Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 16. Ежедневный пророк



 

Начало августа выдалось солнечным и жарким. Щурясь от солнечных лучей, ярким светом заливавших Большой зал, Гермиона прошла к преподавательскому столу, где уже сидели МакГонагалл, Флитвик и Спраут. Остальные преподаватели должны были вернуться в школу в ближайшие дни. Поприветствовав коллег, Гермиона заняла свое место за столом. Постепенно девушка осваивалась со своим новым статусом и все больше привыкала находиться в обществе своих вчерашних учителей. Правда, называть их по именам все еще было неловко, и она предпочитала обращаться ко всем довольно официально, вызывая неизменные подтрунивания Снейпа.

Обычно они появлялись в Большом зале вместе, но сегодня Северус, заканчивавший работу над очередным экспериментальным зельем, бесцеремонно выпроводил ее на завтрак, пообещав, впрочем, присоединиться к ней через десять минут. Слегка раздосадованная на него, Гермиона собралась было приступить к еде, когда в зал влетела сова с очередным номером «Пророка». Отодвинув в сторону тарелку, волшебница рассеянно развернула газету и вздрогнула. С обложки на нее смотрело лицо Северуса, занимавшее почти всю страницу. Огромный заголовок гласил «Северус Снейп. Герой войны или безжалостный убийца?». Гриффиндорка развернула газету и впилась глазами в статью.

 

ИСТИННОЕ ЛИЦО СЕВЕРУСА СНЕЙПА.

За что вручают орден Мерлина первой степени? Почему на должность преподавателя в школе чародейства и волшебства Хогвартс принят Пожиратель Смерти? Почему Минерва МакГонагалл пригрела в школе ближайшего сподвижника Того-Кого-Нельзя-Называть? И, наконец, кто же такой Северус Снейп – герой войны или безжалостный убийца? Ответы на эти и многие другие вопросы наши читатели найдут в цикле статей, посвященном этому мрачному человеку.

После войны с легкой руки Гарри Поттера нам объявили, что Снейп – герой. НО ТАК ЛИ ЭТО? Как вы все знаете, Северус Снейп получил высшую награду британского магического сообщества за свои заслуги перед волшебным миром в войне против Того-Кого-Нельзя-Называть. Мы решили разобраться, в чем же заключаются эти заслуги, и нашли немало любопытных фактов, которые без сомнения заинтересуют наших читателей.

Вернемся в прошлое. Северус Снейп присоединился к Тому-Кого-Нельзя-Называть еще подростком, едва успев окончить школу. Быстро заслужив доверие своего хозяина, он стал одним из его ближайших последователей, называвших себя Пожирателями Смерти. Но даже в этом узком кругу приближенных Снейп занимал особое место. И тому есть масса свидетельств. Снейп отличался невероятной жестокостью и крайней ненавистью к маглам и маглорожденным волшебникам. Известно, что издевательства над маглами и над так называемыми грязнокровками были важной составляющей развлечений Пожирателей Смерти. Чтобы не быть голословными, приведем свидетельство волшебника из древнего колдовского рода Эдварда Крейтона, не желавшего присоединиться к Тому-Кого-Нельзя-Называть. По несчастному стечению обстоятельств его сын Стивен женился на магле, и у них родился сын. Вот, что рассказал нам мистер Крейтон:



«Я не забуду этот вечер никогда. В мой дом явился Тот-Кого-Нельзя-Называть в сопровождении своей свиты – нескольких человек в плащах и масках.

- Ты отказался мне служить, и будешь за это наказан, - холодным высоким голосом произнес Тот-Кого-Нельзя-Называть

Его люди приволокли мою невестку и десятилетнего внука Алекса и бросили к ногам своего хозяина. На меня и Стивена наложили заклятие обездвиживания, и мы вынуждены были смотреть на разыгравшийся перед нами кошмар, не имея никакой возможности вмешаться.

- Волшебникам не должно путаться с маглами и осквернять кровь, - продолжал Лорд и, повернувшись к своим слугам, приказал, - Лестер!

Один из людей в черном плаще вышел вперед и отвесил почтительный поклон.

- Покажи, на что ты способен, заставь эту мерзкую маглу страдать.

Человек в плаще хладнокровно достал палочку и несколько раз произнес «Crucio». Моя невестка корчилась от боли, Алекс рыдал от ужаса, а на Стивене просто лица не было. Пытка продолжалась бесконечно, мне казалось, я сойду с ума от ужасных криков, когда, наконец, мучитель произнес убивающее заклятие, и зеленая вспышка прекратила страдания несчастной женщины. Но я глубоко заблуждался, полагая, что кошмар закончился, все еще только начиналось.

- Этому магловскому выродку тоже ни к чему жить, - провозгласил Лорд, указывая на моего внука, заставив меня содрогнуться от ужаса, - Северус! Ты принес то, о чем я тебя просил?

- Да, мой лорд, - к нему приблизился еще один из его слуг.

Он поклонился своему хозяину и извлек из складок мантии какой-то флакон. Я не знал, что это, но предчувствие чего-то жуткого не оставляло меня. Я закричал, умоляя их о пощаде, но ответом мне был лишь смех, жестокий, холодный, нечеловеческий.

- Ты сам это сделаешь, Северус. Докажи мне свою верность.

Слуга послушно кивнул и сделал шаг к моему несчастному мальчику. С головы его соскользнул капюшон и я увидел, что он совсем еще юн, почти ребенок. Черные волосы обрамляли бледное лицо с крючковатым носом. Я взмолился, обращаясь к нему, надеясь, что это не закоренелый убийца, и я смогу тронуть его сердце. В этот момент он посмотрел на меня, и в его черных холодных глазах я не увидел ни жалости, ни сострадания, одну только ненависть. Его тонкие губы растянулись в презрительной улыбке, он наклонился к мальчику и заставил его выпить содержимое флакона. То, что произошло дальше, было поистине чудовищно. Алекс сотрясался от боли и истошно кричал, все его тело стало кровоточить, одежда промокла от крови, кровь текла из ушей, глаз и из носа. А когда, казалось, уже нельзя было этого выносить, он вспыхнул как факел, вспыхнул изнутри. До сих пор я слышу эти ужасные крики, до сих пор вижу эту ночь в своих кошмарах. Стивен так и не смог оправиться и предпочел выпить яд, чтобы не жить с этим ужасом».

Согласитесь, рассказ мистера Крейтона впечатляет. Излишне говорить, что впоследствии он узнал в Северусе Снейпе того юного убийцу своего десятилетнего внука. Забегая вперед, скажем, что свидетельство мистера Крейтона далеко не единственное. В следующих выпусках мы познакомим вас с рассказами других очевидцев. И поверьте, они не менее жуткие.

Дальнейшая карьера Северуса Снейпа развивалась стремительно. Будучи сам полукровкой и терзаясь от собственной, как он считал, неполноценности, он всячески стремился доказать, что достоин благосклонности Того-Кого-Нельзя-Называть, пытаясь перещеголять в преданности всех чистокровных волшебников в его окружении. Неустанно демонстрируя свою ненависть к маглам и маглорожденным волшебникам, он с неподдельным удовольствием выполнял самые грязные поручения Того-Кого-Нельзя-Называть. Пытки и убийства были излюбленным развлечением Снейпа. В конце семидесятых он лично руководил несколькими налетами Пожирателей Смерти на магловские поселения, после которых оставались лишь пепелища.

Используя свои бесспорные таланты в зельеварении, Снейп готовил для своего господина страшные, жуткие зелья. По свидетельству очевидцев, каких бы ужасных ингредиентов для своих зелий не потребовал Снейп, их всегда ему доставляли в кратчайшие сроки. Мы располагаем рассказами людей, которые могут засвидетельствовать, что среди этих ингредиентов были такие, как сердце и кровь еще не родившегося ребенка и другие не менее кошмарные вещи, которые наши читатели не в состоянии представить без содрогания. Задумайтесь, откуда же брались эти ингредиенты, и знал ли об их происхождении Северус Снейп. Смешно было бы считать, что он этого не знал.

Многие полагают, что правой рукой Того-Кого-Нельзя-Называть был Люциус Малфой, приговоренный к десяти годам заключения в Азкабане. Смеем заверить вас, что это сильнейшее заблуждение. Правой рукой темного волшебника был именно Северус Снейп, которого почему-то вместо заключения в Азкабан наградили орденом Мерлина. Такое положение вещей выглядит более чем странным, и мы попытались разобраться в этой темной истории.

Возвысившись и пользуясь большим доверием Того-Кого-Нельзя-Называть, в 1981-м году Снейп проникает в Хогвартс и занимает скромное место преподавателя зельеварения. Теперь можно только гадать, каким образом Снейп сумел обвести вокруг пальца Дамблдора и убедить его в своей верности. Нет никаких сомнений, что главной причиной, по которой Снейп оказался в Хогвартсе, была потребность Того-Кого-Нельзя-Называть в своем человеке в школе чародейства и волшебства. Снейп чрезвычайно преуспел в шпионаже, передавая своему хозяину важнейшие сведения, получаемые прямо из первых рук, то есть от Альбуса Дамблдора. Так, например, он незамедлительно сообщил своему господину о местонахождении Поттеров, что привело к известной всем трагедии в Годриковой Лощине. Однако, вопреки здравому смыслу, Альбус Дамблдор не желал признавать, что пригрел на груди змею, и даже защитил Снейпа перед Визенгамотом после первого падения Того-Кого-Нельзя-Называть. Нам остается только предположить, что к старости Дамблдор сильно повредился в рассудке, раз он не желал замечать то, что видели все остальные. Можно заметить, что некоторые сомнения Дамблдор все же испытывал, поскольку на протяжении пятнадцати лет он отказывал Снейпу в должности, которую тот так жаждал – преподавании Защиты от Темных Искусств. Но, в конце концов, Снейп добился своего и был назначен на эту должность. Следующим шагом в головокружительной карьере так называемого героя стало убийство Дамблдора, засвидетельствованное никем иным, как Гарри Поттером. К тому моменту Тот-Кого-Нельзя-Называть уже возродился и вновь обрел прежнюю силу. Очевидно, Снейп без колебаний выполнил поручение своего хозяина и покинул Хогвартс. Покинул… чтобы вернуться через несколько месяцев уже в должности директора. Директорство Северуса Снейпа ознаменовалось жесточайшим террором против учеников. Любое неподчинение, любая попытка противиться захватившим школу Пожирателям Смерти каралась самым свирепым образом. Несколько учеников были замучены до смерти.

Надо заметить, что кроме крайней жестокости, Северус Снейп также обладал невероятной хитростью и изворотливостью. Очевидно, почувствовав, что конец хозяина близок, он занялся спасением собственной шкуры. Немного поразмыслив, Снейп пришел к выводу, что гарантией спасения будет заступничество Гарри Поттера, надежды всего магического сообщества. Но как же добиться этого заступничества, если они с золотым мальчиком всегда ненавидели друг друга, если именно он помог уничтожить родителей Поттера? Наверное, любой счел бы эту задачу неразрешимой и отступился. Но только не Северус Снейп. В его изворотливом мозгу возник гениальный план. Подавив свое отвращение к маглорожденным, он сумел обольстить подругу Поттера, юную Гермиону Грейнджер. Не секрет, что Снейп обладает весьма отталкивающей внешностью, к тому же он годится своей бывшей студентке в отцы. Как же ему удалось добиться благосклонности этой девушки, которая все годы обучения не питала к своему преподавателю никаких чувств, кроме ненависти? Логично предположить, что и здесь дело не обошлось без пресловутых зелий этого мастера. Снейпу удалось отбить Грейнджер у ее жениха, красавчика Рональда Уизли, который и по сей день не может смириться с произошедшим. Надо заметить, для Гарри Поттера мисс Грейнджер дорога как родная сестра. К тому же, она не раз спасала золотому мальчику жизнь. Поэтому расчет Северуса Снейпа оказался абсолютно верен. Не желая видеть свою подругу несчастной, Поттер переступил через себя, позволив человеку, виновному в смерти его родителей, разгуливать на свободе. Он дал все нужные показания перед Визенгамотом, чтобы обелить преступника и убийцу. И Визенгамот сдался, не имея ни воли, ни желания отказать победителю Того-Кого-Нельзя-Называть. Не лишним будет напомнить, что Гарри Поттер довольно богат, благодаря наследству своих родителей и своего крестного Сириуса Блэка. Это заставляет нас предположить, что одних слов золотого мальчика могло быть и недостаточно, но, как говорится, деньги в этом мире решают все.

В следующей статье нашего цикла вы узнаете: Что связывает Минерву МакГонагалл с Северусом Снейпом? Так ли наивна и невинна мисс Грейнджер, как это могло показаться на первый взгляд? Какие еще преступления числятся за Северусом Снейпом? Новые свидетельства очевидцев – соратников и жертв правой руки Того-Кого-Нельзя-Называть.

Дочитав до конца и успев за это время в кровь искусать губы, Гермиона дрожала от ярости и отвращения. Взглянув на подпись под статьей, она, к своему изумлению, вместо набившей уже оскомину фамилии Скитер обнаружила всю в завитушках надпись, гласившую «П. Паркинсон».

- Ах ты, маленькая слизеринская дрянь! – пробормотала она себе под нос.

Оторвав голову от газеты, гриффиндорка встретилась с озабоченным взглядом МакГонагалл.

- Гермиона, что случилось? – спросила директор, - Ты так побледнела…

- Все в порядке, - дрожащим голосом отозвалась девушка, - Извините… мне надо… надо отлучиться…

Она вскочила из-за стола и, сунув газету во внутренний карман мантии, бросилась к выходу из Большого зала. Теперь волшебница даже порадовалась, что Северус задержался со своим зельем и не увидел омерзительной статьи. Мысли путались от захлестнувшей ее ярости. Почему их не могут оставить в покое? Почему ее истерзанного, уже вдоволь настрадавшегося Северуса продолжают пинать и мучить? В глубине души Гермиона понимала, что нельзя кидаться в это дело, очертя голову, следовало сесть, спокойно поразмыслить и придумать план, позволяющий нейтрализовать мерзких писак из «Пророка». В свое время у нее неплохо получилось со Скитер, изводившей Гарри. Но страх за Северуса, опасение, что ему снова причинят боль, в сочетании с истинно гриффиндорской горячностью побудили ее действовать немедленно. Клокотавшая внутри ненависть и почти слизеринская жажда мести гнали ее вперед. В этот момент девушка осознала, что не остановится ни перед чем, даже перед непростительными заклятиями, но это не испугало ее, а, напротив, придало сил и уверенности. Поспешно сбежав по ступеням крыльца и в мгновение ока преодолев расстояние до ворот, она с негромким хлопком аппарировала.

Секунду спустя на том же самом месте раздались еще два хлопка, и появившиеся Гарри и Джинни опрометью бросились к замку. Взволнованные и запыхавшиеся, юноша и девушка влетели в Большой зал и хором вскрикнули вместо приветствия:

- Где Гермиона?!

МакГонагалл, предчувствуя недоброе, поспешила к ним навстречу:

- Гарри, что случилось?

- Профессор, пожалуйста, - взмолилась Джинни, - Скорее скажите, где Гермиона? Она в замке?

- Думаю, нет, - директор покачала головой, - она так поспешно покинула Большой зал, даже не притронулась к завтраку… И она была такая бледная… Во имя Мерлина, объясните же…

- Профессор МакГонагалл, - перебил Гарри, - она успела прочитать сегодняшний «Пророк»?

- Да, как раз после этого она на себя стала не похожа… - МакГонагалл переводила встревоженный взгляд с Гарри на Джинни.

- О, Мерлин! – прошептала Джинни, - не успели…

- Она этот чертов «Пророк» по кирпичикам разнесет… - пробормотал Гарри.

- Скорее, надо догнать ее, - воскликнула Джинни, - я не хочу, чтобы Гермиону посадили в Азкабан…

- Что здесь, черт возьми, происходит? – раздался знакомый голос у них за спиной, - Где моя жена?

Гарри и Джинни, развернувшись как по команде, наткнулись на пронизывающий взгляд черных глаз Снейпа.

- Вот, профессор, - Джинни со вздохом вытащила из кармана мантии газету и протянула ее Мастеру Зелий, - Мы думаем, Гермиона отправилась в редакцию…

Чем дальше Северус читал, тем больше мрачнело его лицо.

- Значит вы так, мисс Паркинсон… - прошипел он, и губы его скривились в презрительной усмешке, - Ну этого я вам так не оставлю…

МакГонагалл, взявшая газету из его рук, читала статью со все возрастающим ужасом.

- Какой кошмар, - пробормотала она, - Гермиона… бедная девочка… может наделать глупостей…

Снейп, резко развернувшись, быстро зашагал к выходу.

- За ним! - Гарри схватил Джинни за локоть и потащил ее за собой.

 

***

 

Переступив порог редакции, Гермиона словно очутилась в жужжащем улье. Разговоры, смех, хор торопливо скрипящих по пергаменту перьев, снующие взад и вперед сотрудники создавали впечатление дикой суматохи и хаоса. Попытавшись унять бешеное сердцебиение и дрожь в коленях, она поймала за руку пробегавшего мимо юношу и, улыбнувшись ему самой теплой из своих улыбок, поинтересовалась:

- Прощу прощения, вы не подскажете, где я могу найти мисс Паркинсон?

- Э… мисс Паркинсон … - юноша покраснел, - а вам назначено?

- Я просто хочу навестить свою школьную подругу, - сладким голосом проворковала Гермиона, - Люблю, знаете ли, сюрпризы… Мисс Паркинсон очень … очень обрадуется.

- Хорошо, - юноша кивнул и тоже улыбнулся, - поднимайтесь по лестнице на второй этаж, третья дверь направо.

- Спасибо, вы очень любезны, - Гермиона одарила его многообещающей улыбкой и, стараясь двигаться не спеша, направилась в кабинет Паркинсон.

Выровняв дыхание и попытавшись изобразить на лице холодность и презрение, гриффиндорка рывком распахнула дверь и очутилась в просторной светлой комнате с огромным окном во всю стену, выходившим на оживленную лондонскую улицу. Справа от двери возвышался внушительный стеллаж, от пола до потолка заполненный многочисленными выпусками «Пророка» и какими-то журналами. За большим столом светлого дерева, заваленном кипами пергаментов, восседала Пэнси Паркинсон собственной персоной, облаченная в сверкающую бирюзовую мантию. Ее светлые волосы были уложены в немыслимую пышную прическу, на лице сохранялось самодовольное, глуповатое выражение, хорошо знакомое Гермионе по школьным годам. Перед носом мисс Паркинсон быстропишущее перо с легким поскрипыванием усердно строчило под ее диктовку. Подняв голову на звук открывшейся двери, Пэнси уставилась на Гермиону. Ее губы растянулись в холодной, пренебрежительной улыбке, больше походившей на болезненную гримасу, в глазах сверкнул недобрый огонек.

- Тебя не учили, Грейнджер, что приличные люди стучат, прежде чем войти? – растягивая слова в малфоевской манере, протянула она, - Или у вас, грязнокровок, так принято?

Гермиона захлопнула за собой дверь и, вытащив из кармана газету, с размаху швырнула ее на стол. Какие-то пергаменты посыпались на пол, быстропишущее перо, обиженно пискнув, подлетело под самый потолок.

- А тебя не учили, - в тон Паркинсон отозвалась она, - что за свои поступки нужно отвечать? Тогда спроси своего дружка Малфоя, кажется, его отец проверяет это нехитрое правило на себе.

- К твоему муженьку это тоже относится, - ухмыльнулась Пэнси, - я смотрю, статья тебе понравилась.

- Ты дашь опровержение в следующем же номере, - сквозь зубы прошипела Гермиона, - И оставишь Северуса в покое.

- С чего бы это? – насмешливо отозвалась Паркинсон, откидываясь на спинку стула, - Кстати, Грейнджер, я планирую следующую статью целиком посвятить вашим отношениям. Может, дашь интервью?

- Я тебя предупреждаю, Паркинсон…

- Чистокровка Уизли побрезговал тобой? И ты предпочла лечь под старого, уродливого полукровку? Надеешься хоть немного очистить свою грязную кровь, да, Грейнджер?

- Ах ты, дрянь! – Гермиона выхватила палочку.

Пэнси слегка побледнела, но заставила себя рассмеяться.

- Что, Грейнджер, нападешь на меня? Представляешь заголовок «Знаменитая подруга Гарри Поттера отправлена в Азкабан»? Сенсация!

Гермиона взмахнула палочкой, и стеллаж с журналами и газетами вспыхнул.

- Aguamenti! – истошно взвизгнула Паркинсон, выхватывая свою палочку.

- Что это здесь? – услышала гриффиндорка за спиной голос Риты Скитер, - Наша маленькая шантажистка не унимается?

Инстинктивно Гермиона отпрянула в сторону, уворачиваясь от пущенного Ритой Expelliarmus. Она переместилась в угол, держа палочку наготове. Скитер рассмеялась:

- Кажется, Пэнси, у тебя появились поклонники.

- Вы дадите опровержение, - твердо повторила Гермиона, не сводя глаз со своих противниц, - Иначе сидение в стеклянной банке в образе жука покажется вам самым приятным времяпровождением в вашей жизни.

- Опять угрозы? – недобро усмехнулась Скитер, - Что так взволновало тебя на этот раз, девочка?

Два красных луча полетели в Гермиону одновременно. Молниеносно среагировав, она успела поставить щит. Следующим взмахом палочки девушка превратила пергаменты, лежавшие на столе Пэнси в груду бесполезной, не подлежащей восстановлению трухи.

- Грязнокровая мерзавка! – злобно завопила Паркинсон, - Защищаешь своего Снейпа? Что, этот урод так хорош в постели?

- Вы уверены, что хотите это знать, мисс Паркинсон? – ледяным тоном произнес Снейп, захлопывая за собой дверь и накладывая запирающие заклинания.

В комнате воцарилось напряженное молчание, все уставились на Северуса.

- Присядь, дорогая, - невозмутимо произнес он, - Тебе вредно волноваться.

Он протянул руку Гермионе и усадил ее в кресло, сам устроившись в соседнем.

- Моя жена слишком впечатлительна, прошу простить ее за это, - сладким голосом проговорил Снейп, не сводя взгляда с Паркинсон, которая при виде своего бывшего декана сразу растеряла всю свою самоуверенность и, побледнев, опустила палочку, - Что касается меня, я оценил вашу проникновенную статью. Это чтиво показалось мне весьма… занимательным.

- Если вы думаете, что… - начала Скитер, пытаясь взять ситуацию под свой контроль.

- Я не припомню, чтобы велел вам говорить, - перебил ее Снейп, лениво взмахнув палочкой в ее сторону.

Скитер застыла у стены, приклеившись к полу, яростно вращая глазами и издавая нечленораздельные звуки. Язык, судя по всему, отказывался ей служить.

- Продолжим нашу приятную беседу, мисс Паркинсон, - ласково протянул Мастер Зелий, вытягивая ноги и вновь буравя бывшую ученицу взглядом, - Думаю, вам лучше убрать вашу палочку.

Паркинсон послушно убрала палочку и опустилась на стул, со страхом вглядываясь в непроницаемое лицо профессора. С минуту Северус насмешливо разглядывал ее, затем неторопливо произнес:

- Приятно видеть, что бывшие ученики достигают чего-то в жизни. У вас есть все, о чем многие девушки в вашем возрасте только мечтают - хорошая работа, известность, должно быть, неплохой доход. Жаль было бы все это потерять, не правда ли, мисс Паркинсон?

Его голос звучал спокойно и даже любезно, но Гермиона почти физически ощущала исходящую от него волнами холодную ярость. Очевидно, Пэнси тоже не так уж плохо знала профессора, поскольку она побледнела еще сильнее и бросила отчаянный взгляд на Риту Скитер, словно ожидая, что та сможет ей помочь.

- Я слышал, вы собираетесь замуж за мистера Малфоя, - небрежно обронил Снейп, окидывая взглядом наполовину разгромленный кабинет.

Паркинсон молчала, вцепившись пальцами в стол так, что побелели костяшки пальцев.

- Неплохая компания для вас, мисс Паркинсон, - вкрадчиво продолжил зельевар, - Древний колдовской род, аристократы, можно сказать, родовое поместье и солидный счет в банке, не так ли?

Все еще не понимая, куда он клонит, Пэнси, вся съежившись, смотрела на него как кролик на удава. Снейп закинул ногу на ногу, поднял левую руку на уровень глаз и принялся с интересом разглядывать свои изящные длинные пальцы.

- Немного портит дело, то, что отец вашего жениха в Азкабане, - сообщил Снейп своим пальцам, - Но, к счастью, не все темные делишки Люциуса пока выплыли на поверхность. Я вижу, вы разделяете мою радость по этому поводу, - голос Северуса сделался совсем сладким, губы тронула холодная улыбка, - И вы совершенно правы, а то мало ли, чем это может обернуться, конфискацией имущества, например. Осмелюсь предположить, Драко это слегка расстроило бы, - он сделал паузу и продолжил, - Ну, родство с мадам Лестрейндж вам не повредит, всем известно, что у нее было плохо с головой, - черные глаза Мастера Зелий снова вернулись к лицу Пэнси, - О том, что мистер Малфой был самым юным Пожирателем Смерти, магическое сообщество, слава Мерлину, не знает, а он, я полагаю, не спешит продемонстрировать всем и каждому свою метку. Так что, определенно, вас можно поздравить с прекрасным выбором, - голос Северуса просто сочился ядом.

- Что вы хотите? – дрожащим голосом спросила Паркинсон, лицо ее покрылось красными пятнами.

- Я? – Снейп удивленно изогнул бровь, - Всего лишь поздравить вас с намечающимся бракосочетанием.

- Вы никому не расскажете про Драко, - прошептала Пэнси, судорожно теребя рукав мантии.

- Неужели?

- Я сделаю все, что вы хотите, - пробормотала она, - Я согласна на любые ваши условия.

- Условие очень простое, мисс Паркинсон, - жестко произнес Снейп, подавшись вперед, - Вы забудете о нашем существовании, а я забуду о вас и о Малфоях. Вы опубликуете опровержение, в котором укажете, что воспользовались ненадежными источниками при подготовке статьи.

- Хорошо, - Пэнси кивнула.

- Если в вашей мерзкой газетенке появится публикация подобного рода, я буду считать это целиком и полностью вашей виной. Это ясно?

- Да, сэр.

- В таком случае, я полагаю, мы договорились, - Снейп поднялся, - Не смею дольше злоупотреблять вашим вниманием. Пойдем, дорогая.

Он повернулся к Гермионе и протянул ей руку. Волшебница поднялась и, послушно вложив свою ладошку в руку Снейпа, последовала за ним к выходу. Северус снял запирающее заклинание и распахнул дверь перед своей женой, не удостаивая больше взглядом ни Скитер, ни Паркинсон. Покинув кабинет, они оказались свидетелями презабавной сцены. Взбудораженные появлением Снейпа, сотрудники редакции собрались в коридоре с явным намерением прийти на помощь Паркинсон. Однако в тот момент, когда они уже собирались выломать дверь, в коридоре возник Гарри Поттер в сопровождении Джинни. Появление мальчика-который-снова-выжил-и-наконец-уничтожил-того-кого-давно-надо-было-уничтожить произвело настоящий фурор. Журналисты моментально забыли и про Паркинсон, и про Снейпа, обступив Гарри плотным кольцом. Поттер, мило улыбаясь беснующимся вокруг него труженикам пера, щедро раздавал автографы и любезно отвечал на градом сыпавшиеся на него вопросы. Некоторые наиболее предприимчивые работники «Пророка» поспешили сфотографироваться с Поттером, на что Гарри, скрепя сердце, согласился. Вышедших в коридор Северуса и Гермиону встретил невообразимый гвалт и яркие вспышки фотоаппаратов. Зельевар одарил Поттера насмешливым взглядом, а Гермиону, прекрасно знавшую, насколько Гарри терпеть не может подобную шумиху, переполнило чувство благодарности к другу. Поскольку никто не обращал на них ни малейшего внимания, Северус и Гермиона спокойно направились к выходу из редакции. Гарри и Джинни догнали их уже на улице.

- Интересно было увидеть вас в ореоле славы, мистер Поттер, - ехидно произнес Снейп.

- Я сделал это исключительно ради вас и Гермионы, профессор, - огрызнулся Гарри, приглаживая растрепавшиеся волосы, - Если вы не заметили, мне эта слава давно поперек горла стоит.

- Северус! – возмущенно воскликнула Гермиона, - Как ты можешь…

- Определенно, гриффиндорцы начисто лишены чувства юмора, - фыркнул Снейп.

Гарри улыбнулся, а потом серьезно произнес:

- Можно вас на пару слов, профессор?

Снейп удивленно изогнул брови, но последовал за Поттером. Гермиона и Джинни, оставшись одни, переглянулись.

- Гермиона, все хорошо? – спросила Джинни, прерывая молчание.

- Обещали напечатать опровержение, - вяло сообщила Гермиона, - но меня беспокоит Северус.

Она внимательно смотрела на мужа, беседовавшего с Гарри. Поттер что-то говорил, Снейп в ответ хмурился и кривил губы, отвечая с привычной резкостью.

- Он сильный, - попыталась утешить ее Джинни.

- Ох, Джинни, - Гермиона тяжело вздохнула, - Ты даже не представляешь, какой он ранимый. Он все запрячет в глубине, но я-то знаю, каково ему.

В этот момент неожиданно лицо Снейпа просветлело, он улыбнулся юноше простой и откровенной улыбкой, что-то сказал и похлопал его по плечу. Гарри улыбнулся в ответ, и они вернулись к девушкам.

- Нам пора, - коротко бросил Снейп, беря Гермиону за локоть.

Попрощавшись с Гарри и Джинни, они аппарировали.

 

***

 

По пути от ворот замка до подземелий Снейп не проронил ни единого слова. Гермиона с волнением наблюдала, как выражение его лица становится все более мрачным. Оказавшись в кабинете, профессор разжег камин, отошел к стене и, скрестив руки на груди, пристально уставился на огонь. Гермиона, вздохнув, сняла мантию и тихо позвала его:

- Северус…

- Это правда, - глухо произнес он, не отрывая взгляда от языков пламени.

- Вранья там тоже предостаточно, - возразила гриффиндорка, приближаясь к нему, - Вся эта чушь про заступничество Гарри…

- Рассказ Крейтона – правда, - резко перебил ее Снейп, - и про зелья тоже…

- Я знаю, - мягко произнесла Гермиона, положив ладошки ему на грудь, - Но это ничего не меняет.

Северус оторвался от созерцания огня в камине и перевел взгляд на Гермиону. За несколько мгновений в глубине его черных глаз отразилась вся гамма чувств, которые он испытывал. Боль, страх и отчаяние сменило недоверчивое удивление, вытесненное, в свою очередь, робкой радостью и надеждой.

- Это ничего не меняет, - твердо повторила Гермиона, глядя ему прямо в глаза, - Я люблю тебя, - она помолчала и добавила с легкой улыбкой, - И перегрызу горло любому, кто осмелиться напасть на тебя.

- Девочка моя, - прошептал Северус, обнимая ее за плечи.

Гермиона плотнее прижалась к нему, ее руки заскользили по его груди. Пальцы Северуса зарылись в ее мягкие волосы, он осторожно прикоснулся к ним губами и шумно вдохнул, наслаждаясь ее запахом, таким нежным и родным. Девушка ухватилась за его плечи и, поднимаясь на цыпочки, потянулась к его лицу. Снейп наклонился к ней, едва касаясь ее губ своими губами. Гермиона сильнее притянула его к себе, приоткрывая губы. Северус вздрогнул, обхватил ее руками, порывисто прижимая к себе, и с жадностью прильнул к ее соблазнительному рту. Его руки скользили по ее спине, а он упивался вкусом ее нежных, сладких губ, словно это был их первый поцелуй. Оба прерывисто дышали, когда поцелуй прервался. Руки Гермионы потянулись к застежкам на его мантии.

- Мы не успели позавтракать, - тихо проговорил он, поглаживая ее плечи.

- Я не хочу есть, - сбивчиво прошептала Гермиона, - не сейчас… поцелуй меня еще… также.

Мантия соскользнула с его плеч, и он снова завладел губами девушки, подарив ей еще более страстный и настойчивый поцелуй. От ощущения ее нежного, податливого тела на Северуса волной нахлынуло возбуждение. Его пальцы торопливо расстегивали блузку Гермионы, в то время как ее руки расправлялись с пуговицами его сюртука. Через мгновение она застонала и выгнулась вперед от его прикосновений к своей груди. Разорвав поцелуй, Северус подхватил жену на руки и направился в спальню.

 

***

 

Гермиона обвила руками шею Северуса и прижалась щекой к его груди.

- Это было… восхитительно… - тихо произнесла она.

- Гермиона, - прошептал он, обнимая ее, - Моя любимая, нежная, замечательная, потрясающая девочка…

- Кто бы мог подумать, что профессор Снейп может говорить столько комплиментов одновременно, - усмехнулась она и нежно погладила его по щеке.

Северус поймал ее ладошку и, приблизив ее к своим губам, стал нежно целовать каждый пальчик.

- Кто бы мог подумать, что в жизни профессора Снейпа появится кто-то, кто будет так любить его и понимать, как это делаешь ты, - серьезно ответил он.

Гермиона подняла голову и, встретившись с ним взглядом, задумчиво произнесла:

- Только ты по-прежнему не доверяешь мне, сомневаешься во мне, в моей любви…

- Нет! – порывисто воскликнул он, - Я…

- Ты ведь решил сегодня, что я захочу от тебя уйти? – перебила его волшебница.

- Гермиона… - зельевар прижал ее к себе, - Я… не имею права требовать… не имею права ожидать… что ты примешь… все это…

- Я уже это сделала, - она улеглась на него сверху и обхватила ладонями его лицо, - Я приняла тебя целиком и полностью, с твоим прошлым, настоящим и будущим. Я люблю тебя и хочу, чтобы ты знал, даже если все в этом мире отвернутся от тебя, я останусь с тобой. Северус Снейп, ты нужен мне, ты дорог мне, ты - смысл моей жизни.

Она принялась покрывать его лицо нежными легкими поцелуями.

- Гермиона, - выдохнул он, взволнованный ее речью, - Я люблю тебя. Прости…

Северус обнимал ее, прижимая к себе, с трудом веря в свое счастье. Какое-то время они лежали молча, тесно прижимаясь друг к другу, потом Гермиона, хихикнув, сообщила:

- Ваша жена, профессор, очень проголодалась.

- Ну, я же предлагал тебе позавтракать, - ухмыльнулся он, поглаживая ее спину.

- Я в тот момент была занята, - с улыбкой отозвалась Гермиона.

- Желаете завтрак в постель? – насмешливо поинтересовался он.

- Обед, - поправила девушка, - уже время обеда.

- Как скажете, миссис Снейп.

Не меняя позы, он позвал эльфов, заставив Гермиону с визгом спрятаться под одеяло. Северус рассмеялся и отдал распоряжения домовикам. Когда ушастые создания с громкими хлопками исчезли из комнаты, волшебница, недовольно фыркнув, вскользнула из-под одеяла и поспешила в ванную.

Спустя полчаса Северус и Гермиона удобно расположившись около камина в кабинете, с жадностью поглощали собранный эльфами обед.

- Знаешь, - задумчиво произнес Снейп, когда они покончили с вкуснейшим луковым супом, - Странно звучит, но Гарри сегодня сказал мне почти то же самое, что и ты…

Девушка взглянула на него вопросительно.

- Что все это ничего не меняет, - пояснил Северус, - в его отношении ко мне. И что он готов защищать меня перед Визенгамотом и кем угодно столько, сколько потребуется. Удивительно, правда? Сегодня он как никогда напоминал мне Лили…

- Ничего удивительного, - возразила Гермиона, - Гарри всегда был таким. Справедливым, добрым, готовым пожертвовать всем ради друзей. Просто ты никогда не хотел этого видеть…

- Для меня остается загадкой, как ты умудрилась полюбить такого черствого и злобного человека, как я, - невесело произнес профессор.

- Начинаем очередной сеанс самобичевания? - ехидно поинтересовалась гриффиндорка, - Знаешь, я сегодня немного устала, утешая тебя, - она многозначительно кивнула в сторону спальни, заставив Снейпа фыркнуть, - Так что давай отложим твою потрясающую речь на тему я-самый-плохой-человек-на-свете на какой-нибудь другой раз.

Они посмотрели друг другу в глаза и засмеялись.

 

***

 

Дальнейшие события преподнесли Снейпу массу сюрпризов. Началось все с того, что вечером к ним заглянула МакГонагалл. Встревоженная их отсутствием на обеде и ужине, директор принялась расспрашивать о подробностях посещения редакции. Северус, державшийся сухо и натянуто, мрачно и односложно отвечал на ее вопросы, гадая, выставят его из замка прямо сейчас или позволят все-таки переночевать. Гермиона, напротив, казалось, весьма обрадовалась визиту Минервы и охотно дополняла комментариями сдержанные реплики мужа. Узнав, что ничего непоправимого в редакции они не натворили, МакГонагалл сразу успокоилась и вздохнула с явным облегчением. После этого она сразила Снейпа наповал, разразившись пылкой речью, в которой заверила его в своем безграничном уважении и доверии, а также сообщила, что никакая информация о его прошлом не изменит текущего положения вещей. Пообещав лично надавить на министра магии и заставить его заняться «Пророком», если опровержение не будет напечатано, МакГонагалл удалилась. Северус, изумленно моргая и словно лишившись дара речи, а вместе с ним и своей обычной язвительности, смотрел на закрывшуюся за ней дверь, чем вызвал хихиканье Гермионы.

Впрочем, на этом сюрпризы не закончились. На следующее утро, когда Северус и Гермиона появились в Большом зале, каждый из находившихся в замке преподавателей поспешил заверить Снейпа в своей поддержке. Выслушав их всех и чувствуя себя до крайности неловко, Северус устало опустился на стул между Минервой и Гермионой, страстно желая поскорее оказаться в своих подземельях.

Едва он приступил к завтраку, настал черед сов. Первая сова принесла письмо от министра магии.

Кингсли, заверив Снейпа в своем безграничном уважении, сообщал, что вызвал к себе главного редактора «Пророка» и пригрозил ему закрытием газеты в случае продолжения публикации подобных клеветнических статей, порочащих честь и достоинство одного из самых заслуженных членов ордена Феникса. Не успел зельевар дочитать это письмо, как следующая сова принесла Гермионе свежий выпуск «Пророка», в котором помимо официального опровержения вчерашней статьи почти на полстраницы следовали извинения перед мистером и миссис Снейп, а также мистером Гарри Поттером. Только девушка отложила в сторону газету, на стол перед ними спикировала сова с письмом от Молли и Артура Уизли. Следом появились еще несколько сов с письмами от участников битвы за Хогвартс. В основном писали гриффиндорцы, но также попадались и письма от хаффлпаффцев и равенкловцев. Распечатывая одно письмо за другим и находя в них практически одно и то же, Северус уже окончательно перестал что-нибудь понимать, когда на стол уселась последняя сова, принесшая в когтях внушительных размеров сверток. Плохо слушающимися пальцами Мастер Зелий вскрыл сверток и обнаружил внутри кроме письма от Лонгботтома и Лавгуд выпуск «Придиры» с огромной обвинительной статьей в адрес «Пророка» вообще и мисс Паркинсон в частности. В числе прочего «Придира» сообщал, что именно Паркинсон накануне битвы за Хогвартс выступала за то, чтобы выдать Волдеморту только что прибывшего в замок Гарри Поттера, тем самым поставив под угрозу исход сражения. Сказать, что Северус потрясен, значило ничего не сказать. МакГонагалл и Гермиона время от времени хитро на него посматривали, а он готов был сквозь землю провалиться от неловкости ситуации, в которой очутился. Кое-как расправившись с завтраком, он поспешно встал из-за стола и выскочил из Большого зала.

- Северус, письма! – еле сдерживая смех, крикнула ему вслед Гермиона, но его уже и след простыл.

Она сгребла все лежавшие на столе пергаменты и последовала за ним. Застав мужа мечущимся по кабинету как лев в клетке, волшебница свалила все эти бумаги на стол и с усмешкой произнесла:

- Невежливо было заставлять меня таскать твою обширную корреспонденцию.

Северус замер посреди кабинета, запустив руку в волосы, и уставился на жену с озадаченным выражением на лице. С минуту он глядел на нее, словно не решаясь высказать то, что не давало ему покоя, а потом, наконец, произнес измученным голосом:

- Гермиона… я… я не понимаю… почему? Все эти люди… большинство из них учились у меня… и не видели от меня ничего хорошего… Я не понимаю… как их может волновать моя судьба… и… зачем им это все?

- Северус, - она подошла к нему и обвила руками его шею, - ты очень умный человек во всем кроме того, что касается нормальных человеческих отношений, - она помолчала, а затем продолжила, - Для меня их реакция выглядит естественной, ты же воспринимаешь это как нечто странное, чуть ли не дикость какую-то. Они забыли твои нападки на них и помнят главное, что ты сделал для всех нас.

Зельевар все смотрел на нее со смесью недоверия и непонимания. Гермиона, притянув его голову к себе, нежно поцеловала в губы и добавила, улыбаясь:

- Ну и учти это на будущее и будь… помягче со своими студентами.

- Помягче? – он изогнул бровь, - Боюсь, я не умею…

- Придется вас научить, профессор Снейп, - Гермиона снова его поцеловала.

- О! От ваших уроков я не могу отказаться, профессор Снейп, - в тон ей промурлыкал Северус, отвечая на поцелуй.

 

Глава 17. Рон.

 

- Гермиона, сколько же можно? – Северус раздраженно мерил шагами кабинет.

- Уже иду, - отозвалась Гермиона из спальни, - Я вижу, тебе просто не терпится попасть на свадьбу Гарри.

- Без тебя я вообще туда бы не пошел, - фыркнул Снейп.

- Вот как? – гриффиндорка появилась в дверном проеме, сердито уперев руки в бока, - А тебе не кажется, что это нехорошо по отношению к Гарри?

Северус молчал, не сводя с жены восхищенного взгляда. Облаченная в серебристую мантию, накинутую поверх подчеркивающего все достоинства ее фигуры голубого платья, Гермиона выглядела просто великолепно. Ее волосы, обычно непослушные и растрепанные, сейчас были уложены в затейливую, аккуратную прическу, на которую она потратила последние два часа.

- Вы обворожительны, миссис Снейп, - прошелестел зельевар, - Боюсь, у вас сегодня не будет отбоя от поклонников и мне придется ревновать.

- Перестань, Северус, - смущенно улыбаясь и краснея, произнесла Гермиона.

Он подошел к ней, приобнял за плечи и нежно поцеловал.

- Пойдем, - прошептал он, - МакГонагалл и Хагрид уже давно отправились. Не заставляй Поттера ждать.

Взяв жену под руку, Снейп решительно зашагал к выходу из замка.

 

***

 

Они аппарировали прямо к Норе. На лужайке около дома Уизли царили суета и оживление. Прибывавшие друг за другом гости постепенно рассаживались на расставленных рядами стульях. Гермиона прекрасно помнила состоявшуюся здесь два года назад свадьбу Билла и Флер, с которой им пришлось так поспешно бежать, спасаясь от Пожирателей. Волшебница передернула плечами, стараясь отделаться от мучительных воспоминаний. Снейп с тревогой взглянул на нее, но она тепло улыбнулась ему и слегка сжала его руку.

Навстречу им уже спешил Гарри Поттер с сияющей улыбкой на лице. На нем была темно-бордовая парадная мантия, вызвавшая у Снейпа насмешливое хмыканье. Черные волосы не топорщились как обычно в разные стороны, а были аккуратно уложены, что, очевидно, стоило Джинни немалых стараний. Поприветствовав Гермиону и Северуса, он проводил их на предназначенные для них места. Усадив их рядом с МакГонагалл, юноша удалился. Гермиона тянула шею, высматривая в толпе знакомых. Завидев в отдалении Невилла и Луну, она восторженно замахала им рукой.

- Дорогая, если ты будешь так крутиться, ты спихнешь меня со стула, - едко сообщил Снейп.

- Не будь занудой, Северус.

Мастер Зелий в ответ лишь фыркнул и переключился на беседу с Минервой, оставив жену в покое. Еще какое-то время гости устраивались на своих местах. Гермиона видела, как в толпе мелькнул Джордж, потом Билл вместе с Флер и Рон со своей девушкой.

Наконец все успокоились, и настал черед свадебной церемонии. Под руку с Артуром Уизли на лужайке появилась Джинни в сверкающем белоснежном платье, вызвав восхищенные вздохи у собравшихся гостей. Джинни выглядела так очаровательно, что Гарри и без того до крайности взволнованный, при виде своей невесты слегка покраснел и лишь смотрел завороженным взглядом, как она медленно приближается к нему.

Гермиона смотрела, как Гарри и Джинни клянутся друг другу в вечной любви, обмениваются кольцами, целуются и на нее нахлынули воспоминания о собственной свадьбе. Забывшись, она прижалась к Северусу и тут же услышала его насмешливый шепот около уха:

- Миссис Снейп, хочу напомнить, что мы здесь не одни.

Волшебница улыбнулась ему и нежно погладила его ладонь.

 

***

 

- Профессор, разрешите пригласить вашу жену на танец, - перед Северусом возник довольный и счастливый Гарри

- Своей вам уже не хватает? – язвительно поинтересовался Снейп.

Гарри весело рассмеялся и, увлекая девушку за руку, потащил ее на танцплощадку.

- Северус, - услышал зельевар голос МакГонагалл, - почему ты сам не пригласил Гермиону? Помниться, вы прекрасно танцевали на выпускном, да и на собственной свадьбе тоже, - добавила она с улыбкой.

Снейп неопределенно пожал плечами, рассеянно наблюдая за танцующими парами.

- По-моему, Гермионе больше всего нравиться танцевать именно с тобой, - продолжила Минерва.

- Я похож на того, кто будет конкурировать с этими юнцами? – Северус изогнул бровь.

- Вполне, - кивнула директор, - И пока весьма успешно.

- Приятно было поболтать, Минерва, - сухо отозвался Снейп, поднимаясь.

Он отошел к одному из столиков с напитками и, взяв бокал с шампанским, снова перевел взгляд на танцплощадку. Гермиона по-прежнему кружилась с Поттером, а рядом Джинни танцевала со своим отцом. Пожалуй, Минерва права, ему, в самом деле, стоило бы пригласить Гермиону. Что ж, он так и поступит, но чуть позже. Северус смотрел на свою очаровательную жену, и губы его тронула легкая улыбка. Гермиона явно наслаждалась обществом старого друга, с которым ее так много связывало. Решив, что правильнее будет предоставить ей возможность побыть со своими друзьями, зельевар не спешил, спокойно наблюдая за танцующими парами. После двух танцев с Поттером Гермиону пригласил Джордж Уизли. У Северуса по спине пробежал холодок, когда парень слегка качнул головой, отбросив назад волосы, скрывавшие неприглядный шрам, занявший место левого уха. «Слава Мерлину, хоть жив» - пронеслось в голове у Снейпа, и он поспешно отвернулся, стараясь избавиться от воспоминаний, вызывающих тупую боль в груди. Он допил остававшееся в бокале шампанское и рассеянно пробежал взглядом по людям, которые разбрелись по лужайке. МакГонагалл о чем-то беседовала с Хагридом, без устали промокавшим глаза платком и время от времени всхлипывавшим. Полувеликан был до крайности растроган бракосочетанием Гарри и даже не пытался скрывать переполнявшие его чувства. Северус досадливо поморщился, взял со столика еще один бокал шампанского и снова посмотрел на Гермиону. Как оказалось, Джордж уже куда-то пропал, и она кружилась в вальсе с Лонгботтомом. К удивлению Мастера Зелий, всегда такой неуклюжий и неловкий Невилл двигался весьма изящно и даже грациозно. В этот момент Гермиона встретилась взглядом с Северусом и улыбнулась ему, явно приглашая присоединиться к ней. Снейп уже собрался направиться к жене, как вдруг откуда-то из толпы вынырнул Рон и, отстранив Невилла, решительно опустил руки на талию гриффиндорки. Северус напрягся и замер.

- Отлично выглядишь! – сообщил Рон, окидывая Гермиону весьма откровенным взглядом.

- Спасибо, - краснея, отозвалась она.

Рон притянул девушку к себе, и они закружились в танце. Волшебница почувствовала неловкость оттого, что он прижимает ее к себе все теснее и теснее. Из-за широких плеч Рона она не видела Северуса, но не сомневалась, что он смотрит на них, и, зная его, понимала, что он будет в бешенстве. Она попыталась отстраниться.

- А твой благоверный с нас глаз не спускает, - тихо произнес Рон, наклонясь к ее уху.

Его дыхание с легким запахом огневиски обожгло ей шею. Гермиона сердито взглянула на него и уперлась руками ему в грудь.

- Должно быть, ему не легко приходится, - продолжал Рон, словно не замечая недовольства Гермионы, - Еще бы, при таком возрасте и внешности… Бедняжка, он, наверное, ревнует тебя к каждому столбу?

Его руки скользнули с ее талии на спину, прижимая ее крепче и заставив их тела соприкоснуться.

Северус побледнел от ярости, когда руки Уизли собственнически заскользили по телу его жены. «Черт подери, почему она позволяет ему? Ей нравится?!». Тонкие пальцы зельевара с силой стиснули ножку бокала. Уизли что-то шептал Гермионе на ухо, и Северус почувствовал, как в сердце вползает леденящий холод. Девушка оттолкнула Рона и отступила на шаг назад, вырвавшись из его плотных объятий. Снейп вздохнул с облегчением.

- Не обижайся, это шутка, - Рон улыбнулся и взял гриффиндорку за руку, - Пойдем, выпьем чего-нибудь?

- Рон, твои шутки, как всегда… - возмущенно начала Гермиона.

- Ладно, ты же не обижаешься, - парень ухмыльнулся и потащил ее за руку к одному из столиков.

Волшебница взяла бокал с шампанским, Рон предпочел сливочное пиво.

- Я читал про твоего мужа в «Пророке», - лениво протянул он, усаживаясь на стул, - интересная статейка. А ты много нового узнала о его темных делишках? Не страшно засыпать с ним в одной постели?

- С каких пор ты веришь тому, что пишет «Пророк»? – щеки Гермионы пылали от возмущения.

Она поставила бокал обратно на столик и теперь с яростью смотрела в глаза Рону.

- Мне вот интересно, - обронил Рон, игнорируя ее злость, - После того, как он слюнявит тебя своими похотливыми губами, ты полощешь рот каким-нибудь очищающим зельем или используешь что-то вроде ершика для бутылок?

Дальнейшее произошло так быстро, что Гермиона не успела даже осознать, что делает. Ее тело, управляемое эмоциями, среагировало быстрее рассудка. Рука, сжавшаяся в кулак, рванулась вперед и со всего размаха врезалась в лицо парня. Послышался хруст, и девушка почувствовала боль в суставах пальцев. Рон, еще секунду назад издевательски ухмылявшийся, вскрикнул и, закрыв лицо руками, простонал:

- Ты слобала бде дос…

Сквозь его пальцы тонкими струйками бежала кровь. Гермиона не поняла, кто оказался рядом с ней раньше – Северус или Гарри с Джинни. Ощущение было такое, что все трое аппарировали. Дрожа от негодования, она еще порывалась вцепиться руками в рыжую шевелюру Рона, когда почувствовала, что стальные объятия Северуса не дают ей даже пошевельнуться.

- Я предупреждала тебя, Рон! – раздался вопль Джинни, - Я предупреждала!

- Ода бде дос слоба-а-ала, - завыл Рон.

- Очень хорошо! – сверкая глазами, крикнула Джинни, - Я тебе сейчас тоже что-нибудь сломаю! Гарри, да пусти же меня!

Гарри пытался удержать Джинни, размахивавшую палочкой. Он вовремя успел отвести ее руку, и красный луч заклятия полетел куда-то в небо, привлекая внимание гостей к разразившейся ссоре.

Подлетевший первым Джордж, быстро оценив ситуацию, рывком поднял Рона со стула и потащил его в дом. Миссис Уизли, охая и ахая, поспешила за ними.

Все больше гостей с тревогой и недоумением поглядывали на странную, застывшую теперь неподвижно группку, включавшую жениха и невесту. Никто не мог понять, в чем дело, люди взволнованно зашептались. Билл и Артур, наперебой предлагая волшебникам и колдуньям различные угощения, постарались отвлечь гостей от представшей перед их глазами неприятной сцены. Получалось это плохо, собравшиеся продолжали делиться друг с другом соображениями по поводу того, чему они только что стали свидетелями. Неожиданно положение спасла Флер. Ее невероятное природное очарование сделало свое дело. Девушка подошла к музыкантам и о чем-то тихонько их попросила. Над лужайкой полилась нежная, проникновенная мелодия, заставившая всех замереть. И Флер начала петь. Никто из присутствующих никогда не слышал такого восхитительного пения. Песня волшебницы была подобна пению сирен. Она окутывала разум, околдовывала сознание, проникала, казалось, в самую глубину души. Очарованные волшебными, неземными звуками, люди мгновенно позабыли обо всем, что только что происходило. Каждый из них, завороженный прекрасным пением, был не в силах оторвать взгляда от хрупкой белокурой девушки и мечтал только о том, чтобы слушать и слушать чудесную песню бесконечно. Инцидент был благополучно забыт. Когда Флер прекратила петь, гости еще долго не могли прийти в себя и обрести чувство реальности.

Северус ослабил хватку, и Гермиона, тяжело дыша, повернулась и уткнулась лицом ему в грудь. Мастер Зелий мрачно взглянул на Гарри и сухо произнес:

- Думаю, нам лучше уйти. Боюсь, мы испортили вам свадьбу.

- Да что вы такое говорите, профессор? - в голосе Джинни звучали слезы, - Я отлично знаю, что вашей вины здесь нет. Останьтесь… пожалуйста…

- Пусть решает Гермиона, - устало вздохнул Северус.

Гермиона повернула голову и встретилась с умоляющими взглядами друзей. Попытавшись улыбнуться, она тихо произнесла:

- Хорошо… но… у меня теперь весь вид… растрепанный…

- Пойдем, я помогу тебе привести себя в порядок, - Джинни обрадованно схватила подругу за руку и потянула за собой.

Они направились в дом, оставив Северуса наедине с Гарри.

- Простите, профессор, - Гарри машинально взъерошил волосы, - Не ожидал я, что так выйдет…

- Мистер Уизли всегда был несдержан, - спокойно констатировал Снейп, - И не извиняйтесь, Гарри, все-таки сегодня ваш праздник и вы не можете отвечать за каждого идиота, даже если он ваш друг. Скорее я должен попросить у вас прощения за импульсивность моей жены.

- Думаю, у Гермионы были веские основания так поступить, - мотнул головой Гарри, - Я уверен, Рон сказал что-то оскорбительное… Знаете, Гермиона ведь буквально звереет, стоит хоть кому-нибудь нелицеприятно отозваться о вас в ее присутствии…

Северус усмехнулся.

- И… сэр, - юноша замялся, но все же продолжил, - пожалуйста, будьте сегодня повнимательнее к ней… Гермиона очень дорожила нашей дружбой… я боюсь, для нее это тяжелый удар…

Снейп понимающе кивнул, и они замолчали, ожидая своих дам. Через несколько минут девушки вернулись. Лицо Гермионы было очень бледным, а глаза покраснели от слез. У Северуса внутри все сжалось от боли при виде ее несчастного, удрученного взгляда. Ему страшно захотелось удавить Рональда Уизли голыми руками. Гермиона подошла к нему, и он нежно взял ее за руку.

- Хочешь потанцевать? – мягко предложил он.

Волшебница согласно кивнула, и зельевар повел ее на танцплощадку. Решив ни о чем не расспрашивать, он нежно обнял ее за талию, и они закружились в танце. Гермиона доверчиво прижималась к нему, чувствуя себя удивительно спокойно и защищенно в его сильных объятиях.

 

***

 

Аппарировав к воротам замка, они в полном молчании проследовали в подземелья. Снейп видел, что Гермиона до крайности подавлена, но не желал изводить ее расспросами, полагая, что она сама скажет все, что сочтет нужным. Оказавшись в кабинете, волшебница скинула мантию и, ни слова не говоря, проследовала в спальню. Северус разжег огонь в камине, тоже снял мантию и опустился в кресло. Прошло полчаса, но Гермиона не появлялась. Она что же лежит и рыдает в подушку? Северус встал и направился в спальню. На кресле, небрежно брошенное, валялось ее прекрасное платье, но самой Гермионы здесь не было. Осторожно приоткрыв дверь в ванную, он, наконец, нашел свою жену. Девушка лежала в воде, закрыв глаза, а на щеках блестели две тоненькие дорожки слез. Зельевар присел на край ванны и медленно провел по ее щеке большим пальцем, стирая слезинки. Глаза Гермионы, распахнувшись, уставились в его лицо. Она хотела что-то сказать, но губы задрожали, и из ее горла вырвался лишь приглушенный всхлип.

- Шшш, - Северус нежно погладил ее по щеке, - Не надо… Не плачь…

Она прижалась щекой к его ладони и снова всхлипнула. Он провел рукой по ее волосам, потом наклонился и легко коснулся ее губ своими губами.

- Иди ко мне, - попросила она.

Северус улыбнулся, быстро разделся и скользнул в ванну, обнимая ее. Руки Гермионы обхватили его за талию, она уткнулась носом ему в плечо и заплакала, громко, навзрыд, как маленький ребенок. Снейп бережно прижимал к себе ее хрупкое, сотрясающееся от рыданий тело.

- Он… он… - ее голос звучал сбивчиво сквозь рыдания, - Мы… были друзьями… столько лет… Я… не знаю… он злой и жестокий… Это… как… как предательство… Я… я… никогда ему… не прощу…

Она еще что-то бессвязно говорила, а Северус, осторожно целуя ее плечи и шею, успокаивающе поглаживал гриффиндорку по спине. Постепенно ее всхлипывания стали затихать, и девушка, обвив руками шею мужа, поцеловала его.

- Пойдем в спальню, - ее голос осип от слез.

Северус послушно вылез из ванны, вытерся, набросил на себя халат, а затем, завернув Гермиону в полотенце, отнес ее в спальню и усадил на кровать. Осторожными, неторопливыми движениями он вытер ее, высушил волосы заклинанием, и девушка юркнула под одеяло, сворачиваясь клубочком. Северус провел ладонью по ее волосам, нежно поцеловал в лоб и, неожиданно поднявшись, направился в кабинет.

- Не уходи, - прошептала Гермиона.

- Я сейчас вернусь.

Через пару минут он вошел в спальню, сжимая в руке бокал с зельем.

- Я не хочу принимать зелье для сна без сновидений, - запротестовала Гермиона.

- А это и не оно, - возразил профессор, усаживаясь на край кровати, - просто успокаивающее. Выпей.

Волшебница приняла из его рук бокал и выпила зелье. Северус скинул халат и, забравшись под одеяло, вытянулся рядом с Гермионой. Она обняла мужа и, прижавшись щекой к его груди, тихо произнесла:

- Я так счастлива, что у меня есть ты.

Северус прижал ее к себе, руки его мягко и нежно скользили по ее спине, даря ощущение тепла и покоя. Долгое время они лежали в полном молчании, тесно прижавшись друг к другу. Наконец, Снейп, видя, что Гермиона, несмотря на выпитое зелье, не засыпает, а о чем-то напряженно думает, тихо спросил:

- Хочешь мне рассказать?

Девушка ничего не ответила.

- Тебе станет легче, если ты выговоришься, - продолжил он, немного помолчав.

Она подняла голову и посмотрела ему в глаза.

- Это трудно выразить словами, - чуть слышно выдавила Гермиона, - мне так больно…

- Что он сказал?

- Гадость. Про нас с тобой. Припомнил статью. Он все делал так, чтобы причинить мне боль. Зачем? Я не понимаю… Я ничего ему не сделала… Мой самый близкий друг… И… был даже больше, чем друг, - смущенно добавила она.

- Может, как раз поэтому? – предположил Северус, - Может, он до сих пор на что-то рассчитывал?

- Да нет, - задумчиво отозвалась Гермиона, - Когда мы встречались на Рождество, он определенно был доволен своей жизнью и не стремился вернуть наши отношения.

- Возможно, потому что считал, что у тебя никого нет, и думал, что ты никуда от него не денешься.

- Не знаю, - девушка вздохнула, снова прижавшись к его груди.

Теплая ладонь Северуса скользила по ее волосам, и волшебница понемногу успокаивалась.

- У тебя есть Гарри, - вдруг произнес зельевар, - у меня никогда не было друзей, так что я не очень в этом разбираюсь, но, мне кажется, он никогда не предаст.

- Да, - согласилась Гермиона, - Знаешь, до того как Гарри попал в Хогвартс, он был страшно одинок, его никто не любил… Для него наша дружба была как глоток свежего воздуха. Он очень ценит ее и… он более тактичный и чуткий человек, чем Рон.

- Ты заставляешь меня чувствовать себя законченным мерзавцем, - усмехнулся Снейп, - Я снова вспоминаю, как был несправедлив к нему.

- Это все в прошлом, - возразила Гермиона, - Давай жить будущим.

В комнате снова воцарилось молчание. Была глубокая ночь, и в наколдованные Гермионой окна ярко светили звезды. Северус заметил, что ее дыхание стало спокойным и глубоким, она погружалась в сон.

- Я люблю тебя, - прошептал он едва слышно.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...