Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 10. Сны Гермионы. 3 страница



- Спи спокойно.

 

***

 

Как бы ни хотелось Гермионе и Северусу продлить эти самые прекрасные в их жизни каникулы, настала пора расставаться. Профессору необходимо было вернуться в Хогвартс, а девушке - на площадь Гриммо. Попрощавшись у порога дома в тупике Прядильщиков, они аппарировали одновременно.

Держа в руках клетку с Гектором, Гермиона позвонила в дверь дома 12 на площади Гриммо. Дверь распахнулась и на пороге возникла Джинни.

- Гермиона! – вскричала она, - Куда ты пропала? Мы уже начали волноваться.

Гермиона вошла в дом, поставила на пол клетку, с улыбкой сняла мантию и повернулась к Джинни. По лестнице уже сбегал Гарри. Они вдвоем уставились на подругу, ожидая объяснений.

- Ты так потрясающе выглядишь, - выпалила вдруг Джинни, разглядывая ее лицо, - Такая счастливая, такая… красивая…

Гермиона засмеялась:

- У меня были очень счастливые каникулы, - и добавила, не желая плести какие-то небылицы, - Я потом вам расскажу.

- Ты купила себе сову? – поинтересовался Гарри.

- Мне подарили, – улыбаясь, сообщила девушка.

- Разве твои родственники - маги? – широко раскрыв глаза, спросила Джинни.

- Нет, - Гермиона покачала головой и вновь рассмеялась, видя озадаченные лица друзей, - Гектора мне подарили не родственники.

Гарри и Джинни недоуменно переглянулись, но от расспросов воздержались. Как оказалось, все остальные гости разъехались накануне вечером, и Гарри с Джинни оставались в доме одни, торопливо пытаясь выполнить хоть что-то из домашних заданий, поскольку все предыдущие дни они об этом даже не вспоминали.

Через два дня они сели в поезд на вокзале Кингс-Кросс, чтобы отправиться в Хогвартс. Всю дорогу Гермиона думала только о том, что с каждой минутой приближается к любимому. Еще несколько часов и она увидит его. Но как же это будет тяжело теперь, скрывать свои чувства, лгать друзьям, а главное, не иметь возможности обнять и поцеловать его. Гермиона вздохнула.

 

Глава 11. Ссора.

Первое занятие по Защите от Темных Искусств было только на третий учебный день нового семестра. Гермиона сидела с Дином и рассеянно глядела на перемещавшегося по классу Снейпа. Впервые в жизни она не могла сосредоточиться на уроке. Профессор рассказывал о разных видах черномагических проклятий и способах их заблокировать. Девушка чувствовала, что от его голоса по телу бегают мурашки. Она опустила голову, уставившись в парту, чтобы не таращиться на Северуса таким откровенным взглядом. Но в голове по-прежнему мелькали картины их любви. Его руки на ее коже, нежные поцелуи, его горящий взгляд, жаркое дыхание на ее шее. Волшебница закусила губу.



- Не объясните ли нам, почему это невозможно, мисс Грейнджер? - услышала она вкрадчивый голос над самым ухом.

Гермиона вздрогнула, и повернула голову. Мастер Зелий возвышался над ней, на губах застыла усмешка. Гриффиндорка поняла, что не слышала ни слова из того, что он говорил перед этим. Бросив взгляд на Дина, она увидела лишь расширенные от ужаса глаза.

- Простите, сэр, - выдавила она, наконец, - вы не могли бы повторить вопрос?

- У вас плохо со слухом, мисс Грейнджер? – съязвил Снейп, - Я спросил. Почему. Это. Невозможно?

- Что это? – начиная раздражаться, спросила девушка.

- Позвольте спросить, мисс Грейнджер, - шелковым голосом поинтересовался зельевар, - вы последние пятнадцать минут находились в классе или нет?

Послышались сдавленные смешки. Снейп метнул в ту сторону тяжелый взгляд, и все стихло.

- Извините, сэр, - краснея, пробормотала волшебница, - я задумалась.

- Вот как? – холодно произнес Северус, - И о чем же, не будете ли столь любезны пояснить?

Гермиона лихорадочно соображала, что сказать. Ей представилось, что будет, если она сейчас расскажет, о чем действительно думала, и против ее воли на губах сама собой возникла улыбка. От Снейпа это не укрылось, и он уже открыл рот, чтобы сказать очередную колкость, но в этот момент Гермиона выпалила:

- Я думала о своем домашнем задании по трансфигурации.

Класс замер от ужаса.

- Да ну? – брови профессора поползли вверх.

- Да сэр, - кивнула девушка и принялась объяснять, словно не замечая свирепеющего выражения лица Мастера Зелий, - Видите ли, мне вдруг вспомнилось, что, кажется, я допустила там ошибку и…

- Почему вы решили, что мой урок подходит для такого рода размышлений? – прошипел Снейп.

- Э… это получилось случайно, сэр.

Какое-то время профессор молча смотрел на нее так, что, казалось, сейчас испепелит взглядом, а потом произнес ледяным тоном:

- Чтобы вам больше не приходило в голову думать на моих уроках о посторонних вещах, мисс Грейнджер, вы сегодня получите двойное домашнее задание, – он сделал паузу, - Кроме того, жду вас сегодня в восемь в своем кабинете на отработку, и потрудитесь не опаздывать.

Гермиона так обрадовалась, что чуть не бросилась ему на шею. Снейп, резко развернувшись, направился к преподавательскому столу, бросив на ходу:

- И десять баллов с Гриффиндора.

- Вот гад, - прошептал Дин.

- И еще десять, мистер Томас, за оскорбление преподавателя.

Оставшаяся часть урока прошла без происшествий. Гермионе, наконец, удалось заставить себя слушать объяснения Снейпа, тем более что они оказались довольно занимательными. Когда прозвенел звонок, профессор объявил домашние задание:

- К следующему занятию подготовите сочинение о блокировании проклятий. На двадцать дюймов. Мисс Грейнджер, на сорок дюймов.

 

***

 

За ужином Джинни вдруг заявила:

- Может тебе поговорить с МакГонагалл?

- О чем ты? – удивилась Гермиона.

- Ну, Снейп мог бы относиться к тебе помягче. Учитывая, что ты для него сделала.

- Джинни, это не имеет отношения к делу, - возмутилась девушка, - Я не собираюсь пользоваться этими обстоятельствами, я никогда не рассчитывала на какое-то особое отношение. К тому же, я ведь сама виновата.

- Подумаешь, задумалась, - фыркнула Джинни, - ну снял бы баллы. Так нет же, надо было домашнее задание увеличить, да еще и отработку назначить.

- Она права, - с набитым ртом поддержал ее Дин, - Он придирается к тебе.

- Ой, ну перестаньте вы уже, - сердито сказала Гермиона, - Я сказала, сама виновата.

- Все-таки он ублюдок, - констатировал Дин, - чтобы он там ни сделал.

- Не смей оскорблять его! – дрожащим голосом воскликнула Гермиона, лицо ее побледнело от гнева, - Благодаря ему мы все живы, и я, и Гарри, и все остальные. Если еще раз скажешь про него какую-нибудь гадость, ко мне лучше даже не подходи, иначе превращу тебя в жабу. Понятно?

- Ладно, ладно, - растерянно залепетал Дин, напуганный ее реакцией.

Гриффиндорка отвернулась от него и встретилась взглядом с Гарри, внимательно на нее смотревшим.

- Гермиона права, Дин, - спокойно сказал он, - Профессор Снейп достоин глубокого уважения.

Гермиона благодарно улыбнулась другу.

- Ну ладно, мне пора, - она поднялась из-за стола и поспешила в подземелья.

Она постучала в дверь кабинета, и Снейп в ту же секунду возник на пороге. Пропустив ее внутрь, зельевар закрыл дверь и наложил запирающее и звукоизолирующее заклинания. Повернувшись, к Гермионе, он резко притянул ее к себе и впился в губы жадным поцелуем. Девушка выронила сумку с книгами и крепко обняла его. Его руки скользили по ее телу, лаская плечи, спину, грудь. Губы Северуса скользнули на ее шею, и волшебница застонала от нахлынувшего возбуждения. Он нежно захватил губами мочку ее уха, заставив девушку задрожать.

- Северус, - прошептала она, - Я так скучала…

Ее руки переместились ему на грудь, торопливо расстегивая пуговицы сюртука. Когда ее нежные пальцы проникли ему под рубашку, Северус вдруг опомнился и, отстранившись, хрипло пробормотал:

- Нет… Не здесь… Не сейчас…

- Никто не узнает, - прошептала она, прижимаясь к нему.

- Гермиона, пожалуйста, - попросил Снейп, стараясь выровнять дыхание, - Мы же с тобой договорились…

Гриффиндорка обиженно отодвинулась от него, подняла сумку, и, повернувшись спиной, сухо произнесла:

- Да, я забыла, я же пришла на отработку, профессор. Что мне следует делать, сэр?

- Ну, зачем ты так? - мягко произнес он, положив ей руки на плечи, - Ты же знаешь, что никакой отработки не будет. Я просто хотел побыть с тобой. Тем более, - он хмыкнул, - ты дала такой замечательный повод.

Зельевар поцеловал ее в макушку и добавил:

- Я тоже скучал… Я люблю тебя…

- Северус, - она вздохнула и прижалась к нему, - Я с ума сойду, столько еще ждать, когда нам не нужно будет скрывать наши отношения.

- Я знаю, девочка моя, мне тоже тяжело… И, к сожалению, я не смогу назначать тебе взыскания часто. Иначе, Минерва меня просто сожрет, - он усмехнулся, - Ты и Поттер – две ее больные мозоли.

Гермиона рассмеялась, а потом сообщила:

- Я тебя обманула.

Профессор вопросительно посмотрел на нее.

- Я задумалась вовсе не о домашнем задании по трансфигурации, я думала о тебе, о нас…

- Глупенькая, - улыбнулся Северус, - это было написано у тебя на лице. Никакой легиллеменции не требовалось, чтобы это понять.

- О, Мерлин! – воскликнула она, - Это что, было так очевидно?

- Для меня да. Но для тех болванов, что ты именуешь своими однокурсниками, вряд ли, - ухмыльнулся он и тут же добавил, - Но все-таки постарайся держать себя в руках, ладно?

Девушка кивнула. Северус трансфигурировал стоящее у камина кресло в небольшой диванчик и они удобно устроились на нем. Время текло незаметно и, когда Гермиона бросила взгляд на часы, она обнаружила что дело идет к полуночи.

- Ой! – испуганно воскликнула она, - Мне пора, еще не хватало Филчу попасться.

- Ну, во-первых, ты староста, - возразил Снейп, - а, во-вторых, сошлешься на меня. Но тебе, в самом деле, пора, а то не успеешь выспаться.

- Ты смеешься? – фыркнула гриффиндорка, - Выспаться! Мне еще на завтра делать целую кучу домашних заданий.

- Тогда поспеши, - серьезно сказал он, - И мое задание можешь не делать совсем.

- Ну, уж нет, двойное так двойное.

- Гермиона! Баллы сниму за упрямство.

- Только попробуй, - она поцеловала его на прощание и, выскользнув из кабинета, поспешила в башню Гриффиндора.

 

***

 

После возвращения в школу у Северуса и Гермионы почти не было возможности остаться наедине. Они встречались, главным образом, на занятиях и в Большом зале. На уроках Снейп держался холодно и отстраненно, ничем не выказывая своего расположения. Гермиона же вообще старалась не смотреть на него, опасаясь выдать взглядом свое истинное отношение. Им приходилось довольствоваться лишь легкими соприкосновениями пальцев, когда она сдавала домашние задания, да украдкой брошенными взглядами.

Гермиона не могла приходить к нему в подземелья, не вызывая подозрений, а он по той же причине не решался назначать ей взыскания или задержать после уроков. Девушка уже сотню раз порывалась попросить у Гарри мантию-невидимку, но тогда пришлось бы все рассказать парню, а это в ее планы не входило. Они позволили себе пару свиданий на астрономической башне, но волшебница серьезно опасалась, что Гарри и Джинни, заинтересовавшись ее отсутствием, сверятся с картой Мародеров и… обнаружат, что она проводит время со Снейпом. Впрочем, замечательным местом для их встреч по-прежнему оставалась библиотека. Никто не удивился бы, застав Гермиону в библиотеке, точно так же не вызвал бы недоумения тот факт, что рядом вдруг по чистой случайности очутился Снейп. Суббота и воскресенье были замечательными днями, библиотека по обыкновению пустовала и они проводили там по несколько часов, не желая расставаться друг с другом. Конечно, там недопустимы были жаркие поцелуи или страстные объятия, но они могли хотя бы побыть вместе, прикоснуться друг к другу, просто поговорить, а это было уже немало.

 

***

 

Очередным субботним днем, в предвкушении скорой встречи с Гермионой, Северус быстро шагал в библиотеку. Последний поворот и… зельевар молниеносно отпрыгнул назад. Из библиотеки вышли двое – Гермиона и… Дин Томас. Парень тащил какие-то книги, явно сопровождая девушку. Снейпа затрясло от ярости. Почти не отдавая себе отчета в том, что делает, он, бесшумно ступая, на некотором расстоянии последовал за парочкой.

- Гермиона, давай передохнем, - отдуваясь, пропыхтел Дин, - Книги все-таки тяжелые.

Волшебница кивнула, они остановились у окна, и юноша облегченно вздохнул, свалив стопку книг на подоконник. Снейп замер в нескольких шагах от них.

- Э… Гермиона, - нерешительно начал Дин, - может быть, сходим завтра в Хогсмид?

- Дин, у меня действительно очень много дел, - покачала головой девушка, - И… мне не хочется в Хогсмид, - твердо добавила она.

- Знаешь, - запинаясь, произнес парень, - ты мне давно нравишься. Почему бы нам… Ну… в смысле… давай будем встречаться.

Северус почувствовал, как сердце камнем ухнуло куда-то вниз. Он сжал кулаки.

- Дин, я к тебе очень хорошо отношусь, но только как к другу, понимаешь?

- Гермиона, мы же можем попробовать… может быть, у тебя тоже появятся какие-то чувства ко мне… - он взял ее за руку.

- Дин, пойми, пожалуйста…

- Это все из-за Рона, да? – насупился Дин, - Надеешься, что он вернется?

- Рон здесь ни при чем, - вздохнула девушка.

Юноша истолковал ее вздох по-своему.

- Я помогу тебе забыть о нем, - прошептал он и вдруг, порывисто обняв ее за талию, прильнул к ее губам.

Зельевар готов был кинуться на парня и разорвать его на кусочки, но в это мгновение Гермиона резко оттолкнула Дина и вывернулась из его объятий.

- Дин! – голос ее дрожал от гнева, - Никогда не смей так делать. Я не могу встречаться с тобой, потому что я люблю другого. И это не Рон!

Снейп вздохнул с облегчением.

- Прости, - Дин смутился и смотрел в пол, - Я не знал, я думал, ты тоскуешь по Рону, ну и надеялся, что…

- Я понимаю, - мягко сказала Гермиона, - Надеюсь, мы останемся друзьями?

- Да, конечно, - охотно согласился Дин, - А кто он? Гриффиндорец?

- Дин, он не в Хогвартсе, и не надо меня расспрашивать.

Дин сокрушенно кивнул, подхватил книги, и парочка отправилась в башню Гриффиндора.

Сказать, что Снейп был взбешен, значило ничего не сказать. Как посмел этот мальчишка прикасаться своими лапами к НЕЙ, к его женщине? Мало того, что он с самого начала учебного года таращится на нее совершенно неприличным образом, так он еще посмел и лезть к ней с поцелуями! Северус чувствовал, как в груди разрастается дикая ярость. Пожалуй, сейчас он был еще более зол, чем в те времена, когда Джеймс Поттер увел у него Лили.

 

***

 

На одном из уроков Снейп снова устроил семикурсникам работу в парах. Перед этим они изучили довольно большой набор атакующих и защитных заклинаний, и теперь он захотел посмотреть, как они сумеют применить их на практике. Мастер Зелий прохаживался по классу, хмуро оглядывая учеников. Неожиданно, за спиной у него послышался смех. Профессор обернулся и тут же увидел, над чем смеялись Гарри и Джинни. Гермиона опять работала в паре с Томасом. Девушка весьма успешно потрудилась – Томас был не в состоянии оторвать ноги от пола, а рука с палочкой плотно приклеилась к туловищу. Смешно вытаращив глаза, парень пытался взять парочку в свободную руку, но она словно намертво приросла к его пальцам. В другой момент Снейп бы по достоинству оценил юмор и изобретательность Гермионы, превратившую своего противника в беспомощную мишень, но сейчас душившая его ревность хлынула наружу, и он увидел блестящую возможность отыграться на сопернике. С хищной улыбкой на губах Северус направился к ним. Заметив его, Поттер и Уизли перестали смеяться, а Гермиона опустила палочку. Лицо профессора не предвещало ничего хорошего.

- Мистер Томас, - зашипел он, - Кажется, я вам уже говорил, чтобы вы не работали в паре с мисс Грейнджер?

- Да, сэр, - пробормотал Дин.

- Но вы почему-то решили, что вправе игнорировать мои указания?

- Нет, сэр, - едва слышно пролепетал парень.

- Это я виноват, сэр, - поспешил вмешаться Гарри, - я стал в пару с Джинни, поэтому Дину досталась Гермиона. Мы сейчас поменяемся.

- Не стоит, мистер Поттер, - холодно возразил Снейп, - Я сам поработаю в паре с мистером Томасом. Надеюсь, мне он сможет сопротивляться более решительно, чем мисс Грейнджер.

Дин вытаращил на него испуганные глаза.

- Приготовьтесь, мистер Томас, - зельевар вытянул вперед палочку, - Я вам покажу кое-что новенькое, а вы… защищайтесь, если сможете, - глумливая улыбка не сходила с его лица, - Сейчас вы нам поведаете, почему вы так отвратительно сопротивляетесь заклятиям мисс Грейнджер.

Одно из его изобретений, безусловно, незнакомое не только Томасу, но и всем остальным в этом классе, усовершенствованная легиллеменция, позволяющая не только посмотреть мысли самому, но заставить жертву озвучить эти мысли. Прекрасное наказание для наглого Томаса, подумалось Северусу. Он наложил заклятие, используя всю свою силу, какую никогда не применял даже к Поттеру во время их уроков на пятом курсе. Грубо ворвавшись в сознание совершенно несопротивлявшегося Дина, Снейп быстро отыскал то, что хотел. Слова полились из несчастного парня сплошным потоком, заставив всех находившихся в классе прекратить свои упражнения и слушать его бормотание:

- Гермиона такая красивая… Ее губы, такие мягкие, нежные, так хочется целовать их. Ее грудь… О! Мне так нравится ее грудь…

Гермиона почувствовала, что краснеет, все взгляды были устремлены на нее. Она в бешенстве посмотрела на Северуса. «Зачем он это делает? Зачем? Неужели не понимает, как это унизительно, неприятно?». Снейп, казалось, наслаждался, губы его кривились в усмешке. Дин, между тем, продолжал:

- Я хочу ее, хочу заниматься с ней любовью. Хочу сорвать с нее одежду. Я вижу это в своих снах, почти каждую ночь… О, она такая горячая в этих снах. Она так целует меня… везде...

В классе послышалась хихиканье, Гарри бросил тревожный взгляд на Гермиону, сделавшуюся похожей на помидор.

- Это так прекрасно, - продолжал нести околесицу Дин, - Я хочу, чтобы она…

- Expelliarmus! Finite Incantatem!

Палочка вылетела из рук Снейпа, сам он пошатнулся. Дин пришел в себя и растеряно хлопал глазами, не очень понимая, что происходит.

Северус в бешенстве развернулся и увидел разъяренную Гермиону, нацелившую палочку прямо ему в грудь. В ее карих глазах горела такая злость, что он опомнился и понял, что перегнул палку.

- Прекратите это сейчас же! – выкрикнула гриффиндорка, тяжело дыша.

«Черт, Северус, остановись. Ты ведь знаешь, что не прав. Посмотри, до чего ты довел ее».

- Вам не понравилось, мисс Грейнджер? – холодно поинтересовался он, поднимая с пола свою палочку, - По-моему, это было весьма… занимательно. И кстати, минус десять баллов за нападение на преподавателя.

- То, что вы преподаватель, не дает вам права издеваться над людьми! Вы мерзавец, сэр!

По классу прокатился стон.

- Гермиона, не надо, - Гарри схватил ее за локоть.

- Отчего же, пусть продолжает, - тихо произнес Снейп, - Интересно послушать, что еще скажет мисс Грейнджер.

- Ах, вам интересно?! – лицо девушки пылало от гнева и обиды, - Так я скажу вам, что более мерзкого зрелища я в жизни не видела. Вы мне отвратительны, меня просто тошнит от вас!

В классе воцарилась гробовая тишина.

- Если вас унижали в детстве, вы считаете, что можете унижать других людей? Тех, кто слабее вас?

- Гермиона, - прошептал Гарри, - замолчи…

- Убьет, точно убьет, - пискнул чей-то голосок в другом конце класса.

- Мисс Грейнджер, вы забываетесь! – с перекошенным от гнева лицом выкрикнул Снейп.

- Это подло, мерзко, гадко! – задыхаясь, воскликнула Гермиона, - Вы ничтожество!

- Вы все сказали, мисс Грейнджер? – дрожащим от ярости голосом поинтересовался зельевар.

- А вам мало? – зло бросила Гермиона.

- Пятьдесят баллов с Гриффиндора за оскорбление преподавателя!

- Прекрасно! – волшебница гордо вздернула подбородок, - На большее вы не способны!

- И месяц отработок! С Филчем!

- Это все?

- И я еще побеседую с вашим деканом и директором на предмет целесообразности вашего пребывания в Хогвартсе. Таким как вы не место в этой школе!

- Каким? – с вызовом спросила Гермиона.

- Наглым, высокомерным, спесивым! Здесь учат волшебников, а не …

- А не грязнокровок, вы хотите сказать? – перебила его девушка.

Снейп отшатнулся, словно его ударили. Лицо его побелело.

- Это здесь ни при чем, мисс Грейнджер, - тихо произнес профессор, - Вас исключат за ваше поведение, а не происхождение.

- Как вам будет угодно, сэр, - Гермиона подхватила сумку и направилась к выходу.

- Куда это вы, мисс Грейнджер? Я, кажется, вас не отпускал?

- Ну, так снимите еще баллы, - презрительно бросила Гермиона через плечо, - Раз это единственное, что доставляет вам удовольствие.

Дверь за ней с громким треском захлопнулась. Совершенно остолбеневшие студенты перевели взгляд с захлопнувшейся двери на Снейпа. Кто-то хихикнул. Профессор резко развернулся и ледяным тоном поинтересовался:

- Вы находите в этом что-то смешное, мистер Деррингтон?

- Нет, сэр, - вяло пробормотал слизеринец.

- Десять баллов со Слизерина, - прошипел Снейп, - и продолжайте работать. Нечего стоять истуканами. Поттер, будете работать со мной, мисс Уизли с мистером Томасом.

 

***

 

Не помня себя от гнева и обиды, Гермиона бежала по пустым коридорам Хогвартса в башню Гриффиндора. Сердце разрывалось от боли, по щекам катились слезы. Она злилась на Северуса и на себя саму. Прибежав в пустую спальню девочек, гриффиндорка бросилась на кровать и зарыдала от отчаяния. Узнав теперь, каким нежным, заботливым и страстным может быть Северус, она не могла понять, как он мог так с ней поступить. Что толкнуло его на это? Почему он заставил ее выслушивать этот вздор Дина перед всем классом? Гермиона старалась припомнить, не обидела ли она его накануне каким-нибудь неосторожным словом или поступком, но тщетно. Чудовищная несправедливость рвала душу на части. Конечно, сегодня она тоже не сдержалась и наговорила лишнего в присутствии студентов. Если бы она просто убежала из класса, ни слова не говоря, то, возможно, они бы в скором времени помирились. Но теперь Северус с его характером, с его гордостью уже ни за что не простит ее. После всего, что она наговорила ему, он и знать ее не захочет. Он решил выгнать ее из школы? Ну и пусть, так даже лучше, не придется видеть его. Может быть, она просто надоела ему, и он решил ее бросить? Она пыталась убедить себя, что Северус никогда не поступил бы так, но обида и боль заглушали голос рассудка.

 

***

 

Едва прозвенел звонок, Снейп выгнал студентов из класса и запер дверь. Он устало сел за преподавательский стол и обхватил голову руками. Мысли разбегались. Что он наделал? Поддался своей ревности, своей злости на мальчишку, хотел унизить его, а в результате унизил Гермиону. И девочка взорвалась, не выдержала. «Ты же взрослый человек, Северус, как ты мог? – пилил его внутренний голос». «Она сказала, что ее от меня тошнит, - попытался возразить он». «А что она должна была сказать? Спасибо, профессор, что опозорили меня перед всем классом?» «И что теперь делать?» «Извиниться, что же еще?» «Она не простит» «Если не извинишься, не простит» «Она тоже виновата» «Ну, конечно!» «Зачем было сообщать перед всем классом, что меня унижали?» «Ей пришлось выслушать кое-что похуже. И это устроил ты». «Ничего уже не вернуть». «Трус! И дурак к тому же!». «Отстань! И без тебя тошно».

 

***

 

Гермиона услышала, как дверь в спальню тихонько приоткрылась, чьи-то шаги приблизились к кровати, и послышался голос Джинни:

- Ты как?

- Все хорошо, - буркнула Гермиона, не поднимая головы от подушки.

- Мы так волновались за тебя, - она помолчала, - Все-таки он вел себя, как свинья, хоть ты его и защищаешь всегда.

Гермиона снова зарыдала.

- Гермиона, - Джинни погладила ее по голове, - Никто тебя не выгонит из-за этого упыря. Мы все расскажем МакГонагалл.

- Мне все равно, - сквозь слезы пробормотала девушка.

Какое-то время они молчали.

- Пора уже спускаться на обед, - наконец, вздохнула Джинни и осторожно спросила, - Ты пойдешь?

Гермиона помотала головой.

- Мы тебе принесем что-нибудь сюда.

- Я ничего не хочу.

Джинни ушла.

 

***

 

Гермиона провалялась в кровати до самого вечера. В спальне было пусто, никто не хотел ее беспокоить. Когда за окном совсем стемнело, девушка вспомнила, что ее еще ждет отработка у Филча. Часы показывали половину восьмого, а это означало, что через полчаса она должна быть у кабинета школьного завхоза. Волшебница решительно встала и отправилась в ванную. Тщательно умылась, расчесала волосы и, гордо вздернув подбородок, вышла в гриффиндорскую гостиную. Она не будет сидеть и жалеть себя. Она знает очень хороший способ избавиться от всех переживаний. Это очень просто, нужно нагрузить себя так, чтобы не осталось ни одной свободной минутки. Едва она появилась в общей комнате, все разговоры смолкли, а взоры обернулись к ней. Гарри вскочил со своего места и подбежал к подруге.

- Все нормально, Гарри, - заверила его Гермиона. Он хотел что-то сказать, но она покачала головой, - Я не хочу ни о чем говорить.

Парень понимающе кивнул. Ни на кого не глядя, Гермиона выскользнула из гостиной и побрела к Филчу.

 

***

 

Снейп тоже пропустил обед, но к ужину все-таки решил появиться в Большом зале. Очевидно, вид у него был еще более мрачный, чем обычно, потому что студенты едва завидев его, в ужасе шарахались в стороны. Он занял свое место рядом с МакГонагалл и бросил тяжелый взгляд на гриффиндорский стол. Гермионы не было. Сердце заныло. Гриффиндорцы перешептывались и посматривали на него с явным осуждением. Зельевар отвернулся и уставился в свою тарелку невидящим взглядом. Есть не хотелось. Вяло поковырявшись в тарелке, он вышел, так ничего и не съев. Профессор неторопливо брел по замку, думая о Гермионе. Он вспомнил, что назначил ей отработку, а значит, она должна скоро явиться к Филчу. Снейп решительно зашагал к кабинету завхоза. Восьми еще не было, и Северус, наложив на себя дезиллюминационные чары, притаился в коридоре, ожидая девушку. В восемь часов появилась Гермиона. Он вздрогнул, увидев ее. Осунувшееся бледное лицо, потухшие глаза, искусанные губы. Северус хотел броситься к ней, прижать к себе, покрыть поцелуями лицо. Но он вспомнил все, что она кричала ему сегодня, и с ужасом подумал, что это может оказаться правдой. Филч вышел из своего кабинета и с ворчанием потащил девушку убираться в каком-то классе. Гриффиндорка покорно поплелась следом за ним. Снейп вздохнул и решил, что обязательно задержит девушку после следующего урока Защиты от Темных Искусств и объяснится с ней.

Но на следующий урок Гермиона не пришла, и на следующий тоже. Она вообще перестала ходить на его уроки. Волшебница не появлялась в Большом зале, но он видел, как Поттер и Уизли украдкой таскают еду, очевидно, для нее. Он мог бы спросить у Поттера на их индивидуальных занятиях, но не решался. Временами зельевару казалось, что юноша как-то странно на него смотрит, но не мог объяснить, в чем выражается эта странность. Профессор мало ел и плохо спал. Ему снилась Гермиона, постоянно, каждую ночь. Северус понимал, что должен поговорить с ней, но не знал, как это сделать. Ощущение безвозвратно утерянного счастья не покидало Мастера Зелий. И от сознания того, что это хрупкое, в кои то веки выпавшее на его долю счастье он так нелепо разрушил собственными руками, было мучительно больно. Видя, как старательно девушка избегает его, Северус не сомневался, что она больше не питает к нему никаких чувств, кроме презрения и отвращения. Тоска и боль заполнили его сердце, что немедленно отразилось на поведении Снейпа. Для студентов уроки Защиты от Темных Искусств превратились в сущий кошмар. Казалось, профессор, безудержно исходя желчью, превзошел сам себя. Он язвил по каждому поводу и придирался ко всем подряд, снимая немыслимое количество баллов со всех факультетов, включая собственный. Каждый вечер Северус украдкой наблюдал за гриффиндоркой, когда она приходила на отработку, знал, что эту отработку давно пора отменить, но не мог.

Так пролетели две недели.

Гермиона старательно занималась, часами просиживала в библиотеке или в гриффиндорской гостиной с книгой в руках. Девушка измождала себя, отводя на сон по три-четыре часа, постоянно забывала поесть, хотя Гарри и Джинни исправно приносили ей еду из Большого зала. Но чтобы она ни делала, она не могла избавиться от мыслей о Северусе. Его лицо, черные, горящие страстью глаза возникали перед ее мысленным взором снова и снова. Теперь, по прошествии времени, она уже винила в произошедшем больше себя, чем его. Они почти не встречались, к нему на уроки она не ходила, а, завидев его издали в коридорах замка, разворачивалась обратно или сворачивала в первый попавшийся коридор. Гарри пытался несколько раз поговорить с ней, но волшебница упорно уклонялась от разговора. Однако, наконец, ему удалось, застав ее поздно ночью в гриффиндорской гостиной, заставить поделиться с ним своими переживаниями.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...