Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 10. Сны Гермионы. 2 страница



Гермиона, всхлипнув, кивнула головой.

- Ну же, девочка, успокойся, - Северус погладил ее по спине, - посмотри на меня.

Она подняла голову, и он увидел, что в глазах у нее стоят слезы. Он нежно поцеловал ее в губы и сказал со всей мягкостью, на которую был способен:

- Прости, что я заставляю тебя снова проходить через все это, но это необходимо, чтобы избавить тебя от этого ужаса. Потерпи, храбрая моя девочка.

Гермиона потерлась носом о его щеку и сипло пробормотала:

- А ты, Северус? Тебе не мучают кошмары? Ведь тебе довелось пережить значительно больше меня…

- Я неплохо умею управлять своим сознанием, как ты знаешь. Навыки окклюменции весьма полезны в этом деле. Хотя, - он невесело хмыкнул, - должен признать, что раньше кошмары меня все-таки мучили, и приходилось бороться с искушением стереть себе память. Впрочем, самым главным мои кошмаром была смерть Лили. Я жил, пытаясь примириться с этим семнадцать лет. Кажется, наконец, мне это удалось. Наверное, нужно было умереть для этого, - он помолчал, чувствуя, как Гермиона плотнее прижимается к нему теплым комочком, - Но вернемся к тебе. Какой из перечисленных фактов является для тебя самым… э… неприятным?

- А ты не догадываешься? – глухо отозвалась девушка.

- Прекрасно, значит моя смерть.

- Не вижу в этом ничего прекрасного, - огрызнулась она.

- Так, давай попробуем подобрать противоядие, - продолжил Снейп, не обращая внимания на ее недовольство, - Нужно сконцентрироваться на каком-то факте, который убеждал бы тебя в том, что я жив после увиденного тобой в Визжащей хижине. Например, использование Поттером возрождающего заклинания. Подумай, это должно быть что-то, что ты сможешь отчетливо себе представить.

Гриффиндорка на некоторое время задумалась, потом, кивнув, произнесла:

- Я знаю, что это должно быть. Это момент, когда ты первый раз пришел в себя, в больничном крыле. Я была просто счастлива, когда услышала твой голос.

- Великолепно, - Северус улыбнулся, - Теперь закрой глаза и постарайся представить себе мое… э… воскрешение как можно подробнее.

Гермиона закрыла глаза и наморщила лоб, пытаясь сосредоточиться. Но когда перед ее мысленным взором возникла сцена в больничном крыле, она как будто снова пережила нахлынувшие на нее тогда ощущения. Ощутив полное умиротворение, волшебница счастливо улыбнулась, морщинки на ее лице разгладились. Зельевар внимательно наблюдал за происходившими в ее лице изменениями. Ему было настолько приятно видеть такое непосредственное проявление чувств девушки, что он не сдержался и нежно коснулся ее губ своими губами. Гермиона подалась вперед, приоткрывая губы, заставляя Северуса забыть обо всем на свете и захватить ее жадным поцелуем.



- Кажется, мы немного отвлеклись, - хрипло произнес он, стараясь успокоить дыхание.

- Кажется… - эхом отозвалась Гермиона.

Долгое время они сидели молча, прижавшись друг к другу. Гермиона первой нарушила молчание:

- И что теперь делать?

- Теперь будет неприятная часть, тебе придется столь же подробно представить… э… беспокоящий тебя момент в Визжащей хижине.

- Нет! – гриффиндорка отчаянно замотала головой, - Я не хочу. Северус, пожалуйста, не заставляй меня. Я не могу, не могу! – она закрыла лицо руками.

- Шшш, - Северус погладил ее по спине.

Девушку била крупная дрожь, она судорожно вцепилась в его плечи, сжавшись в комочек и спрятав лицо у него на груди. Мастер Зелий понял, что было ошибкой заставлять ее начинать с самого неприятного видения, она не была к этому готова. Ему слишком сильно хотелось избавить ее от мучительного кошмара, и вот теперь он с досадой на себя осознавал, что поторопился. Снейп прижимал ее к себе, нежно целуя ее волосы, но Гермиона, словно оцепенев, продолжала сидеть в той же скрюченной позе и трястись.

- Гермиона, - тихо позвал он.

Никакой реакции.

- Гермиона, - прошептал он, ласково погладив ее по голове. Она снова не отозвалась, – Гермиона, посмотри на меня. Ты слышишь? Мы не будем сейчас продолжать, - она, наконец, подняла на него глаза, в них было столько боли, что Северус вздрогнул, - Прости, я не подумал, что это будет так тяжело для тебя.

Девушка, всхлипнув, прижалась к нему. Северус неторопливо перебирал ее мягкие локоны, пропуская их сквозь пальцы, а другой рукой успокаивающе поглаживал по спине. Желая отвлечь ее от грустных мыслей, он попросил:

- Расскажи мне что-нибудь.

- Что? – растерялась волшебница.

- Что-нибудь хорошее. Мы с тобой не виделись целый год. Было же у тебя что-нибудь хорошее? Когда вы не попадали в лапы Пожирателей, - попытался пошутить он.

Гермиона слабо улыбнулась, немного подумала, а потом с увлечением принялась рассказывать о том, как они проникли в Гринготтс и как бежали оттуда верхом на драконе. Несмотря на то, что в тот момент их вылазка казалась чистым безумием, сейчас вспоминать о ней было довольно весело.

- Всегда знал, что у гриффиндорцев нет ни капли рассудительности, - ухмыльнулся Снейп, слушая ее рассказ.

- У нас не было выхода, и ты прекрасно это знаешь, - сердито возразила Гермиона, поджимая губы - хорошо, что Гарри вообще догадался, что хоркрукс именно там.

- Вынужден признать, что Поттер заслужил… э… пять баллов для Гриффиндора.

- Жадина! – возмутилась девушка.

Зельевар рассмеялся и поцеловал ее в нос.

- А знаешь, - серьезно сказала Гермиона, - тебе очень идет улыбка. Правда, правда, - заверила она, увидев недовольную гримасу на его лице, - и смеешься ты так… обворожительно. Тебе надо делать это почаще.

Снейп фыркнул.

- Я ведь никогда раньше не слышала, как ты смеешься, - задумчиво произнесла она, - Ты становишься совершенно другим.

- Надеюсь, этот другой… м-м-м… тебя тоже устраивает? – поинтересовался Северус.

- Еще как, - прошептала Гермиона, целуя его.

Остаток дня они так и просидели, не отрываясь друг от друга, разговаривая ни о чем и обо всем одновременно. К вечеру вернулся Гектор с коротенькой запиской от Гарри, сообщавшей, что они решили задержаться в Норе еще на пару дней. После ужина, когда девушка уже совсем успокоилась и приняла очередную порцию зелья, Снейп решил продолжить их прерванные упражнения. Гермиона сначала запротестовала, но, услышав, что ужасами, связанными с Визжащей хижиной, они заниматься не будут, уступила. Северус выбрал самое безобидное, как он считал, из ее воспоминаний, а именно поломку волшебной палочки Поттера. На этот раз все пошло гораздо лучше. Гриффиндорке без труда удалось представить себе сцену, когда она обнаружила поломку палочки, а затем с такой же ясностью она вообразила себе эпизод с починкой в кабинете Дамблдора. Связать два события в своем сознании оказалось не так просто, но после часа упорных занятий у нее понемногу начало получаться. Заметив это, Снейп удовлетворенно кивнул и, обняв Гермиону, мягко произнес:

- На сегодня достаточно. Тебе нужно отдохнуть.

- Тогда пойдем отдыхать, - с хитрой улыбкой отозвалась девушка и, увидев изогнувшиеся брови профессора, фыркнула.

- Мисс Грейнджер, - вкрадчивым голосом произнес Северус, - вы определенно поскромничали, когда говорили о своей… м-м-м… неопытности. Как я погляжу, у вас все задатки соблазнительницы…

- Северус! – Гермиона густо покраснела, - если ты думаешь, что я…

- Конечно, не думаю, - промурлыкал он, - у вас совсем плохо с чувством юмора, мисс Грейнджер…

Он нежно поцеловал ее, а потом, с улыбкой отстранившись, сказал:

- В самом деле, пора отдохнуть. Иди наверх, я сейчас приду.

 

***

 

Гермиона забралась в кровать и, свернувшись калачиком, ждала Северуса. Ей снова хотелось ощутить прикосновения его сильных рук к своей коже, жаркие поцелуи и то невероятное наслаждение, которое он подарил ей. Вскоре, она услышала его шаги на лестнице, но вопреки ее ожиданиям, он не зашел в спальню. Хлопнула дверь ванной, и Гермиона услышала шум льющейся воды. Девушка улыбнулась и вновь задумалась о том невероятном счастье, которое выпало на ее долю. Еще несколько месяцев назад она не могла и представить себя в объятиях мрачного зельевара, но теперь уже не мыслила себя без него. Она все еще мечтательно улыбалась, когда Снейп появился на пороге спальни. Мягко ступая, он подошел к кровати и скинул халат, заставив Гермиону смущенно отвести глаза при виде его обнаженного тела. Зельевар ухмыльнулся и, скользнув под одеяло, прижался к ней.

- Северус, - прошептала она, обнимая его.

Губы их встретились, и все закружилось в вихре страсти, которой они не могли и не желали противиться.

 

***

 

Опустошенные и счастливые они лежали, не в силах разомкнуть объятий.

- Гермиона, - осторожно позвал зельевар.

- М-м-м, - девушка потянулась, прижимаясь к нему всем телом, ее ладошки заскользили по его груди.

- Ты, - Северус помедлил, словно не решаясь произнести, то, что вертелось у него на языке, и, наконец, едва слышно выдохнул, - выйдешь за меня?

Гермиона услышала, как сердце бешено застучало в его груди, а сам он замер и, казалось, не дышал в ожидании ее ответа. Она повернулась, чтобы взглянуть в его глаза, и вздрогнула, увидев в его взгляде отчаянную надежду, боль и бесконечную трепетную любовь. Волшебница улыбнулась и, придвинувшись ближе, поцеловала его в губы мягким ласкающим поцелуем.

- Северус, - прошептала она ему в рот, - Я люблю тебя.

- Это значит… да? – с сомнением уточнил он осипшим голосом.

- Конечно, да, - она прижалась к нему.

Снейп жадно прильнул к ее губам, целуя ее снова и снова.

- Северус, - медленно проговорила девушка, - Я уже говорила, что обожаю твое имя?

- Кажется, нет, - отозвался он с улыбкой. Она произносила его имя с таким выражением, с каким никто и никогда его не произносил.

- О-бо-жа-ю, - повторила гриффиндорка и тихонько засмеялась, - у тебя очень красивое имя, оно мне всегда безумно нравилось.

- В самом деле? – профессор изогнул бровь, - А мне казалось, что ты всегда меня… э… ненавидела…

- Вовсе нет! – возмутилась девушка, - Я всегда относилась к тебе с уважением, и нечего так ухмыляться. Злилась за твою несправедливость и предвзятость, но учитель ты очень хороший. Если ты не перестанешь корчить рожи, я тебя сейчас стукну! Ну конечно, я подумать не могла, что влюблюсь в тебя и окажусь… эээ…

- Со мной в постели? – рассмеялся Снейп.

- Представь себе, - покраснев, огрызнулась Гермиона, - Тем более, что и ты меня никогда не жаловал. «Невыносимая всезнайка» - передразнила она.

- Ты простишь меня? – ухмыльнулся он, нежно погладив ее по щеке.

- Вам придется ответить за ваши слова, профессор.

- Похоже на то, - целуя ее, отозвался зельевар.

- Кстати, - вдруг вскинулась Гермиона, слегка отстранясь, - ты и в самом деле считаешь, что моей внешности не повредят зубы до подбородка?

- Все, все, все, - Северус, улыбаясь, поднял руки, - беру все свои слова назад.

- Поцелуй меня.

- Какая ненасытная, - он нежно коснулся ее губ.

 

***

 

Проснувшись утром, Гермиона сладко потянулась. Северус еще спал, но его руки нежно обнимали ее. Приподнявшись на локте, девушка всматривалась в его бледное лицо. Сейчас оно было совершенно спокойным, только между бровей залегла упрямая морщинка. Гермиона аккуратно провела по ней пальчиком, пытаясь разгладить. Мужчина не проснулся, и она продолжила исследование. Ее пальчик прошел сначала по одной черной брови, затем по другой, потом провел по крючковатому носу, который сейчас казался девушке благородным и даже красивым. Высокий лоб, почти лишенные румянца щеки, тонкие губы, которые вдруг растянулись в улыбке. Гермиона посмотрела в его глаза и обнаружила, что теперь они открыты и насмешливо наблюдают за ней. Она прижалась к нему, спрятав лицо на его груди. Руки Северуса зарылись в ее волосах.

- Северус?

- Да?

- Можно тебя спросить?

- А у меня есть шанс отказаться? – ухмыльнулся зельевар.

- Скажи мне… как ты оказался… э… среди Пожирателей? Почему ты принял метку? Тебе ведь не могло это нравиться? Ну, - она запнулась, - убийства и все прочее…

Волшебница почувствовала, как он весь напрягся, и тут же пожалела, что спросила. Какое-то время Снейп молчал, а потом холодно произнес:

- Я предупреждал, что у меня темное прошлое. В нем много такого, что тебе не понравится. И ты не сможешь этого принять.

- Но, Северус…

- Гермиона, я не хочу об этом говорить, - отрезал он, грубо стряхнув ее с себя, и резким движением встал.

- Северус…

- Я сказал нет! - рявкнул профессор и выскочил из комнаты.

Гермиона разозлилась на себя. Ну, надо же быть такой неуклюжей дурой, так грубо и бесцеремонно полезть к нему с расспросами, разбередить незаживающие раны. Все было так чудесно, а она по своей тупости и бестактности все испортила. Она слышала, как хлопнула дверь ванной. Нужно пойти и извиниться. Но как это сделать, если он отстраняется от нее? Девушка сидела на кровати, кусая губы и не зная, как подступиться к Снейпу. Из ванной послышался шум льющейся воды. Гермиона, вздохнув, решительно встала и, накинув халат, босиком вышла из комнаты. Осторожно приоткрыв дверь в ванную, она оказалась в облаке пара. Мужчина стоял под обжигающими струями, закрыв глаза. Поток воды изливался на его лицо и грудь. Гриффиндорка выскользнула из халата и, забралась в ванну. Она подошла к Северусу и прижалась к его спине, обхватив руками за талию. Он вздрогнул, но не отстранился.

- Северус, прости меня, пожалуйста. Я не должна была лезть к тебе в душу. Прости.

Зельевар молчал, погруженный в свои мысли. Гермиона потерлась носом о его спину, ладошки ее заскользили по его животу. Снейп тяжело вздохнул и, все еще не поворачиваясь к ней, глухо проговорил:

- Гермиона, в моей жизни было много такого, что ты никогда не сможешь принять. Никогда. Я желал бы смыть эту грязь со своей души так же, как и мерзкую метку со своего тела. Но это невозможно. Я думал, что смогу забыть о прошлом, смогу начать новую жизнь. С тобой. Но… наверное, мне этого не дано. Когда ты узнаешь меня настоящего, ты… отшатнешься. Поверь, ты не будешь испытывать ничего кроме отвращения, - он немного помолчал и продолжил, чувствовалось, что каждое слово дается ему с огромным трудом, - У нас ничего не получится. Мы не можем быть… вместе.

- Северус, - дрожащим голосом возразила Гермиона, - ты сделал мне предложение…

- Я поторопился. Прости.

- Но…

- Не может быть никаких но. Ты слишком… слишком хорошая, светлая… чтобы провести жизнь с таким чудовищем как я…

- Может, ты позволишь мне самой решать? – раздраженно спросила девушка.

- Ты не понимаешь! – воскликнул он, резко повернувшись к ней, - Я убивал. Я пытал людей Cruciatus-ом. Меня никто не заставлял это делать. Я не невинная жертва.

- Это все? – спокойно спросила Гермиона, прижимаясь к нему.

- Не все, - сквозь зубы пробормотал зельевар, - Ты спросила, почему я примкнул к Темному Лорду. Я отвечу тебе. Я преклонялся перед его силой, благоговел перед Темными Искусствами. Да, меня захватывали его идеи. Я ненавидел маглов, считал их людьми низшего сорта и был уверен, что мы должны утверждать свою власть над ними. Любыми способами. Меня не трогали страдания людей. Они кричали, - он судорожно сглотнул и продолжал, - Если бы ты только слышала, КАК они кричали. Я варил зелья, которые приносили невыносимую боль, которые мучительно и долго убивали. Я не гнушался использовать для своих зелий такие жуткие ингредиенты, что ты и представить даже не в состоянии.

Он замолчал, тяжело дыша, не смея даже взглянуть на прижавшуюся к нему девушку. «Ну, вот и все, Северус. Кончилось твое счастье. Кто, услышав такое, останется рядом с тобой? Почему она еще здесь? Почему не бежит без оглядки? Боится сдвинуться с места после всего, что услышала?». Снейп почувствовал, как ее ладошки гладят его спину, а губы легкими, почти невесомыми прикосновениями путешествуют по его груди. Он не мог поверить в это, не мог понять. Зельевар приподнял ее голову и посмотрел ей в глаза. Прочитав в его взгляде немой вопрос, Гермиона тихо сказала:

- Я люблю тебя, Северус. И всегда буду любить. Такого, какой ты есть. И никто другой мне не нужен, ты уж прости за назойливость, - она улыбнулась.

Он смотрел на нее со смесью удивления и восхищения и видел в ее карих глазах только любовь. Никакого страха или отвращения, ничего, что он так боялся увидеть.

- Ты хочешь быть со мной? Теперь, когда ты знаешь? – с замиранием сердца спросил профессор.

- Да, - просто сказала гриффиндорка, - Теперь я знаю тебя лучше, вот и все. Знаю, что ты однажды оступился. Но для меня имеет гораздо большее значение, что ты нашел в себе мужество осознать это, ты смог вернуться на светлую сторону и бороться против зла. Если бы ты был чудовищем, ты бы и сейчас спокойно относился к своему прошлому. Но ты ненавидишь его, терзаешься из-за него. Этим ты давно смыл всю грязь со своей души. Она чиста.

- Гермиона, - выдохнул он, - Ты необыкновенная женщина.

- Тогда поцелуй меня, наконец, - улыбнулась она, - если ты передумал меня прогонять.

Снейп жадно прильнул к ее губам, руки сами опустились к ней на плечи и заскользили по ее телу.

- Жарко, - прошептала Гермиона.

Северус усмехнулся, щелкнул пальцами, и обжигающие струи воды вдруг стали приятно прохладными. Он целовал ее губы, шею, грудь. Она снова почувствовала, как ее тело охватывает дрожь, и плотнее прижалась к нему, ощущая его возбуждение.

- Гермиона, люблю тебя, люблю, - нежный шепот над самым ухом.

- Северус… О-ох…

Они снова растворились друг в друге, стали единым целым, дыша и двигаясь в унисон. Гермионе показалось, что на мгновение она потеряла сознание, таким невероятно прекрасным было их единение. Открыв глаза, она увидела лицо Северуса, с нежностью смотревшего на нее.

- Кажется, нам не помешало бы позавтракать, - произнес он, погладив ее по щеке.

Девушка лишь улыбнулась в ответ.

Снейп вылез из ванны, обернул вокруг бедер полотенце, а затем взял другое, большое белоснежное махровое полотенце, завернул в него Гермиону и принялся ее вытирать нежными неторопливыми движениями. Она хихикнула. Мастер Зелий недоуменно поднял брови.

- Ты же можешь просто использовать высушивающее заклинание, - пояснила девушка с улыбкой.

- Так приятнее, - ухмыльнулся Снейп, продолжая вытирать ее.

Гермиона тоже выбралась из ванны, чтобы встать рядом с ним. Она провела рукой по его щеке, совсем не такой бледной, как обычно, отодвинула за ухо прядь черных мокрых волос.

- Боже мой, - прошептала она, рассматривая его лицо так, словно видела его впервые.

- Что случилось? – удивился Снейп, обеспокоено взглянув на нее.

- Ничего, - волшебница рассмеялась, - Вам никогда не говорили, профессор, что вы потрясающе красивы?

- Вы спятили, мисс Грейнджер? – поинтересовался он.

- Если и так, то только вы явились тому причиной, - она потянулась к нему и нежно коснулась губами его губ.

 

***

 

- Северус… – тихо позвала девушка и зельевар, оторвавшись от созерцания огня в камине, посмотрел ей в лицо.

Был поздний вечер, за окном давным-давно стемнело, и маленькая гостиная почти погрузилась во тьму, освещаемая лишь яркими языками пламени, весело плясавшими в камине. Гермиона, удобно устроившись на коленях у Мастера Зелий, расположившегося на диване, нежно обнимала его за шею, склонив голову ему на плечо.

- Гарри говорил, ты… - она немного запнулась, но все же продолжила, - умеешь летать. Правда?

Снейп тяжело вздохнул, нахмурился и нехотя кивнул. Морщинка, залегшая меж его бровей, стала глубже и резче, а губы плотно сжались.

- А как? – в глазах гриффиндорки сверкнуло любопытство.

Профессор долго молчал, снова уставившись в камин, и, наконец, тихо произнес, стараясь не смотреть на Гермиону:

- Я научился у НЕГО.

- У Волдеморта? – уточнила девушка.

Северус вздрогнул и сильно побледнел. В черных глазах промелькнула боль. Волшебница растерялась, не понимая, чем она так расстроила его.

- Неужели ты боишься его? – осторожно спросила она, пораженная внезапной догадкой.

Зельевар упрямо молчал, глядя в пол.

- Северус, - Гермиона прильнула к нему и нежно поцеловала в губы, - его больше нет. Мы победили. Ты и Гарри, и Дамблдор, вы уничтожили его.

- И ты, - едва слышно сказал Снейп.

- Это всего лишь имя…

- Имя… - горько усмехнулся зельевар, - имя… ты даже не представляешь, ЧТО стояло за этим именем…

- Все осталось в прошлом, - решительно заявила волшебница, обнимая его.

Северус посмотрел на нее долгим изучающим взглядом и с грустной улыбкой произнес:

- Мое прошлое никогда не отпустит меня, Гермиона. Я… какая-то часть меня навсегда осталась там… с Темным Лордом… и с теми преступлениями…

- Ты не принадлежишь ему! – с яростью перебила девушка, - Давно не принадлежишь!

Карие глаза горели таким огнем от переполнявшего гриффиндорку гнева, что профессор невольно залюбовался ею, снова поражаясь той невероятной внутренней силе, которой обладала эта хрупкая девушка. Гермиона, повинуясь внутреннему порыву, прильнула к его губам, целуя его с таким напором и страстностью, что у обоих сбилось дыхание.

- Ты мой! – с болью в голосе проговорила она, тяжело дыша, - Слышишь?! Мой!! Я тебя никому не отдам. Никому!

- Гермиона… - взволнованно пробормотал Снейп, прижимая ее к себе.

- Никому, - прошептала Гермиона и вдруг заплакала.

- Девочка моя, - голос Северуса дрогнул, - я даже не представлял, что меня можно ТАК любить, - он ласково погладил ее по голове и, вздохнув, с наслаждением погрузил руки в копну каштановых волос, - Ты необыкновенная… ты вытаскиваешь меня из беспросветной тьмы, в которой я блуждал столько лет… С тобой так… хорошо… светло…

- Северус… - всхлипнув, волшебница судорожно вцепилась в него, словно боялась, что он может исчезнуть.

- Гермиона, - мягко произнес профессор, - все будет хорошо. Я с тобой… и всегда буду с тобой, если ты сама этого захочешь.

Девушка вздохнула и немного расслабилась, доверчиво прижимаясь к нему. Теперь уже Северус нашел ее губы и с нежностью поцеловал.

- А ты научишь меня? – спросила она через некоторое время.

- Нет, - зельевар решительно покачал головой.

- Но почему? – обиженно произнесла Гермиона.

- Это темная магия…

- Что может быть темного в умении летать? – фыркнула девушка.

Снейп со вздохом произнес:

- С таких вещей и начинается увлечение Темными Искусствами. Сначала кажется, что ничего предосудительного в этом нет. Тебя впечатляют возможности и сила, которую дает эта магия, а потом… потом уже не остановиться.

- Бред, - сердито возразила Гермиона, - если я не применяю магию во зло, она не может быть темной.

- Гриффиндорская наивность, - ухмыльнулся профессор, - знаешь, можно и Imperio использовать во благо…

- Ну да, - согласилась девушка, - мы так и сделали, когда проникли в Гринготтс. Ну и что?

- Опасные вещи говорите, мисс Грейнджер, - теперь Северус уже явно забавлялся.

- Северус, я не понимаю, - волшебница нахмурилась, - умение летать полезно, в сложной ситуации может и жизнь спасти…

- Avada Kedavra тоже может в сложной ситуации жизнь спасти, - парировал Мастер Зелий.

- Но отнять ее при этом у другого, - не осталась в долгу Гермиона.

- Гермиона, тут не о чем спорить. Я не собираюсь тебя обучать темной магии ни в каком виде, - отрезал Снейп.

- Я, знаешь ли, чувствую разницу между добром и злом и никогда не перейду границу, - сердито произнесла девушка.

- Сначала всем так кажется. И вообще, если тебе так хочется летать, для этого существуют метлы.

- Я отвратительно летаю на метле, - призналась Гермиона, густо покраснев.

- А вот этому я как раз могу тебя научить, - усмехнулся Северус, поцеловав ее в кончик носа.

 

***

 

Оставшиеся дни каникул летели с невероятной быстротой. Северус и Гермиона ощущали себя совершенно другими людьми, словно родились заново. Им было невероятно хорошо и легко вместе, они понимали друг друга с полуслова. Разница в возрасте, так пугавшая Северуса, стала вдруг совершенно незаметна. Не только ночи, полные любви и нежности, но и дни, проведенные вместе, в интересном общении, дарили им ощущение того, что они просто созданы друг для друга.

Днем, когда Гермиона усаживалась за свои домашние задания, Снейп спускался в кабинет, проводя различные исследования и экспериментируя с зельями. Соскучившись, девушка приходила к нему, пристраиваясь со своими книгами в уголке и бросая на него время от времени нежные взгляды. Северус, усмехаясь, продолжал нарезать ингредиенты или помешивать зелье в котле, в душе радуясь как ребенок тому, что она рядом с ним. В конце концов, Гермиона откладывала книги в сторону и принималась помогать ему, а профессор с удивлением отмечал, что ему это безумно приятно. Обычно неразговорчивый и хмурый, теперь он подробно рассказывал девушке о своей работе, позволяя задавать вопросы и вносить собственные предложения. От ее неподдельного интереса и искреннего восхищения его действиями, сердце Северуса наполнялось таким теплом и счастьем, что он осознавал, что теперь принадлежит этой женщине целиком и полностью.

Ежедневно Снейп занимался с Гермионой, заставляя ее детально продумывать «противоядия» для своих кошмаров. Постепенно у девушки получилось связать с мысленными антидотами все воспоминания из своих снов, за исключением гибели Северуса. Гриффиндорка категорически не желала заниматься этим воспоминанием, поскольку любая попытка представить лежащего в Визжащей хижине Снейпа неизменно приводила к истерике. Видя ее мучения, зельевар сдался и предложил попробовать воспользоваться легиллеменцией. Скрепя сердце, Гермиона согласилась.

- Закрой глаза, - мягко попросил он, усаживая девушку на диван, - И детально представь мое воскрешение.

Волшебница послушно выполнила его указания.

- Legilimens, - произнес Мастер Зелий, наводя на нее палочку.

Она совершенно не сопротивлялась, и он легко вошел в ее сознание. Просмотрев сцену в больничном крыле, Снейп двинулся дальше, пытаясь отыскать события в Визжащей хижине. Быстро промелькнули воспоминания, которые в данный момент его не интересовали. Сосредоточившись, он продвигался в ее сознании, чувствуя, что напряжение девушки возрастает. Наконец, он добрался до того, что искал. Было странно видеть себя самого с пустыми безжизненными глазами, но Северус не позволил себе останавливаться на этой мысли. В этот момент он испытал сильное искушение просто стереть это воспоминание, но, помня просьбу Гермионы, удержался. Стиснув зубы, профессор принялся привязывать «противоядие», что потребовало от него колоссальных затрат магической энергии. Закончив, он устало опустил палочку и почувствовал, что весь взмок от пота. Бросив тревожный взгляд на Гермиону, Северус обнаружил, что гриффиндорка сидит, сотрясаясь от дрожи, смертельно бледная, до крови закусив губу, а из-под плотно сжатых век текут слезы.

- Гермиона, - дрожащим голосом произнес он, бросаясь к ней.

Девушка, потеряв сознание, упала в его объятия.

- О, Мерлин! Девочка моя… - прошептал Снейп, поднимая ее на руки.

Он отнес ее в спальню и, бережно уложив на кровать, спустился в кабинет за восстанавливающим зельем. Вернувшись, он аккуратно влил зелье ей в рот и, сжав ее руку, стал напряженно ждать, присев на край кровати рядом с ней. Через несколько минут Гермиона пришла в себя. Ее затуманенный взгляд остановился на Северусе, склонившем голову и с волнением всматривающемся в ее лицо. Волшебница улыбнулась слабой, вымученной улыбкой, протянула руку и нежно погладила его по щеке. Зельевар взял ее ладонь и, прижав к своим губам, пробормотал:

- Прости… Я снова заставил пройти тебя через это…

- Иди ко мне, - прошептала она, - Мне плохо без тебя…

Северус лег рядом, обнимая ее. Гермиона повернулась на бок и, нежно гладя его лицо своими пальчиками, спросила:

- Что произошло?

- Ты потеряла сознание. Как ты себя чувствуешь?

- Не знаю… какая-то слабость во всем теле… и болит… в груди…

- Прости, - снова прошептал Северус и погладил ее по волосам.

Девушка прижалась к нему, обвивая руками за шею и спрятав лицо у него на груди.

- Тебе нужно отдохнуть, - тихо проговорил он, коснувшись губами ее волос, - Когда ты выспишься, боль уйдет…

- Я знаю другой способ прогнать эту боль, - шепотом сообщила Гермиона.

- Какой? – тоже шепотом спросил Северус.

Гриффиндорка ничего не ответила, ее руки соскользнули с его шеи и принялись расстегивать пуговицы на его рубашке, а губы осторожно целовали каждый открывающийся кусочек кожи. В ее неторопливых движениях было столько нежности, что Снейп замер от наслаждения, прикрыв глаза. Покончив с пуговицами, Гермиона стащила с него рубашку и стала покрывать поцелуями его плечи и шею. Северус, глухо застонав, приподнял ее голову и коснулся ее губ своими губами. Он целовал ее нежными, ласкающими поцелуями, чувствуя, как все ее тело охватывает дрожь. Понимая, что девушка только что пережила стресс, Северус был нежен и нетороплив. Он испытал ни с чем несравнимое удовольствие, когда Гермиона, достигнув наивысшей точки наслаждения, обмякла в его руках, прошептав его имя. Через пару минут волшебница, измученная пережитым в этот день потрясением, уже спала, свернувшись калачиком и уткнувшись носом в его грудь. Снейп накрыл их обоих одеялом и, обнимая ее, прошептал:





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...