Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 12. О пользе окклюменции



 

Еще три недели прошли как в тумане. Девушка снова посещала уроки Снейпа, но на профессора старалась не смотреть. Зельевар, казалось, тоже не замечал ее.

В начале марта на одном из уроков Защиты от Темных Искусств снова была работа в парах. Студенты отрабатывали мощные защитные заклинания, которым Снейп учил их несколько последних занятий. Дин накануне упал с метлы на тренировке по квиддичу, поэтому на уроке его не было. Северус поставил Гарри в пару с Джинни, а сам встал против Гермионы.

Он атаковал, заставляя девушку защищаться. С отсутствующим выражением лица гриффиндорка довольно успешно отбивала его заклятия. В какой-то момент она то ли отвлеклась, то ли сказалась накопившаяся усталость, но посланное им оглушающее заклятие, не встретив на своем пути никаких препятствий, ударило не ожидавшую этого Гермиону прямо в грудь. Девушку отбросило назад. Пролетев полкласса, она с размаху ударилась о стену и сползла на пол, потеряв сознание. Снейп, побледнев как полотно, подскочил к ней и опустился на колени, бормоча заклинания. Через несколько мгновений он встал, поднимая на руках Гермиону, обернулся к студентам и отрывисто бросил:

- Я доставлю мисс Грейнджер в больничное крыло. Продолжайте занятия. Поттер, закончите урок вместо меня.

Северус почти бежал по коридорам замка со своей драгоценной ношей, шепча бескровными губами:

- Девочка моя, очнись, только очнись.

Он принес ее в больничное крыло и бережно уложил на кровать. Мадам Помфри тут же захлопотала около нее. Северус молча стоял рядом, до боли сжав кулаки.

Наконец, девушка пришла в себя и посмотрела вокруг непонимающим взглядом. Увидев Снейпа, она закусила губу и отвернулась. Профессор вздрогнул, но все же заставил себя произнести:

- Мисс Грейнджер, как вы себя чувствуете? Я немного не рассчитал силу своего заклинания… вы потеряли сознание.

- Благодарю вас, профессор, - бесцветным голосом произнесла Гермиона, все также глядя в сторону, - Мне уже лучше. Вы можете идти, сэр.

«Она что, сказала, чтобы я убирался?» «Именно это она и сказала, кретин!». Зельевар повернулся и молча покинул больничное крыло.

 

***

 

Мадам Помфри велела остаться Гермионе в больничном крыле до вечера. После обеда девушку навестил Гарри. Волшебница не знала, как ему удалось улизнуть от Джинни, но пришел он один.

- Гермиона, как ты?

- Уже гораздо лучше, спасибо, - ответила она, но голос дрожал.

- Гермиона… - сочувственно произнес юноша.

- Господи, Гарри, я больше не могу! Не могу! Я так люблю его, я не могу жить без него, - она зарыдала. Гарри торопливо наложил звукоизолирующие чары, чтобы никто не смог их услышать. – Он так холоден со мной, я ему не нужна. Он не подошел ко мне, не обнял, не сказал ни одного теплого слова. Он никогда не простит, он ненавидит меня. Что я наделала?



Она плакала и не могла остановиться. Гриффиндорец пытался ее утешить, но Гермиона словно ничего не слышала.

 

***

 

После ужина Гарри отправился к Снейпу на урок окклюменции. Профессор бросил на него затравленный взгляд, очевидно страстно желая, но не решаясь спросить о Гермионе. Гарри сел на стул и приготовился, он уже решил, что сделает, и был уверен, что прав. Снейп навел на него палочку и произнес заклинание. Сначала черная стена не пускала его, но неожиданно стена отодвинулась, и он ворвался в сознание юноши. Сцена в больничной палате, Гермиона рыдает у Гарри на плече, говорит о своей любви к Северусу. Вдруг его словно вышвырнули прочь, и черная стена вновь наглухо закрылась. Зельевар опустил палочку и, тяжело дыша, уставился на Гарри. Наконец, он медленно произнес:

- Если я не ошибаюсь, вы намеренно показали мне эту сцену, Поттер?

- Да, сэр.

- Зачем вы это сделали?

- Мне показалось, что это важно, чтобы… вы увидели это, сэр.

- Что ж, Поттер, должен признать, что вы в совершенстве овладели окклюменцией, наши занятия можно считать оконченными. Больше мне вас нечему научить. Можете идти.

Он устало опустился на стул.

- Сэр?

- Что вам угодно, Поттер?

- Сэр, я могу сказать Гермионе, чтобы она пришла. Если вы хотите этого.

- Я сказал, вы можете идти, - резко бросил зельевар.

- Да, сэр, - Гриффиндорец вздохнул и направился к выходу.

- Она не придет, - прошептал Снейп, - Она больше никогда не придет… ко мне.

Гарри замер и обернулся. Профессор сидел за своим столом, закрыв лицо руками.

- Сэр, я могу сделать так, что она придет, - сказал он, делая шаг к столу.

Снейп поднял на него взгляд, полный боли и тоски, и покачал головой.

- Она избегает меня.

- Она любит вас.

- Уходите Поттер.

- Да, сэр.

Юноша уже взялся за дверную ручку, как голос Снейпа заставил его остановиться:

- Гарри.

Поттер обернулся и посмотрел на него.

- Если ты можешь это сделать, пусть она придет.

- Да, сэр, - Гарри улыбнулся.

Он вышел из кабинета и помчался в башню Гриффиндора. Как он и предполагал, он застал Гермиону в гостиной с книгой в руках. Быстро прошмыгнув в спальню мальчиков и, прихватив там мантию-невидимку, он вернулся в гостиную и с заговорщическим видом подошел к подруге.

- Гермиона, - наклонившись к самому уху девушки, прошептал он, - Пойдем со мной, мне надо показать тебе кое-что… важное.

Она удивленно посмотрела на него и уже открыла рот, чтобы задать вопрос, но Гарри отрицательно покачал головой и приложил палец к губам. Он кивнул головой в сторону выхода и направился к проему за портретом. Гермиона подождала с минуту, огляделась и, увидев, что никто не обращает на нее внимания, отложила в сторону книгу и тоже покинула гостиную. Гарри ждал ее на ступеньках лестницы.

- Гарри, что за тайны? – шепотом спросила волшебница.

- Пойдем, пойдем, - таинственно отозвался Гарри, - скоро узнаешь.

Он набросил на них мантию-невидимку и стал спускаться по лестнице, увлекая девушку за собой.

Пока они брели по коридорам и лестницам замка, Гермиона еще несколько раз делала попытки выяснить, куда они направляются. Однако, Гарри каждый раз делал загадочное лицо и советовал девушке запастись терпением. Вскоре они оказались в подземельях, а еще через пару минут у дверей кабинета Снейпа. Осознав, где они находятся, Гермиона вздрогнула, но задать вопрос ей помешала стайка слизеринцев, промчавшаяся по коридору. Чтобы не столкнуться с ними, они вынуждены были отпрянуть к стене. Когда шаги школьников затихли в отдалении, и в коридоре воцарилась тишина, Гарри решительно схватил волшебницу за локоть и, подтащив ее к двери, постучал.

- Гарри, зачем мы пришли сюда? – сердито спросила Гермиона.

Он не успел ничего ответить, как дверь распахнулась, и на пороге возник Снейп. Мгновение он сердито смотрел в пустоту, но Гарри рванул вперед, таща за собой Гермиону, и они ввалились в кабинет, едва не сбив профессора с ног. Дождавшись, когда зельевар закроет дверь, Гарри сдернул мантию-невидимку и скороговоркой произнес:

- Профессор хотел поговорить с тобой, Гермиона. Ну, я побежал, еще успею до отбоя добраться до башни.

Юноша уже шагнул к двери, но, словно вспомнив что-то, повернулся и сунул Снейпу в руки свою мантию-невидимку со словами:

- Может пригодится.

Он выскочил в коридор и захлопнул дверь, оставив их одних.

В кабинете воцарилось тягостное молчание. Снейп смотрел на Гермиону, а она внимательно разглядывала что-то на полу.

- Вы хотели поговорить со мной, профессор? – наконец, произнесла она безразличным голосом.

Северус почувствовал, как внутри все разрывается от боли. Швырнув мантию-невидимку в кресло, он шагнул к Гермионе и, обняв ее одной рукой за талию, притянул к себе. Девушка вздрогнула и напряглась. Северус взял ее рукой за подбородок и, приподняв ее голову, легонько прикоснулся к ее губам своими губами. Карие глаза, распахнувшись, внимательно уставились в его лицо.

- Гермиона, - прошептал он, - Прости меня, девочка, - он снова нежно коснулся ее губ, не решаясь углубить поцелуй.

Его губы порхали по ее лицу, едва касаясь кожи. Снейп нежно целовал ее глаза, губы, волосы, шепча ее имя. Девушка не шевелилась, словно находилась в каком-то оцепенении, не решаясь поверить в происходящее. Он провел кончиком языка по ее губам, аккуратно раздвигая их.

- Северус! – выдохнула Гермиона и прижалась к нему всем телом, крепко обнимая.

Он прижал к себе ее голову, зарываясь обеими руками в непослушные каштановые кудри и с наслаждением вдыхая ее запах. Гермиона всхлипнула и потерлась щекой о его грудь.

- Я люблю тебя, - зашептал он снова, - люблю. Прости меня за все, умоляю. Я просто старый ревнивый дурак.

- Северус, я думала, ты меня бросил, - она подняла голову и посмотрела ему в глаза.

- Гермиона, что ты говоришь? И дня не проходило, чтобы я не терзался из-за нашей размолвки…

Он прильнул к ее губам и принялся жадно, исступленно целовать ее. По телу девушки пробежала дрожь, она вдруг почувствовала слабость в ногах и едва не упала. Снейп подхватил ее на руки.

- Девочка моя, - нежно прошептал он, - ты совсем обессилела.

Гермиона обхватила его руками за шею. Он прошел в дверь, ведущую из кабинета в его спальню, и усадил девушку на кровать.

- Подожди меня здесь, - мягко произнес он, погладив ее по щеке.

Зельевар вышел из спальни, прикрыв за собой дверь. Гермиона слышала, что он что-то негромко говорит. Через несколько минут профессор вернулся с бокалом, в котором было какое-то зелье. Он присел на край кровати и протянул ей бокал.

- Что это? – спросила Гермиона

- То, что тебе поможет почувствовать себя лучше, - ответил Северус, - давай-ка пей.

Девушка послушно выпила. Снейп поцеловал ее в лоб и поднялся. Он взмахнул палочкой и сотворил столик, расположив его рядом с кроватью. В кабинете послышался какой-то шум. Гермиона с легким испугом посмотрела на дверь. Снейп, ни слова не говоря, вышел из спальни, и она снова услышала его голос в кабинете. Через минуту он показался в дверях, левитируя перед собой поднос с едой. Поместив поднос на столе, он сел рядом с Гермионой и, обняв ее, тихо сказал:

- Тебе нужно поесть.

- Только вместе с тобой, - она прижалась к нему.

Снейп усмехнулся и, взяв с подноса кусок дымящегося пирога с курицей, протянул его гриффиндорке.

- Ты с домовиками там разговаривал? – жуя, спросила Гермиона, кивнув головой на дверь в кабинет.

- От тебя ничего не скроешь, - Мастер Зелий улыбнулся и поцеловал ее в уголок рта, испачканный крошками.

Она протянула ему свой кусок пирога, заставив откусить от него. Ему показалось, что ничего вкуснее он в жизни не ел. Волшебница улыбнулась и забралась к нему на колени.

- А тебе так будет удобно? – поинтересовался он, изогнув бровь.

- Конечно, - сказала девушка, принимаясь за следующий кусок пирога, не забывая угощать Северуса.

Он обнял ее, нежно прижимая к себе. Так и продолжая сидеть, тесно прижавшись друг к другу, они расправились с пирогами, и Гермиона взяла с подноса чашку горячего шоколада, восхитительный аромат которого наполнил комнату.

- Как вкусно, - сделав глоток, она зажмурилась от удовольствия.

- Дай-ка попробовать, - шутливо произнес Снейп.

Гермиона поднесла чашку к его губам и внимательно смотрела, как он пьет, не сводя глаз с ее лица. Тоненькая струйка шоколада побежала по его подбородку. Девушка отвела чашку в сторону и, наклонившись к его лицу, слизнула стекающий шоколад. Северус вздрогнул, чувствуя, как низ живота наливается тяжестью.

- Э… Гермиона, может ты слезешь с меня? – хрипло пробормотал он.

Гермиона продолжала пить шоколад, смотря на него сквозь полуопущенные ресницы. Северус понимал, что под этим взглядом полностью теряет над собой контроль. Гриффиндорка допила шоколад и поставила опустевшую чашку на поднос. Она снова обвила руками его шею, наклонилась к нему и коснулась его губ своими мягкими, нежными, перепачканными шоколадом губами. Северус застонал, порывисто прижимая ее к себе, язык его властно раздвинул ее губы и скользнул ей в рот. Его рука надавливала ей на затылок, поцелуй был таким жарким, что у Гермионы закружилась голова. Она почувствовала, как рука Снейпа ласкает ее грудь, и все тело ее затрепетало. Она стала расстегивать пуговицы на его сюртуке, чувствуя, как внутри разгорается настоящий пожар. Северус прервал поцелуй и посмотрел на нее, тяжело дыша. Глаза его горели страстью, он весь дрожал от возбуждения.

- Гермиона, - осипшим голосом произнес он, - я хочу тебя. Прямо сейчас.

Она шумно выдохнула и, ничего не ответив, прижалась к нему. Ее руки проникли к нему под рубашку и скользили по гладкой коже. Северус впился губами в ее шею. Гермиона тихо стонала, извиваясь в его руках. Зельевар резко рванул ее блузку, так что ткань затрещала, а пуговицы со стуком посыпались на пол. С какой-то первобытной яростью он разорвал тонкое кружево бюстгальтера и приник губами к ее груди. С глухим рычанием Северус повалил девушку на кровать, его руки жадно заскользили по ее телу.

- Северус, - прошептала она, безуспешно пытаясь стащить с него сюртук.

Он распрямился и, отправив сюртук и рубашку на пол, снова прижался к ней. Руки Гермионы гладили его сильные плечи, блуждали по обнаженной спине, заставляя его дрожать еще сильнее.

Несколькими резкими, стремительными движениями Снейп сорвал с нее остатки одежды и теперь жадно целовал все ее тело, не переставая шептать ее имя. Гермиона стонала, сходя с ума от его иступленных поцелуев и прикосновений. Его дикая, необузданная страсть усиливала ее возбуждение, хотя ей казалось, что она и так уже находится на грани. Северус почувствовал, как ее ладошка скользнула за пояс его брюк, и понял, что сдерживаться дальше он уже не в состоянии. Торопливо выпутавшись из мешавшей одежды, он поспешно развел ей ноги и одним резким движением овладел ею. Гермиона вскрикнула, но тут же сбивчиво прошептала ему в ухо:

- Да… Северус… да…

- Гермиона, - простонал он.

Он двигался в ней резкими сильными толчками, это совсем не походило на все их предыдущие занятия любовью. Девушка, вцепившись ему в плечи, уже не стонала, а громко вскрикивала в такт его движениям, еще больше распаляя Снейпа. Сам он, едва сдерживая крик, словно обезумел, двигаясь все быстрее и резче. Гермиона выгнулась всем телом и, громко вскрикнув, задрожала в его руках. Через мгновение он тоже гортанно вскрикнул, не в силах сдержаться, и замер, обессилено рухнув на нее. Какое-то время они лежали в полном молчании, осознавая произошедшее. Северус осторожно приподнялся и лег рядом, освобождая ее от своей тяжести. Он накрыл их обоих одеялом и, обняв девушку, поцеловал ее в висок.

- Прости, - прошептал он, - я не был сегодня… нежен с тобой.

Гермиона повернулась и, уткнувшись носом ему в шею, тихо произнесла:

- Все хорошо, Северус, - она помедлила и, запинаясь, прибавила, - Мне показалось… ты еще… никогда так… не хотел…

- О, да, - вздохнул зельевар, зарываясь лицом в ее волосы, - никогда еще я не желал тебя так сильно. Я боялся, что потерял тебя… навсегда. Боялся… что больше никогда не смогу обнять тебя, прижать к себе, увидеть твою улыбку, адресованную мне.

Гриффиндорка сильнее прижалась к нему.

- Северус, - тихо сказала она, - Я тогда наговорила тебе всяких гадостей… я совсем так не думаю про тебя… Я просто ужасно разозлилась, мне не следовало этого делать… Прости меня, пожалуйста.

- Девочка моя, - ласково произнес он, - Я же знаю, что это я тебя спровоцировал. Все из-за моей глупой ревности…

- Ты что, ревновал к Дину? – удивилась она и, подняв голову, посмотрела ему в глаза, - Но почему?

- Наверное, потому что я просто дурак, - усмехнулся Северус, - Увидел, как он полез к тебе целоваться и взбесился.

- О, Мерлин, он еще и подсматривает, - вздохнула волшебница, - Но ты же видел, что я его оттолкнула?

- Я видел, как он целый год на тебя таращится, ну и захотел его проучить. И тебе показать, что его интересует только твое тело и ничего больше.

- Отлично придумано, - фыркнула Гермиона, - Показал! Перед всем классом! Да я от стыда готова была сквозь землю провалиться.

- Ты простишь меня? – он притянул ее к себе и нежно поцеловал в губы.

- Ну что же мне еще остается, - отозвалась девушка, целуя его в ответ.

 

***

 

Северус задумчиво перебирал каштановые локоны Гермионы, лежавшей у него на груди.

- Завтра же пойду к МакГонагалл и уволюсь, - вздохнув, сказал он.

- Ты с ума сошел? – поинтересовалась гриффиндорка.

- Мне надоело притворяться и врать, - устало заявил Снейп, - Тем более, после того, как я не удержался и… сделал это… здесь…

- МЫ сделали, - поправила его Гермиона, - мне тоже прикажешь бросить школу, недоучившись три месяца?

- Даже и не думай, - рассердился Северус.

- Вот и ты не думай, - решительно сказала девушка, - а то я тоже пойду к МакГонагалл.

- Ну что с тобой делать? – ухмыльнулся он, - И как это шляпа тебя поместила в Гриффиндор? Тебе самое место в Слизерине.

- Забыл? – Гермиона передернула плечами, - Грязная кровь, таких в Слизерин не берут.

- Гермиона, - серьезно произнес он, - Я прошу тебя никогда не говорить таких слов.

- Северус…

- Не перебивай. Когда-то давно я думал, что чистота крови имеет большое значение. Я жестоко поплатился за это. Я не желаю когда-либо слышать эту мерзость… от тебя, - жестко закончил он.

- Я понимаю, - Гермиона нежно провела рукой по его щеке и поцеловала его в шею.

- Иди сюда.

Она прижалась к нему, и их губы слились в поцелуе.

- Северус, я так люблю тебя… - прошептала девушка, когда поцелуй прервался.

Северус погладил ее по растрепавшимся волосам, прижимая к себе. Они лежали некоторое время в полном молчании, наслаждаясь близостью друг друга. Гермиона почувствовала, что глаза у нее слипаются от накопившейся усталости и пережитого только что взрыва чувств. Она пробормотала что-то неразборчивое, потерлась щекой о грудь Северуса и, не сдержавшись, зевнула. Снейп, усмехнувшись, приподнялся, дотянулся до палочки, лежавшей на столике, сделал легкое движение рукой, и свет в комнате погас.

- Тебе нужно отдохнуть, - прошептал он.

 

***

 

Следуя многолетней привычке, Снейп проснулся рано. Гермиона спала, уткнувшись носом ему в плечо и обнимая его. Ее каштановые волосы разметались по подушке, на лице было безмятежное, счастливое выражение. Северус улыбнулся, осторожно провел рукой по ее щеке, скользнул пальцем по линии губ, погладил подбородок, шею. Гермиона пошевельнулась, и, не просыпаясь, пробормотала:

- Северус…

Зельевар повернулся и, наклонившись, поцеловал ее в лоб. Гриффиндорка открыла глаза, еще сонные, посмотрела на него и тихо спросила:

- Это был не сон?

- Смотря, что ты имеешь в виду, - улыбаясь, ответил он.

- Мы… э-э-э, - она вдруг покраснела и, опустив глаза, выдавила, - мы любили друг друга?

- Кажется, да, - забавляясь ее смущением, промурлыкал Северус.

Он приподнял ее голову, легонько взяв ее за подбородок, и нежно поцеловал.

- Надеюсь, теперь у тебя не осталось сомнений, чем мы тут занимались? – ехидно осведомился Снейп.

Девушка рассмеялась.

- Кстати, мисс Грейнджер, если вы не хотите, чтобы вас застукали выходящей из спальни слизеринского декана, вам следует поторопиться. Успеете добраться до гриффиндорской башни, пока студенты еще спят. И даже можете прикинуться, что заснули в гостиной с книгой в руках.

- Вы очень предусмотрительны, профессор. Очевидно, в вас говорит ваше шпионское прошлое.

Гермиона выбралась из его объятий и, сев на кровати, поинтересовалась:

- Вы позволите воспользоваться вашей ванной, профессор?

- Только в обмен на поцелуй, мисс Грейнджер.

Волшебница повернулась к нему, с легкой улыбкой чмокнула его в нос и, поднявшись, удалилась в ванную. Когда она, приведя себя в порядок, вернулась в спальню, завернувшись в полотенце, Северус, облаченный в халат, расхаживал по комнате.

- Если я не ошибаюсь, - смущенно произнесла Гермиона, - от моей одежды остались одни воспоминания? Как же я пойду?

- Мисс Грейнджер, что я слышу? – Снейп изогнул бровь, - Вы усомнились в моих магических способностях?

Он указал рукой на кресло, в котором находилась ее одежда, приведенная в надлежащее состояние, а сам прошел в ванную. Когда он вновь появился в спальне, Гермиона, одевшись, сидела в кресле и дожидалась его.

- Я провожу тебя, - сказал он, торопливо одеваясь.

- Хмм, - протянула девушка, - А это не покажется странным?

- Конечно, нет, - отозвался профессор, - ты же пойдешь под мантией Поттера, которую он так любезно нам оставил вчера.

- Гарри, милый, добрый Гарри, - с нежностью произнесла Гермиона, чем вызвала многозначительное хмыканье Северуса, и тут же поспешила сердито добавить, - Вот только не вздумай снова ревновать!

- Полагаешь, не стоит? – ехидно спросил зельевар, но, наткнувшись на сердитый взгляд гриффиндорки, с улыбкой произнес, - Ладно, ладно. Поблагодари от моего имени мальчика-который-вечно-сует-нос-в-чужие-дела. Кажется, теперь я обязан ему не только жизнью, но и счастьем. Как это ни прискорбно.

- Можно, я приду к тебе сегодня вечером? - спросила девушка, накидывая на плечи мантию-невидимку.

- Буду ждать тебя в коридоре около моего кабинета в восемь часов, - он легонько поцеловал ее в губы, после чего она вся скрылась под мантией, и они вышли из кабинета.

Они шли в молчании по пустынным коридорам замка. Северус не мог видеть Гермиону, но слышал ее дыхание рядом. Когда они добрались до лестницы, ведущей в гриффиндорскую башню, профессор остановился и еле слышно произнес:

- Дальше я не пойду.

- До встречи, Северус, - услышал он ее шепот и почувствовал, как девушка проскользнула мимо него.

На самом верху лестницы, остановившись у портрета полной дамы, Гермиона сбросила с головы капюшон, произнесла пароль и скользнула в открывшийся проход. Северус резко повернулся, так что взметнулись полы черной мантии, и стремительно направился в подземелья.

Оказавшись в гостиной Гриффиндора, Гермиона скинула мантию-невидимку и огляделась. Гостиная была совершенно пуста, если не считать… если не считать Гарри, спящего в неудобной позе на диванчике перед камином. Девушка улыбнулась, подошла к нему и поцеловала в лоб. Гарри пошевелился, открыл глаза и уставился на нее.

- Спасибо, Гарри, - тихо произнесла Гермиона, усаживаясь рядом, - от меня и от…, - она перешла на шепот, - Северуса.

- Помирились?

Волшебница кивнула со счастливым выражением на лице. Юноша улыбнулся в ответ и, потянувшись, чтобы распрямить онемевшие руки и ноги, поинтересовался:

- А который час?

- Около семи.

- Ого! – произнес он, посмотрев на девушку изучающим взглядом, и вдруг смущенно покраснел.

Гермиона хихикнула, поняв, о чем он подумал, и тут же спросила:

- Ты сможешь мне одолжить свою мантию сегодня вечером?

- Что? А, да, конечно. Оставь ее пока у себя.

- Спасибо, - Гермиона обняла его, затем вскочила и направилась в спальню девочек.

 

***

 

Весь день настроение у Гермионы было приподнятое. Никто, кроме Гарри не представлял, что послужило этому причиной, так что сокурсники поглядывали на нее с удивлением. Слишком уж разительной была перемена во всем облике девушке. Внезапно исчез куда-то потухший взгляд, опущенные плечи, бледное изможденное лицо, круги под глазами. Гермиона вся светилась от счастья, глаза сияли, на щеках играл румянец, она заразительно смеялась и непринужденно болтала с друзьями.

За завтраком Джинни попыталась было выяснить, что происходит, но Гермиона лишь беззаботно отмахнулась и заявила, что у нее есть блестящий план, как сдать все ТРИТОНы на высший балл. Услышав такое, Джинни чуть не подавилась тыквенным соком и покрутила пальцем у виска. Гарри расхохотался.

Северус сидел за преподавательским столом, с трудом сохраняя невозмутимое выражение лица, но взгляд как магнитом тянуло к гриффиндорке. Девушка выглядела настолько прекрасно, что сердце то замирало у него в груди, то вдруг срывалось куда-то вниз, начиная бешено стучать. Зельевар совсем не замечал, что ест, все внимание было сосредоточено на счастливой улыбке на любимом лице и сияющих карих глазах. Неожиданно Гермиона посмотрела прямо ему в глаза и улыбнулась. Он вздрогнул, чувствуя, как по телу волной разливается приятное тепло. Усилием воли профессор заставил себя отвернуться и невидящим взглядом уставился на слизеринский стол. «Я просто без ума от нее» - подумалось ему. «Это точно» - подтвердил внутренний голос. «Но она… как изменилась после сегодняшней ночи. Поверить не могу, все из-за меня. И слезы, и счастье… О, Мерлин! Ты самый счастливый сукин сын на свете, Северус Снейп». «Ну да, пока тебе не взбрело в голову опять устроить какую-нибудь гадость. Сомневаюсь, что она вытерпит еще раз» - прошипело второе я. «О, нет! Я больше не причиню ей боли. Никогда». «Ну, ну». «Заткнись». Тень пробежала по лицу Мастера Зелий, он стиснул зубы и вновь бросил взгляд на Гермиону. Она уже закончила завтрак и, поднявшись из-за стола, покидала Большой зал в сопровождении своих друзей гриффиндорцев. Снейп тяжело вздохнул и тоже поднялся. Сегодня он не проводит уроков у семикурсников, так что они смогут видеться только в Большом зале. Ну что ж, он вытерпит этот день, тем более что вечером они снова будут вместе. Почувствовав удивительную легкость и невероятный подъем от этой мысли, мрачный зельевар, улыбнувшись, отправился в класс Защиты от Темных Искусств.

 

***

 

Едва закончив ужин, Гермиона поднялась из-за стола.

- Куда это ты так торопишься? – поинтересовалась Джинни.

- Мне надо в библиотеку, - как можно спокойнее произнесла Гермиона, - До экзаменов осталось всего три месяца…

- О-о-о, - простонала Джинни, обхватив голову руками.

Гарри понимающе улыбнулся Гермионе, и она, махнув ему рукой, направилась к выходу из зала. В дверях девушка оглянулась и бросила взгляд на преподавательский стол. Снейпа там уже не было.

Поскольку часы показывали только десять минут восьмого, Гермиона, как и сказала, отправилась сначала в библиотеку. Но на чтении ей сосредоточиться так и не удалось, мысли постоянно возвращались к Северусу. Просидев в библиотеке полчаса, гриффиндорка накинула на себя мантию-невидимку и бегом бросилась в подземелья. Вбежав в коридор, где находился кабинет слизеринского декана, она увидела Снейпа, сурово отчитывающего какого-то слизеринца. Гермиона остановилась в нескольких шагах, стараясь успокоить сбившееся дыхание. Через минуту Северус отпустил мальчишку и, выждав, пока тот скроется из виду, развернулся и подошел прямо к Гермионе, словно видел ее, несмотря на мантию.

- Наконец-то, - прошептал он, - дотронувшись до ее плеча.

- Но, Северус, как ты…

- Ты топала как стадо взбесившихся носорогов, - ухмыльнулся он, - И пыхтела, как паровоз.

- Знаешь, что… - возмущенно начала девушка.

- Пока нет, - невозмутимо отозвался Северус, - пойдем-ка, а то, если кто меня увидит, так решит, что я спятил, раз уж разговариваю сам с собой.

- И будет совершенно прав, - буркнула Гермиона.

Они вошли в кабинет и Снейп, мгновенно наложив запирающие и звукоизолирующие чары, сдернул с Гермионы мантию-невидимку. Зельевар обнял девушку и уткнулся лицом в ее волосы.

- Как долго я тебя ждал, - прошептал он, нежно поглаживая ее по спине, - Всю жизнь... Нет, целую вечность…

- Северус… - выдохнула волшебница, прижимаясь щекой к его груди.

- Знаешь, - тихо произнес он, перебирая своими длинными, тонкими пальцами ее вьющиеся каштановые локоны, - Я влюблен как мальчишка. Я не могу оторвать от тебя взгляда. Что ты со мной сделала, маленькая гриффиндорская всезнайка?

Гермиона, улыбнувшись, подняла голову, нежно провела рукой по его шее, и сказала в ответ:

- А что вы со мной сделали, господин слизеринский декан? Я не могу сосредоточиться на учебе, я думаю только о вас. И днем и ночью. Не иначе, вы мне подмешали какое-то зелье в тыквенный сок.

Оба рассмеялись. На душе было легко и спокойно, и каждый из них это чувствовал. Северус наклонился к ее лицу и нежно поцеловал, едва касаясь, слегка захватывая краешки ее губ своими губами.

- И чем мы сегодня займемся? – с улыбкой спросил профессор, немного отодвинувшись.

- Э… ну если ты не возражаешь, я немного бы позанималась, - неуверенно пробормотала Гермиона, - прежде… прежде, чем мы… - она запнулась и покраснела от смущения.

- Прежде чем мы что? – ехидно поинтересовался Снейп, изогнув бровь.

Девушка насупилась и метнула на него сердитый взгляд.

- Ладно, ладно, я понял, - ухмыльнулся Северус, - занимайся. А я пока проверю работы третьекурсников. Думаю, за час управлюсь, хотя, на мой взгляд, писанина этих бездарей не стоит того, чтобы я тратил на нее свое время.

- А вы не изменились, профессор.

- Почему это я должен меняться? - проворчал он, усаживаясь за свой стол.

- У тебя есть что-нибудь по зельям? – невозмутимо осведомилась Гермиона, подходя к его книжному шкафу

- Мисс Грейнджер, вы меня ни с кем не путаете? – Снейп уставился на нее.

- А что? – беззаботно отозвалась девушка, изучая корешки книг.

Северус скорчил гримасу и уже открыл рот, чтобы сказать что-то колкое, как Гермиона с радостным криком «О! Нашла!» выдернула с полки огромный фолиант. Бросив довольный взгляд на профессора, она прошествовала к камину и, усевшись в кресло, принялась за изучение книги. Снейп фыркнул, покачал головой и вернулся к работам третьекурсников. Иногда он бросал на Гермиону заинтересованный взгляд, но девушка, казалось, с головой ушла в чтение и ничего не замечала вокруг. Она удобно устроилась в кресле, поджав под себя ноги, и внимательно вглядывалась в страницы старинной книги. Северус прекрасно знал эту книгу, в свое время он и сам увлечением читал ее, а теперь уже знал почти наизусть. Старинная книга «Зельеварение. Секреты мастеров» многому его научила, но среди прочего в ней были описания и очень темных зелий. Конечно, зельевар не допускал и мысли, что Гермиона может увлечься темной магией, но все равно немного нервничал, вспоминая, как сам слепо поклонялся Темным Искусствам, как притягательна была для него их сила.

Отложив, наконец, в сторону последнее из проверенных сочинений, Северус поднялся и, бесшумно приблизившись к девушке, встал у нее за спиной, заглядывая через плечо. Ну конечно, она читала раздел об антидотах.

- Интересно? – прошелестел голос Снейпа у нее над ухом, так что волшебница вздрогнула от неожиданности.

- Северус, - с укором произнесла она, - зачем так пугать?

Вместо ответа он наклонился к ней и коснулся губами шеи. Гермиона повернула голову, и губы их встретились в жарком, нетерпеливом поцелуе.

 

***

 

- Гермиона?

Девушка невнятно что-то пробормотала и потерлась щекой о грудь Северуса. Они лежали, обнявшись, обессиленные, но необыкновенно счастливые.

- Ты… э… говорила своим родителям обо… мне? О нас?

- Нет. Пока нет, - ответила Гермиона, задумчиво водя пальчиком по его груди.

Снейп какое-то время молчал, не зная, как продолжить этот важный для него разговор. Наконец, он решился и деланно небрежным тоном произнес:

- Может быть, ты передумала? Не хочешь быть моей женой?

По тому, как напряглось и замерло его тело, Гермиона почувствовала волнение, с которым зельевар ожидал ответа. Гриффиндорка подняла голову и, посмотрев ему в глаза, покачала головой.

- Какой же глупый, - с некоторым удивлением прошептала она, погладив его по щеке, - Если я передумала, то почему я все еще здесь?

Северус вздохнул с облегчением и серьезно сказал:

- Мне хотелось бы, чтобы мы поженились в июле, сразу, как ты закончишь школу. Как ты к этому относишься?

- Прекрасно, - искренне улыбнулась Гермиона.

- В таком случае, может, тебе стоило бы поставить в известность родителей? Чтобы это не было для них шоком? Хотя… шок все равно будет. Их юная дочь выходит замуж за уродливого старика...

- Северус, прекрати сейчас же! - гневно перебила его гриффиндорка, - Тебе что, нравится изводить меня подобными разговорами?

- Хорошо, хорошо, не буду, - миролюбиво заверил зельевар, нежно целуя ее.

- Все будет хорошо, я тебе обещаю, - прошептала Гермиона.

 

***

 

С того дня все пошло по-другому. Гермиона и Северус больше не пытались удержаться от свиданий и близости. Напротив, они использовали каждую возможность для своих встреч. Единственной их заботой было скрыть свои отношения от окружающих. Поскольку Гарри оказался посвященным в их тайну, Гермиона без зазрения совести регулярно брала у него мантию-невидимку, чтобы тайком пробраться к любимому. Выходные она теперь проводила не в библиотеке, а в комнатах Снейпа.

Через неделю после их примирения девушка отправила родителям письмо, сообщая о своих отношениях с Северусом и намерении выйти замуж. Конечно, письмо было не самым подходящим способом сообщить о столь важных изменениях в своей жизни, поэтому Гермиона сильно нервничала в ожидании ответа. Впрочем, полученная через день короткая записка от матери развеяла все ее страхи без следа. Там было всего три слова «Я не сомневалась». Волшебница искренне порадовалась такому безграничному пониманию со стороны мамы, которая, в свою очередь, сможет убедить и отца.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...