Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 14. Выпускной



 

Вернувшись в школу, Гермиона с головой ушла в подготовку к экзаменам. Времени до начала сдачи ТРИТОНов осталось совсем немного и девушка, в своей обычной манере, засела за книги. Всех семикурсников и пятикурсников охватила предэкзаменационная лихорадка, и в гостиной Гриффиндора было непривычно тихо. Тишину нарушали лишь шуршание страниц, скрип перьев, да тихий шепот студентов, повторяющих различные заклинания. Библиотека, любимое место Гермионы в Хогвартсе, теперь постоянно была заполнена учениками, торопливо листающими пожелтевшие страницы в надежде получить недостающие знания. Гермиона задерживалась в библиотеке до самого закрытия, так, что мадам Пинс приходилось буквально выгонять девушку.

Северус с растущей тревогой наблюдал за изменениями, происходившими с гриффиндоркой. Волшебница явно не высыпалась и, к тому же, измождая себя подготовкой и, не замечая ничего вокруг, как всегда, забывала о еде. Даже, появляясь в Большом зале, она тут же утыкалась в очередной фолиант, извлеченный из сумки, и совсем не вспоминала, зачем пришла сюда.

- Гермиона, ты будешь есть или нет? – в который раз спрашивала Джинни, теребя подругу за локоть.

- А? – Гермиона удивленно озиралась вокруг, словно не понимая, как она оказалась за столом, и тут же торопливо отвечала, - Да, да… сейчас… только дочитаю главу…

- Гермиона! – Гарри решительно отобрал у нее книгу, - Ну что ты уткнулась в эту трансфигурацию? Ты и так все это наизусть знаешь. Лучше ешь, если не хочешь на экзамене упасть в обморок…

Девушке пришлось подчиниться и приняться за еду. Снейп, лучше кого-либо знавший, как Гермиона может загнать себя, посмотрел на Поттера с благодарностью. Все последние дни зельевар видел гриффиндорку только на уроках и не имел ни малейшей возможности поговорить с ней. Библиотека превратилась в проходной двор и совершенно не подходила для свиданий. Каждый вечер он с надеждой ждал, что Гермиона придет к нему, но она не появлялась, заставляя профессора злиться и еще больше переживать.

Накануне первого ТРИТОНа, по чарам, девушка, взяв у Гарри мантию-невидимку, спустилась в подземелья. Снейп открыл, едва она постучала, словно стоял около двери и ждал ее.

- Наконец-то, - прошептал он, притягивая ее к себе и жадно целуя, - почему ты так долго не приходила?

- Северус… ты же знаешь… экзамены… - устало пролепетала Гермиона и добавила просительно, - можно я у тебя позанимаюсь? У нас все бубнят, невозможно сосредоточиться, а мне надо повторить несколько заклинаний.

Снейп закатил глаза и обреченно махнул рукой в сторону своего стола:

- Занимайся.

Он устроился в кресле у камина, наблюдая за девушкой из-под полуопущенных ресниц. Гриффиндорка извлекла из своей сумки несколько книг и, разложив на их столе, принялась усердно изучать, морща лоб и беззвучно шевеля губами. Некоторое время спустя, она достала волшебную палочку и стала отрабатывать заклинания. Гермиона не произносила ни звука, и Северус невольно восхитился, насколько великолепно она овладела невербальными заклинаниями. В воздухе в невероятном танце закружились предметы, до этого спокойно лежавшие на его столе – перья, чернильница, несколько пергаментов. Взмах палочки и все вернулось на место. Еще взмах и кабинет Снейпа стал в два раза больше, чтобы со следующим взмахом вернуться к первоначальным размерам. Она еще долго упражнялась, заставляя вспыхивать и гаснуть огонь в камине, наколдовывая самые разнообразные предметы, применяя увеличивающее и уменьшающее заклинания, переходя ко все более сложным чарам. Устав практиковаться, она вновь вернулась к чтению. Северус взглянул на часы и обнаружил, что время приближается к полуночи.



- И долго ты еще намерена заниматься? – поинтересовался он.

- Еще пару часиков, – зевнув, отозвалась Гермиона.

- Ты в своем уме? – Снейп нахмурился.

- Северус, что тут такого? – удивилась девушка, - я каждый день готовлюсь часов до трех…

- Точно с ума сошла, - раздраженно зашипел профессор, - ты забыла, что у тебя завтра экзамен?

- Вот как раз поэтому…

- Немедленно спать! – рявкнул он, - Хочешь заявиться на экзамен похожей на привидение и ничего не соображать?

- Северус, я… Ой!

Не слушая больше никаких возражений, зельевар решительно подхватил ее на руки и отнес в спальню. Вид у Гермионы был такой измученный и сонный, что, чертыхнувшись, Северус торопливо раздел ее и уложил в кровать, накрыв одеялом.

- А ты? – пробормотала она, силясь держать слипающиеся глаза открытыми.

- Сейчас приду, - усмехнулся он, целуя ее в лоб, - только наведу порядок в кабинете.

Вернувшись в спальню через пять минут, Снейп обнаружил, что Гермиона крепко спит, обнимая его подушку обеими руками и уткнувшись в нее носом. Он улыбнулся и, быстро раздевшись, нырнул под одеяло, осторожно привлекая ее к себе. Девушка пробормотала что-то во сне и прижалась к его груди.

 

***

 

С началом экзаменов дни полетели с невероятной стремительностью. Уроки закончились и теперь Гермиона и Северус виделись в основном урывками, случайно сталкиваясь в библиотеке или в коридорах замка. Каждый раз их окружали посторонние люди, что не позволяло им обменяться и парой слов. Впрочем, после каждого из экзаменов, Гермиона дожидалась вечера и, облачившись в мантию-невидимку, пробиралась в подземелья, чтобы хоть немного побыть с любимым, поговорить с ним, да просто посидеть рядом.

 

***

 

В школе царило оживление. Семикурсники, оставив позади экзамены, готовились к радостному и знаменательному событию – выпускному балу. Бал, назначенный на первое июля, обещал стать самым грандиозным праздником в Хогвартсе с момента окончания войны. Девушки стремились перещеголять друг друга нарядами, непрерывно обсуждая прически и украшения. Гермиону слегка утомляла эта суета, поскольку для нее выпускной в первую очередь был синонимом окончания школы и возможностью, наконец, быть с любимым человеком, не таясь и ни от кого не скрываясь. Перспектива танцевать целый вечер с несущими вздор юнцами и незаметно поглядывать на преподавателей, надеясь встретиться взглядом с Северусом, не очень то ее вдохновляла. Тем более что она вообще не была уверена, что Северус придет на этот бал. Каждый раз, когда она заговаривала на эту тему, профессор презрительно фыркал и бурчал что-то о том, что в жизни есть дела и поважнее, чем балы для тупоголовых студентов. И все же… Все же за неделю до бала он прислал ей изумительное платье.

За завтраком в Большой зал влетели две совы, несшие большую коробку. Еще ничего не зная, Гермиона смутно почувствовала, что летят они именно к ней. Пролетая над гриффиндорским столом, совы выпустили свою ношу, которая спикировала на стол прямо перед Гермионой. Все с любопытством уставились на посылку. Гермиона открыла крышку, и над гриффиндорским столом прокатился изумленно-восхищенный вздох. В коробке лежало платье из нежнейшего шелка, цвета золотистого песка, от которого исходило приятное сияние. В посылку был вложен небольшой лист пергамента, развернув который, волшебница обнаружила всего два слова «Люблю тебя».

- От кого это? – спросила потрясенная Джинни, завороженно смотря на платье.

- Скоро узнаешь, - загадочно ответила Гермиона и, подхватив коробку, отправилась в башню.

Ее провожали недоуменные взгляды и перешептывания. Выходя из зала, девушка как будто невзначай бросила взгляд на преподавательский стол и заметила на губах Мастера Зелий довольную ухмылку.

 

***

 

Вечером первого июля Большой зал сверкал во всем своем великолепии. Факультетские столы были убраны, вдоль стен разместились небольшие столики со сливочным пивом и бутербродами. Центр зала был освобожден для танцев, на месте преподавательского стола разместилась импровизированная сцена с приглашенным оркестром. Постепенно помещение заполнялось выпускниками – девушками в нарядных платьях и юношами в парадных мантиях. Гермиона покинула гриффиндорскую башню вместе с Гарри и Джинни, собственное одиночество стало казаться невыносимым. Увидев, что все в сборе, МакГонагалл вышла в центр зала и, поздравив студентов с окончанием школы, объявила бал открытым. Заиграла музыка и, пара за парой, юноши и девушки начали кружиться в танце. Стоя у стены, Гермиона уже в который раз выискивала взглядом Снейпа, но его нигде не было. Ей вдруг сделалось так грустно и тоскливо, что захотелось немедленно уйти. Зачем ей это невероятной красоты платье и этот бал, если ЕГО нет рядом, если она не может встретиться с ним даже взглядом? Девушка уже совсем было собралась отправиться в башню и просидеть там целый вечер, как вдруг к ней подошел Дин и, смущенно улыбнувшись, пригласил на танец. Гриффиндорка согласилась, в надежде отвлечься от грустных мыслей.

- Прекрасно выглядишь, - сообщил Дин, - И платье у тебя самое потрясающее во всем зале.

- Спасибо, - улыбнувшись, ответила она.

Прокружившись с Дином три или четыре танца, Гермиона почувствовала себя спокойнее и решила просто наслаждаться последним школьным вечером. После Дина ее пригласил Гарри, потом был Брюс Коркнейр из Равенкло, потом Эндрю Харрис из Хаффлпаффа. Почувствовав легкую усталость, Гермиона отошла к столику, около которого, весело смеясь, стояли Гарри и Джинни, потягивая сливочное пиво. Но не успела она сделать и несколько глотков, как к ней снова подлетел Дин, приглашая танцевать. Когда очередной танец закончился, и юноша еще не убрал своих рук с ее талии, она услышала за спиной такой знакомый бархатистый голос:

- Вы позволите?

Глаза Дина расширились от ужаса и изумления, и он неуверенно пробормотал:

- Ге – Гермиона?

- Все в порядке, Дин, - с улыбкой ответила Гермиона и повернулась к профессору Снейпу.

Выглядел он просто потрясающе, темно-зеленая, отделанная серебром мантия великолепно смотрелась на его статной, высокой фигуре. Блестящие иссиня-черные волосы спадали на плечи тяжелой шелковой волной.

В этот момент заиграла музыка и Снейп, улыбнувшись, пригласил свою даму танцевать. Едва его руки опустились на талию Гермионы, произошло что-то необыкновенное. Пламя сотен паривших в воздухе свечей вдруг разом вспыхнуло ярче, вызвав пробежавший по залу гул недоуменных голосов. Платье гриффиндорки стало еще великолепнее, оно вдруг все заискрилось, засверкало маленькими звездочками. Завораживающим волшебным шлейфом за девушкой следовало слабое золотистое свечение.

Как оказалось, Северус весьма недурно танцевал, легко и уверенно он вел Гермиону, его движения были плавными и безошибочными. Девушка, не отрываясь, смотрела в любимые черные глаза и буквально тонула в них, не замечая ничего вокруг. Между тем, ближайшие к ним парочки бросали на профессора и его теперь уже бывшую студентку недоумевающие, изумленные взгляды. Определенно, никому из них не только не приходилось видеть, но даже и в мыслях не мог представиться танцующий, нарядно одетый профессор Снейп. А уж то обстоятельство, что Мастер Зелий крепко обнимал вечно раздражавшую его гриффиндорскую всезнайку, вообще не укладывалось в голове. Не обращая ни малейшего внимания на окружающих их людей, Северус и Гермиона танцевали танец за танцем, не желая больше отрываться друг от друга.

- Северус, что с моим платьем? – прошептала Гермиона, заметив облачко приятного золотистого свечения, окутавшего их.

- Оно зачаровано, - улыбнулся Снейп, - отражает твое настроение.

Он еще крепче прижал к себе девушку. Они кружились в центре зала совершенно одни, поскольку остальные танцующие расступились и переместились ближе к стенам, давая место странной паре. Теперь на них смотрели уже все. Кто-то даже перестал танцевать, застыв на месте, поглощенный столь необычным зрелищем.

- Гарри, ты видишь то же, что я вижу? – неуверенно спросила Джинни, для верности поморгав глазами.

Гарри лишь улыбнулся, наблюдая, как потрясенная Джинни не сводит взгляда с Гермионы и Снейпа.

Впрочем, преподаватели были изумлены не намного меньше своих вчерашних студентов.

- Прекрасная пара, не правда ли, Минерва? – наконец выдавила из себя профессор Спраут.

- Что? – МакГонагалл вышла из состояния столбняка, в котором она пребывала последние минут десять.

- Они, в самом деле, неплохо смотрятся, - поддакнула мадам Помфри.

В этот момент танец закончился. И тут профессор Снейп сделал то, чего не ожидал от него никто в зале. Он наклонился к Гермионе и нежно поцеловал ее в губы.

- А-ах, - как один человек выдохнул весь Большой зал.

Столбняк стал всеобщим. Слизеринцы кривились, гриффиндорцы хмурились, остальные студенты недоумевающе переглядывались, не веря своим глазам. Только три человека в зале откровенно наслаждались происходящим – Северус, Гермиона и Гарри. Музыка заиграла снова. На этот раз танцевали только Северус с Гермионой, остальные неуклюже топтались, во все глаза таращась на главную пару вечера.

- По-моему, половина зала пребывает в полуобморочном состоянии, - прошелестел Северус, в глазах у него горели озорные огоньки.

- Половина? – ехидно отозвалась Гермиона, - Мне кажется, вы явно поскромничали, профессор.

- Ну что ж, - Снейп сделал паузу и, ухмыльнувшись, произнес, - Тогда предлагаю не останавливаться на полдороги и довести их всех до обморока.

- Что ты хочешь сказать? – глаза девушки широко распахнулись, - Я надеюсь, ты не собираешься… э… пойти дальше поцелуев?

- Вообще-то собираюсь, - он едва сдержал смех, увидев выражение лица Гермионы, - но это вовсе не то, о чем вы подумали, мисс Грейнджер. Хотя, ход твоих мыслей мне тоже нравится, - он снова усмехнулся, а затем прошептал ей прямо в ухо, заставив задрожать, - но для этого есть более подходящие места, чем Большой зал, например, моя спальня.

Танец закончился. Северус разжал объятия и, сделав шаг назад, опустился на одно колено. Он извлек из складок мантии черную бархатную коробочку и, протянув ее Гермионе, произнес:

- Мисс Грейнджер, прошу вас оказать мне честь, согласившись стать моей женой.

Послышался звон бьющегося стекла, судя по всему, несколько человек выронили свои бокалы со сливочным пивом. Музыканты замерли, не решась начать новую мелодию. В наступившей звенящей тишине громко пискнула Джинни:

- Гарри, ущипни меня!

Она судорожно вцепилась в локоть Гарри, который готов был расхохотаться. Гермиона, волнуясь из-за устремленных на нее взглядов, дрожащими руками взяла черную коробочку и, открыв ее, пораженно ахнула. Взору ее представилось изящное золотое кольцо, на котором, словно слившись в одно целое, блистали рубин и изумруд. Она подняла восхищенный взгляд на Северуса и, улыбнувшись, просто сказала:

- Я согласна.

В зале кто-то шумно выдохнул. МакГонагалл с тихим стоном опустилась на стул. Северус поднялся на ноги, взял кольцо и легким движением надел его гриффиндорке на палец. Музыканты, воодушевленные этой сценой, заиграли еще лучше прежнего. Зельевар снова обнял Гермиону за талию, и они закружились в танце.

- Пойдем, поздравим их, - Гарри подхватил Джинни и, танцуя, они стали приближаться к Снейпу и Гермионе.

Оказавшись рядом, Гарри, улыбаясь во весь рот, прокричал:

- Поздравляю, профессор! Поздравляю, Гермиона!

Гермиона повернула к ним абсолютно счастливое лицо и рассмеялась. Снейп позволил себе улыбнуться и кивнул. Джинни с подозрением уставилась на Гарри и вдруг выпалила, толкнув юношу в грудь:

- Ты знал?! Ты все знал! И ничего не сказал!

- О! Мистер Поттер, мои поздравления, - ехидно произнес Снейп, - оказывается, вы умеете хранить тайны.

Джинни поджала губы, но глаза Гермионы так сияли, что она не выдержала и улыбнулась. Гарри потянул Джинни за руку, увлекая ее за собой, чтобы дать возможность Снейпу и Гермионе снова остаться одним.

- Я устала, - пробормотала Гермиона, прижимаясь к плечу Северуса.

- Тогда пойдем, - улыбнувшись, он взял ее за руку, и они направились к выходу из зала, провожаемые ошеломленными взглядами.

 

***

 

- Ну и зачем ты это сделал? – с улыбкой спросила Гермиона, когда они оказались в кабинете Снейпа.

- Что именно? – он удивленно изогнул бровь.

- Ты знаешь, - она прижалась к нему, - Ты обнародовал наши отношения. Ты при всех попросил выйти за тебя замуж. Ты, который тщательно скрывает свой внутренний мир за семью замками. Что с тобой случилось?

- Со мной случилась ты, - тихо произнес Северус, поцеловав ее в макушку, - а тебе… не понравился сегодняшний вечер?

- Отчего же? – Гермиона усмехнулась, - Вечер был… сногсшибательный… Даже и представить боюсь, ЧТО сейчас происходит в Большом зале.

Оба рассмеялись.

- Мне показалось, ты жаловалась на усталость? - спросил профессор, нежно поглаживая ее по спине.

- Да, - призналась волшебница, - ноги просто гудят. Наверное, я слишком много танцевала.

- Ну, тогда, - серьезно произнес Северус и вдруг подхватил ее на руки, - предлагаю принять ванну, сразу станет легче.

- Звучит заманчиво, - отозвалась девушка, обнимая его за шею, - особенно, если я буду принимать ее не одна.

- Мисс Грейнджер, я просто не в силах вам отказать.

 

***

 

Гермиона потянулась в теплых объятиях Северуса и открыла глаза. Ее движение разбудило его и он, улыбнувшись, хриплым спросонья голосом пробормотал:

- Гермиона…

В комнате было темно, поэтому девушка не имела ни малейшего представления о времени.

- Как ты здесь живешь? – с притворной сердитостью воскликнула она, выбираясь из его объятий и сев на кровати.

Северус с интересом наблюдал, как она потянулась за своей палочкой и взмахнула ею, пробормотав какие-то заклинания. В одной из стен спальни вдруг возникли два окна, сквозь которые ударил яркий солнечный свет, заставивший их зажмуриться от неожиданности.

- Я впечатлен, мисс Грейнджер, - шелковым голосом проговорил Снейп, усаживаясь рядом и попытавшись ее обнять. – Это конечно не Большой зал, но тоже неплохо.

- Я еще не закончила, - девушка повела плечами и продолжила свои манипуляции.

Еще несколько взмахов палочкой в сочетании с невнятным бормотанием и комната сделалась просторнее. Гриффиндорка отложила палочку и, повернувшись к Северусу, поцеловала его в губы.

- Завтрак мы проспали, - прошептал он, поглаживая ее плечи, - Позавтракаем здесь?

- Неплохая мысль, - Гермиона коснулась губами его шеи, - Я ужасно проголодалась…

- Что-то мне подсказывает, что такими темпами до завтрака мы доберемся еще не скоро, - он крепко прижал ее к себе, впиваясь в губы страстным поцелуем.

В дверь кабинета постучали.

- Кого там еще Мерлин принес? – со злостью пробормотал Снейп, соскакивая с кровати и натягивая халат.

Ругаясь на чем свет стоит, он вышел из спальни, пересек кабинет и резко распахнул дверь. За дверью никого не было.

- Что за… - начал он, свирепея.

Из пустоты возникла голова Гарри Поттера.

- О Мерлин! За что мне это? – простонал зельевар, - Ну входите уже, Поттер, раз явились.

Гарри проскользнул в кабинет и сбросил мантию-невидимку, в руках он держал какой-то сверток. Вид у парня был смущенный. Стараясь не смотреть на Снейпа, он забормотал:

- Простите, сэр. Тут… э… Джинни просила… ну… она сказала, что Гермионе нужны будут ее вещи. Ну, чтобы… э… ей не пришлось ходить по замку в бальном платье. Вот, возьмите, - он сунул профессору в руки сверток и поспешно ретировался.

Северус машинально запер дверь, посмотрел на сверток и расхохотался.

- Вот уж угораздило меня связаться с гриффиндоркой, - констатировал он, входя в спальню, - Получил всех ее друзей скопом. Надеюсь, они хоть жить с нами не будут.

Он бросил сверток на кровать и, задумчиво посмотрев на Гермиону, предложил:

- Раз уж нас все равно прервали, давай и в самом деле позавтракаем.

- Как скажете, профессор, - послушно ответила Гермиона, но при этом так соблазнительно потянулась, что Северус и думать забыл о еде.

- А Мерлин с этим завтраком, - пробурчал он, снова забираясь в кровать и притягивая девушку к себе.

До завтрака они действительно добрались не скоро.

 

***

 

- Нам надо кое-что обсудить, - серьезно произнес Снейп, глядя на Гермиону, с аппетитом поглощавшую тост с джемом.

Он поставил свою чашку на стол и, сцепив руки в замок, откинулся на спинку кресла. Гермиона сделала большой глоток ароматного кофе и вопросительно взглянула на него.

- Нашу свадьбу, - пояснил Северус, - Когда? Где? Список приглашенных.

- Коротко и ясно, - усмехнулась девушка, - Ну и какие будут предложения?

- Я готов хоть завтра, - спокойно произнес он.

- Завтра никак не получится, - покачала головой гриффиндорка и тут же рассмеялась, увидев, какую гримасу скорчил зельевар.

- Ну, хорошо, давай серьезно, - кивнул он, - Через две недели?

- Думаю, да, можно, - согласилась Гермиона

- У тебя есть пожелания насчет места? Сразу скажу, я не хотел бы очень…

- Пышной церемонии, - перебила его девушка, - Потому что ты не любишь…

- Но если тебе хочется…

- Я тоже за скромную церемонию, - улыбнулась Гермиона, - но я не знаю где… я ведь выросла среди маглов… там не будет удобно устраивать волшебную свадьбу. У тебя есть идеи?

- Может быть… - начал Северус, но в этот момент в дверь снова постучали, - Да что это такое? – в сердцах воскликнул он и отправился открывать.

Гермиона хихикнула и вновь принялась за свой кофе. Через мгновение она услышала голос МакГонагалл, раздавшийся из кабинета:

- Северус, мисс Грейнджер у тебя?

Девушка поспешно отставила чашку с недопитым кофе, встала и вышла из спальни.

- Доброе утро, профессор МакГонагалл, - смущенно пробормотала она, опуская глаза.

- Доброе утро, - кивнула директор, - Полагаю, я должна поздравить вас обоих. Хотя… это несколько… неожиданно, но… - она замолчала, подбирая слова, потом тепло улыбнулась и произнесла, - Прекрасный выбор, Северус. Альбус был бы очень рад. Он всегда…

- Ну, конечно, - процедил Снейп, - ничто в Хогвартсе не может произойти без одобрения старого интригана…

- Северус, пожалуйста, не надо, - прервала его Гермиона и он, встретившись с ней взглядом, покорно замолчал, - Простите, директор, - извиняющимся тоном произнесла девушка, - Северус… э… несколько обижен на профессора Дамблдора.

Снейп хмыкнул.

- Я понимаю, Гермиона, - мягко сказала МакГонагалл, - Могу я поинтересоваться вашими дальнейшими планами?

- Э… в каком смысле? - гриффиндорка бросила растерянный взгляд на Северуса.

- Минерва, тебя интересует наша личная жизнь или что? – вкрадчиво поинтересовался Мастер Зелий.

- Во-первых, я хотела бы удостовериться, что мисс Грейнджер не передумала относительно преподавательской работы, - она вопросительно посмотрела на Гермиону.

- Не передумала, - покачала головой девушка, - Но ведь надо же еще дождаться результатов ТРИТОНов. Вдруг я не сдала…

Снейп закатил глаза и буркнул:

- Ага, в стройные ряды «превосходно» закралась одна «выше ожидаемого». Не сдала она, как же.

- Я согласна с Северусом, - произнесла МакГонагалл, - думаю, тут не о чем беспокоиться.

- Я так понял, есть еще и во-вторых? – напомнил Северус.

- Что? – не сразу поняла директор, - Ах, да, кажется, вчера речь шла о… свадьбе?

- Ну, вот и добрались до личной жизни, - вздохнул зельевар, - Тебе не послышалось, Минерва. Мы поженимся через две недели.

- Вот как? – лицо МакГонагалл озарилось улыбкой, - Что ж, я очень рада за вас. И где вы намерены устроить свадьбу?

- О, - растеряно произнесла Гермиона, - Пока не знаем. Мы как раз обсуждали это, когда вы пришли.

- Тогда у меня есть к вам предложение, - директор сделала паузу и произнесла, - Что вы скажете о Хогвартсе?

- О Хогвартсе? – изумленно воскликнула Гермиона, - Мы можем устроить свадьбу здесь?

- Тебе нравится эта идея, Гермиона? – спросила МакГонагалл.

- Конечно! Это просто… просто восхитительно! – девушка была в восторге.

- Скажи, Минерва, - вкрадчиво произнес Снейп, сверля МакГонагалл взглядом, - это придумал Альбус?

- Ну, - пожилая волшебница запнулась, - Можно сказать, что мы с ним вместе это придумали.

- Я, кажется, уже дал понять, - жестко отчеканил профессор, - Я. Не хочу. Иметь. Никаких. Дел. С Альбусом. Дамблдором.

- Северус, - Гермиона подошла к нему и, взяв его за руку, заглянула ему в глаза, - пожалуйста, пусть это будет в Хогвартсе. Это так здорово.

- Женщины… - тяжело вздохнул Снейп, - ну что с тобой делать? Ладно, пусть будет Хогвартс, - он махнул рукой.

- Ну, вот и прекрасно, - пряча улыбку, проговорила директор, - Не буду вам больше мешать, у меня полно дел, - и, уже выходя из кабинета, она пробормотала себе под нос, - Кто бы мог подумать, маленькая гриффиндорка будет повелевать грозным Мастером Зелий.

Дверь за ней захлопнулась. Гермиона прижалась к Северусу, обнимая его. Он положил руки ей на плечи, зарываясь лицом в ее волосы.

- Он любил тебя, - тихо произнесла девушка, - И очень ценил.

- Ну да, безусловно, - холодно подтвердил Снейп, - Как и твоего драгоценного Поттера.

- Да, Гарри он тоже очень любил.

- Просто у Альбуса была очень милая привычка, - с сарказмом произнес Северус, - посылать на смерть тех, кого он любит.

- Северус, - сердито возразила Гермиона, - если ты не заметил, он ведь и своей жизни не пожалел.

- Неужели? – фыркнул зельевар, - Да еще так оригинально все обставил. Хотел бы я этого не заметить, да вот беда – меня назначили на главную роль в этом спектакле.

- Северус, - серьезно произнесла гриффиндорка, подняв голову и посмотрев ему в глаза, - Ты не умеешь прощать. Прости и тебе станет легче.

- Не знаю, Гермиона, - он вздохнул, - боюсь, для меня это слишком сложно…

- Я постараюсь помочь тебе, - Гермиона улыбнулась и нежно поцеловала его в губы.

 

Глава 15. Свадьба.

Негромко напевая себе под нос, Джинни хлопотала на кухне, готовя завтрак, когда тишину дома 12 на площади Гриммо прорезал настойчивый звонок. Очевидно, посетитель изнывал от нетерпения, поскольку звонок, не унимаясь ни на секунду, трезвонил на все лады. Девушка поспешила в прихожую и распахнула дверь. На пороге с видом, говорящим, что он пребывает в крайнем раздражении, стоял Рон. Его взъерошенные рыжие вихры топорщились во все стороны, лицо приобрело малиновый оттенок, а рука нервно терзала злополучный звонок. Увидев Джинни, он яростно сверкнул глазами и рявкнул:

- Что ты тут делаешь?!

- И тебе доброе утро, - Джинни повернулась к нему спиной и двинулась на кухню.

Рон с мрачным выражением лица последовал за ней.

- Я, кажется, спросил, что ты здесь делаешь? – сварливо произнес он, наблюдая, как Джинни накрывает на стол.

- Я здесь живу, - начиная раздражаться, огрызнулась девушка, - Если ты забыл, я в августе выхожу замуж.

- Вот именно! – выкрикнул Рон, - Вот именно! В августе! А пока вы не поженились, ты должна…

- Ну хватит уже! – гневно перебила его Джинни.

Встав посреди кухни и уперев руки в бока, она стала удивительно походить на Молли Уизли. Устремив на брата негодующий взгляд, она заявила:

- А теперь послушай меня, Рон Уизли! Прекрати строить из себя мамашу-наседку. Заруби себе на носу, я совершеннолетняя и знаю, что делаю. Если ты пришел ругаться, лучше уходи. А если нет, оставайся, сейчас будем завтракать.

Рон со вздохом опустился на стул и проворчал:

- Почему вам не готовит Кричер? Что ты сама этим занимаешься? И где Гарри?

- Гарри наверху, сейчас спустится. И мне нравится готовить для нас завтрак. Кстати, чем обязаны столь раннему визиту? – она предпочла сменить тему.

- Вот! – Рон вытащил из кармана разрисованный розочками конверт и с гримасой отвращения швырнул его на стол, - Что это за гадость, можешь объяснить?

- Похоже, это приглашение на свадьбу, - Джинни улыбнулась.

Юноша с минуту смотрел на нее, лицо его из красного сделалось серым, губы задрожали от гнева, и он яростно выпалил:

- На свадьбу?! Да как это вообще может быть? Гермиона и… Снейп! Снейп!! Как она могла с ним… с этим ублюдком?

- Рон, мне кажется, Гермиона давно уже не твоя девушка, что ты психуешь?

- Психую?! – заорал Рон, снова вскакивая, - Да я просто в бешенстве! Она мой друг и мне не все равно, что с ней происходит.

- Тогда ты должен быть рад, - возразила Джинни, - Гермиона с ним счастлива, они любят друг друга…

- Да как она может любить его?! – вопил Рон, - Снейпа! Этого старого, грязного козла!

- Прекрати! – теперь и Джинни вышла от себя, - Прекрати оскорблять его!

Еще несколько минут они орали, стараясь перекричать друг друга, так что весь старый дом Блэков наполнился оглушительными воплями Уизли. Прибежавшему на шум Гарри пришлось буквально оттаскивать Джинни, уже выхватившую свою палочку, от Рона.

- Что у вас тут происходит? – стараясь сохранять спокойствие, спросил он.

- Это я пришел узнать, что у вас происходит?! – взорвался Рон, - Тоже мне друзья, называется! Как вы могли допустить это?!

- Рон, послушай… - начал Гарри.

- Он наверняка напоил ее каким-нибудь зельем! – не унимался Рон.

- Да ничем он ее не поил, тупая твоя башка! – завизжала Джинни, вырываясь из объятий удерживающего ее Гарри.

- Рон, ей действительно хорошо с ним, поверь, - попытался вразумить его Гарри, - Если бы ты видел, как они целовались…

- ЧТО?!!! – несколько секунд Рон судорожно хватал ртом воздух, а потом снова заорал, - Да меня просто стошнило бы от этого зрелища! Это… это же отвратительно, мерзко! Меня наизнанку выворачивает, когда я представляю, что он дотрагивается до нее, - он передернул плечами и изобразил брезгливость на лице.

- Рон, с таким отношением, тебе лучше на эту свадьбу не ходить, - жестко отчеканил Гарри, - Ты только испортишь Гермионе праздник.

- Еще бы! Ноги моей там не будет, - огрызнулся Рон, - Можете не сомневаться.

Сердито пыхтя, он снова уселся на стул, с неприязнью глядя на своего лучшего друга и сестру.

- Кстати, - процедила сквозь зубы Джинни, - мы их пригласим на нашу свадьбу, так что будь любезен, возьми себя в руки к тому моменту. Если ты испортишь свадьбу мне, я тебя превращу в червяка.

- Тогда дайте своему Снейпу многосущное зелье, - буркнул Рон, - а то меня стошнит прямо на него.

- Идиот! – сообщила Джинни.

- Может я и идиот, - скривился Рон, - но я не укладывал свою лучшую подругу в постель к этому слизеринскому гаду.

- Если ты явился в мой дом, чтобы оскорблять нас всех, - холодно произнес Гарри, - то тебе лучше уйти.

Рон окинул их презрительным взглядом, молча поднялся со стула и вышел из кухни. Через несколько мгновений громко хлопнула входная дверь.

 

***

 

Местом проведения свадебной церемонии была выбрана небольшая лужайка, расположенная на полпути от замка к квиддичному полю. По всему периметру лужайки были высажены розовые кусты лучших сортов, обнаружившихся в теплицах Спраут. Восхитительные белые, розовые и темно-бордовые розы наполняли воздух пьянящим, чарующим ароматом. В центре возвышался большой навес, укрепленный на изящных золотых столбиках и причудливо украшенный разноцветными воздушными шариками, блестевшими и переливавшимися на ярком июльском солнце. Крышу навеса образовывали плотно переплетавшиеся стебли какого-то вьющегося растения с сочными зелеными листьями и мелкими белыми цветами. Спраут и Флитвик накануне долго трудились, создавая это великолепное сооружение и украшая лужайку розовыми кустами.

Северус, слегка хмурясь, наблюдал за действиями Джорджа и Билла Уизли, расставлявших стулья под навесом. Джордж, потративший целый час на создание композиции из воздушных шариков, был явно доволен собой и время от времени бросал удовлетворенные взгляды на свое творение. Артур и Молли Уизли о чем-то беседовали с прибывшим из министерства пожилым волшебником. Этот высокий, сухопарый маг был Снейпу неизвестен, но зельевар знал, что именно ему предстоит заключить их с Гермионой брак, и посматривал на незнакомца с некоторым недоверием, словно опасаясь, что волшебник не справится со своими обязанностями.

Уизли прибыли в Хогвартс пару часов назад и теперь помогали с последними приготовлениями к свадьбе. Северус сразу обратил внимание, что с ними не было Рона, хотя точно знал, что Гермиона посылала своему другу приглашение. Профессор испытывал от его отсутствия с одной стороны облегчение, поскольку именно этого представителя шумного рыжеволосого семейства он совершенно не желал видеть, а с другой стороны тревогу, зная, что Гермионе это явно не понравится, а, значит, омрачит ей праздник. В том, что младший Уизли намеренно проигнорировал приглашение, Снейп ни секунды не сомневался.

- Отличная мантия, Северус, - пропищал Флитвик, - Как раз для такого дня. Вы великолепно выглядите.

Зельевар рассеянно взглянул на маленького профессора чар. Флитвик улыбнулся ему и засеменил к противоположной стороне лужайки, где Спраут колдовала над своими розами.

Отличная мантия? Они, что, сегодня сговорились говорить ему комплименты по поводу его внешнего вида? Сначала Поттер, теперь Флитвик. Северус хмыкнул. Неделю назад они с Гермионой посетили магазин мадам Малкин, чтобы приобрести ему одежду, подходящую для предстоящего бракосочетания. Он намеревался купить черную мантию, но девушка настояла, чтобы он взял эту, изумрудно-зеленую с серебряными, украшенными мелкими изумрудами, застежками. Северус совершенно не привык носить что-либо подобное и пытался протестовать, но едва он примерил мантию, как мадам Малкин восторженно заохала, а Гермиона удовлетворенно прищелкнула языком. После того, как обе женщины решительно заявили, что мантия сидит на нем идеально, и на свадьбе он должен быть именно в ней, он понял, что спорить бесполезно, и сдался.

Сама Гермиона отправилась за свадебным платьем в сопровождении мисс Уизли, категорически отказавшись привлекать к этому вопросу Северуса. Она так и не показала ему свое приобретение, и он совершенно не представлял, как будет выглядеть его невеста.

Гермиона вместе со своими родителями и Джинни Уизли, помогавшей подруге готовиться к церемонии, находилась в гриффиндорской башне. Грейнджеров еще утром доставил в Хогвартс Поттер, воспользовавшись портключом, подготовленным Северусом накануне. Снейп, ожидавший нового проявления неприязненного отношения со стороны отца Гермионы, был крайне удивлен, когда Эдвард Грейнджер первым делом подошел к нему и, пожав руку, произнес:

- Северус, я прошу у вас прощения за то, что усомнился в вас и ваших чувствах к моей дочери. Раз Гермиона выбрала вас, значит, вы этого достойны.

- Вам не за что извиняться, Эдвард, - растерянно отозвался зельевар, - Вы просто беспокоились за нее, это естественно. Думаю, на вашем месте, любой отец волновался бы и… задавал неприятные вопросы.

Переведя взгляд с мистера Грейнджера на его жену, Северус вновь увидел ее теплую, понимающую и ободряющую улыбку и подумал, что способность так улыбаться должна быть у этих женщин в крови.

Грейнджеры были невероятно впечатлены величественным видом Хогвартса. Конечно, дочь много рассказывала им о школе, но одно дело слышать, а совсем другое – видеть этот древний, наполненный магией замок. Вряд ли за последние несколько столетий кому-нибудь из маглов довелось любоваться Хогвартсом. Гарри любезно проводил мистера и миссис Грейнджер в гриффиндорскую башню, где находилась Гермиона.

В ожидании начала церемонии Северус, застыв у одного из кустов, усыпанного белоснежными розами, старался унять охватившее его волнение. Происходящее казалось ему невероятно прекрасным сном, и он не мог избавиться от ощущения, что все это может внезапно исчезнуть. Все его сомнения и страхи разом всколыхнулись в груди, он не мог поверить в то, что через пару часов сможет называть Гермиону своей женой. Мастер Зелий еще не видел свою невесту сегодня, и от этого теснившееся в груди волнение становилось сильнее, делая ожидание почти невыносимым.

Черт бы побрал эти глупые предрассудки, не позволявшие ему увидеть любимую утром перед свадьбой! Вчера они так страстно занимались любовью, что если бы не заглушающие чары, все подземелья дрожали бы от их стонов. А сегодня, пожалуйста, он даже увидеть ее не может! Ну, разве это не глупо?

На лужайке понемногу начали собираться немногочисленные гости. Появившийся Хагрид занял предназначенный для него огромный стул в последнем ряду, жалобно заскрипевший, когда полувеликан опустился на него. Со слов Гермионы Снейп знал, что Хагрид намеревался привести с собой Грохха, но Поттеру каким-то образом удалось отговорить своего друга от этой затеи. Северус вновь почувствовал прилив благодарности к мальчику-который-оказался-на-удивление-сообразительным.

Увидев приближающихся Невилла и Луну, Снейп поразился изменениям, которые произошли с одним из самых его неловких и, как ему тогда казалось, бестолковых учеников. Он не видел Лонгботтома после окончания войны, и теперь перед ним стоял совершенно другой человек. Высокий юноша с гордо расправленными плечами взглянул в глаза Мастера Зелий без тени страха и улыбнулся бывшему учителю. Его открытый взгляд, излучавший спокойствие и уверенность, был полной противоположностью тем затравленным, испуганным взорам, которые мальчик бросал на зельевара в пору своего ученичества. Поприветствовав Северуса, Лонгботтом и Лавгуд подошли к оживленно спорившим Флитвику и Спраут.

Несколько минут спустя на лужайке появились МакГонагалл, Поттер и миссис Грейнджер. Почти следом за ними подошли Джинни и мадам Помфри. Не хватало только Гермионы и мистера Грейнджера. Все стали рассаживаться, и Северус почувствовал, как в груди все затрепетало от приближения торжественного момента. Волшебник из министерства жестом пригласил его подойти и Северус, стараясь унять бешеное сердцебиение и спрятать под маской равнодушия бушевавшие внутри чувства, медленно прошел под навес.

Время вдруг потекло неестественно медленно, сделавшись похожим на вязкий, обволакивающий, разогретый кисель. Все чувства Снейпа обострились до предела, сам он превратился в натянутый обнаженный нерв, готовый в любой мгновение разорваться. Шуршание мантий, чей-то едва слышный шепот, скрип стульев, легкое дуновение ветра, шорох травы под ногами. Казалось, он слышал и видел все. Звуки, прорывавшиеся сквозь окутавшую его пелену застывшего времени, звенели, оглушали, сводили с ума. Скорее почувствовав, чем услышав, восхищенный вздох, пробежавший по рядам, Северус резко обернулся и увидел ЕЕ. Забыв, как дышать, он замер, не в силах оторвать взгляда от своей ослепительно прекрасной невесты. Бережно поддерживаемая под руку отцом, она не шла, а буквально плыла, плыла навстречу ему, навстречу своей судьбе, навстречу их будущему.

Белый нежный шелк свадебного платья мягко струился по ее телу, подчеркивая все изгибы юной, восхитительной фигуры. Взгляды их встретились, и она улыбнулась такой счастливой и безмятежной улыбкой, что внутри у Северуса словно взорвались сотни веселых разноцветных фейерверков, и он почувствовал себя так, будто у него внезапно выросли крылья и в следующий миг он воспарит высоко в небо.

Мистер Грейнджер подвел свою дочь к зельевару и занял свое место в первом ряду рядом с Джейн. Министерский волшебник начал говорить, голос его оказался на удивление тихим, и Северус никак не мог заставить себя слушать, пожирая взглядом Гермиону, стоявшую теперь так близко, что он чувствовал ее дыхание и слышал, как взволнованно бьется сердце в ее груди.

- Мы собрались здесь…

Слова падали как тяжелые капли, с трудом добираясь до затуманенного сознания.

- …этого мужчину и эту женщину…

Снейп, не отрываясь, смотрел в глаза Гермионы, и смысл слов, произносимых пожилым магом, доходил до него очень медленно.

- Северус Тобиас Снейп, берешь ли ты Гермиону Джейн Грейнджер в законные жены…

Мерлин, когда же это кончится? Конечно же, да, да, тысячу раз да!

- …пока смерть не разлучит вас.

- Да, - произнес Северус, внезапно осознав, что волшебник молчит, а все смотрят на него, ожидая ответа.

Маг едва заметно кивнул и продолжил:

- Гермиона Джейн Грейнджер, берешь ли ты Северуса Тобиаса Снейпа…

В карих глазах вспыхнули веселые золотистые искорки, а губы девушки вновь тронула улыбка.

- …в болезни и здравии…

Все люди вокруг словно куда-то исчезли, голос волшебника звучал сам по себе, Северус абсолютно не ощущал его присутствия, он видел лишь Гермиону, только ее одну. Она была прекрасна. Обворожительна. Восхитительна. В своем белоснежном платье она казалась еще более хрупкой, легкой, какой-то воздушной и непостижимо нереальной. Ее мягкие, шелковистые, каштановые локоны, стараниями мисс Уизли были слегка распрямлены и уложены в великолепную прическу. Скручивающиеся в золотистые спиральки завитки нежно касались бархатистой кожи ее изящной шеи.

Северус смотрел и не мог насмотреться, стараясь запомнить в подробностях каждую черточку ее сегодняшнего облика, чтобы бережно хранить его в своем сердце долгие годы.

- Да, - звонкий голосок девушки вернул его к действительности.

- Объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать невесту.

Наконец-то прозвучали слова, которых Северус ждал уже почти целую вечность. Он привлек к себе Гермиону, крепко обняв ее за талию, и пылко поцеловал в губы к неописуемому восторгу всех присутствующих.

Едва поцелуй прервался, воздух вокруг них, наполнившись шипением, треском и свистом, засверкал всеми цветами радуги. Фантастические фейерверки, устремившись ввысь, расплывались в небе над лужайкой великолепными цветами, рассыпались яркими веселыми брызгами. Один затейливый узор немедленно сменялся другим, еще более потрясающим, пока под конец все эти сверкающие крошечные звездочки не сложились в огромную надпись «Будьте счастливы». Гермиона с благодарностью посмотрела на довольно улыбавшегося Джорджа Уизли, хитро подмигнувшего ей.

Теперь настала очередь Флитвика и МакГонагалл. Несколько взмахов волшебными палочками и пространство под навесом преобразилось. Половину места заняла ровная площадка для танцев, около которой расположился маленький оркестр из зачарованных музыкальных инструментов, игравших без музыкантов. На другой половине, откуда ни возьмись, возникли столики с бутербродами, пирожными, бокалами с лимонадом и шампанским.

Над лужайкой полилась чарующая музыка, и со всех сторон послышались возгласы:

- Гермиона, Северус, первый танец ваш.

Профессор усмехнулся и, галантно поклонившись своей жене, пригласил ее на танец. Через несколько мгновений к ним присоединились Гарри с Джинни, Флер с Биллом, мистер и миссис Уизли, а Джордж неожиданно пригласил МакГонагалл, покрасневшую от удовольствия.

 

***

 

Устав танцевать, Гермиона потянула Северуса за руку, и они подошли к столику, за которым уже расположились Гарри и Джинни. Пригубив шампанское, Гермиона обвела взглядом собравшихся гостей и вдруг спросила:

- А где Рон? Я что-то его не вижу.

- А… он… э… - Джинни запнулась и беспомощно посмотрела на Гарри, - он…

- Он… понимаешь, Гермиона… э… это квиддич… ну, ты же знаешь… он всегда мечтал… и тут его пригласили на испытания… в Пушки Педдл… ну и как раз сегодня… он никак не мог отказаться…

- Понятно… - протянула Гермиона таким тоном, что было ясно – она не поверила ни единому слову.

- Я могу потанцевать со своей очаровательной дочерью? – раздался голос мистера Грейнджера.

- Конечно, папа, - девушка улыбнулась и встала.

- Поттер, - сердито зашипел Снейп, - вы что, до сих пор как следует врать не научились?

Гарри, рассеянно смотревший вслед Гермионе, повернулся и уставился на зельевара недоуменным взглядом. Заметив обиду в зеленых глазах, Северус вдруг почувствовал себя так неловко и неуютно, словно он только что обвинил в неумении лгать Лили.

- Извини, - буркнул он, - Я не то хотел сказать. Вы же знали, что он не придет, надо было придумать что-то правдоподобное заранее. Мне не хотелось бы, чтобы Гермиона расстраивалась сегодня.

- Я понимаю, профессор, - Гарри кивнул, - но… что тут придумаешь? Он не смог… хм… принять ее выбор…

- Почему-то мне кажется, профессор, - с хитрой улыбкой добавила Джинни, - что Гермиона сегодня будет слишком занята, чтобы расстраиваться.

Зельевар бросил на девушку притворно-сердитый взгляд, но от комментариев воздержался.

Вернувшись через некоторое время за столик, Гермиона обнаружила, что Джинни снова умчалась танцевать, Гарри успокаивает всхлипывающего от избытка чувств Хагрида, а Северус непринужденно беседует с миссис Грейнджер, время от времени ухмыляясь и бросая заинтересованные взгляды на свою жену. Очевидно, миссис Грейнджер, по своему обыкновению, ударилась в воспоминания и решила поведать новоиспеченному зятю о разных забавных и глупых детских выходках Гермионы. Гриффиндорка прекрасно знала, что это одна из самых любимых тем ее мамы и не сомневалась, что сегодня она доложит Северусу обо всех проделках маленькой мисс Грейнджер.

- Гермиона, могу я присесть? – к столику подошла МакГонагалл.

- Разумеется, профессор, - смущенно ответила девушка.

- Северус сказал, что вы завтра уезжаете, - произнесла директор, - чтобы провести две недели вдвоем…

- Вот как? – удивилась Гермиона и свирепо взглянула на Снейпа.

- Очевидно, для тебя это сюрприз, - усмехнулась Минерва, наблюдая за ее реакцией, - Но до вашего отъезда, я хотела бы с тобой поговорить о твоей работе, если ты не возражаешь.

- Да, директор, - Гермиона насторожилась, устремив пристальный взгляд на пожилую волшебницу.

- Дело в том, - продолжила МакГонагалл, - что Билл и Флер уезжают во Францию, и в следующем году он не сможет работать в Хогвартсе.

- Вы хотите, чтобы я преподавала трансфигурацию вместо зелий?

- Учитывая твои успехи, - улыбнулась директор, - я бы не отказалась. Но выбор за тобой.

- Нет, пожалуй, все-таки зелья, - немного помедлив, сказала Гермиона, украдкой взглянув на мужа, - Вы не обидитесь?

- Дорогая моя, мне не на что обижаться, - успокоила ее Минерва, - Я не сомневалась, что ты не изменишь свое решение. Но я хотела бы, чтобы ты заняла должность декана Гриффиндора.

- Декана? – выдохнула Гермиона почти с испугом.

- Да, а что тебя смущает? Эту должность всегда занимает гриффиндорец, и ты, я полагаю, прекрасно справишься.

- Понимаете, - нерешительно начала девушка, - я… я не хотела бы ссориться с Северусом. Вы же знаете, какие отношения между нашими факультетами…

- Конечно, знаю, - кивнула МакГонагалл, - и возлагаю на вас обоих большие надежды. Надеюсь, что благодаря вашей любви наконец-то прекратится это глупая многолетняя вражда, и на смену ей придет просто дружеское соперничество.

- Это будет непросто, - вздохнула Гермиона, - но я, то есть мы постараемся.

- Иного ответа я от тебя и не ожидала, - улыбнулась директор.

 

***

 

Был уже поздний вечер, когда гости разъехались, и Северус с Гермионой спустились в подземелья, оставшись одни. Едва за ними закрылась дверь кабинета, зельевар порывисто притянул девушку к себе, впившись ей в губы страстным поцелуем. Его руки жадно заскользили по ее спине, ощущая податливое тело под тонким шелком свадебного платья.

- Моя, - прошептал он, оторвавшись от ее губ и встретившись с ней взглядом, - наконец, моя.

- Я давно твоя, - улыбнулась Гермиона, обвивая руками его шею, - и душой, и телом.

- Нет, - Северус покачал головой, - Теперь совершенно моя. Моя жена.

- Собственник… - она тихо рассмеялась.

- А вы не знали, миссис Снейп? – он изогнул бровь, - Вам придется к этому привыкать…

- Даже не знаю, смогу ли я… - протянула Гермиона, в карих глазах заплясали озорные искорки.

- Придется, - отрезал Снейп и, подхватив ее на руки, добавил, - начнем с первой брачной ночи.

- А вы умеете убеждать, профессор, - фыркнула волшебница.

- Не сомневаюсь, дорогая, - он распахнул ногой дверь в спальню.

 

***

 

- Доброе утро, жена, - бархатистый голос Северуса над самым ухом, прорвавшись сквозь пелену утренней полудремы, разбудил Гермиону.

- Доброе утро, - отозвалась она, сонно моргая, - только зачем ты меня разбудил?

Ее взгляд, наконец, сфокусировался на лице мужчины, насмешливо изогнувшего бровь. Снейп нежно коснулся ее губ своими губами и вкрадчивым голосом сообщил:

- У нас большие планы, миссис Снейп. Так что долго спать непозволительно.

Его слова напомнили ей вчерашний разговор с МакГонагалл. Сон как рукой сняло. Намереваясь немедленно выяснить все о неизвестных ей до сих пор замыслах мужа, волшебница резко села в кровати.

- Кстати, мистер Снейп, не просветите меня, что за планы, и почему я узнаю о них последней?

От ее стремительного движения одеяло соскользнуло, обнажив красивую грудь.

- О! – только и смог сказать зельевар и, проигнорировав ее вопрос, приник губами к нежной округлости.

- Северус… - прошептала Гермиона, обхватив руками его голову.

- Черт, - хрипло пробормотал он через некоторое время, отстраняясь и взглянув ей в лицо, - ты такая… соблазнительная. Я просто не могу удержаться…

- Так что там с планами? – снова спросила гриффиндорка, стараясь выровнять сбившееся дыхание и натягивая на себя одеяло.

- Небольшой сюрприз, - он улыбнулся, - как ты смотришь на то, что мы проведем неделю на одном тропическом острове?

- Северус?! – Гермиона не верила своим ушам, - У нас будет свадебное путешествие?

- Наверное, путешествие это слишком громко сказано, - профессор смутился, - Я… просто… как это называется… забронировал… небольшое бунгало. Океан, пустынный пляж, там будем только мы… Я подумал, что тебе это понравится, - закончил он неуверенно.

- Северус, я уже говорила, что люблю тебя? – Гермиона обняла его и нежно поцеловала в губы, - Ты не перестаешь удивлять меня.

- Надеюсь, у меня это будет получаться и впредь, - не без удовольствия проворчал Мастер Зелий.

- И когда мы едем?

- Наш самолет сегодня в одиннадцать часов…

- Самолет? – ахнула Гермиона, – Сегодня?! В одиннадцать?!!

- Миссис Снейп, - ехидно произнес профессор, - я начинаю тревожиться. Похоже, наша свадьба нанесла непоправимый ущерб вашей способности ясно мыслить. Что вы все время переспрашиваете? Какое их трех слов вам непонятно – самолет, сегодня или одиннадцать?

В его черных глазах плясали веселые искорки, а уголок рта слегка подергивался от стараний сдержать улыбку. Гермиона рассмеялась.

- Во-первых, я бы никогда не предположила, что ты можешь воспользоваться самолетом, - пояснила она, - Во-вторых, если вылет в одиннадцать… О, Господи… это же совсем скоро… Северус, надо же еще вещи собрать…

- Конечно, я не особо доверяю этому магловскому транспорту, - пожал плечами Северус, - но как еще нам добраться в такую даль? К тому же, ты ведь летала на этих штуковинах, значит, и я смогу. Что касается вещей, полчаса тебе хватит, чтобы все собрать? И кстати, - он ухмыльнулся, - одежду можешь не брать, ты меня вполне устраиваешь и без нее.

Волшебница улыбнулась в ответ и, чмокнув мужа в щеку, отправилась в ванную. Когда она вернулась в комнату, в воздухе витал восхитительный аромат свежесваренного кофе, а Северус уже удобно устроился за столиком, собираясь приступить к завтраку. Гермиона присоединилась к нему, с улыбкой взглянув на зельевара и все еще не веря в то, что они действительно едут в какое-то свадебное путешествие.

- Северус, - произнесла она, - а… как ты все это спланировал? Ты же совсем не ориентируешься в магловском мире…

- Ну, уж не совсем, - он усмехнулся.

- Но все-таки, это не кексы в кафе заказывать, - возразила Гермиона, - билеты на самолет и бунгало…

- Моя жена состоит из одних вопросов, - вздохнул Снейп, - Могу я иметь хоть какие-то тайны?

Северусу не хотелось признаваться в том, что идеей поездки он обязан Поттеру. Золотой мальчик с таким воодушевлением убеждал зельевара, что Гермиона будет в восторге от подобного сюрприза, что Снейп нехотя согласился и решил попробовать. Впервые в жизни он доверился мнению гриффиндорца и сейчас, увидев реакцию девушки, не жалел об этом. Конечно, волшебница была полностью права, сам он не настолько хорошо знал магловский мир, чтобы все это организовать. Однако, Гарри помог уладить все формальности, включая билеты на самолет, бронирование и переговоры с маглами из турагенства. Мастер Зелий не привык просить помощи у кого бы то ни было, но искреннее желание Поттера доставить им с Гермионой радость сломило его вялое сопротивление, и профессор сдался, приняв содействие Гарри. Сияющие глаза Гермионы говорили сами за себя, и он понял, что поступил абсолютно правильно.

- Ну ладно, оставьте свои тайны при себе, мистер шпион, - фыркнула Гермиона, - но у меня есть еще вопрос.

Северус страдальчески закатил глаза.

- Мы едем на неделю? – осведомилась она.

- Да.

- Но МакГонагалл ты сказал, что нас не будет две недели, - девушка вопросительно взглянула на зельевара.

- Я хотел бы, чтобы мы провели неделю в моем, то есть теперь в нашем доме. Надеюсь, ты не возражаешь?

- Конечно, нет. С чего ты взял, что я буду возражать?

Сборы действительно не заняли много времени. Северус, как оказалось, был давно готов, а Гермионе вполне хватило получаса, чтобы уложить свои вещи. Они покинули Хогвартс и аппарировали прямо в аэропорт.

 

***

 

Поездка превзошла все ожидания. Гермионе показалось, что она попала в самый настоящий рай, и Северус, вопреки своему обычному скептицизму, готов был с ней согласиться. Крошечный островок в Тихом океане целую неделю принадлежал только им двоим. А они двое принадлежали друг другу, наслаждаясь каждым мгновением, проведенным вместе, впитывая и сохраняя в самых сокровенных уголках памяти эти минуты, часы и дни. Целиком и полностью растворяясь друг в друге, они при этом обретали себя, становясь неразделимыми половинками единого целого. Для обоих это было новым, незнакомым, но удивительно правильным ощущением, и они знали, что это навсегда.

Никто не нарушал их уединения, весь остальной мир представлялся безумно далеким и почти нереальным. Несмотря на безмятежность их маленького рая и кажущуюся безопасность, Северус, привыкший не доверять никому и ничему на этом свете и всегда ожидающий ударов судьбы, ежедневно накладывал сильнейшие охранные чары на их жилище и территорию островка.

Пляж со светлым, почти белым, горячим песком, ласковые теплые волны океана, знойное солнце и буйная тропическая растительность, окружавшие их в этом затерянном уголке, дарили покой и блаженство.

Едва доставивший их на остров магловский катер скрылся из виду, Гермиона устремилась купаться, пытаясь тащить за собой упиравшегося мужа. На все ее уговоры он отвечал, что лучше спокойно посидит на берегу, наблюдая за ней. Оставив свои попытки, девушка с хитрой улыбкой скинула с себя всю одежду, небрежно швырнув ее на песок перед самым носом Северуса, и с разбега бросилась в ласковые объятия океана. Этого профессор выдержать уже не мог. Последовав ее примеру, он догнал ее и, крепко стиснув в объятиях, притянул для поцелуя. Этот чувственный поцелуй и соприкосновение обнаженных тел мгновенно зажгли в них неистовый огонь желания, дав почувствовать, насколько они уже успели соскучиться. Никто из них не захотел переместиться в бунгало или куда-либо еще. Он взял ее прямо здесь, в прибрежных волнах, нежно ласкавших их разгоряченные тела. Вцепившись в его мокрые плечи, Гермиона выгибалась всем телом и громко вскрикивала, заставляя мужчину сгорать от страсти

Выбравшись из моря, они долго сидели на берегу, наблюдая за неспешно катившимися волнами, с тихим шепотом вылизывавшими светлый песок. Гермиона доверчиво склонила голову на плечо обнимавшему ее Северусу.

Волшебница с улыбкой взглянула на мужа, облаченного в белые магловские шорты до колена и расстегнутую белоснежную рубашку с коротким рукавом.

- Видели бы тебя сейчас студенты, - усмехнулась она.

Снейп изобразил на лице притворный ужас, заставив ее фыркнуть.

- Нам надо бы сделать парочку колдографий, - продолжила Гермиона, - а то ведь мне никто не поверит, что профессор Снейп может расхаживать в таком виде…

- Ваш вид, миссис Снейп, тоже способен произвести неизгладимое впечатление, - промурлыкал он у нее над ухом, - и не только на студентов…

Его слова и откровенный взгляд, которым он окинул ее фигуру, заставили Гермиону покраснеть. На ней было лишь бирюзовое полупрозрачное и почти ничего не скрывавшее шелковое парео.

- Так что на колдографии мы оба будем смотреться весьма достойно, - подытожил Северус, - и произведем в Хогвартсе настоящий фурор.

Гриффиндорка рассмеялась.

Обнаружив в бунгало заполненный продуктами холодильник, Северус, отогнав Гермиону в сторону, взялся за приготовление ужина.

Во время рождественских каникул, проведенных в доме Мастера Зелий, вопрос о приготовлении пищи не возникал, поскольку хогвартские домовые эльфы, собравшие по просьбе профессора праздничный обед, принесли такое немыслимое количество еды, словно в их планы входило накормить всю школу, а не двух человек. Поэтому, единственное, что оставалось Северусу и Гермионе, так это наложить чары длительного хранения на все имевшиеся в их распоряжении вкуснейшие блюда. Теперь же волшебница почувствовала себя до крайности неловко. К своему огромному стыду, Гермиона вынуждена была признать, что, несмотря на все свои достижения и репутацию лучшей ученицы, в кулинарном деле она полный ноль. Все ее попытки приготовить хоть какое-нибудь блюдо более сложное, чем яичница, с треском проваливались. Большинство их ссор с Роном были вызваны одной из двух причин – ее одержимостью учебой и абсолютным неумением удовлетворить потребности его желудка. Тогда девушку это сильно задевало и раздражало, поскольку она списывала упреки Рона на его черствость и привередливость. Но в целом, она была воспитана в том убеждении, что обязанности по приготовлению пищи в семье лежат все-таки на женщине, а не на мужчине. Тем более, когда мужчина такой, как Северус. Умный, волевой и самостоятельный, не нуждающийся в том, чтобы женщина за него думала и принимала решения. Гермиона почувствовала себя виноватой в том, что она не может сделать такую простую вещь для самого дорогого человека на свете, и он вынужден заниматься этим сам, что показалось ей нелепым, неестественным и неправильным.

- Почему ты? – слегка насупившись, пробурчала она.

- Дорогая, - невозмутимо отозвался зельевар, нарезая нежное мясо крабов для салата, - я, конечно, не мистер Уизли, но вовсе не намерен поглощать полусгоревшую рыбу или что-то в этом роде вместо того, чтобы наслаждаться легким романтическим ужином в обществе любимой женщины.

- Ах так?! - Гермиона покраснела, - Подожди… откуда ты знаешь? Я же… я тебе не рассказывала…

Увидев ее засверкавшие от гнева глаза, Снейп оторвался от своего занятия и, приблизившись, притянул девушку к себе. Но едва его губы коснулись ее плотно сомкнутых губ, как волшебница уперлась руками ему в грудь, отстраняясь и всем своим видом требуя объяснений. Северус вздохнул.

- Послушай, - мягко произнес он, - когда мы боролись с твоими кошмарами, ты ведь позволила мне проникнуть в твое сознание. Пока я отыскивал нужные воспоминания, я видел… кое-что еще… мельком… но сцена вашей ссоры мне запомнилась. Мистер Уизли, - он презрительно хмыкнул, - показал себя редкостным болваном.

- Да, я тогда здорово разозлилась… - призналась Гермиона, уткнувшись носом в его грудь, - Прости, я…

- Забудь об этом, - Северус поцеловал ее в макушку, - просто знай, что я никогда не буду копаться в твоих мыслях без твоего разрешения.

Он вернулся к приготовлению ужина, а Гермиона с восхищением наблюдала за уверенными и точными движениями его изящных пальцев. Она подошла к нему и, прижавшись к его спине, обняла за талию.

- Я научусь, - прошептала она, - Обещаю тебе…

- Это совсем не обязательно, - с легкой улыбкой отозвался он, укладывая куски мяса на разогретую, шипящую сковородку, - Как я уже заметил, я не мистер Уизли, и мое сознание не сконцентрировано целиком и полностью на еде…

- И все же, мистер Язва, почему-то именно для вас мне хочется это сделать…

- Я польщен, - ухмыльнулся Снейп, - но на всякий случай напоминаю, что я способен оценить в женщине не только умение превращать сырые продукты в вареные и жареные.

- Да ну? И какие же еще умения заслуживают вашего внимания, профессор?

- Ну, например, такие, - Северус резко развернулся и, прижав Гермиону к себе, впился в ее губы жгучим поцелуем.

Час спустя, удобно устроившись на веранде, они поглощали приготовленный ужин, любуясь неописуемой красоты закатом. Огромный красный диск солнца погрузился в океан, и на островок опустилась тропическая ночь. Северус взмахнул палочкой, зажигая свечи.

- А почему ты готовил без магии? – поинтересовалась Гермиона.

- Просто сегодня мне захотелось все сделать своими руками, - отозвался он, - завтра воспользуюсь магией.

- Ну, раз ты это умеешь, то и я смогу.

- Какая самонадеянность! – черные брови взметнулись вверх.

- Напротив, трезвая оценка возможностей…

Они немного помолчали.

- Северус… салат просто восхитительный… и стейки тоже… у меня нет слов…

- Рад, что вам все так понравилось, миссис Снейп… - усмехнулся зельевар.

- Ну не совсем все… - протянула Гермиона, хитро взглянув на мужа.

- Что-то не так? – удивился Северус, слегка напрягаясь и откладывая в сторону вилку.

- Конечно, не так, - подтвердила гриффиндорка, вставая.

Мужчина следил за ней взглядом.

- Дело в том, - девушка остановилась около него, наблюдая за его растерянностью, которую он усердно старался скрыть, - что я устала находиться так далеко от тебя.

С этими словами она опустилась к мужу на колени, обвивая руками его шею и с ехидной улыбкой уставившись в черные глаза, в которых отражались пляшущие огоньки свечей.

- Ах ты, маленькая чертовка, - зашипел Снейп, обнимая ее за талию и нетерпеливо врываясь своим языком в ее рот.

Ее собственный вкус смешался со вкусом выпитого вина и от этого показался ему только слаще. Почувствовав прилив желания, он крепче прижал ее к себе.

- Пойдем, прогуляемся, - предложила Гермиона.

Северус изогнул бровь и многозначительно взглянул в сторону спальни.

- Какая поспешность, профессор, - ехидно произнесла волшебница.

- Поспешность? – возмутился зельевар, - Да я образец неторопливости и долготерпения.

Гермиона фыркнула и поднялась на ноги.

- Как хочешь, - пожала она плечами, - а я немного пройдусь.

Она медленно, слегка покачивая бедрами, спустилась по ступенькам. Северус, затаив дыхание, не сводил глаз с ее гибкого, стройного тела под полупрозрачной тканью. Ее соблазнительный вид заставлял кровь бурлить, а сердце бешено колотиться.

Опомнившись, когда девушка, все также не спеша, шагала по пляжу, Снейп стремительно поднялся и направился к ней. Остров уже погрузился во тьму. Догнав Гермиону, Северус развернул ее к себе и захватил ее губы яростным поцелуем. Его ладони жадно скользили по ее спине, крепко прижимая девушку, не давая отодвинуться ни на миллиметр. Его губы переместились к ней на шею, даря такие же страстные, неистовые поцелуи.

- Мне очень нравится эта твоя одежда, - промурлыкал он, покрывая поцелуями ее обнаженное плечо.

- Чем же? – прошептала Гермиона, дрожа от его прикосновений.

- Тем, что ее так легко и быстро можно снять, - яростным движением он сдернул тонкую материю и отбросил ее в сторону.

- Ох… Северус… - выдохнула волшебница.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...