Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 13. Мистер и миссис Грейнджер



В конце мая МакГонагалл вызвала Снейпа к себе в кабинет для важного, как она сказала, разговора. В сознание Мастера Зелий закралась мысль, что директору стало известно о них с Гермионой, и он подошел к двери, охраняемой горгульей, с тяжелым сердцем. Однако, судя по выражению лица МакГонагалл, озабоченному, но не гневному, никакие неприятности сегодня его не ожидали. В кабинете он застал Слагхорна, удобно расположившегося в одном из кресел.

- Садитесь, Северус, - кивнула ему директор, - у меня к вам серьезный разговор.

Снейп сел рядом со Слагхорном и, скрестив руки на груди, выжидающе посмотрел на Минерву.

- Дело в том, - начала МакГонагалл, - что Гораций решил оставить преподавательскую деятельность и, таким образом, нам нужен преподаватель зельеварения. Сейчас, после войны, с учителями очень сложно, поэтому мы оказываемся в весьма затруднительном положении.

- Хотите, чтобы я вернулся к преподаванию зельеварения? – уточнил Снейп.

- Нет, речь не об этом - мотнула головой Минерва, - То есть, конечно, если вы хотите, я не буду этому препятствовать.

Она вопросительно взглянула на Северуса, но он лишь безразлично пожал плечами, и она продолжила:

- Гораций предложил пригласить на эту работу одного из выпускников…

- И кого же, интересно? – не сдержавшись, хмыкнул Снейп.

- Я порекомендовал мисс Грейнджер, - подал голос Слагхорн, - Одна из моих лучших учениц. Безусловно, вы, Северус, были просто неподражаемы, но и мисс Грейнджер добивается вполне впечатляющих результатов.

- Конечно, мы обычно не принимаем на работу преподавателей в столь юном возрасте, - вмешалась МакГонагалл, - Но, в данном случае обстоятельства таковы, что у нас практически нет выбора. К тому же, уже сейчас почти нет сомнений, что мисс Грейнджер сдаст на высший балл все или почти все ТРИТОНы.

- Да, Минерва, непростительно было бы упустить столь ценного сотрудника, - изрек Дамблдор с портрета, при этом почему-то хитро взглянув на Северуса, - Кстати, когда я принимал на работу Северуса, ему было всего лишь двадцать. Если не ошибаюсь, мисс Грейнджер осенью будет столько же…

Снейп скорчил недовольную гримасу и, отвернувшись от портрета, посмотрел на МакГонагалл и вкрадчиво поинтересовался:

- А при чем тут я, Минерва?

- Видите ли, Северус, ваше мнение в данном вопросе очень важно. Все-таки Гораций учит Гер… мисс Грейнджер только два года, вы же обучали ее зельям пять лет. Кроме того, - она запнулась, - возможно, на первых порах ей потребуется какая-то помощь или советы. И… вы единственный человек, который смог бы взять это на себя.

Теперь МакГонагалл со Слагхорном, а также и Дамблдор, внимательно смотрели на Снейпа, ожидая его ответа.



- Сомневаюсь, что мисс Я-знаю-все-на-свете может потребоваться моя помощь, - едко произнес Мастер Зелий, - но если такое невероятное событие и произойдет, я сделаю все, что от меня зависит. Что же касается достижений мисс Грейнджер в зельеварении, они… вполне сносны для начала преподавательской деятельности.

- Северус, я знал, что на вас можно положиться, - отеческим тоном сказал Слагхорн, похлопав его по плечу.

- А… сама мисс Грейнджер согласна? – осторожно поинтересовался Снейп.

- Я с ней еще не обсуждала этот вопрос, - отозвалась Минерва, - Хотела сначала побеседовать с вами. Ну, что ж, раз мы все выяснили, в ближайшие дни предложу мисс Грейнджер эту работу. Надеюсь, она не откажется.

- Я убежден, что не откажется, - вставил Дамблдор с благожелательной улыбкой на лице.

 

***

 

Перепрыгивая через несколько ступенек, Гермиона мчалась из кабинета директора в подземелья. Ей так не терпелось поделиться с Северусом новостью о потрясающем предложении МакГонагалл, что она совершенно позабыла о необходимости соблюдать тайну их отношений. Впрочем, когда она добралась до второго этажа, рассудок все-таки возобладал над эмоциями, и она двинулась дальше быстрой, но уже спокойной походкой. Размышляя по дороге, она пришла к выводу, что теперь у нее есть вполне официальный повод для визита к Снейпу. Она собирается стать преподавателем зельеварения, а в таком случае ей могут понадобиться его консультации. Добравшись до кабинета слизеринского декана, она напустила на себя безразличный вид и осторожно постучала. Дверь распахнулась. Снейп отошел в сторону, позволяя ей пройти, и запер дверь.

- Северус! – она бросилась к нему на шею, покрывая лицо поцелуями.

Зельевар прижал ее к себе, прильнув к ее губам.

- Гермиона, - проговорил он, наконец, сбившимся голосом, - Какого черта ты тут делаешь среди бела дня? – его губы переместились к ней на шею.

- Ты что, не рад меня видеть? – сердито буркнула гриффиндорка.

- Конечно, рад, - прошептал профессор, легонько теребя губами мочку ее уха, - Но ты же знаешь, что…

- У меня для тебя потрясающая новость, - ее руки скользили по его груди, - Ты даже не представляешь, что мне сейчас сказала МакГонагалл…

- В самом деле? – выдохнул он ей в рот и тут же захватил жадным поцелуем.

- Подожди, - Гермиона слегка отодвинулась от него, пытаясь выровнять дыхание.

- Разве это необходимо? – его руки расстегнули застежки на ее мантии и принялись ласкать грудь.

- Северус… ох… я так тебе ничего не расскажу…

- Может, продолжим разговор в постели? – тихо предложил Снейп, скользя губами по ее шее.

- Северус, ну подожди же, - взмолилась Гермиона, отодвигаясь от него, - Мне, в самом деле, надо тебе сказать кое-что очень важное.

- Я весь внимание, мисс Грейнджер, - насмешливо проговорил он, изогнув брови, - Неужели вы знаете что-то такое, что мне неизвестно?

Волшебница посмотрела на него с подозрением.

- МакГонагалл предложила мне место преподавателя в Хогвартсе! – выпалила она.

- Вот как? – сдерживая улыбку, поинтересовался Снейп, - И какой же предмет?

- Что-то мне подсказывает, что тебе это уже известно, - девушка прищурилась, внимательно глядя ему в лицо, - Ты не выглядишь удивленным.

- Тогда перейдем к более содержательной части нашего разговора, - Северус снова завладел ее губами, крепко прижимая Гермиону к себе.

- Кто-нибудь… может прийти, - прошептала она, тая в его объятиях, - еще только середина дня…

- Мы никому не откроем, - хрипло пробормотал зельевар и, подхватив девушку на руки, двинулся в сторону спальни.

 

***

 

- Северус, я просто тебя не узнаю, - тихо произнесла Гермиона, - ты совсем забыл об осторожности.

Она лежала в теплых, нежных объятиях профессора, прикрыв глаза и еще не совсем придя в себя от только что пережитого наслаждения. Мрачная спальня Северуса даже днем погруженная в полумрак, освещалась лишь слабым, дрожащим светом единственной свечи. Их одежда, от которой они поспешно избавлялись в охватившем обоих приступе страсти, была в беспорядке разбросана на полу.

- Ты свела меня с ума, маленькая гриффиндорка, - ухмыльнулся Снейп, - наваждение какое-то…

Гермиона довольно улыбнулась и, подняв голову, посмотрела ему в глаза.

- Но все-таки, - серьезно произнесла она после некоторого молчания, - мне бы не хотелось, чтобы нас… хм… застукали и у тебя были бы неприятности…

- Не беспокойся, - отозвался Северус, притягивая ее ладошку к своим губам и нежно целуя, - Во-первых, ты теперь вполне официально можешь являться ко мне… за советом…

- В постели? – не удержавшись, фыркнула гриффиндорка.

- Во-вторых, - сердито взглянув на нее, продолжил Снейп, - когда мы с тобой находимся, как ты изволила выразиться, в постели, я не собираюсь никому открывать, даже если весь Хогвартс будет ломиться в мою дверь. Я всегда могу сказать, что принял зелье сна без сновидений и крепко спал. Так что главное в такой ситуации, чтобы ты незаметно выскользнула отсюда, а с этим, я полагаю, мы как-нибудь справимся.

- Слизеринец… - ласково протянула Гермиона, целуя его в губы.

- И горжусь этим, - самодовольно заметил Северус, отвечая на поцелуй.

- Если бы ты знал, как мне не хочется уходить… - с грустью произнесла девушка.

- Едва ли больше, чем мне не хочется отпускать тебя, - улыбнулся зельевар, зарываясь руками в ее волосы, - Остался всего месяц…

- Месяц – это целая вечность…

- Кстати, как истинный слизеринец, предлагаю тебе воспользоваться предложением МакГонагалл в своих целях.

- В каком смысле? – Гермиона удивленно посмотрела на него.

- Скажи ей, что хочешь навестить родителей и сообщить им, что останешься работать в Хогвартсе. Все-таки, подобные новости обычно сообщают лично, а не письмом. Уверен, Минерва без возражений отпустит тебя на выходные. Ну и мы могли бы…

- Замечательная идея! – глаза волшебницы загорелись, - Так я смогу познакомить тебя с родителями заранее, не перед самой свадьбой. Но…

- В чем дело? – насторожился Северус.

- Мне придется врать МакГонагалл, - расстроенно пробормотала Гермиона.

Снейп рассмеялся.

- Гермиона, не будь ребенком. Скольким людям ты уже солгала, скрывая наши отношения?

- Да, но… - девушка покраснела, - все-таки МакГонагалл… это совсем другое дело…

- Насколько я помню, на первом курсе тебя это не остановило, - профессор насмешливо изогнул бровь.

- Что? – не поняла Гермиона.

- Забыла? – Северус явно развлекался, - Хеллоуин…

- Ты знал? – изумилась она.

- Пришлось немного покопаться в твоей лохматой головке, - ухмыльнулся он.

- Да как ты посмел?! – на лице ее появилось сердитое выражение, глаза опасно заблестели.

- Мисс Грейнджер, - сухо произнес Снейп, - трое первокурсников до основания разнесли туалет, сами чуть не погибли, и вы полагаете, что профессор Хогвартса был не вправе узнать, в чем дело?

- Как настоящий слизеринец ты всегда найдешь оправдание своим поступкам, - огрызнулась Гермиона.

Она уткнулась носом в его теплый бок и обиженно засопела.

- Ты и в самом деле ребенок, – с некоторым удивлением произнес он, ласково поглаживая ее по спине, - На что ты обиделась? Это было сто лет назад и…

- Интересно, - перебила его девушка, - и часто ты читал мои мысли?

Поняв, что ее так обеспокоило, Северус, нежно прижав ее к себе, тихо и очень серьезно сказал:

- Нет. Это был единственный раз.

 

***

 

Снейп оказался абсолютно прав, МакГонагалл очень благожелательно отнеслась к просьбе Гермионы и разрешила ей отлучиться из школы, чем гриффиндорка и воспользовалась в первые июньские выходные.

В субботу, наскоро позавтракав, Гермиона оделась и поспешно вышла из замка, не дожидаясь, пока толпа студентов потянется в Хогсмид. Оказавшись за воротами, она в нерешительности остановилась и огляделась по сторонам. Они с Северусом договорились встретиться на дороге, ведущей в Хогсмид, но она нигде не видела знакомой высокой фигуры в черной мантии. Слегка расстроившись, девушка медленно зашагала в сторону деревни. Не успела она пройти и несколько метров, как над ухом у нее раздался бархатистый голос, заставивший ее вздрогнуть от неожиданности:

- Мисс Грейнджер, вы решили уйти без меня?

Гермиона резко обернулась, но, не увидев никого рядом с собой, усмехнулась и поинтересовалась:

- Дезиллюминационное заклинание?

- Как всегда, права, - прошелестел Северус, взяв ее за руку, - Приготовься, сейчас будем аппарировать.

Волшебница почувствовала знакомый резкий рывок, и уже через мгновение они оказались на окраине небольшого городка. Зельевар, сняв с себя дезиллюминационные чары, улыбнулся и сообщил:

- Я подумал, что еще слишком ранний час для визита к твоим родителям, и перенес нас сюда. Здесь есть неплохой парк, где мы можем немного прогуляться, а вниз по улице находится кафе, в котором подают весьма недурной кофе. Кафе, к сожалению, магловское, но у него есть то неоспоримое достоинство, что там всегда малолюдно.

- Вы очень предусмотрительны, профессор.

Гермиона окинула его внимательным взглядом. Северус стоял рядом с ней, неловко держа в одной руке очаровательный букет белоснежных роз, источавших нежнейший аромат. Прежде Снейпу никогда не приходилось дарить кому-либо цветы, и сейчас с этим букетом он чувствовал себя до крайности глупо и неловко. С другой стороны, ему показалось верхом неприличия явиться в дом родителей своей невесты и не подарить ее матери цветы.

Гермиона с удовольствием отметила его безукоризненный внешний вид. Северус выглядел очень элегантно и, как показалось гриффиндорке, даже моложе своих лет. Его блестящие черные волосы, спускавшиеся до плеч, отливали синевой в свете утреннего солнца. Профессор надел самую лучшую из своих черных мантий, приобретенную когда-то давным-давно для торжественных случаев, но так ни разу и не одетую, а много лет висевшую в шкафу без дела. Сегодняшний день Мастер Зелий счел вполне подходящим для этой мантии.

Заметив его смущение и скованность, Гермиона, кивнув на розы, мягко произнесла:

- Очень красивые. Где ты их взял?

- Срезал в теплицах у Спраут сегодня утром, - буркнул он, все так же напряженно сжимая букет.

Она улыбнулась и нежно провела пальцами по его щеке.

- Давай, я их буду держать. Я вижу, они тебя угнетают.

Снейп, усмехнувшись, отдал ей букет и, взяв ее под руку, двинулся по направлению к видневшемуся невдалеке парку. Он не переставлял удивлять ее. Раньше она и в мыслях не могла представить себе Снейпа, гуляющего в каком-нибудь магловском парке просто ради удовольствия. Калитка, тихо скрипнув, пропустила их внутрь. Гермиона поразилась удивительной тишине и покою, царившим здесь, сразу поняв, чем это место так привлекло Северуса. Тонкий, мягкий запах трав, прозрачный воздух, пустынные аллеи с поскрипывающим под ногами гравием, рассеянные лучи солнца, робко проникавшие сквозь листву высоких деревьев, сверкающая вдали гладь пруда со скользящими по ней величественными лебедями, все это завораживало, восхищало, поражало воображение своей строгой, неброской красотой и удивительной гармонией. Окружающая обстановка чудесным образом умиротворяла и успокаивала, позволяя привести в порядок мысли и чувства. Гермиона с наслаждением втянула носом воздух и, прижавшись к плечу Северуса, тихо поинтересовалась:

- Давно ты знаешь это место?

- Как-то здесь было нападение Пожирателей, - неохотно отозвался он, - и мне удалось спрятать нескольких маглов как раз в этом парке…

- Это замечательно…

- Не очень, - сухо возразил Снейп, - если знать, сколько человек все-таки погибло…

- Северус, - она остановилась и посмотрела ему в глаза, - я уверена, ты сделал все, что мог. Пожалуйста, не вини себя, - девушка потянулась к нему, и он с улыбкой наклонился, нежно поцеловав ее в губы.

Больше часа они бродили по безлюдному парку, но профессор оставался все таким же напряженным. Предстоящий визит к родителям Гермионы волновал и тревожил его, несмотря на то, что он сам так настойчиво стремился к нему. Впервые в жизни он нервничал перед встречей с маглами.

В кафе, оказавшемся весьма уютным, в этот час было всего двое посетителей, взглянувших на волшебников с легким удивлением и тут же забывших про них. Северус и Гермиона расположились за дальним столиком, подальше от любопытных взглядов. Вопреки ожиданиям гриффиндорки и в отличие от большинства волшебников, Снейп неплохо управлялся с магловскими деньгами. С невозмутимым видом он сделал заказ и любезная, улыбчивая официантка через пару минут принесла крепкий черный кофе для него, чашку горячего шоколада для Гермионы и свежие, аппетитно пахнущие кексы.

- Кто бы мог подумать, - ехидно заметила волшебница, с удовольствием поглощая кекс, - профессор Снейп разбирается в магловской еде.

- Я надеюсь, мисс Грейнджер, вы не считаете это главным моим достоинством? - он выразительно изогнул бровь, заставив девушку фыркнуть.

Полчаса спустя они покинули кафе и аппарировали.

 

***

 

Северус осмотрелся. Кажется, их неожиданное появление на магловской улице не произвело никакого впечатления на живущих здесь людей. Немногочисленные прохожие шли по своим делам, не обращая ни малейшего внимания на появившихся словно из-под земли мужчину и женщину.

Гермиона взяла его за руку и потянула к одному из аккуратных двухэтажных домиков, стоявших вдоль улицы. Перед домом был разбит небольшой палисадник с ухоженными клумбами и ровно подстриженным газоном. Они шагали по дорожке, выложенной светло-серой плиткой, и Снейп все больше мрачнел. Его вдруг захлестнула тоска. Что он мог дать этой девушке? Его дом, унылый, мрачный и неказистый являл собой полную противоположность всему тому, к чему Гермиона привыкла с детства. Что ожидает ее, когда она останется с ним? Холодные, мрачные подземелья Хогвартса или его старый, покосившийся дом, полный горьких воспоминаний? Не надоест ли ей это все через некоторое время? Или, быть может, она покинет его, чтобы вернуться к жизни, наполненной светом, радостью, цветными красками, веселым смехом родных и друзей? Не удержавшись, зельевар тяжело вздохнул. Гермиона, каким-то образом почувствовав его состояние, резко остановилась и, повернувшись, посмотрела ему в глаза.

- Северус, - тихо произнесла она, - мне нравится твой дом, потому что с ним связаны счастливейшие мгновения моей жизни. А внешний вид… - девушка пожала плечами, - это то, что исправить легче всего, если мы этого захотим, - она улыбнулась.

- Спасибо, - выдавил Снейп, чувствуя, что от ее слов и улыбки, стальные тиски, сдавившие его сердце, медленно разжимаются.

Они подошли к двери, и Гермиона позвонила. Северус, стоявший позади нее, снова нервно сжимал букет. Через минуту на пороге возникла Джейн Грейнджер.

- Мама! – Гермиона радостно шагнула ей навстречу.

- Привет, детка, - Джейн обняла дочь.

- Мама, это Северус, - смущенно пробормотала волшебница, почему-то краснея.

- Добрый день, миссис Грейнджер, - немного скованно поздоровался Снейп, протягивая ей цветы.

- Какие чудесные, - она тепло улыбнулась Северусу, и он подумал, что у нее точно такая же улыбка, как у Гермионы, - можете называть меня просто Джейн, думаю, так всем будет удобнее. Проходите, пожалуйста.

Оставив свои мантии в прихожей, волшебники следом за миссис Грейнджер прошли в гостиную. Сидевший в кресле высокий худощавый мужчина с коротко стриженными соломенными волосами, поднялся навстречу вошедшим и представился:

- Эдвард Грейнджер.

- Северус Снейп, - ответил профессор, пожимая протянутую руку.

Мистер Грейнджер окинул Северуса внимательным придирчивым взглядом, так что зельевар сразу понял, что он не слишком понравился будущему тестю.

- Привет, пап, - робко вклинилась Гермиона, подходя к отцу.

Тот посмотрел на дочь и взгляд его немного потеплел.

- Здравствуй, дорогая, - он улыбнулся.

- Присаживайтесь, - миссис Грейнджер указала Снейпу на кресло, а затем добавила, обращаясь к дочери, - Гермиона, детка, ты ведь не откажешься мне помочь с обедом?

Гриффиндорка согласно кивнула, и они удалились на кухню, оставив мужчин наедине. Северус осмотрелся. В просторной и светлой гостиной Грейнджеров ему сразу бросился в глаза огромный книжный шкаф. Без сомнения, книги были исключительно магловские, но выглядели они от этого не менее притягательно. Проследив за взглядом Снейпа, мистер Грейнджер поинтересовался, опускаясь в кресло напротив:

- Любите читать?

- Люблю. Но магическую литературу.

- Понятно, - протянул Грейнджер, - а Гермиона обожает читать НАШИ книги тоже, - он посмотрел зельевару прямо в глаза.

Северус пожал плечами и спокойно произнес:

- Наши интересы не могут совпадать абсолютно во всем. Не вижу в этом проблемы.

Мистер Грейнджер неопределенно хмыкнул и задумчиво посмотрел в окно. Спустя некоторое время он спросил:

- Вы не любите немагический мир, да?

- Я в нем редко бываю, он для меня чужой.

- И у вас с Гермионой действительно есть общие интересы?

- Полагаю, что так, - кивнул Снейп, - В противном случае, ваша дочь вряд ли согласилась бы выйти за меня замуж.

- Честно признаться, для меня эта новость оказалась полной неожиданностью, - сообщил мистер Грейнджер, изучающе рассматривая лицо Мастера Зелий.

«Многообещающее начало» - пронеслось в голове у Северуса. Мистер Грейнджер нервно постукивал пальцами по подлокотнику своего кресла, очевидно, не решаясь задать какой-то важный для него вопрос. В комнате повисла напряженная тишина. Северусу казалось неловким и даже унизительным говорить о своих чувствах к Гермионе вот так, отвечая на вопросы ее отца, сильно походившие на намерение уличить его, Северуса Снейпа, в чем-то мерзком и недостойном. Поэтому он предпочитал отвечать сдержанно и односложно.

- Скажите, мистер Снейп, - Грейнджер вновь взглянул на него, - Гермиона ведь очень хорошо учится?

- Да, она лучшая ученица школы, вы вправе ею гордиться. И, - зельевар помедлил, но, сделав над собой усилие, все-таки произнес, - вы вполне можете называть меня по имени.

- Что ж, тогда и вы называйте меня Эдвардом, - предложил мистер Грейнджер, - так наше общение будет менее официальным.

Снейп изобразил на лице подобие улыбки.

- Насколько мне известно, Гермиона собиралась стать юристом. И вдруг она изменила свое решение. Почему?

- Думаю, вам лучше спросить у нее самой. Я могу только предположить, что работа в Хогвартсе показалась ей более интересной и заманчивой, чем скучная возня с бумажками в министерстве.

- Хорошо ли это для ее будущего? – нахмурился мистер Грейнджер, - Карьере юриста она предпочла работу в школе… Я не знаю, как в вашем мире, но у нас работа юриста считается очень престижной и высокооплачиваемой.

- Вы напрасно беспокоитесь, - возразил Северус, - смею вас заверить, что для молодой и талантливой ведьмы такое начало карьеры, как должность преподавателя в Хогвартсе, является весьма удачным.

- Это вы убедили ее сделать такой выбор?

- Нет, я не имею к этому отношения. Это была инициатива нашего директора и Гермиона с радостью приняла ее предложение.

- Полагаю, для того, чтобы быть поближе к вам, - мистер Грейнджер в упор посмотрел на профессора.

- Возможно, это и было одним из аргументов, но далеко не единственным. В любом случае, ваша дочь совершеннолетняя и отдает себе отчет в своих действиях, - твердо произнес Снейп, - И если она позже захочет выбрать другую деятельность, за пределами Хогвартса, я не собираюсь этому препятствовать.

Последнее утверждение, несомненно, понравилось мистеру Грейнджеру, поскольку он заметно расслабился и слегка улыбнулся. Они снова замолчали. Вернувшаяся в гостиную Гермиона, присела на подлокотник кресла Северуса, прижимаясь к его плечу.

- Мама сказала, что справится сама, - беззаботно сообщила она.

Снейп хмыкнул про себя, предположив, что девушка примчалась сюда как можно скорее, желая оградить его от неприятных вопросов. Ему захотелось обнять ее, но он посчитал непозволительным сделать это в присутствии других людей, а тем более ее родителей. Поэтому профессор продолжал сидеть словно каменное изваяние с застывшем на лице безразличным выражением. Его правоту немедленно подтвердил мистер Грейнджер, неожиданно резко обратившийся к дочери:

- Гермиона, ты не могла бы вести себя прилично? Пересядь на диван, будь так любезна.

Волшебница слегка покраснела, и от Северуса не укрылось, что глаза ее опасно сверкнули. Она знакомо вздернула подбородок и уселась на диван, наградив отца свирепым взглядом. К удивлению Снейпа, мистер Грейнджер смутился под этим взглядом и, откашлявшись, принялся расспрашивать Гермиону о ее будущей работе. Сначала девушка разговаривала, насупившись, всем своим видом стараясь продемонстрировать, что сердится на отца за его нелепое замечание, но постепенно расслабилась и стала рассказывать о своих планах спокойно и даже весело. Отец слушал ее весьма внимательно и, как показалось Снейпу, вскоре был готов согласиться, что идея работать в Хогвартсе выглядит не так уж плохо.

Некоторое время спустя Джейн накрыла на стол, и они сели обедать. Разговор продолжился уже в более непринужденной форме. Северус не мог не заметить, что миссис Грейнджер настроена вполне доброжелательно и относится к выбору дочери с пониманием и, пожалуй, даже с одобрением. С рассказов о Хогвартсе беседа перешла к обсуждению минувшей войны.

- Гермиона сказала, что вы были одним из главных героев, Северус, - заметила Джейн.

- Ну что вы, - профессор совершенно неожиданно для себя смутился и укоризненно взглянул на гриффиндорку, - она, безусловно, преувеличивает. А вот она сама со своими друзьями действительно спасала магический мир.

- Северус скромничает, - фыркнула Гермиона, - не слушай его, мама. Поверь мне, орден Мерлина первой степени просто так не дают.

Северус поморщился, миссис Грейнджер улыбнулась, а мистер Грейнджер нахмурился.

- Слава героя, конечно, способна вскружить голову молодой девушке, - заметил он.

- При чем тут это? – возмутилась Гермиона, - Я люблю Северуса и это не сиюминутный порыв.

Снейп вздрогнул, услышав, как она решительно и без смущения говорит о своих чувствах, отстаивая право на свой выбор, защищая их отношения.

- Прошу меня извинить, - немного неуверенно произнес мистер Грейнджер, - но все-таки, я не могу не задать этот вопрос. Вас не смущает такая… разница в возрасте?

- Эдвард, не стоит… - начала Джейн.

- Нет, не смущает, - отрезала Гермиона, лицо ее приобрело упрямое выражение, в голосе зазвучали металлические нотки, решительный взгляд карих глаз сделался твердым и холодным.

Северус внутренне поежился. Он и не предполагал, что она может ТАК смотреть.

- А вы что скажете, Северус? - Грейнджер посмотрел на него.

- Я думаю, мы справимся с этим, - пожал плечами профессор, - я сделаю все, чтобы ваша дочь была счастлива.

- Папа, даже в магловском мире не редкость браки с такой разницей в возрасте, - стала объяснять Гермиона, - Для магического мира это вообще абсолютно нормально, ведь продолжительность жизни волшебников больше. Так что через пятьдесят лет никто об этом и не вспомнит, - она усмехнулась.

Мистер Грейнджер вздохнул с некоторым облегчением, но все-таки недоверчиво покосился на зельевара. В комнате воцарилось молчание.

- И все же, я не понимаю, почему вы так торопитесь со свадьбой, - наконец, произнес мистер Грейнджер, подозрительно посмотрев сначала на дочь, а потом на Северуса, - Гермиона, что, беременна?

- Эдвард!

- Папа!!

Два возмущенных женских возгласа прозвучали одновременно. Северус побледнел и, стиснув пальцами край стола, уставился на мистера Грейнджера пронизывающим взглядом. Если бы этот магл не был отцом Гермионы, он высказал бы ему все, что о нем думает, не стесняясь в выражениях. Невероятным усилием воли сдержав себя, Снейп холодно произнес:

- Полагаю, что нет, - он сделал паузу и испытал мстительное удовольствие, заметив, как мистер Грейнджер покраснел при его словах, - Но я не вижу никаких причин откладывать…

- МЫ не видим причин, - перебила Гермиона и добавила, - нам и так пришлось ждать почти целый год.

- Эдвард, такие вопросы неуместны, - не осталась в стороне миссис Грейнджер, - Невооруженным взглядом видно, что они любят друг друга. Если они уверены друг в друге и в своих чувствах, то зачем им тянуть со свадьбой?

Мистер Грейнджер с некоторым раздражением пожал плечами, очевидно, пытаясь показать, что он не разделяет точку зрения своей жены, и уставился в окно, словно увидел там что-то безумно интересное. Северус еще пару минут сверлил магла взглядом, а затем с деланно безразличным видом вернулся к содержимому своей тарелки.

- Северус, - мягко произнесла Джейн, нарушая неловкое молчание, - могу я поинтересоваться, где вы с Гермионой планируете жить после свадьбы?

- Поскольку мы оба будем работать в Хогвартсе, то и жить большую часть времени нам придется именно там. Кроме того, у меня есть дом, где мы можем проводить месяц или два летом.

- Что ж, это замечательно, - Джейн украдкой посмотрела на мужа.

Оставшаяся часть обеда прошла в молчании, разговор не клеился, несмотря на все старания Джейн. В конце концов, Гермиона, поняв, что висящее в воздухе напряжение сегодня уже вряд ли исчезнет, предпочла закончить встречу. Она решительно объявила, что им пора, чем заслужила благодарный взгляд Северуса, который, судя по всему, уже изнывал от необходимости находиться в обществе мистера Грейнджера. Эдвард сухо попрощался с ними, а Джейн проводила их до дверей. Прощаясь с ними на пороге, она неожиданно взяла Снейпа за локоть и, посмотрев ему в глаза, произнесла:

- Северус, извините за Эдварда. Уверяю вас, он все поймет, ему просто нужно время.

- Не стоит беспокоиться, Джейн, - отозвался Северус и добавил, - Я ценю ваше отношение. Вы… очень похожи на Гермиону, - он улыбнулся одними уголками губ.

- Гермиона, - миссис Грейнджер поцеловала дочь на прощание, - по-моему, тебе очень повезло… и не сердись на отца, детка.

 

***

 

Северус и Гермиона аппарировали в тупик Прядильщиков.

- Как видишь, летом здесь также мрачно и уныло, как и зимой, - угрюмо обронил Снейп, заходя в дом.

В долго пустовавшем помещении было неуютно и пахло сыростью. Зельевар разжег камин, пересек комнату и, остановившись у стеллажа с книгами, повернулся и внимательно посмотрел на гриффиндорку. В глубине черных глаз явственно читались боль и тоска. Непроницаемый и неприступный для всех, этот сильный человек становился совершенно беззащитным перед Гермионой, обнажая перед ней свою душу. Она читала его чувства как открытую книгу и ощущала его боль и страдания как свои собственные. Подавленный и удрученный, профессор не сводил взгляда с застывшей у двери девушки, словно ожидая ее приговора. Гермиона видела, что он снова терзается сомнениями, не веря в то, что действительно достоин этого простого счастья, быть с ней, быть любимым. Слова Эдварда Грейнджера сильно задели его, как бы он ни старался это скрыть.

- Северус… - она сделала шаг вперед и снова замерла.

- Гермиона… - он запнулся, не в силах выразить словами то, что так мучило его, и медленно подошел к ней… - я…

Северус проглотил стоявший в горле ком и опустил руки на плечи девушки. Гермиона, вздохнув, прижалась к его груди. Их «Прости» прозвучало одновременно. Снейп немного отодвинулся от нее и с удивлением взглянул в карие глаза, встретившись с таким же изумленным ответным взглядом.

- За что? – вырвалось у него.

- За отца. Он не должен был так с тобой разговаривать. Он заставил тебя чувствовать себя ТАК… так ужасно. Я же вижу…

Северус прижал ее к себе. Его милая девочка, все понимающая и… не знавшая того, что знал он. Не знавшая, что после оскорбительной фразы Грейнджера, профессор не стал сдерживаться и проник в его разум. То, что он увидел, потрясло и задело его значительно больше, чем слова, которые слышали все. В глазах Эдварда Грейнджера он выглядел каким-то омерзительным старым развратником, соблазняющим своих студенток. Грейнджер был убежден, что Гермиона далеко не единственное его «приключение». Северус содрогнулся от мысли, что и другие люди будут воспринимать его также. Что же в таком случае достанется Гермионе? Презрение, непонимание, косые взгляды, отчуждение. Разве люди смогут понять, почему она с ним? Если собственный отец не поверил в истинность их чувств, не смог принять то, что дочь выбрала его, Северуса Снейпа. Гермиона не заслужила этого, совершенно не заслужила. Зельевар чувствовал себя настолько мерзко, словно его только что изваляли в грязи, от которой невозможно отмыться.

- А ты? – услышал он тихий голос девушки, - За что ты просишь прощения? Ты ни в чем не виноват…

- Ты не понимаешь! – прервал он ее, снова отодвигаясь и заглядывая ей в глаза, - Это все из-за меня… - в его голосе прозвучало отчаяние, - Я виноват в том, что близкие люди отворачиваются от тебя…

- Никто он меня не отворачивается, - пылко возразила Гермиона, только сейчас до конца осознав, что же так потрясло Северуса, - Мама права, отец смирится с этим через некоторое время. Неужели ты думаешь, что это первое мое решение, с которым он не согласен?

- Гермиона, дело не в этом, - глухо произнес Снейп, - Ты даже не представляешь, что тебя ожидает. Когда те, кого ты любишь, будут смотреть с отвращением, избегать тебя… Ты будешь терять друзей и родных, которые не смогут или не захотят принять твой выбор. Люди будут искать причину, по которой ты со мной, будут сплетничать и шептаться за твоей спиной. И это будут близкие люди, которые тебе дороги…

- Северус, - Гермиона обвила руками его шею, - Те, кто меня действительно любят, никогда не отвернутся. Рано или поздно они поймут и примут мой выбор, - она немного помолчала и добавила, - А тот, кто поступит так, как ты сказал, тот просто не любит меня, вот и все. Разве я должна обращать внимание на отношение таких людей?

Снейп тяжело вздохнул и прижал ее к себе. Он не уставал поражаться ее жизненной мудрости, спокойствию и стойкости, с которой она была готова встретить любые ожидающие их трудности. Гермиона умела удивительным образом рассеять его страхи и сомнения, освободить от мучительной острой боли, терзавшей сердце и рвущей на части душу. Вот и сейчас после ее слов Северус неожиданно почувствовал облегчение, словно она легким движением сняла с его плеч камень, давивший и прижимавший к земле. Ни один человек в мире не делал для него того, что делала Гермиона изо дня в день, растапливая сковывавшую его сердце ледяную корку, которой он обрастал многие годы своей беспросветной, мрачной жизни. Эта девушка дарила ему надежду, счастье, да просто желание жить и дышать. Ощущение ее хрупкого тела, доверчиво прижимающегося к нему, наполняло его тихой, светлой радостью, заставляло замирать от восторга и мечтать о том, чтобы эти мгновения никогда не кончались.

Разве мог он не откликнуться на зов ее сердца? Если в прежние годы он считал открытое проявление чувств признаком слабости, то теперь с Гермионой ему хотелось быть нежным, хотелось дарить тепло и любовь в ответ. Северус удивлялся самому себе, но чем чаще он замечал, как вспыхивают от радости ее карие глаза, чем чаще чувствовал дрожь и трепет ее тела, тем легче с его губ срывались слова любви и нежности. С ней и только с ней он мог позволить себе быть самим собой, не прятаться под маской, не скрывать свои чувства, не лгать и не притворяться. Он был безмерно благодарен ей уже только за это, сознавая, что эта женщина делает его счастливейшим из людей.

Легко коснувшись губами ее волос, он прошептал:

- Я люблю тебя.

 

***

 

За окном почти совсем стемнело. Отблески горевшего в камине пламени освещали сидевших на диване мужчину и женщину. Гермиона и Северус провели так несколько часов с момента прибытия в дом в тупике Прядильщиков. Они почти не разговаривали, просто сидели, наслаждаясь обществом друг друга. Девушка удобно устроилась у мужчины на коленях, обвив руками его шею и склонив голову ему на плечо. Снейп нежно обнимал ее за талию, уткнувшись лицом в ее волосы. Гермиона пошевелилась и, выпрямившись, взглянула Северусу в лицо. Профессор продолжал сидеть так же неподвижно, сцепив руки на ее талии. С того самого момента, как они покинули дом Грейнджеров, зельевар не сделал ни одной попытки поцеловать ее, не позволил себе ни единой ласки, только обнимал ее и все. «Неужели он по-прежнему сомневается, имеет ли на это право?» - пронеслось в голове у Гермионы. Волшебница снова пристально взглянула на мужчину. Под ее взглядом он устало прикрыл глаза. Девушка наклонилась и коснулась его губ своими губами. Снейп вздрогнул, но не ответил ей. Гермиона поцеловала его более настойчиво, проникая языком в его рот. На этот раз он ответил, но словно нехотя и быстро разорвал поцелуй. «Ах, так?!» - возмутилось сознание гриффиндорки – «Ну ладно же!». Она перевернулась, усаживаясь к нему лицом и обхватив своими ногами его талию. Ее руки принялись перебирать его волосы, а губы стали путешествовать по лицу, покрывая его нежными поцелуями. Гермиона ласково целовала его лоб, глаза, нос, бледные щеки. Скользнув ниже и поцеловав его в шею под самым ухом, девушка с удовольствием отметила, как напряглось его тело. Она коснулась языком мочки его уха и почувствовала, что Северус сильнее сжал ее в объятиях. На нем были лишь брюки и белоснежная рубашка, чем она незамедлительно воспользовалась. Пока ее губы продолжали нежно целовать его шею, пальцы незаметно расстегивали пуговицы на рубашке. На мгновение оторвавшись от своего занятия, волшебница посмотрела в лицо Северуса. Глаза профессора были по-прежнему закрыты, но щеки порозовели, а дыхание стало прерывистым. Гермиона стащила с него рубашку, погладила сильные плечи, провела пальчиками по ключице и стала покрывать поцелуями его грудь. Когда ее губы коснулись соска, Северус глухо застонал. Гермиона улыбнулась и обвела сосок языком. По его телу пробежала дрожь. Девушка немного отстранилась и поспешно стащила с себя джемпер и бюстгальтер, отбросив их в сторону. Она снова прижалась к Северусу, обнимая его и целуя в губы.

Прикосновение ее обнаженной груди выдернуло его из состояния оцепенения, в котором он пребывал последние несколько часов. Вздрогнув всем телом, зельевар застонал и ответил на поцелуй со всей страстью, которую так старательно сдерживал. Его руки нетерпеливо заскользили по ее спине, переместились на грудь и нежно сжали упругие полушария. Гермиона откинулась назад, упираясь руками в его плечи. Полыхавшие огнем глаза Северуса неотрывно смотрели в раскрасневшееся от желания лицо девушки, в то время как его пальцы нежно ласкали ее грудь. Прикрыв глаза от охватившего ее наслаждения, Гермиона тихо постанывала, выгибаясь навстречу его ласкам.

- Гермиона… - хрипло произнес он.

Она почувствовала его нарастающее возбуждение, ее руки скользнули вниз и расстегнули его брюки. Снейп дернулся и протестующе прошептал:

- Нет!

Волшебница замерла и вопросительно на него посмотрела.

- Подожди… - умоляюще произнес зельевар.

Он снова обнял ее за талию, притягивая к себе, а его губы и язык занялись лаской ее груди. Гермиона шумно выдохнула, руки сами собой зарылись в его волосы, перебирая темные пряди.

- Северус… - прошептала она, облизав пересохшие губы, - пожалуйста…

Снейп поднял голову и, отыскав ее губы, прильнул к ним в горячем поцелуе. Руки девушки вновь обвили его шею, и она теснее прижалась к нему, страстно желая слиться с ним в единое целое как можно скорее. Северус осторожно поднялся с дивана, удерживая ее на руках, и медленно направился к лестнице. Гермиона, плотно обхватив ногами его талию, прижималась к нему всем телом. Как во сне, не прекращая целовать друг друга и не размыкая жарких объятий, они поднялись на второй этаж и добрались до спальни. Северус опустился со своей драгоценной ношей на кровать.

- Ты прекрасна… - шептал он, освобождая ее от оставшейся одежды и покрывая поцелуями ее тело, - прекрасна… девочка моя…

- Северус… - она попыталась притянуть его к себе.

Снейп торопливо высвободился из брюк и лег рядом, прижимаясь к Гермионе и продолжая ее ласкать. Они словно вернулись в свое счастливейшее Рождество, забыв обо всех неприятностях и волнениях прошедшего дня. Маленькую спальню наполнили стоны наслаждения и шумное прерывистое дыхание двух влюбленных. Весь окружающий мир потонул в захлестнувшем их урагане страсти. В этот миг остались только они двое, отдающие себя друг другу без остатка, дарящие свою любовь и сгорающие в ней. Все остальное не имело значения.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...