Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 20. Смех дьявола



 

Гермиона неторопливо прохаживалась по классу, наблюдая за шестикурсниками, работающими над зельем. Студенты сосредоточенно склонились над котлами, не замечая ничего вокруг. Сейчас, в конце апреля, волшебница замучила старшекурсников контрольными работами. Особенно это касалось пятикурсников и семикурсников, у которых стремительно приближались ТРИТОНы и СОВы, но и шестикурсникам тоже доставалось. За пределами класса студенты ворчали на нее не хуже, чем в прежние времена на Снейпа.

- Время вышло, - объявила Гермиона, когда прозвенел звонок, - Сдайте свои образцы и можете быть свободны.

Студенты медленно потянулись к ее столу с флаконами с готовым зельем. Следующим уроком у Гермионы должны были быть сдвоенные зелья у второго курса Гри ффиндора и Хаффлпаффа, поэтому она принялась готовить ингредиенты, раскладывая их на своем столе.

- Простите, профессор Снейп, - Реджинальд Кроудент, ставя свой флакон, уронил один из пакетиков Гермионы с толченым рогом единорога на пол.

Слизеринец, улыбнувшись, наклонился и, подняв пакетик, положил его обратно. Остальные студенты уже покинули класс, и Кроудент был последним, кто оставлял свой образец. Девушка посмотрела на него с легким удивлением, все-таки капитан слизеринской команды был не из тех учеников, кто стал бы с ней любезничать. Прежде ей приходилось видеть от него лишь презрительные или полные ненависти взгляды.

- Все в порядке, мистер Кроудент, - ответила она, стараясь подавить растущее в душе необъяснимое беспокойство, - Вы можете идти.

Слизеринец кивнул, и Гермионе показалось, что в его глазах промелькнуло насмешливое выражение. Решив, что подумает над его странным поведением потом, она убрала в шкаф сданные образцы и закончила подготовку ингредиентов для второкурсников.

 

***

 

- Сегодня вы приготовите один из видов обезболивающего зелья, - обратилась Гермиона к ученикам, - Оно очень эффективно против ушибов, порезов и других подобных травм. Готовое зелье наносится на пораженное место. Рецепт на доске, - она взмахнула палочкой, - Приступайте.

В классе закипела работа. Студенты разобрали подготовленные Гермионой ингредиенты и принялись за зелье. Она перемещалась по классу, внимательно наблюдая за их работой, изредка делая замечания, чтобы предупредить ошибку. В классе царила тишина, все работали старательно и кропотливо. Все-таки Северус был прав, младшекурсникам очень нравилась их профессор зельеварения, и они вовсю стремились порадовать ее своими достижениями. Через полчаса после начала приготовления зелья они всыпали в котел толченый рог единорога. И в этот момент… В этот момент Гермиона заметила что-то странное в котле хаффлпаффца Эрвина Мелза. Зелье приобрело ярко-желтый цвет, угрожающе вспенилось и зашипело. Парнишка, испуганно вскочив, взирал на свой котел, не понимая, как он умудрился такое сотворить. Гермиона точно знала, что ничего подобного не могло произойти с этим зельем и с этими ингредиентами, но, тем не менее, это происходило. Что-то пошло не так. Волшебница поняла, что сейчас произойдет что-то ужасное. Выхватив палочку, она бросилась к котлу, оттолкнув Эрвина, так что он, вскрикнув от неожиданности, упал на пол.



- Evanes…

Договорить она не успела. Зелье взорвалось, кипящая огненно-желтая жижа плеснулась Гермионе прямо в лицо. Ей показалось, что кожа покрылась расплавленным металлом, жгучая боль пронзила глаза. Сознание заволокло красным туманом, и гриффиндорка без чувств рухнула на пол. Ученики в ужасе повскакали со своих мест.

- Профессор Снейп! Профессор Снейп! – наперебой завопили они.

- Я побегу за мадам Помфри, - дрожащим голосом произнес Эрвин и выскочил из класса.

Остальные, неловко переминаясь с ноги на ногу, обступили Гермиону, словно надеясь, что произойдет чудо, и она очнется.

- Надо позвать профессора Снейпа, - нарушив гнетущую, жуткую тишину, решительно произнес Джеффри МакКормик.

Сокурсники посмотрели на гриффиндорца с испугом. Джеффри выбежал из класса и поспешил наверх, в класс Защиты от Темных Искусств.

Снейп вел урок у пятикурсников. Неторопливо перемещаясь по классу, он объяснял им новую тему, когда дверь резко распахнулась, и на пороге возник гриффиндорец-второкурсник. Все головы, как по команде, повернулись в сторону вошедшего. Северус уже открыл рот, чтобы отпустить язвительное замечание и снять баллы за такое бесцеремонное вторжение, как вдруг ужасное предчувствие остановило его. В дверях стоял Джеффри МакКормик, гриффиндорец. Любимый ученик Гермионы. И у него сейчас должны быть зелья. А если он не на уроке, это значит… это значит… Снейп впился в его лицо пронизывающим взглядом.

- Сэр, - Джеффри постарался успокоить сбившееся от бега дыхание, - сэр, у нас на уроке… зелье взорвалось… и профессор Снейп… она… она…

Смертельно побледневший Северус оказался рядом так быстро, что, казалось, он аппарировал.

- Что с ней? – прошипел он в лицо МакКормику.

- Она без сознания… - начал Джеффри, но профессор, отодвинув мальчишку в сторону, уже вылетел из класса.

Зельевар несся в подземелья, не чуя под собой ног. Резко распахнув дверь, он увидел мадам Помфри, склонившуюся над лежавшей на полу Гермионой, и учеников, сбившихся в кучу у стены. На полу валялись куски взорвавшегося котла. Колдомедик посмотрела на него, и в глазах ее читался нескрываемый ужас. На негнущихся ногах Мастер Зелий подошел и опустился на колени рядом с Гермионой. Увиденное заставило его задрожать, во рту пересохло. Лицо и грудь девушки походили на сплошное кровавое месиво, к которому прилипли спутавшиеся волосы и одежда. Он поднял голову и, посмотрев на учеников, рявкнул:

- Вон! Все вон отсюда!

Студентов как ветром сдуло. Северус достал палочку и пробормотал пару заклинаний, чтобы уменьшить боль. Остальное должны будут сделать зелья.

- Северус, ты знаешь что это? – прошептала мадам Помфри.

Он помотал головой и взглянул на доску. Обезболивающее зелье. ЧТО в него умудрились положить эти бездари, чтобы оно ТАК взорвалось? Дверь позади них скрипнула и, в ярости обернувшись, Северус увидел МакКормика.

- Убирайтесь! – резко потребовал он.

- Простите, сэр, - парень явно побаивался, но подошел к нему, - Я только хотел сказать, что зелье взорвалось после того, как мы добавили в него рог единорога.

- Это был ваш котел? – с ненавистью спросил Снейп.

- Нет, - Джеффри покачал головой и, показывая на парту Мелза, добавил, - Вот пакетики из-под ингредиентов… Возможно, это поможет вам…

- Хорошо, - Северус постарался говорить спокойно, - Теперь идите…

МакКормик ушел. Зельевар поднялся и сунул в карман мантии раскиданные на парте пакетики. Затем он подхватил Гермиону на руки и сквозь зубы обронил:

- Поппи, принеси мне остатки котла, пожалуйста.

Мадам Помфри кивнула и поспешно принялась собирать с пола куски котла. Северус с Гермионой на руках покинул класс зельеварения и стремительно зашагал к себе.

Бережно опустив жену на кровать, он присел рядом, пытаясь рассмотреть повреждения. Дрожащими руками он стал убирать с лица прилипшие волосы, но они плотно засели в ранах и не поддавались. Он не видел ее глаз и не мог понять, остались ли они целы, или кипящая смесь выжгла их, и никто никогда больше не сможет увидеть их удивительный блеск. Губы превратились в кровоточащую рану, и Северус с содроганием представил, как ему придется раздвигать их, причиняя ей боль, чтобы дать лекарство. Его охватила паника, ужас сковал сердце. Профессор зарычал и вцепился зубами в кулак, сдерживая рвущиеся наружу рыдания. Он думал, что уже не способен плакать, но скупые слезы покатились из его глаз, капая на лицо Гермионы. Она пошевельнулась и застонала. Северус резко выпрямился и внимательно посмотрел на нее, но волшебница по-прежнему была без сознания.

- Мерлин, девочка моя, - прошептал он, - за что это тебе? Разве ты недостаточно уже натерпелась?

Снейп постарался отогнать навалившееся на него ощущение безысходности и взять себя в руки. Гермионе требовалась помощь, а не причитания. Он стал освобождать ее от одежды, но мантия и блузка прилипли к ране на груди. Северус левитировал к кровати столик, наколдовал тазик и наполнил его водой. Осторожно разрезая одежду и отмачивая ее по кусочкам, ему, наконец, удалось очистить раны на груди. Он заскрипел зубами при виде того, во что превратилась ее красивая грудь. Вода в тазике стала красной от крови. Убрав эту воду, зельевар наполнил тазик чистой водой и стал очищать лицо. С трудом отделяя слипшиеся, спутанные волосы, смешавшиеся с ее изуродованной плотью, Северус проклинал все на свете. Он лихорадочно перебирал в уме всевозможные комбинации компонентов, которые могли бы привести к такому ужасному результату. Ярость и боль, разгоравшиеся в нем, были так велики, что он был готов растерзать ученика, допустившего эту оплошность при приготовлении зелья.

Закончив очищать раны Гермионы, профессор поднялся и направился в кабинет за зельями. Там его дожидалась мадам Помфри, разложившая на столе куски злополучного котла. Северус посмотрел на нее с раздражением и принялся составлять нужные ему флаконы на столе. Противоожоговое, обезболивающее, восстанавливающее, ранозаживляющее. Он извлекал со своих полок все, что могло понадобиться.

Мадам Помфри, наблюдавшая за его лихорадочными движениями, осторожно спросила:

- Северус, тебе помочь?

- Нет, - резко отозвался он, - Уходи. Пожалуйста.

- Северус, я могу посидеть с ней, пока ты будешь готовить зелье…

- Не надо. Поппи, уйди. Я прошу.

С сочувствием взглянув на его искаженное от мучительного страха за Гермиону лицо, женщина покачала головой и тихо вышла из кабинета. Наконец, они остались с Гермионой одни. Снейп присел на край кровати и дрожащими пальцами принялся наносить обезболивающее зелье. Девушка снова застонала и беспокойно заворочалась.

- Ш-ш-ш, - он осторожно сжал ее руку, - тихо, девочка моя, я здесь… все будет хорошо…

- Больно… - слабым голосом произнесла она

- Я знаю, - мягко отозвался он, осторожно поглаживая ее пальцы, - знаю… потерпи, милая … сейчас будет легче…

- Северус… я не вижу тебя, - в ее голосе звучала паника, - я ничего не вижу… мои глаза… - она попыталась сесть и тут же вскрикнула от пронзившей тело острой боли.

- Тихо, родная, - Северус испугался и, придвинувшись ближе, стал ласково гладить ее по голове, - у тебя сильный… сильный ожог… сейчас я нанесу зелье и… тебе станет легче. Пока не пытайся… открывать глаза… тебе нельзя… надо сначала заживить рану…

«Прости меня за эту ложь. Я ведь и сам еще не знаю, что делать с этим».

Гермиона послушно вытянулась на кровати, не шевелясь, и он стал наносить заживляющее зелье.

- Северус… - вновь раздался ее дрожащий голос

- Да? – он замер.

- Ученики… они… с ними… все в порядке?

Снейп вздохнул.

- Никто не пострадал, не беспокойся…

- Хорошо, - в ее голосе послышалось облегчение.

Профессор закончил обрабатывать ее раны и осторожно произнес:

- Гермиона, тебе нужно принять восстанавливающее зелье и зелье для сна без сновидений. Приоткрой рот, пожалуйста.

- Северус… ты… что-то… скрываешь, да?

- Нет, - он постарался, чтобы голос звучал твердо, - у тебя болевой шок, тебе сейчас нужно как можно больше спать.

Волшебница послушно приняла зелья и уже через несколько минут спала, изредка постанывая во сне. Северус бережно накрыл ее одеялом, поцеловал ее в висок и, поднявшись, направился в кабинет.

После целого часа, потраченного на исследование остатков ингредиентов в пакетиках и кусков разорванного котла, Северус понял, что в зелье попал совершенно посторонний компонент. Это не был толченый рог единорога. Когда он осознал, что не знает, с чем столкнулся, ему стало страшно. Как мог неизвестный ему, столь опытному зельевару, ингредиент угодить в учебное зелье? Крупиц оставшегося в пакетике порошка было недостаточно для полноценного исследования, и это сильно беспокоило Северуса. Надо будет подробно расспросить мальчишку, готовившего это зелье, хотя, конечно, вряд ли он что-то знает. Судя по всему, он взял этот пакетик из тех ингредиентов, что обычно Гермиона подготавливала для своих уроков. Что-то тут было не так. Отложив эти размышления в сторону, Снейп взялся за приготовление сильнодействующего заживляющего зелья. Он напряженно работал над котлом, время от времени вздрагивая от стонов Гермионы, доносившихся из спальни. Представляя, какую мучительную боль она должна испытывать, Северус лишь сильнее стискивал зубы, неотрывно следя за кипящим на огне котлом. Через два часа он потушил огонь и позволил себе устало опуститься в кресло, ожидая, пока зелье остывает. Но девушка снова беспокойно заворочалась, и он побрел в спальню. Увидев ее, Северус сразу понял, что зелья, которыми он обработал ее раны, практически не подействовали. Раны продолжили кровоточить, на пораженных участках кожи не было живого места, все походило на одну большую воспаленную язву. Он в ужасе схватился за палочку, снова прошептав обезболивающие заклинания. Гермиона металась по подушке, что-то бессвязно бормоча и издавая тихие стоны. Дотронувшись до ее руки, он обнаружил, что она вся горит. Все его действия несколько часов назад никак не помогли, ей стало хуже.

- Черт! Черт! Черт! – он почти не понимал, что происходит.

Бросившись обратно в кабинет, Снейп вернулся с жаропонижающим зельем и влил его ей в рот со всей осторожностью, на которую был способен. Прикосновение к пораженным губам, очевидно, было крайне болезненным, заставив гриффиндорку громко застонать. Зельевар сел рядом, ожидая эффекта. Но жар не спадал, дыхание стало прерывистым, ее тело сотрясалось от дрожи.

- Гермиона! Нет! – ужас захлестнул его, - Гермиона! Только не умирай!

Он схватил ее за руку и прижался к ней губами. «Отравление» - сверкнула мысль в его мозгу. Снейп опрометью кинулся в кабинет и стал лихорадочно перебирать флаконы с зельями. Наконец он нашел, что искал. Универсальный антидот, помогающий от большинства известных ядов. Зельевар снова разжал ее губы, теперь уже не обращая внимания на то, что причиняет ей боль, и влил в рот противоядие. Через несколько минут волшебница задышала спокойнее и ровнее, дрожь прекратилась. Северус вытер пот со лба и снова поднес ее руку к своим губам. Он не знал, сколько времени просидел так, целуя ее пальцы и не отрывая глаз от ее лица. Неожиданно Гермиона пошевелилась, разлепила изуродованные губы и тихо позвала:

- Северус…

- Я здесь

- Я… хочу… пить… - каждое слово давалось ей с трудом.

Он помог ей приподняться и поднес к ее губам бокал с водой. Гермиона пила с жадностью, но каждое прикосновение губ к краю бокала заставляло ее дергаться от боли, и половина жидкости расплескивалась мимо. Она обессилено откинулась на подушки, судорожно сжав пальцами ладонь мужа.

- Как ты? – тихо спросил он

- Больно… - снова повторила девушка, - все… горит… огнем… Северус…

- Да?

- Зелье… не должно… было… так… ингредиенты…

- Я знаю, - перебил ее Северус, - не говори, тебе тяжело. Что-то попало в котел. Я… выясняю, что это. Я сварил тебе заживляющее зелье. Оно, должно быть, уже остыло. Я сейчас принесу. Отпустишь меня?

Гермиона нехотя разжала пальцы. Профессор прошел в кабинет. Зелье действительно остыло. Он перелил желтоватую густую, тягучую массу в небольшую чашу и вернулся к жене. Присев на край кровати, Северус принялся наносить снадобье на ее грудь. Гермиона судорожно выдохнула.

- Больно? – с тревогой спросил он, рука его замерла в воздухе.

- Нет… наоборот… хорошо… - она попыталась улыбнуться, но вышла какая-то болезненная гримаса.

Северус кивнул и продолжил наносить зелье. Покрыв все пораженные участки на груди толстым слоем желтоватой массы, он перешел к лицу. Когда он закончил, волшебница вновь впала в забытье. Минут десять спустя зелье застыло, превратившись в толстую эластичную пленку, и Северус перебинтовал Гермиону, сделав аккуратную повязку, оставив лишь два небольших отверстия для рта и ноздрей. Вздохнув, он накрыл девушку одеялом и вернулся в кабинет.

Необходимо было приготовить восстанавливающее зелье с усиленным эффектом. Но едва Снейп начал доставать ингредиенты, как раздался стук в дверь. Чертыхаясь и проклиная все на свете, он пошел открывать. Должно быть, его взъерошенный, помятый вид и бледное лицо говорили сами за себя, потому что вошедшая в кабинет МакГонагалл смотрела на него с нескрываемой тревогой.

- Северус, - голос ее дрожал, - как она?

- Плохо, - выдавил он сквозь зубы, - Повреждения очень серьезны. И… я до сих пор не знаю, что за дрянь попала в зелье…

- Может быть, вызвать целителей из Мунго? - осторожно предложила директор.

- Нет, - отрезал Северус, - я все сделаю сам.

МакГонагалл понимающе кивнула и, немного помолчав, тихо произнесла:

- Она спасла сегодня жизнь ученику… оттолкнула его от котла и… приняла весь удар на себя…

Зельевар скрипнул зубами и судорожно сжал кулаки.

- Мне нужно будет побеседовать с ним… позже, - он старался говорить спокойно.

МакГонагалл снова кивнула и мягко спросила:

- Тебе нужна помощь?

- Нет, - он помотал головой, - Пока нет…

- Хорошо. Северус, если что-то понадобится…

- Да, хорошо, Минерва, - нетерпеливо перебил он, - Сейчас, мне нужно заняться зельем.

Директор бросила на него еще один встревоженный взгляд и, больше ничего не сказав, удалилась.

Северус работал над зельем до позднего вечера. Несколько раз Гермиона снова начинала беспокойно крутиться и постанывать, и ему приходилось бросать кипящий котел и снова бежать в спальню. Он влил ей еще одну дозу обезболивающего, чтобы унять терзающую ее боль и хоть немного облегчить мучения. После этого девушка вновь затихла.

Погасив огонь под котлом, профессор без сил опустился в кресло и прикрыл глаза, предоставляя себе короткий отдых. В дверь робко и очень тихо постучали.

- Убирайтесь! – крикнул Северус, не открывая глаз.

Через минуту тот же неуверенный и тихий стук повторился. Снейп резко поднялся и направился к двери, исполненный решимости убить любого, кто окажется за ней. В коридоре, испуганно озираясь и дрожа от страха, стоял бледный слизеринец-первокурсник. Северус уставился на него, мучительно вспоминая, как его зовут. Это удалось не сразу, но, наконец, в мозгу всплыло его имя – Анверус Рейли. Зельевар отступил в сторону и пропустил мальчишку в кабинет.

- Что. Вам. Нужно. Мистер. Рейли? – прошипел он.

На слизеринца было жалко смотреть. Его зубы выбивали барабанную дробь, а в глазах стояли слезы.

- П-профессор Снейп, - запинаясь, пробормотал он, - Я… мне… надо сказать… вам кое-что… очень важное…

- Я вас слушаю, - Северус постарался, чтобы его голос прозвучал мягче.

- Скажите, сэр, - Рейли попытался унять дрожь, - профессор Снейп… она… с ней… как она?

- Плохо, - Снейп посмотрел на него пронизывающим взглядом, в его голосе зазвучал металл, - Вы за этим пришли?

- Нет… то есть да… я… профессор… они убьют меня… если узнают… что это я вам сказал…

- Анверус, в чем дело? – Снейп начал злиться от этого бессвязного бормотания.

- Сэр, - мальчишка глубоко вдохнул и, зажмурив глаза, выпалил, - это все Кроудент, он подменил ингредиент…

- ЧТО?! – Северус схватил Рейли за плечи и резко встряхнул, чем окончательно перепугал парня.

Маленький слизеринец испуганно сжался и посмотрел в черные глаза своего декана. Зельевар глубоко вздохнул и сказал так спокойно, как только мог:

- Анверус, я не хотел вас напугать. Расскажите мне все, что вам известно. Возможно, от ваших слов зависит жизнь моей жены.

- Да, сэр, - Рейли сглотнул и сбивчиво принялся рассказывать, - Я случайно услышал… разговор Кроудента… с его друзьями. Он хвастался… что подложил ей… вашей жене… какой-то ингредиент… он не сказал названия…

- Что он сказал? – нетерпеливо перебил Северус

- Я запомнил его фразу «Я рассчитывал, что мерзкую грязнокровку вышвырнут из школы после этого случая, но все вышло даже лучше. Теперь она просто сдохнет». И они засмеялись, сэр. Сэр? Она же… не умрет? – он снова заплакал.

Северус распрямился и смотрел в пространство невидящим взглядом. Значит, это не был несчастный случай. В нем закипало бешенство. Какой-то наглый сопляк задумал устранить, уничтожить Гермиону. И он думал, что ему это сойдет с рук? Снейп перевел взгляд на утирающего рукавом глаза Рейли.

- Анверус, - мягко произнес он, опустив руку на его плечо, - вы очень мужественный человек. Я знаю, что у нас в Слизерине больше ценятся ум и хитрость, но поверьте, вы вправе гордиться своим сегодняшним поступком. Вы не только попытались спасти человеческую жизнь, вы защитили честь нашего факультета. Благодаря таким людям как вы, Слизерин, возможно, скоро обретет былое величие и перестанет считаться оплотом негодяев. Не беспокойтесь ни о чем, я обещаю вам полную защиту.

- Спасибо, сэр, - мальчишка улыбнулся сквозь слезы, - Я больше не боюсь, сэр.

- Хорошо, - кивнул Северус, - Но вы должны быть осторожны. Возвращайтесь в свою спальню и никому не говорите, что вы были здесь. Я посещу слизеринскую гостиную чуть позже.

Рейли ушел, а профессор нервно мерил шагами кабинет, выдумывая для Кроудента кару одну страшнее другой. Ему хотелось бежать и выяснить все немедленно, но он знал, что должен дать мальчику время, чтобы никто не связал появление декана с его отлучкой.

Побоявшись оставлять Гермиону одну на неопределенное время, Мастер Зелий связался по каминной сети с мадам Помфри и попросил ее прийти. Колдомедик не заставила себя долго ждать и уже через десять минут терпеливо выслушивала все наставления Снейпа. Оставив на столе все необходимые зелья, он сомнением посмотрел на женщину.

- Иди, Северус, иди. Я справлюсь, не волнуйся, - попыталась она успокоить его.

- Я быстро, - бросил он через плечо и, вышел из кабинета.

Весь путь до слизеринской гостиной он крепко сжимал в руке палочку и из всех заклятий, крутившихся у него в голове, Cruciatus был самым безобидным.

При появлении декана все разговоры мгновенно смолкли, а взоры студентов устремились на него. Снейп мягкой кошачьей походкой прошелся по комнате и, остановившись в центре, обвел присутствующих холодным взглядом.

- Мне нужно поговорить с шестикурсниками, посещающими уроки зельеварения, - тихо произнес он, - Всех остальных я попрошу удалиться.

Как обычно, его просьбы не нуждались в повторении. Слизеринцы стали торопливо подниматься с удобных кресел и диванов и покидать гостиную. В помещении остались всего пять студентов – три девушки, Кроудент и Боулдрейт. В наступившей тишине профессор снова неторопливо прошелся по комнате, пробежав равнодушным, ничего не выражающим взглядом по лицам учеников. Он заметил, что Кроудент слегка напрягся, но старался не показывать вида. Снейп повернулся к нему спиной, чтобы внушить ложное чувство безопасности. Он нанесет удар, как змея, внезапно и резко, не дав противнику ни единого шанса.

- Как вы, вероятно, знаете, - вкрадчивым голосом начал Северус, уставившись скучающим взглядом на одну из слизеринок, - сегодня на уроке зелий произошел… несчастный случай.

- Это не у нас! Это тупой хаффлпаффец взорвал котел, - неожиданно выкрикнул Селлиас Боулдрейт, явно нервничающий.

- Да, конечно, мистер Боулдрейт, - мягко отозвался зельевар, мельком взглянув на него, - я знаю. Я хотел бы спросить вот что, - он сделал паузу, снова воззрившись на девушек.

Вся пятеро студентов ожидали его вопроса, затаив дыхание.

- Ваш урок был как раз перед уроком второкурсников, - медовым голосом продолжил Северус, - Возможно, вы заметили что-нибудь… странное…

Студенты задумались. Одна из девушек покачала головой.

- Может быть, в класс приходил кто-нибудь посторонний? - с теми же обволакивающими интонациями спросил он, - Профессор Снейп никуда не отлучалась?

В ответ на все его вопросы были лишь отрицательные покачивания головой, но он чувствовал, что студенты успокаиваются и расслабляются.

- Мисс Элдис, - шелковым голосом проговорил Мастер Зелий, обращаясь к одной из слизеринок, - вы помните, что было после урока?

- Да, - девушка кивнула и задумчиво произнесла, - Мы сдавали свои образцы, а профессор доставала ингредиенты для следующего занятия…

Она так погрузилась в свои мысли, что Северусу не составило никакого труда осторожно и незаметно проникнуть в ее сознание. Цепочка студентов тянется к учительскому столу, чтобы поставить свои флаконы. Девушка идет к выходу из класса, задерживается в дверях, оборачивается. Она смотрит на Кроудента, тот наклоняется, что-то поднимает с пола, разговаривает с Гермионой и выходит.

- Может быть, уходивший из класса последним видел что-нибудь… необычное, - едва слышно прошелестел Северус, - Вы случайно не помните, кто уходил последним? Может кто-то из Равенкло или Хаффлпаффа?

- Последним? – переспросила мисс Элдис, - Последним уходил Реджи, мы уже все вышли, а он задержался. Реджи, помнишь, вроде ты что-то уронил?

- Вы были последним, мистер Кроудент? – ласково поинтересовался Снейп, довольно резко оборачиваясь.

Кроудент этого не ожидал. После последних слов девушки он со злостью уставился на нее, на мгновение забыв про своего декана. Северус ворвался в его разум грубо и резко. Какие-то доли секунды понадобились для того, чтобы вытащить нужные воспоминания. Кроудент подходит к столу, ставит свой флакон, сбрасывает на пол пакетик с ингредиентом. Что-то говорит Гермионе, наклоняется, поспешно убирает пакетик в карман мантии и извлекает другой, который и кладет на стол.

Северус смерил Кроудента полным ненависти взглядом. Тот заметно побледнел, но попытался изобразить беззаботность.

- Кажется, да, - как можно небрежнее отозвался он, - какой-то пакетик упал со стола, когда я поставил свой флакон. Я положил его на место и ушел.

- Прекратите. Ломать. Комедию, – жестко произнес Снейп, - Accio, пакетик с рогом единорога.

Пакетик выскользнул из кармана мантии Кроудента и опустился в протянутую ладонь Северуса. Профессор, не спеша, открыл пакетик и понюхал содержимое, удовлетворенно кивнул и, бросив на Кроудента тяжелый взгляд, сухо спросил:

- Это ингредиент, который вы забрали из класса зельеварения. Я хочу знать. Что. Вы. Оставили. Взамен?

- Я не понимаю, о чем вы, - слизеринец попытался улыбнуться, но губы его дрожали.

- Не испытывайте мое терпение, мистер Кроудент, - прошипел Снейп, наставляя на него палочку, - В сложившихся обстоятельствах я имею полное право подвергнуть вас допросу под веритасерумом.

Юноша сделал шаг назад, на лице его теперь явственно читался страх. Остальные студенты притихли и не шевелились.

- Я жду, - холодно произнес Северус, буравя его взглядом.

- Я не знал, что он так подействует, - торопливо заговорил Кроудент, уставившись на носки своих ботинок, - Я думал, это просто шутка.

- Не. Надо. Мне. Лгать. Кроудент.

- Я не…

- Довольно! – рявкнул Снейп, - Отвечай, что это было.

- Порошок… его называют… «Смех дьявола»… - запинаясь, пробормотал парень, - его привозят из Южной Америки…

- У тебя есть еще этот порошок?

- Нет… то есть да… у меня в чемодане… я принесу… - он дернулся было в сторону спальни, но Северус жестом остановил его.

- Я пойду с тобой.

Вдвоем они прошли в спальню мальчиков. Кроудент, встав на колени, дрожащими руками рылся в чемодане, а зельевар следил за его действиями, с трудом сдерживая кипевшую ненависть. Наконец, слизеринец протянул ему небольшой пакет. Северус сунул пакет в карман мантии, затем произнес:

- Следуйте за мной.

Не посмев ослушаться, Кроудент поплелся за своим деканом. Они покинули подземелья и поднимались все выше и выше, пока не оказались около кабинета директора. Кроудент, ссутулившись, со страхом посматривал на Снейпа. Ничего хорошего ждать ему не приходилось. Профессор шепнул горгулье пароль, и она отъехала в сторону, пропуская их. Он резко толкнул Кроудента так, что тот едва не упал.

МакГонагалл с удивлением посмотрела на вошедших, ожидая объяснений Снейпа.

- Минерва, - Северус перешел сразу к делу, - я должен сообщить, что сегодня на уроке зельеварения произошел вовсе не несчастный случай. Это было покушение на убийство. И это дело рук этого студента, - он указал на Кроудента.

- Но это не так! - испуганно завопил слизеринец, - я хотел пошутить… я не знал…

- Молчать! – оборвал его Снейп, - Минерва, я настаиваю, чтобы мистера Кроудента допросили под веритасерумом в присутствии деканов всех факультетов.

- Северус, - МакГонагалл с сомнением взглянула на юношу, - чтобы подвергнуть ученика допросу под веритасерумом, нужны веские основания.

- Поверьте, директор, они имеются, - непреклонно заявил Северус, - Во-первых, не забывайте, что я неплохой легиллемент. А во-вторых… - тут он сделал движение палочкой, наложив оглушающие чары на Кроудента, и пересказал МакГонагалл все, что сообщил ему Рейли.

Минерва, побледнев, поднесла руку к губам и посмотрела на студента со смесью ужаса и отвращения. Придя в себя, она решительно произнесла:

- Мы произведем допрос немедленно. Я сейчас же позову Флитвика и Спраут. Северус, веритасерум у вас с собой?

Снейп молча кивнул.

- Вы не имеете права! – закричал Кроудент, хватаясь за свою палочку.

Зельевар взмахнул своей, и палочка Кроудента отлетела в сторону. Еще один взмах и слизеринец оказался связанным по рукам и ногам.

Через десять минут в присутствии деканов трех факультетов и директора Кроудент во всех подробностях рассказывал о своем замысле.

- Эта грязнокровка оплела своими сетями нашего декана, он перестал поддерживать Слизерин. Она унижала чистокровных и всячески возвышала грязнокровок и полукровок. Кто она такая? Подружка Поттера, грязная шлюха. Надо было положить этому конец. Я решил, что смерть или тяжелое увечье на ее уроке какого-нибудь хаффлпаффца или гриффиндорца послужит достаточной причиной, чтобы эту мерзавку выкинули из Хогвартса. Но получилось еще лучше. Она сама встала под этот котел…

Лицо Северуса исказилось от ярости, глаза потемнели, рука судорожно стиснула палочку.

- Я сейчас же подпишу приказ о вашем исключении, - вернул его к действительности суровый голос МакГонагалл, - Ваша палочка будет сломана. И молитесь, чтобы профессор Снейп осталась жива, в противном случае, для вас дело может закончиться Азкабаном.

- Позвольте мне, директор, - тихо произнес Северус, взяв в руки палочку Кроудента.

Минерва кивнула, и Мастер Зелий с мстительным удовольствием переломил палочку. Раздался громкий хруст, и юноша в отчаянии закрыл лицо руками.

Предоставив МакГонагалл улаживать все формальности, Снейп покинул директорский кабинет и поспешил в подземелья. Он и так отсутствовал слишком долго.

Мадам Помфри, сидевшая около Гермионы, обернулась на звук его шагов. Встретив его вопросительный взгляд, она покачала головой и произнесла полушепотом:

- Все без изменений.

Отпустив колдомедика, Северус снял с Гермионы повязки и осмотрел состояние ран. Некоторое улучшение наблюдалось, но совсем не то, на которое он надеялся. Определенно, эффективность зелья была сильно снижена зловредным порошком. Он наложил свежие повязки, а затем вернулся в кабинет и взялся за исследования. Теперь у него было достаточное количество порошка, чтобы проанализировать его и приготовить действенные антидоты. Профессор кропотливо работал, взвешивая, отмеряя, нарезая, помешивая в котле, снова взвешивая, растирая и кроша ингредиенты. Ночью у Гермионы снова начался жар и, судя по всему, усилилась боль. Девушка металась по кровати, бормоча что-то бессвязное в бреду и издавая громкие стоны. Северус был вынужден разрываться между ней и кипящими на огне котлами. Жаропонижающее не помогало, и от его универсального противоядия на этот раз толку тоже было немного. Тело Гермионы снова сотрясалось от дрожи, и Снейпу хотелось кричать от сознания собственного бессилия. Кажется, он влил в нее уже все, что только можно было влить, но без особого эффекта. На непродолжительное время ей становилось чуть лучше, а потом жар и боль еще больше усиливались. А новый антидот, который гарантированно поможет, был еще не готов. Стиснув зубы, Северус помешивал зелье в котле, стараясь не обращать внимания на звуки, доносившиеся из соседней комнаты. Но это было слишком тяжело. Раз в несколько минут он бросал котел и мчался в спальню, осторожно гладил руку Гермионы, целовал ее пальцы, с тревогой отмечая, что жар все усиливается.

Зельевару казалось, что прошла целая вечность, прежде чем антидот был, наконец, готов. Из горла волшебницы вырывались сдавленные хрипы, тело горело огнем. Немного остудив готовое зелье, Северус с усилием разжал ей губы, вызвав громкий стон, и влил антидот. После нескольких минут напряженного ожидания Снейп понял, что антидот начал действовать. Дыхание Гермионы стало успокаиваться, жар немного спал. Вздохнув, профессор поднялся и вернулся в кабинет, чтобы закончить работу над новым заживляющим зельем.

Ближе к утру Северус снял повязки Гермионы и обнаружил, что раны снова сильно воспалились. Сдавленно охнув, он принялся наносить новое снадобье аккуратными, легкими движениями. Девушка пошевельнулась и тихо выдохнула:

- Северус…

- Да?

- Все… плохо, да?

- Нет… Теперь нет… Теперь все будет хорошо, родная… Я сварил антидот…

- Антидот?

- Да. Не разговаривай, пожалуйста. Я выяснил, что за ингредиент попал в зелье…

- И… что… это? - с трудом шевеля губами, произнесла она.

- Потом. Все потом. Сейчас ты будешь спать. Не возражай.

Он закончил обрабатывать ее раны, вновь сделал повязки, а потом дал ей укрепляющее и зелье для сна без сновидений. Вскоре Гермиона крепко спала. В наколдованных окнах забрезжил рассвет. Северус посидел немного рядом, прислушиваясь к ее ровному, спокойному дыханию, а затем, еле переставляя ноги, поплелся в кабинет. Он смертельно устал от этой ночи и больше всего хотел сейчас упасть в кровать и забыться сном. Но зельевар не привык оставлять беспорядок на своем рабочем месте. Следовало убрать котлы и оборудование, которое он использовал.

Едва Северус закончил уборку и уже собрался было пойти прилечь, как в дверь постучали, причем весьма резко и громко. Он обернулся с нескрываемым раздражением. Никто и никогда не осмеливался тревожить его ТАКИМ образом. Стук усилился. Снейп пересек кабинет и в ярости распахнул дверь. В коридоре стояли Поттеры, а вместе с ними Рональд Уизли, и именно он изо всех сил барабанил своими кулаками по двери. Изможденный вид Северуса так поразил Гарри и Джинни, что они невольно отпрянули назад. На Рона, напротив, это не произвело никакого впечатления, он зло посмотрел на Мастера Зелий и решительно потребовал:

- Я хочу видеть Гермиону!

Джинни дернула его за руку, но парень нетерпеливо отмахнулся.

- Мистер Уизли, - зашипел Северус, - если мне не изменяет память, последний раз общение с вами закончилось для моей жены крайне неприятно. И вы имеете наглость являться сюда и требовать встречи с ней?

- Да, имею, - Рон выпятил грудь, - По вашей вине с ней произошло что-то ужасное, и вы не смеете прятать ее от друзей! Я хочу увидеть ее, и я ее увижу! – он наступал на Снейпа, словно бойцовый петух, - Отойдите прочь!

- Рон! – крикнул Гарри.

- Рон, заткнись! – присоединилась Джинни.

- Вы слишком много на себя берете, мистер Уизли, - холодно протянул Северус, губы его презрительно скривились, - Убирайтесь!

- Лучше уйдите с дороги, - упрямо произнес Рон, - Это вы во всем виноваты…

- Рон, что ты несешь?! – Джинни схватила брата за локоть и потянула назад.

Рон вывернулся, лицо его побагровело, он толкнул Снейпа кулаком в грудь и завопил:

- Если бы она не осталась с ним, с этим упырем, с ней ничего не случилось бы!

Зельевар молниеносно выхватил палочку и приставил ее к горлу Рона.

- Убирайся вон, щенок! – прорычал он, - И не смей больше появляться здесь. Никогда.

- Ублюдок, - просипел Рон, сжимая кулаки, - Мерзкий, похотливый, старый слизеринский ублюдок! Что ты с ней сделал? Может, она уже умерла…

- Рон, уйди, - Гарри встал между ним и Снейпом, - просто уйди…

- Гарри, как ты можешь? – задыхаясь, произнес Рон, - Как ты можешь защищать его? Ведь он…

- Он ее муж, - твердо произнес Гарри, - и Гермиона любит его.

Рон отступил на шаг назад и бросил гневный взгляд на Гарри и Джинни. Джинни отвела его в сторону и стала что-то быстро-быстро говорить. Юноша продолжал возмущаться и отчаянно жестикулировать. Наконец, он резко развернулся и пошел прочь. Джинни вернулась к Гарри и Северусу.

- Профессор, - робко попросил Гарри, - можно нам войти?

- Какого черта вы притащили с собой его? – раздраженно спросил Снейп, пропуская их в кабинет.

- Простите, сэр, - виновато произнесла Джинни, - это мама ему сообщила, ну и он примчался к нам и…

- Ясно, - отрезал Северус.

- Профессор, - Джинни посмотрела на него умоляюще, - можно мне к Гермионе?

- Она спит, - коротко ответил он.

- Можно, я хотя бы посижу рядом с ней?

- Только если вы в состоянии контролировать свои эмоции, - Северус внимательно взглянул на нее, - Никаких всхлипов. Никаких горестных вздохов и стонов. Вам понятно, миссис Поттер?

Джинни кивнула. Северус проводил ее в спальню и закрыл за ней дверь.

- Что с Гермионой, сэр? – спросил Гарри, нарушая тягостное молчание.

Вместо ответа Мастер Зелий извлек из шкафа бутылку огневиски и два стакана, поставил все это на столик, за которым они с Гермионой обычно ели, и со вздохом опустился в кресло. Он налил янтарную жидкость в стаканы и жестом предложил Гарри выпить.

- Все так плохо, профессор? – юноша побледнел.

- Да, - Северус залпом осушил свой стакан.

Гарри, усевшись напротив, нервно стиснул стакан, и, посмотрев на Снейпа, тоже выпил. Северус налил еще, руки его мелко дрожали. Только сейчас он в полной мере осознал, насколько сильно устал. Стычка с Роном, ставшая последней каплей после измучившей его бессонной, тревожной ночи и переживаний за Гермиону, которыми был наполнен предыдущий день, лишила его остатков самообладания. Ему, возможно, впервые в жизни, хотелось излить кому-то душу, выплеснуть давившую его последние сутки свинцовую тяжесть, поделиться своими страхами, чтобы вновь обрести надежду. Зельевар уставился в зеленые глаза Поттера взглядом, полным отчаяния, тоски и боли. Почему-то сейчас ему вдруг показалось, что Гарри самый подходящий человек для подобного разговора. Он наложил звукоизолирующие чары, чтобы в спальне их не могли услышать.

- Все ее лицо… и грудь, - глухо проговорил он, с трудом подавив всхлип, - одна сплошная рана… - он явственно скрипнул зубами.

- Профессор… - неуверенно начал Гарри.

- Какой я тебе, к дьяволу, профессор… - Северус закрыл лицо руками.

Несколько минут прошли в напряженной тишине. Гарри не решался больше ничего спрашивать, видя, как болезненно Северус переживает все происходящее. Снейп, наконец, отнял руки от лица, снова взялся за стакан с огневиски, сделал большой глоток и продолжил, смотря куда-то сквозь гриффиндорца:

- Я боюсь, Гарри… Ее глаза… я не знаю, что с ними…

Он снова замолчал, не находя слов, чтобы выразить мучившие его мысли.

- Она может… ослепнуть? – уточнил Гарри дрожащим голосом.

Северус хрипло рассмеялся каким-то горьким, истерическим смехом и, поспешно допив огневиски, снова взялся за бутылку. У Гарри внутри все похолодело от этого жуткого смеха, ему стало страшно, и он тоже ухватился за свой стакан со жгучим напитком, словно надеясь найти в нем спасение от действительности, которая грозила оказаться гораздо хуже, чем он ожидал.

- Нет, Гарри, - почти шепотом произнес Северус, - Вероятность того, что она не будет видеть… очень… очень велика. Но… я боюсь другого… я боюсь, что у нее вообще… больше нет глаз…

Он отвернулся, издав какой-то булькающий звук. Гарри стало дурно от услышанного, он сам порывисто схватился за бутылку и, наполнив их стаканы, залпом выпил свой, чуть не задохнувшись от резкого жжения в горле.

- Уизли прав, - голос Снейпа был полон горечи, - Это все из-за меня. Я – причина всех ее страданий. Если бы не я, она уехала бы из Хогвартса, и ничего этого не было бы. Я принес ей только боль… - он глотнул еще огневиски и замолчал, вглядываясь в изумрудные глаза собеседника, будто пытаясь в них отыскать что-то очень важное.

- Нет! – резко возразил Гарри, наклоняясь вперед, - Не смей так говорить! Слышишь?! Не смей! Ни с кем и никогда я не видел Гермиону такой счастливой, как с тобой. Ты ее судьба. Если бы она не осталась с тобой, она была бы глубоко несчастна всю свою жизнь. Разве она заслужила такое? Северус, ты сильный, борись, черт тебя дери, борись за нее! Я знаю, я верю, ты сможешь. Только ты…

- Ты совсем как Лили, - пробормотал зельевар, - Ты очень на нее похож. Знаешь, - он немного помолчал и продолжил, - Я этого никому не рассказывал, даже Гермионе. Когда я был в коме, я видел ее, видел Лили. Она сказала… - он проглотил стоявший в горле ком, - сказала, что маглорожденные волшебницы это моя судьба.

- Я уверен, она была права, - тихо произнес Гарри, - У вас все будет хорошо. Никогда нельзя терять надежду…

Северус, мгновение поколебавшись, с усилием произнес:

- Она сказала еще кое-что. Она хотела, чтобы мы с тобой стали друзьями, - он невесело усмехнулся и снова посмотрел на гриффиндорца, - как думаешь, у нас есть шанс?

- Убежден, - серьезно ответил Гарри.

Долгое время они молчали, потом Северус тяжело вздохнул и произнес:

- Не хочу показаться невежливым, но я смертельно устал и хотел бы…

- Да, конечно, - Гарри понимающе кивнул и встал, - мы сейчас уйдем. Пожалуйста, держи нас в курсе…

- Постараюсь. Спасибо, что выслушал… И… не болтай всем подряд то, что я тебе рассказал.

Когда Поттеры ушли, Северус прошел в спальню и взглянул на Гермиону. Она крепко спала, дыхание ее было ровным и глубоким. Профессор с болью посмотрел на ее перебинтованное лицо и направился в ванную. Приняв душ, он вернулся в спальню и, наконец, с облегчением вытянулся на кровати, стараясь не потревожить девушку. Усталость взяла свое, и через несколько мгновений он провалился в беспокойный сон. Сначала ему снился Кроудент, с мерзким выражением на лице всыпающий в котел черный порошок. Кроудента сменил взъерошенный, разозленный Уизли, размахивающий кулаками перед его лицом и выкрикивающий оскорбления. Потом вдруг он видел Гермиону, снимал с нее повязки и с ужасом обнаруживал вместо глаз пустые черные глазницы. Потом появлялся Поттер, страшное видение исчезало, у Гермионы снова были глаза, но все лицо покрывалось мелкой сеткой шрамов. Снейп проснулся в холодном поту, тяжело дыша, и вдруг почувствовал, нежные прикосновения пальцев к своей щеке. Он повернул голову и увидел Гермиону, лежавшую на боку и ласково поглаживавшую его лицо. В порыве нежности Северус обхватил ее руками и сильно прижал к себе, заставив застонать.

- Прости, - испуганно прошептал зельевар, разжимая объятия, - прости, я сделал тебе больно…

- Ничего, - тихо произнесла она, придвигаясь к нему, - обними… меня.

- Как ты? – спросил он, осторожно обняв ее.

- Лучше… теперь не так больно… не жжет…

- Хорошо, - он погладил ее волосы, - Значит, зелье действует.

- Северус… ты так стонал… что тебе снилось?

- Ничего, - Снейп поцеловал ее в макушку, - ничего, просто плохой сон…

- Опять ты лжешь, - разочарованно протянула волшебница, - считаешь меня трусихой, которой нельзя сказать правду…

- Нет, - он погладил ее по спине, - моя храбрая девочка, моя гриффиндорка, я так не считаю. Просто… у меня вчера был очень тяжелый день… и ночь тоже, - он немного помолчал и продолжил, - Я очень боялся за тебя… мои зелья не помогали, у тебя было отравление… Я не мог тебе помочь, пока не узнал, что попало в тот котел…

- И что это было? – перебила Гермиона

- Ты, как всегда, не можешь без вопросов, - усмехнулся Северус, - Какая-то дрянь под названием «Смех дьявола».

- Но как?

- Это Кроудент, - жестко произнес Мастер Зелий и почувствовал, что девушка вздрогнула, - он подбросил тебе этот порошок.

- Господи! Ведь… мог погибнуть… кто-то из детей, - прошептала она в ужасе.

- Да, его уже исключили. Я сам сломал его палочку.

- Но как ты узнал?

- Гермиона, пощади, - взмолился он, - хватит вопросов. Потом я тебе расскажу все подробно. А сейчас мне надо сделать тебе перевязку.

Он поднялся, накинул халат и направился в кабинет за ранозаживляющим зельем.

Сняв повязки, Северус с удовлетворением отметил, что состояние ран стало значительно лучше, они перестали кровоточить и выглядели не такими воспаленными как прежде. Он нанес свежий слой зелья и вновь перебинтовал Гермиону. Неожиданно она поймала его руку и стиснула ее своими пальцами.

- Северус… - ее голос стал хриплым, - Я… буду видеть?

Снейп вздрогнул от внезапного прямого вопроса, что не укрылось от волшебницы. Она ждала его ответа, затаив дыхание.

- Гермиона, - он вздохнул, понимая, что ложь она сразу почувствует, и заставил себя сказать правду, - Я… не знаю. Но я сделаю все возможное, чтобы ты могла видеть.

- Понятно, - бесцветно произнесла девушка, разжимая пальцы.

Его сердце сжалось от боли, когда он услышал нотки безнадежности в ее голосе. Северус ласково погладил ее по руке и тихо сказал:

- Разве гриффиндорцы когда-нибудь отчаиваются?

- От тебя пахнет огневиски, - отозвалась Гермиона, - Значит, все совсем плохо…

Снейп чертыхнулся про себя, а вслух произнес:

- С утра приезжали Поттеры. Я был очень измотан, и мы с Гарри немного выпили…

- Ты пил с Гарри? – почему-то это сообщение развеселило Гермиону, ее голос зазвучал спокойнее.

- Ну, мне надо было снять нервное напряжение, - с некоторым облегчением произнес зельевар.

Девушка осторожно ощупала свою голову и мрачно сообщила:

- Я похожа на мумию.

- Не преувеличивай, - возразил Северус, - мумии не разговаривают.

Гермиона хмыкнула.

 

***

 

Всю следующую неделю у студентов Хогвартса не было ни уроков Защиты от Темных Искусств, ни зельеварения. Северус был полностью поглощен уходом за Гермионой и приготовлением зелий для нее. К его огромной радости новое ранозаживляющее снадобье оказалось весьма эффективным, и каждый раз, перевязывая девушку, он отмечал значительное улучшение ее состояния.

Однако, просто залечить раны было недостаточно, Снейп не мог допустить, чтобы кожа Гермионы осталась вся покрытой шрамами. И теперь он готовил специальные лечебные зелья, которые должны были помочь полностью устранить образовывавшиеся рубцы и сохранить кожу волшебницы такой же прекрасной, какой она была до этой ужасной трагедии. Поттеры появлялись в замке каждый вечер, и Северус, к своему удивлению, был благодарен им за это. Пока Джинни и Гарри сидели у постели Гермионы, развлекая ее разговорами, он мог спокойно заниматься зельями, не дергаясь каждый раз, чтобы убедиться, что с женой все в порядке.

Чувствуя с одной стороны облегчение оттого, что Гермионе становилось намного лучше, Северус с другой стороны ощущал все нарастающее напряжение. Ее лицо стремительно заживало, и со дня на день он должен был узнать, что произошло с ее глазами. Мастер Зелий ждал этого и в то же время страшился увидеть, что случилось непоправимое.

Однажды утром после недели лечения и мучительного ожидания, сняв повязку с ее лица, он вдруг увидел, как ее изуродованные веки, пока еще больше похожие на сморщенную, обожженную корку, дрогнули и поднялись, открывая его взгляду… глаза. Северус не смог сдержать радостного вскрика, когда увидел ее блестящие карие глаза. В ту же секунду он понял, что они ничего не видят, но сейчас это было не главное. В этот момент он не сомневался, что сможет вернуть ей зрение. Главное, что глаза у нее были, и они были не повреждены. Снейп порывисто наклонился к ней и принялся покрывать ее глаза нежными поцелуями.

- Я боялся… я так боялся… - шептал он, - теперь все… все будет хорошо… обещаю...

Его сумбурный шепот слегка испугал и озадачил Гермиону. В ее невидящих глазах отразилось непонимание, и она произнесла дрожащим голосом:

- Северус… чему ты радуешься? Я… ничего не вижу…

- Это ничего, - он нежно провел пальцами по ее щеке, - ничего. Я все исправлю. Твои глаза не повреждены. Это главное. Зрение вернется.

Он говорил так уверенно, что гриффиндорка вздохнула с облегчением и тихо прикрыла веки.

 

***

 

Улучшавшееся состояние Гермионы больше не требовало постоянного присутствия и неусыпного наблюдения Северуса, что позволило ему вернуться к своим обязанностям преподавателя к большому облегчению директора. С зельеварением дело обстояло хуже. Было ясно, что Гермиона еще не скоро сможет приступить к работе, а Снейп, все свободное время трудившийся над зельем, способным вернуть девушке зрение, не имел ни малейшей возможности совмещать две должности. МакГонагалл, скрепя сердце, попросила министерство прислать человека, который был бы в состоянии заменить Гермиону на оставшиеся до каникул два месяца. Сама Минерва взяла на себя исполнение обязанностей декана Гриффиндора.

Понемногу Гермиона стала выходить на улицу, сначала ранним утром или поздним вечером, чтобы не сталкиваться со студентами и не ощущать на себе их сочувствующие взгляды. Постепенно, свыкаясь со своим состоянием, она стала позволять себе более длительные прогулки, проводя по несколько часов у Хагрида. Волшебница старалась держаться уверенно и спокойно, но беспомощность и постоянная зависимость от других людей угнетала ее все больше и больше. Северус выводил ее на улицу, Хагрид или кто-нибудь из преподавателей провожал обратно в замок. Пару раз за ней пришла сама МакГонагалл. Гермиона молчала и делала вид, что все в порядке, но такое положение вещей давило ее и заставляло чувствовать себя обузой. Она хотела чаще оставаться у себя в подземельях и занять себя хоть чем-то полезным, но Северус настаивал на том, чтобы она проводила больше времени на воздухе и набиралась сил. Большое облегчение ей приносили визиты Гарри и Джинни, ставшие регулярными. Поттеры приезжали в Хогвартс каждые выходные и вместе они совершали длительные прогулки, словно возвращавшие Гермиону в чудесные школьные годы. Но выходные заканчивались, Гарри и Джинни уезжали, и все возвращалось на свои места. Тягостно тянулась неделя, общение с Северусом часто ограничивалось несколькими фразами, которыми они перебрасывались утром и вечером. На гриффиндорку наваливалась тоска и отчаяние, ей казалось, что Северус охладел к ней и избегает ее, норовя избавиться от ее общества под любым предлогом.

Снейп же, с головой ушедший в поиски формулы зелья, не замечал, что с Гермионой творится что-то неладное. Он залечивал ее шрамы, снова и снова корпел над своими записями и стоял над котлом. Профессор чувствовал, что приближается к цели, каким бы медленным и утомительным не представлялось это движение. Компонент за компонентом он подбирался к правильной формуле зелья, работая до изнеможения, экспериментируя, пробуя, проверяя свои теоретические выкладки.

Учебный год, наконец, закончился и Северус взялся за работу с удвоенной энергией. Близость цели окрыляла и вдохновляла его так, что он почти не чувствовал усталости, хотя спал всего по три-четыре часа в сутки, всецело отдаваясь своим исследованиям.

В один из первых июльских дней зельевар, как обычно, допоздна засиделся в кабинете. Подобрав еще один ингредиент, он измученный, но донельзя довольный, прибрался и тихо прошел в спальню. На секунду остановившись у кровати, Снейп прислушался к ровному дыханию Гермионы, а затем бесшумно проскользнул в ванную. Приняв душ, он осторожно лег в постель, стараясь не потревожить спящую жену, и с наслаждением вытянулся рядом. Северус уже начал засыпать, когда его чуткий слух уловил слабый звук, нарушивший тишину спальни. Зельевар открыл глаза и прислушался. Тишина. Он повернулся на бок и, бережно обняв Гермиону, почувствовал, что ее плечи едва заметно вздрагивают. Приподнявшись на локте, Северус обеспокоенно спросил:

- Гермиона, что случилось?

Девушка вывернулась из его объятий и уткнулась лицом в подушку, издав сдавленный всхлип.

- Гермиона, - снова позвал он, попытавшись развернуть ее к себе, но наткнулся на упорное сопротивление.

Северус растерялся. Он ласково погладил ее по голове и пробормотал:

- Ну что ты… что ты… все будет хорошо… не отчаивайся…

Однако, его слова, вопреки ожиданиям, вместо того, чтобы успокоить Гермиону, только усилили ее рыдания. Не зная, что ему сказать или сделать, Снейп сел на кровати, взволнованно поглаживая ее по спине.

- Северус… - вдруг произнесла она осипшим от слез голосом, - я теперь стала совсем уродиной, да?

- Нет! – ее слова отозвались внутри болью, - Что ты говоришь? У тебя ни одного шрама не осталось. Мне удалось все залечить. Ты такая же красивая, как и раньше…

- Ты меня больше не любишь? – словно не слыша его, глухо спросила волшебница, не отрывая лица от подушки, - У тебя… другая женщина?

- Мерлин! – он чуть не подскочил, поразившись нелепости вопроса, - Да что такое тебе в голову приходит? С чего ты вообще это взяла?

Зельевар резко развернул девушку к себе, невзирая на сопротивление, и посмотрел на залитое слезами лицо. Гермиона зажмурилась и вся сжалась. Северус, наклонившись, стал покрывать ее мокрое лицо поцелуями, ласково шепча:

- Ну что ты придумала? Глупость какая-то… Ты же умница… Я люблю тебя…

- Тогда почему… - она запнулась, но все-таки заставила себя произнести, - почему ты больше… не хочешь меня? Я… стала тебе неприятна? Все время стараешься от меня отделаться… прогоняешь на улицу… Спать приходишь, только дождавшись, когда я усну…

Она снова сделала попытку отвернуться, но Северус ей не позволил. Он притянул гриффиндорку к себе, крепко прижимая к своей груди. Его руки зарылись в ее волосах, и он прильнул к ее губам в жадном, требовательном поцелуе.

- Гермиона, - прошептал он, прерываясь, - как ты могла подумать…

Стоя на коленях, зельевар гладил ее по спине, крепче прижимая к себе, заставляя почувствовать свое возбуждение.

- Неужели ты не чувствуешь… - его губы спустились на ее шею и она задрожала от ощущения его жаркого дыхания на своей коже, - я… все время… сдерживал себя… боялся, что тебе сейчас… это неприятно…

От его горячего, сумбурного шепота у Гермионы по всему телу побежали мурашки и она, тихо застонав, потерлась об него, обнимая за плечи. Северус снова отыскал ее губы, настойчиво раздвинул их языком и вторгся в ее рот страстно и нетерпеливо.

- Если бы ты знала, КАК я соскучился, - прошептал он между поцелуями, - Если бы ты только знала…

- Покажи мне, как… - выдохнула она ему в рот.

Снейп глухо застонал в ответ, и его длинные ловкие пальцы принялись расстегивать ее пижамную кофточку. Ощутив его горячие ладони на своей груди, Гермиона со стоном выгнулась навстречу. Легкое прикосновение его пальцев к соскам заставило волшебницу задрожать. В следующее мгновение на смену пальцам пришли теплые, нежные губы и язык. Девушка закусила губу, сдерживая рвущийся наружу стон, и вцепилась в плечи Мастера Зелий, судорожно сжимая их. Руки Северуса скользнули по ее спине, опустились на талию, на секунду замерли и снова заскользили вверх, мягко и нежно поглаживая кожу, распаляя Гермиону и заставляя ее забыть обо всем на свете.

- Северус… - выдохнула она, утопая в ощущениях, которые дарили его чуткие руки и нежные губы.

Ее руки переместились к нему на грудь, она нащупала пуговицы его пижамы и стала их расстегивать непослушными пальцами. Северус застонал и прижался к ней, когда ее ладошки, наконец, заскользили по его горячей, обнаженной коже. Он снова поцеловал ее, сводя с ума своим напором и страстностью. Оставшаяся одежда показалась досадной, нелепой преградой, отдалявшей их друг от друга на многие мили, и через мгновение она полетела на пол. Соприкосновение обнаженных тел заставило обоих застонать и на миг замереть, вслушиваясь в бешеное биение сердец. Северус, прерывисто дыша, с трудом сдерживал себя, продолжая ласкать Гермиону. Она со стоном обвила руками его шею и прошептала, уткнувшись лицом в его волосы:

- Не могу больше ждать…

Все его существо, страстно жаждавшее ее, затрепетало, отзываясь на эти слова. Северус слегка откинулся назад, усаживаясь на пятки, и притянул к себе Гермиону, заставляя ее раздвинуть ноги и опуститься на его бедра. Она резко выдохнула, когда он глубоко вошел в нее. Они снова замерли на минуту, понимая, что находятся на грани. Волшебница нежно поцеловала его в макушку и, опираясь на его плечи, начала медленно двигаться. Северус застонал от наслаждения и положил ладони на ее талию, помогая ей и не прекращая ласкать ее грудь языком. Гермиона то выгибалась назад, то плотнее прижималась к нему, дрожа все сильнее. Еще несколько движений и их стоны слились в один, унося их на вершину блаженства. Зельевар, тяжело дыша, прижал Гермиону к себе, чувствуя, как ее руки обвили его шею. Некоторое время они сидели неподвижно, тесно прижавшись друг к другу. Потом Северус ласково погладил жену по растрепавшимся волосам и бережно уложил ее на кровать, вытягиваясь рядом. Она тут же повернулась на бок и уткнулась носом ему в плечо.

- Гермиона… - шепотом позвал он, обнимая ее.

Она лишь вздохнула, но не откликнулась.

- Прости меня, - он провел кончиками пальцев по ее щеке, - я так погрузился в работу над зельем, что не замечал ничего вокруг… Прости… я, как последний болван, упустил из виду, что тебе нужно мое внимание, а не Хагрида или Поттеров…

Волшебница шмыгнула носом, заставив сердце Северуса болезненно сжаться оттого, что он невольно дал ей почувствовать себя ненужной и нежеланной. Он слишком хорошо знал, каково это, и меньше всего на свете хотел, чтобы Гермиона испытывала подобные ощущения.

- Я люблю тебя, - прошептал он, поглаживая ее плечи.

- Северус, - она, наконец, расслабилась и, придвинувшись ближе, прижалась к его груди, - мне так плохо, когда тебя нет рядом...

Снейп погладил ее по голове.

- Я… хотел быстрее… создать зелье, которое вернет тебе зрение, - тихо произнес зельевар, - Осталось совсем немного… скоро у меня будет формула…

- Можно… я буду помогать тебе? Я схожу с ума от своей бесполезности…

- Не говори так! – возмутился он, - ты никакая не бесполезная… ты мне очень… очень нужна… И… можешь помогать мне, сколько захочешь…

Девушка не могла видеть, но почувствовала, что он улыбается. Она тоже улыбнулась и провела пальчиком по его губам.

- Я люблю тебя, - тихо произнесла Гермиона, чувствуя, как веки слипаются от усталости.

 

***

 

Проснувшись рано утром, Северус не стал, как все предыдущие дни в эти последние два месяца, вскакивать и спешить в кабинет. Работа, конечно, по-прежнему ждала его, но сегодня он позволит себе день отдыха и проведет его вместе с Гермионой. Они слишком долго не были вместе, и теперь он собирался восполнить это упущение. Мастер Зелий с нежностью взглянул на посапывающую у него на груди жену и чуть крепче сжал ее в объятиях, прижимая к себе. Девушка зашевелилась, сонно моргнула и, зевнув, потерлась щекой о его грудь. Северус усмехнулся и запустил руку в ее волосы.

- Я уже и забыла, как это здорово, просыпаться в твоих объятиях, - хрипловатым со сна голосом пробормотала Гермиона.

- Придется напомнить…

Гермиона фыркнула, окончательно просыпаясь, и сладко потянулась. Снейп вздрогнул, чувствуя, как реагирует его тело на ее движения. Волшебница погладила его по щеке и, придвинувшись ближе, мягко поцеловала его в губы.

- Будем завтракать? – предложил он.

- Хмм… - Гермиона хитро улыбнулась, - а мне показалось… - она замолчала, выжидая.

- Тебе правильно показалось, - усмехнулся Северус, убирая за ухо прядку ее непослушных волос.

Он решительно притянул ее к себе, вовлекая в жгучий поцелуй.

Когда, спустя пару часов, они, наконец, добрались до завтрака, вид у Гермионы был немного утомленный, но счастливый. Северус с удовольствием наблюдал, как она с сияющей улыбкой на лице поглощала свой завтрак. Ее карие глаза были широко распахнуты и в них сверкали такие искорки счастья, что в этот момент ему с трудом верилось, что она ничего не видит. Такие прекрасные, живые глаза просто не могли оставаться незрячими.

- Теперь займемся зельем? – деловито осведомилась Гермиона, прерывая его наблюдения.

Она допила свой кофе и, поставив чашку на столик, ожидала ответа Северуса.

- Нет, - он покачал головой и, увидев разочарованное выражение на ее лице, поспешил добавить, - я хотел бы просто провести этот день с тобой, если ты не возражаешь. Как ты смотришь на то, чтобы прогуляться?

- О! – девушка на миг замерла и, тепло улыбнувшись, произнесла, - Северус, это замечательно… Я с удовольствием.

- Ну, вот и отлично, - зельевар поднялся из-за стола, - А чтобы ты не считала наше времяпровождение совсем уж бесполезным, я введу тебя в курс дела, расскажу, как продвигается работа, и чего мне удалось достичь.

День прошел замечательно. Гермиона и Северус только сейчас в полной мере осознали, насколько соскучились друг по другу. Они бродили по окрестностям Хогвартса, сидели в тени деревьев на берегу Черного Озера и даже прогулялись до Хогсмида. Оживленные разговоры сменялись длительным молчанием, но даже в этом молчании была своя неповторимая прелесть, какая бывает только у очень близких людей, прекрасно понимающих друг друга без единого слова. В такие моменты Гермиона прижималась к мужу, стремясь нежным и ненавязчивым телесным контактом поддержать почти осязаемое единство душ. Северус тоже это чувствовал и с волнительным трепетом осознавал, что Гермиона была единственным человеком на свете, с которым он не только мог себе позволить подобную эмоциональную близость, но и получать от этого истинное удовольствие. Снейп подробно рассказал ей о своих исследованиях, проблемах, которые он уже решил, и о тех, которые пока решить не удалось. Девушка пришла в восхищение, услышав, какой громадный объем работы он проделал за эти два месяца. Внезапно ей стало стыдно и она, покраснев, пробормотала:

- Северус, прости меня. Я, наверное, просто эгоистичная дура… Ты столько работал ради меня, а я думала о тебе черт знает что…

Северус вместо ответа закрыл ей рот поцелуем.

- Нет, - тихо произнес он, отрываясь от нее, - Ничто на свете, никакая работа не должна разлучать нас. Я действительно виноват.

Он крепко прижал ее к себе, и в этот миг Гермиона ощущала себя счастливейшим человеком на свете.

 

***

 

Гермиона проснулась с каким-то неясным ощущением смутной тревоги и беспокойства. Что-то было не так. Необычно. Северус еще спал, она чувствовала его теплые объятия и слышала ровное дыхание. Сегодня было пятнадцатое июля, годовщина их свадьбы. Волшебница невольно вздохнула. Как бы ей хотелось встретить этот день зрячей, вновь увидеть лицо Северуса, голубое небо и яркое июльское солнце, но пока об этом приходилось лишь мечтать. Последние две недели совместной работы над зельем, безусловно, приближали их к разгадке. Остался всего один компонент и формула будет готова, но до сих пор им не удалось установить его. Гермиона чувствовала, что Северусу нравиться работать рядом с ней. Она безумно радовалась, когда могла оказаться чем-нибудь полезной, высказать дельную мысль или предложить эксперимент, который он находил стоящим. То, что они теперь проводили почти все время вместе, окрыляло ее, вселяло надежду, давало силы жить и бороться.

Ощущение чего-то странного не покидало девушку, она перевернулась на спину, прислушиваясь к своим ощущениям, и вдруг замерла, пораженная внезапной догадкой. Нервно сглотнув, волшебница провела рукой по животу и снова застыла в неподвижности, погружаясь в свои мысли. Северус, каким-то образом почувствовав ее состояние, проснулся и, приподнявшись на локте, внимательно посмотрел на жену. Гермиона зажмурилась.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...