неожиданно произнес профессор, - пойдемте, если вы, конечно, не собираетесь приобрести эту шкуру бумсланга.

- Если только для того, чтобы вернуть ее вам, - ехидно ответила гриффиндорка.

- Вернуть? – брови Северуса поползли вверх, но через мгновение он понял, - так это были вы, мисс Грейнджер, а вовсе не Поттер?

- Вы очень проницательны, профессор.

- Боюсь, придется назначить вам отработку, поскольку вы так и не понесли наказание за свой проступок, - прошипел Снейп.

- С удовольствием, - улыбнулась девушка, - Вы, кажется, собирались пойти куда-то?

- Следуйте за мной, - он резко повернулся и зашагал к выходу, Гермиона поспешила за ним.

Северус вышел на улицу и огляделся. Около магазина никого не было.

- Возьмите меня за руку, - бросил он подошедшей Гермионе, - сейчас мы будем аппарировать.

Волшебница торопливо взяла его за локоть, и в тот же момент почувствовала резкий рывок, и все закружилось перед глазами. Через мгновение они уже стояли на безлюдной улочке небольшого магловского городка. Их встретил пронизывающий ледяной ветер, несший в лицо острые, как иглы, снежинки. Гермиона плотнее закуталась в мантию и огляделась. Вдоль улицы стояли покосившиеся, казавшиеся необитаемыми кирпичные домишки, над которыми возвышалась черная огромная труба заброшенной фабрики. Вокруг не было ни души.

- Северус, где мы? – поинтересовалась девушка, - А что у тебя в руках?

- Вы неисправимы, мисс Грейнджер, - съязвил он, - слишком много вопросов. Идем.

Гермиона шла рядом с ним, больше ни о чем не спрашивая и ожидая, что он сам все объяснит. Они двинулись вдоль по улице, миновав несколько зданий, и остановились у дома, имевшего крайне запущенный и неприветливый вид. Снейп подошел к двери, произнес несколько заклинаний и, взяв Гермиону за руку, вошел внутрь. Пока он запирал дверь, волшебница осматривалась. Они оказались в небольшой комнате, настолько темной из-за плотно занавешенных окон, что почти ничего нельзя было разглядеть. Свет едва пробивался сквозь редкие щелочки между смыкавшимися шторами. В темноте смутно угадывались очертания стеллажей с книгами и камина. В комнате было холодно и неуютно. Поежившись, Гермиона открыла рот, чтобы все-таки спросить, где они находятся, но в это мгновение Северус сгреб ее в охапку и жадно поцеловал. Его язык властно раздвинул ее губы и скользнул внутрь, заставив девушку вздрогнуть от пробежавшей по телу горячей волны. Руки Северуса зарылись в ее волосы и мягко гладили ее, она обхватила его за талию, прижимаясь к нему. Оторвавшись от ее губ, он стал целовать ее волосы, нежно притронулся губами к мочке уха и заскользил ниже. Гермиона ощутила его жаркое дыхание на своей шее, и от этого по всему телу побежали мурашки.

- Северус… - выдохнула она.

- Негодная девчонка, - раздался его нежный шепот около самого уха, - О чем ты только думаешь? Прислать мне сову Поттера! Ты бы видела лицо Минервы…

Гермиона хмыкнула. Северус еще раз сильно сжал ее в объятиях, а потом отстранился.

- Не будем стоять на пороге, - хрипло произнес он, - Пойдем.

Зельевар взмахнул палочкой, и в камине весело заплясали языки пламени. После следующего взмаха зажглись свечи, осветившие небогатую обстановку комнаты. Почти все стены занимали стеллажи с книгами. Немногочисленная мебель состояла из небольшого потрепанного дивана, пары стульев и накрытого перед камином столика.

- А это что? – Гермиона кивнула на предмет, обернутый тканью, который теперь стоял на полу у двери.

- Ваше любопытство просто не знает границ, мисс Грейнджер, - усмехнулся Снейп, - Это мой подарок на Рождество.

Он наклонился к предмету и стащил с него материю. Взгляду Гермионы предстала клетка с сидящей внутри совой, которая тут же недовольно ухнула. Девушка присела на карточки и посмотрела на птицу. Сова наклонила голову на бок, внимательно разглядывая новую хозяйку круглыми желтыми глазами. Снейп извлек из складок мантии пакет с совиным кормом и протянул его девушке.

- Можешь покормить его, - и добавил, отвечая на ее вопросительный взгляд, - Да, это он.

- Северус, - Гермиона встала на цыпочки и, обвив руками его шею, нежно поцеловала в губы, - спасибо.

Снейп взял клетку, перенес ее к окну и поставил на подоконник. Насыпав сове корм, волшебница получила в ответ благодарное уханье и довольное пощелкивание клювом.

- Ты ему понравилась, - ухмыльнулся зельевар.

- Северус, - замялась Гермиона, - я… нехорошо получилось, я тебе ничего не подарила.

- Пустяки, - отмахнулся он, - я не привык получать подарки.

- Ты совсем как Гарри, - она улыбнулась и провела рукой по его волосам, - Придется изменить привычки, за мной подарок.

Мастер Зелий лишь хмыкнул в ответ. От огня в камине в комнате становилось теплее. Гермиона сняла мантию и оказалась в пушистом синем свитере, облегавшем ее фигуру, и джинсах.

- В магловской одежде… В моем доме… - зашипел Снейп, не в силах оторвать взгляд от соблазнительной фигурки.

Он тоже снял мантию, и, повесив ее на крючок у двери, застыл, наблюдая, как Гермиона осматривается по сторонам.

- Так это твой дом? – воскликнула она, - Ну да, надо было сразу догадаться. Такой же мрачный, как и… - она запнулась и, закусив губу, испуганно посмотрела на Северуса, сохранявшего непроницаемое выражение лица.

- Не стесняйтесь, мисс Грейнджер, - холодно произнес он, - договаривайте, что собирались. Такой же мрачный, уродливый, грязный и неприятный, как и его хозяин, не так ли? – он вопросительно изогнул бровь, - Уверяю вас, я привык выслушивать о себе и не такое, а уж из уст любимой женщины эти эпитеты звучат вдвойне приятней.

- Северус, - она порывисто подбежала к нему и накрыла его рот своей ладошкой, - Не надо так. Пожалуйста, прости меня, я ничего такого не хотела сказать, поверь.

Она прижалась к нему и вдруг поняла, что он трясется от беззвучного смеха. Гермиона хотела возмутиться, но в этот момент он нежно поцеловал ладошку, прижатую к его губам, и весь ее гнев испарился. Она сомкнула руки у него за спиной, уткнувшись лицом ему в грудь. Руки Северуса обняли ее за талию, а затем медленно заскользили вверх, вдоль позвоночника, отчего Гермиона погрузилась в сладостное блаженство. Она подняла голову, чтобы посмотреть ему в глаза, и увидела в них бесконечную нежность. Он наклонился, слегка коснулся губами ее губ, провел, едва касаясь, кончиками пальцев по ее щеке, заставляя девушку замереть от наслаждения и закрыть глаза.

- Вы не откажетесь от праздничного обеда в моем обществе, мисс Грейнджер? - ласково прошептал профессор.

- А будет и обед? – улыбнулась девушка.

- Возможно, вы сыты и поцелуями, - насмешливо произнес зельевар, - но в мои планы не входит заморить вас голодом. Поэтому, я попросил хогвартских домовых эльфов немного тут поколдовать к нашему приходу…

- Какая предусмотрительность, профессор Снейп, - заметила Гермиона.

- Я польщен, что вы это отметили, мисс Грейнджер, - ухмыльнулся он.

- Не покажете мне дом, профессор?

- Смотреть особо не на что, - пожал плечами Снейп, - но если тебе хочется, пойдем.

Он снова взмахнул палочкой и один из стеллажей отъехал в сторону, открывая потайной проход, за которым находилась лестница. Рядом с лестницей обнаружилась дверь, ведущая в крохотную кухню, которой, судя по всему, никто давно не пользовался.

Спустившись вниз по лестнице, они оказались в кабинете, поразительно похожем на кабинет зельевара в Хогвартсе. Полки, заставленные колбами разных размеров, банками и пузырьками с ингредиентами и готовыми зельями. Стеллаж с книгами, рабочий стол, заваленный пергаментами. Покинув кабинет, они поднялись по лестнице на второй этаж, где находилась ванная и две комнаты. Северус открыл одну из дверей, и они оказались в небольшой, мрачноватой спальне со скудной обстановкой.

Темные занавески на окне слегка разошлись, пропуская узкую полоску света, казавшуюся неуместной в царившем в комнате сумраке. Гермиона медленно пересекла комнату, остановилась у окна, раздвинула занавески и, прислонившись лбом к стеклу, посмотрела на пустынную, заснеженную улицу. Усилившаяся метель, застилая свет туманной снежной пеленой, так размыла очертания соседних зданий, что они стали едва различимы. Снейп подошел к девушке сзади и осторожно положил руки ей на плечи.

- О чем ты думаешь? – тихо поинтересовался он.

- Ты ведь вырос здесь, да? – задумчиво произнесла Гермиона, - Пытаюсь представить, каково тебе было. Здесь все выглядит таким… таким… безрадостным и унылым. Извини.

- Ты права, - ровно произнес Снейп, - ты совершенно права. Я никогда не был счастлив в этом доме. Эта комната и в прежние времена была моей спальней. Когда я был поменьше, я частенько стоял у этого окна и смотрел, как мальчишки-маглы играют на улице. Им было весело вместе. Мне тоже хотелось радости, веселья, друзей. Но у меня никогда не было друзей. Никогда. Меня все сторонились, шарахались как от зачумленного. Как-то раз я даже подошел к этим мальчишкам, в надежде, что меня, возможно, примут в игру. Но они прогнали меня, сказав, что с таким уродом, как я, они играть не будут, – Гермиона вздрогнула от этих слов, будто ее ударили по лицу. Северус продолжал говорить монотонным тихим голосом, словно он рассказывал про кого-то другого, – Они бросали в меня камнями, чтобы я убирался восвояси. В этом доме постепенно я привыкал к своему одиночеству, к собственной ненужности никому, даже родителям. Мой отец был маглом и не слишком то радовался тому, что мать оказалась колдуньей. Я был невольным свидетелем их постоянных ссор. Они ругались так, что мне хотелось убежать, куда глаза глядят. В конце концов, он бросил ее и ушел, я же вообще никогда его не интересовал. Единственной моей радостью, единственной надеждой на лучшее была мечта о Хогвартсе. Я с нетерпением ждал своего одиннадцатилетия, - его руки сжали плечи девушки, - А потом я встретил ее. Ее семья жила на соседней улице. Я сразу понял, что она колдунья. Она была прекрасна. Такая нежная, добрая, похожая на прекрасный цветок. Я долго следил за ней, не решаясь подойти и заговорить. Боялся, что она тоже меня оттолкнет, – он еще сильнее стиснул плечи Гермионы, но голос звучал по-прежнему спокойно, - Но она была не такой, она не отшатнулась как все прочие, ей было интересно со мной. Впервые в жизни ко мне относились как к человеку. К сожалению, у нее была премерзкая сестра-магл, которая постоянно шпионила за нами, не давала нам прохода. И вот настал самый счастливый день в моей жизни, мы отправились в Хогвартс. Я был уверен, что теперь начнется прекрасное время, мы с ней в Хогвартсе, и все будет замечательно. Однако, все повернулось не так, - его пальцы с такой силой сжали плечи девушки, что она закусила губу, чтобы не вскрикнуть от боли. Северус, казалось, ничего не замечал. Гермиона подумала, что никогда и никому он не рассказывал вот так о своей жизни. Никогда не изливал свою боль, предпочитая хранить ее в своем сердце. Сейчас ее сердце ныло и болело, забирая его боль, от которой он избавлялся, наконец-то выговорившись. Она знала, о чем пойдет речь дальше, страшилась услышать это из его уст, но не решилась остановить его. Северус помолчал немного, затем продолжил. – Мы попали на разные факультеты и ее самыми близкими друзьями оказались люди, ненавидящие меня. Я платил им тем же. Они наградили меня отвратительной кличкой и шпыняли при каждом удобном случае. Все свободное время я проводил за книгами, заполняя таким образом окружавшую меня пустоту. Мы с ней продолжали общаться, но все больше отдалялись друг от друга. Пока я не совершил непоправимое, - Гермионе показалось, что сейчас ее плечи разлетятся на кусочки, но она продолжала слушать, с трудом сдерживая слезы, – После очередного унижения от этих мерзавцев я, вне себя от гнева, нанес ей ужасное оскорбление. Наши пути разошлись навсегда. Она вышла замуж за моего злейшего врага, а я стал Пожирателем Смерти. А потом она умерла. Из-за меня. Но мне показалось, что это я умер, или, может быть, весь мир умер для меня. Меня словно похоронили заживо.

Руки, сжимавшие ее плечи, внезапно расслабились. Гермиона, изо всех сил стараясь не зарыдать, повернулась к нему. Снейп безразличным взглядом смотрел поверх ее головы куда-то в окно. Она нежно провела рукой по его волосам, перебирая черные пряди, а потом, встав на цыпочки, прикоснулась губами к его губам. Северус вздрогнул и посмотрел на нее так, словно впервые видел. Он заметил слезы в ее глазах, и на лице его промелькнула недовольная гримаса. Он отстранился и холодно произнес:

- Зря я вам это рассказал, мисс Грейнджер, теперь вы будете жалеть меня, а я этого терпеть не могу. Мне не нужны поцелуи из жалости.

Гермиона почувствовала, что ее будто ножом полоснули по сердцу. Она задохнулась от возмущения и обиды.

- Северус! – закричала она, - Посмотри на меня! Слышишь, что я тебе говорю?! Когда ты перестанешь запирать от меня свое сердце? Когда ты научишься доверять тому, кого любишь? Как ты не понимаешь, любящий человек разделяет с любимым и боль, и радость? А ты отталкиваешь меня! Я целую тебя, потому что люблю! Как ты мог подумать, что… - слезы душили ее, и она не смогла дальше говорить.

Всхлипнув, волшебница отвернулась от него и закрыла лицо руками. В тот же миг она почувствовала, как его сильные руки крепко обнимают ее, а губы нежно касаются ее волос.

- Гермиона, девочка моя любимая, - услышала она его нежный шепот, - Прости меня, я просто старый дурак.

Он аккуратно взял ее рукой за подбородок и, повернул к себе ее мокрое от слез лицо, принялся целовать его, собирая соленую влагу. Гермиона перестала всхлипывать, отыскала его губы и стала целовать со всей страстью, на которую только была способна.

- Пойдем вниз, - хрипло сказал он, отрываясь, наконец, от нее.

Обнявшись, они спустились по лестнице и снова оказались в гостиной. В комнате стало довольно жарко, и Гермиона, сняв свой толстый свитер и оставшись в тонкой блузке, села за стол. Северус устроился напротив, внимательно ее разглядывая.

- Северус, - попросила она, - сними свой ужасный сюртук. Здесь достаточно тепло.

Зельевар усмехнулся, но не стал спорить, скинул грубый черный сюртук, оставшись в белоснежной рубашке.

Снейп открыл стоящую на столе бутылку вина и разлил его по бокалам. Гермиона не приступала к еде, не отрывая взгляда от своего профессора. Сейчас, в этом сумрачном помещении, освещенный отблесками пламени, он казался ей необыкновенно прекрасным.

- Как поживают твои друзья? – поинтересовался он, нарушая молчание, - Что-то больно быстро ты от них сбежала.

- Потому что хотела быть с тобой, разве не ясно? А вообще, им и без меня неплохо, - она улыбнулась, - я же не играю в квиддич.

- Видела Уизли? – нарочито небрежно спросил Северус, чувствуя, как сердце замерло в ожидании ответа.

- Которого из них? – уточнила Гермиона, но, увидев сердитый взгляд, рассмеялась и сказала, - Тебя интересует Рон? Соскучился по нему, любимый?

- Вот только этого остолопа мне и не хватало, - проворчал зельевар.

- Профессор, неужели вы ревнуете? – удивилась гриффиндорка, но не стала больше дразнить его и просто сказала, - Да, я его видела, у него все в порядке. Кажется, он теперь даже доволен, что мы расстались. Наверное, я действительно всегда подавляла его, теперь у него девушка, с которой ему явно проще, - она вздохнула.

- Ты жалеешь? – осведомился Снейп.

- Нет, конечно. Просто грустно сознавать, что я такая невыносимая.

- Для меня в самый раз, - он ухмыльнулся.

Девушка рассмеялась. Теперь оба расслабились и смогли, наконец, отдать должное приготовленной эльфами еде. Вино, выбранное Северусом, оказалось превосходным. Гермиона только сейчас почувствовала, как она проголодалась, ведь утром она так волновалась, что даже не позавтракала, и набросилась на восхитительную жареную индейку. Снейп с улыбкой смотрел на нее, едва притрагиваясь к еде в своей тарелке.

- Почему ты совсем не ешь? – спросила она.

- Мне нравится смотреть на тебя, - хмыкнул он.

- Неужели за семь лет не насмотрелся?

- Шесть, мисс Грейнджер, шесть. Прошлый год, как вы помните, вы прогуляли, и я не имел возможности лицезреть вас.

- И был от этого безумно счастлив, я полагаю.

- А вы действительно невыносимы, мисс Грейнджер, - отозвался Мастер Зелий с ехидной усмешкой.

- Только что было в самый раз или я ослышалась? – девушка нахмурилась.

Снейп улыбнулся и налил еще вина.

- Знаешь, я хочу, чтобы это изменилось, - вдруг сказала Гермиона после некоторого молчания.

- Что именно? - он удивленно поднял бровь.

- То, что ты не был счастлив в этом доме, - она встала, обогнула стол и оказалась у него за спиной.

- Что ты собираешься делать? – поинтересовался зельевар.

- За мной подарок, помнишь? – озорным голосом спросила волшебница, коснувшись губами его макушки.

Гермиона прижалась к его спине, положив ему руки на плечи, и нежно поцеловала его в висок. Затем губы ее скользнули ниже, он почувствовал их легкие прикосновения на своей шее. Руки девушка переместились с плеч на его грудь, ласково поглаживая. Он ощутил, как по телу пробежала дрожь, и знал, что Гермиона, прильнувшая к нему, тоже это почувствовала. Северус повернул голову, пытаясь поймать ее губы своими губами, но она со смешком отклонилась и снова поцеловала его в шею. Ее пальчики торопливо расстегнули две верхние пуговицы на его рубашке, но он поспешно накрыл своей ладонью ее руку, уже готовую скользнуть под тонкую ткань.

- Гермиона, что ты делаешь? – хрипло спросил профессор.

- Какой ты недогадливый, - усмехнулась девушка.

Он порывисто встал и развернулся к ней лицом. Увидев его горящие огнем глаза, она вся затрепетала, и в тот же миг ощутила его жаркое дыхание на своем лице, язык, раздвигающий ее губы, и все потонуло в сладостном водовороте поцелуя. Его руки скользили по ее спине, жадно и ненасытно, и гриффиндорка прильнула к нему, слушая, как неистово грохочет сердце у нее в груди. Северус прервал поцелуй и посмотрел ей в лицо.

- Гермиона, - с трудом, выровняв дыхание, начал он, - когда ты так провоцируешь меня, мне тяжело сдерживаться…

- В самом деле? – она постаралась придать голосу насмешливое выражение, - Кажется, я уже говорила тебе, что не хочу, чтобы ты сдерживался.

- Гермиона, - прошептал он, - пойми, я твой преподаватель, а ты моя студентка, и…

- Но мы не в Хогвартсе, профессор, - возразила девушка, продолжив расстегивать пуговицы на его рубашке, - К тому же, я твоя студентка всего лишь… э… по недоразумению.

- О чем это ты? – не понял Снейп.

- Я должна была окончить школу прошедшим летом, не забыл? Если бы не помешали, некоторые… м-м-м… обстоятельства, - она, наконец, расстегнула последнюю пуговицу, и ее ладони заскользили по его коже.

- Гермиона, - голос его дрожал, - Я не хочу, чтобы ты потом жалела…

- Северус, - перебила она, - я не собираюсь ни о чем жалеть, - ее руки переместились на его спину, и он весь напрягся от ее нежных прикосновений, вызвавших приятную тяжесть внизу живота.

- Послушай, - зельевар сделал над собой последнее усилие, - я значительно старше тебя и у меня очень темное прошлое и…

- Правда? – со смешком воскликнула Гермиона, резким движением сдергивая с него рубашку и обнимая его за плечи, - Это потрясающая новость, сэр, в жизни бы не догадалась, - и она принялась покрывать поцелуями его грудь.

- О, Мерлин! – простонал он, - Что ты со мной делаешь? – и тут же впился ей в губы страстным поцелуем.

Его руки пробежали по ее спине, задержавшись на мгновение на лопатках, погладили плечи, переместились на шею, а затем зарылись в ее волосах. Каждое прикосновение заставляло Гермиону покрываться мурашками, по телу разливалась горячая волна, внизу живота рождалось незнакомое сладостное томление. Она застонала, почувствовав его ладонь на своей груди, соски мгновенно напряглись, отреагировав на его ласку. Прервав поцелуй, Северус с нежностью смотрел в раскрасневшееся лицо девушки. Его рука продолжала осторожно поглаживать ее грудь, мягко лаская затвердевший сосок, скрытый под тонкой материей.

- Северус, мне так хорошо с тобой, - прошептала Гермиона, вся дрожа, - Просто необыкновенно хорошо…

Снейп подхватил ее на руки и, чуть не опрокинув стол, возле которого они стояли, быстрыми шагами направился к лестнице. Он добрался до спальни и, распахнув ногой дверь, подошел к кровати, бережно усадил на нее Гермиону и сам устроился рядом. Девушка обвила руками его за шею и подалась вперед, приоткрыв губы. Северус целовал ее нежно и неторопливо, то слегка касаясь губами, то вновь углубляя поцелуй. Его пальцы расстегнули ее блузку, он аккуратно стащил ее, погладил плечи девушки, но в это мгновение она резко дернулась и застонала от боли. Зельевар обеспокоено посмотрел на нее и увидел на плечах синяки, оставленные его пальцами.

- Мерлин! – воскликнул он, поняв, что это такое, - Почему ты не сказала мне сразу? Зачем терпела все это время?

- Не знаю, - прошептала она, - Наверное, в тот момент эта боль не имела значения.

- Гермиона, - выдохнул он, покрывая ее плечи нежными поцелуями.

Волшебница запрокинула голову назад, перебирая руками пряди его темных волос.

- Я сейчас вернусь, - вдруг сказал он, резко поднимаясь.

Ожидая его возвращения, Гермиона поежилась, только теперь заметив, что в спальне довольно холодно. Снейп вернулся через несколько минут, держа в одной руке волшебную палочку, а в другой флакон с каким-то зельем. Гриффиндорка невольно залюбовалась им. В одних брюках, двигавшийся с кошачьей грациозностью, Северус был невероятно привлекателен. Он взмахнул палочкой, применив согревающие чары, и комнате стало тепло и уютно. Гермиона посмотрела на него с благодарностью. Он снова сел на кровать рядом с ней и принялся наносить зелье на ее синяки. Девушка ощущала нежные и одновременно уверенные движения его пальцев, втирающих зелье, боль стала уходить. Его прикосновения были настолько приятны, что Гермиона прикрыла глаза, и на лице у нее заиграла счастливая улыбка. Несколько мгновений спустя она почувствовала легкие, почти невесомые прикосновения его губ на плечах, на шее, а его руки нежно гладили ее тело. Волшебница тихо застонала от удовольствия, чувствуя, как губы Мастера Зелий медленно прокладывают дорожку от ее шеи к ложбинке между грудей и ниже. Северус порывисто прижал ее к себе и впился ей в губы нетерпеливым поцелуем. Гермиона обняла его, ее руки заскользили по его спине, заставляя Снейпа задрожать. Он освободил девушку от бюстгальтера и принялся ласкать обнаженную грудь, погружая любимую в сладостное блаженство. Гермиона покрывала поцелуями его лицо, шепча его имя и извиваясь в его руках. Северус, с трудом сдерживая охватившее его желание, бережно уложил ее на кровать, стащил с нее джинсы и расположился рядом, продолжая ласкать ее тело, отзывавшееся дрожью на каждое его прикосновение. Его руки и губы пробуждали в Гермионе неведомые доселе ощущения, запах его кожи сводил с ума. Она тихонько постанывала, плотнее прижимаясь к его обнаженной груди, руки ее легко порхали по его спине, заставляя Северуса замирать от переполнявшего его упоительного восторга. Она обвила руками его шею и потерлась об него, с его губ сорвался глухой стон. Целуя ее тело, он медленно опускался все ниже и ниже, но, потянув ткань ее трусиков, почувствовал, что девушка вздрогнула и неестественно вытянулась. Северус склонился над ней и хрипло спросил:

- Ты боишься?

Гермиона увидела его напряженное от желания лицо, капельки пота на лбу и полыхающие огнем глаза, в которых промелькнула тревога. Она улыбнулась, покачав головой, и, вдруг испугавшись, что он сейчас остановится, обхватила его плечи, притягивая к себе, и прошептала ему в ухо:

- Пожалуйста… продолжай…

- Ты еще не…

- Нет…

- Все будет хорошо, девочка моя, - шепнул он в ответ и принялся покрывать нежными легкими поцелуями все ее тело.

Ее трусики полетели на пол, и Гермиона застонала, захваченная ослепительно яркими ощущениями, которые дарили ей руки и губы Северуса. Ее тело словно зажило самостоятельной жизнью, став невероятно чувствительным и откликаясь на все его ласки.

Снейп не мог похвастать богатым опытом по части противоположного пола. С Лили, единственной женщиной, которую он беззаветно любил, они даже ни разу не целовались, не говоря уже о чем-то большем. Позже, его редкие связи с женщинами носили случайный, мимолетный характер, никогда не выходя за рамки простого удовлетворения физиологической потребности. Обычно он не помнил, а то и вовсе не знал, имен этих волшебниц и магл. Его совершенно не интересовало, что они чувствуют и испытывают ли удовлетворение от близости с ним. С Гермионой все было совсем по-другому. Нежность и ласка, многие годы прятавшиеся в самых отдаленных уголках его души, теперь неудержимо рвались наружу. Северус безумно хотел доставить ей удовольствие, почувствовать, как ее тело отзывается на его прикосновения, заставить ее стонать от наслаждения и умолять о большем, увидеть, как подернутся поволокой страсти карие глаза, услышать, как ее губы шепчут его имя, восторженно и нежно. Для него больше не существовало запретных или недоступных уголков ее тела. Казалось, его руки и губы были везде, лаская, дразня, доводя до грани. Запах ее возбуждения пьянил и сводил с ума, срывая с его губ хриплые стоны. Гермиона извивалась и постанывала, вцепившись в его волосы. Его губы вновь вернулись к ее шее, обжигающее дыхание коснулось лица и волшебница, осознав, что собственное стремление почувствовать его внутри становится нестерпимым, прерывисто прошептала:

- Северус… возьми меня…

Руки девушки поспешно скользнули вниз, пытаясь нащупать застежку на его брюках. Ее слова и это стремительное движение заставили Северуса вздрогнуть. Он улыбнулся и, мягко отстранившись, освободился от одежды и вернулся к ней. Гермиона ощутила приятную тяжесть его тела и через мгновение застонала, почувствовав, что он, наконец, проник в нее, медленно и очень осторожно. Он замер, позволяя ей привыкнуть к новым ощущениям. Но Гермиона не хотела ждать. Она сжала его плечи и, игнорируя собственную боль, подалась бедрами ему навстречу, покрывая поцелуями его лицо и грудь. Северус застонал и, прошептав ее имя, начал медленно двигаться в ней, постепенно наращивая темп. Руки девушки блуждали по его телу, то поглаживая спину, то зарываясь в волосах. Боль быстро забылась, сметенная новой волной сладостных ощущений. Внезапно резко вскрикнув, Гермиона выгнулась, впившись ногтями в кожу на его спине. Мгновение спустя Снейп застонал, присоединясь к ней.

 

***

 

Гермиона открыла глаза. Северус лежал рядом и, улыбаясь, смотрел на нее. Перевернувшись, девушка прижалась к его груди.

- Северус, - прошептала она, - это самое счастливое рождество в моей жизни.

- В моей тоже, - отозвался он, обнимая ее, - Даже и не знаю, за какие заслуги мне выпало такое счастье. Это настолько прекрасно, что похоже на сон. И, черт возьми, я не хочу просыпаться.

Волшебница тихонько рассмеялась, а потом сказала совершенно серьезно:

- Ну что ты, Северус, ты заслуживаешь счастья больше, чем кто-либо другой. После всего, что тебе пришлось вынести, - она подняла голову, чтобы посмотреть ему в глаза, и, вдруг засмущавшись, забормотала, - Только не знаю… смогу ли я… дать тебе это счастье… в смысле… я же всех раздражаю… и может… может и тебе тоже… - окончательно запутавшись, она отвела взгляд.

Зельевар взял ее рукой за подбородок, заставляя ее посмотреть ему в лицо, произнес:

- Давай проверим, иди-ка сюда.

Гермиона придвинулась к нему, и он коснулся ее губ мягким нежным поцелуем, словно пробуя их на вкус, затем еще и еще раз, углубляя поцелуй, заставив девушку затрепетать. Прервав поцелуй, он посмотрел на нее с ехидной усмешкой, брови его поползли вверх, и он промурлыкал:

- Ну что ж, мисс Грейнджер, думаю, у вас есть все шансы на то, чтобы принести немного счастья в жизнь старого, злобного, мрачного…

- Северус! – в негодовании воскликнула Гермиона, сверкнув глазами.

Однако, взглянув в смеющееся лицо Снейпа, она не сдержалась и фыркнула:

- Кто бы мог подумать, профессор Снейп шутит. Кому рассказать, ведь не поверят.

- Лучше и не пытайся, - согласился он, крепче прижимая ее к себе.

Девушка снова прижалась щекой к его груди, задумчиво водя пальчиками по его коже. Рука ее переместилась на его шею и вдруг наткнулась на шрам. Северус дернулся, словно прикосновение было ему неприятно. Гермиона подняла голову, посмотрела на него, и аккуратно провела пальчиком по шраму.

- Тебе должно быть противно на него смотреть, - глухо проговорил Снейп, - Я знаю, он безобразен.

Вместо ответа гриффиндорка нежно прикоснулась к шраму губами, заставив зельевара вздрогнуть. Он уставился на нее так, словно впервые увидел. Глаза его расширились, в них промелькнуло непонимание, затем удивление и он пораженно воскликнул:

- Ты! Это была ты?

- О чем ты говоришь? – в свою очередь удивилась Гермиона.

- Ты ведь уже делала это раньше? – спросил Северус, сверля ее взглядом, - Ты уже целовала мой шрам до сегодняшнего дня?

- Ну, - она смутилась и виновато опустила глаза, - когда ты был без сознания. Мне так безумно хотелось, чтобы ты вернулся, услышать твой голос, увидеть твои глаза, твою неподражаемую усмешку… - она покраснела, не решаясь посмотреть на него.

- Гермиона, - прошептал он, погладив ее по щеке, - я помню… я чувствовал такую дикую боль, потом… прикосновение твоих губ… и… боль ушла. Все это время я считал, что мне приснился этот поцелуй. Ты… - не договорив, он запустил руки в ее волосы и нежно поцеловал.

Постепенно короткий зимний день подходил к концу, и слабый свет, проникавший между раздвинутыми Гермионой шторами, теперь почти совсем не освещал комнату. Неуютная, убогая спальня, окутанная сгущавшимся полумраком, превратилась для них в самое прекрасное место на земле. Они лежали, тесно обнявшись, прислушиваясь к завыванию ветра за окном и наслаждаясь теплом и близостью друг друга. Северус задумчиво перебирал пряди ее каштановых волос, и от прикосновений его пальцев по коже бегали приятные мурашки.

- Северус? – позвала Гермиона, нарушая молчание, - Тебе обязательно… возвращаться сегодня в Хогвартс?

- Не обязательно, - он улыбнулся.

- А… мы можем, - она запнулась, - еще остаться… здесь?

- Ты этого хочешь? – тихо спросил Снейп, поглаживая ее плечи.

- Я… хочу, но… - волшебница вдруг смутилась и замолчала.

- В чем дело? – насторожился Северус, взяв ее за подбородок и посмотрев в глаза.

- Ну, я, - она упорно отводила взгляд, - не хочу навязываться. Если ты…

- Гермиона, - перебил зельевар, - Если бы на то была моя воля, я с тобой вообще бы не расставался, - он с удовольствием заметил, что лицо девушки засияло от радости при этих словах, - Я должен вернуться в школу не позднее, чем за два дня до начала семестра. Так что все это время я в твоем полном распоряжении.

- Правда? – Гермиона нежно погладила его по щеке.

- Правда, правда, - усмехнулся он, поймав ее руку и прикоснувшись к ней губами, - Вопрос скорее в твоих друзьях. Поттер не бросится тебя разыскивать?

- Ерунда, - девушка мотнула головой, - Завтра пошлю ему письмо, что задерживаюсь у родственников.

Снейп хмыкнул и крепче прижал ее к себе, зарываясь лицом в ее волосы. Прильнув к нему, Гермиона сама не заметила, как уснула.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...