Главная Обратная связь

Дисциплины:






А.И. Герцен о В.Г. Белинском



...Белинский вовсе не оставил вместе с односторон­ним пониманием Гегеля его философию. Совсем на­против, отсюда-то и начинается его живое, меткое, оригинальное сочетание идей философских с револю­ционными. Я считаю Белинского одним из самых за­мечательных лиц николаевского периода. После либера­лизма, кой-как пережившего 1825 год в Полевом, после мрачной статьи Чаадаева является выстраданное, желч­ное отрицание и страстное вмешательство во все вопро­сы Белинского. В ряде критических статей он кстати и некстати касается всего, везде верный своей ненавис­ти к авторитетам, часто подымаясь до поэтического одушевления. Разбираемая книга служила ему по боль­шей части материальной точкой отправления, на пол­дороге он бросал ее и впивался в какой-нибудь вопрос. Ему достаточен стих «модные люди вот какие» в «Оне­гине», чтобы вызвать к суду семейную жизнь и разо­брать до нитки отношения родства. Кто не помнит его статьи о «Тарантасе», о «Параше» Тургенева, о Держа­вине, о Мочалове, о Гамлете? Какая верность своим началам, какая неустрашимая ловкость в плавании меж­ду ценсурными отмелями и какая смелость в нападках на литературную аристократию, на писателей Первых трех классов, на статс-секретарей литературы, готовых всегда взять противника не мытьем — так катаньем, не антикритикой — так доносом! Белинский стегал их беспощадно, терзая мелкое самолюбие чопорных, огра­ниченных творцов эклог, любителей образования, благо­творительности и нежности; он отдавал на посмеяния их дорогие, задушевные мысли, их поэтические мечта­ния, цветущие под сединами, их наивность, прикрытую аннинской лентой. Как же они за то его ненавидели!..

Статьи Белинского судорожно ожидались моло­дежью в Москве и Петербурге с 25-го числа каждого месяца. Пять раз хаживали студенты в кофейные спра­шивать, не получены ли «Отечественные записки»; тя­желый номер рвали из рук в руки. — «Есть Белинского статья?» — «Есть», — и она поглощалась с лихорадоч­ным сочувствием, со смехом, со спорами... и трех-четы-рех верований, уважений как не бывало.

Недаром Скобелев, комендант Петропавловской кре­пости, говорил шутя Белинскому, встречаясь на Нев­ском проспекте:

— Когда же к нам? У меня совсем готов теплень­кий каземат, так для вас его и берегу...

...В этом застенчивом человеке, в этом хилом теле обитала мощная, гладиаторская натура; да, это был сильный борец! Он не умел проповедовать, поучать, ему надобен был спор. Без возражений, без раздражения он не хорошо говорил, но когда он чувствовал себя уязвленным, когда касались до его дорогих убеждений, когда у него начинали дрожать мышцы щек и голос прерываться, тут надобно было его видеть: он бросался на противника барсом, он рвал его на части, делал его смешным, делал его жалким и по дороге с необычай­ной силой, с необычайной поэзией развивал свою мысль. Спор оканчивался очень часто кровью, которая у больного лилась из горла; бледный, задыхающийся, с глазами, остановленными на том, с кем говорил, он дрожащей рукой поднимал платок ко рту и останавли­вался, глубоко огорченный, уничтоженный своей физи­ческой слабостью. Как я любил и как жалел я его в эти минуты!..

Материалы по истории СССР для семинарских и практических занятий. Освободительное движение и общественная мысль в России XIX в.: Учеб. пособие/ Сост. В.А. Фёдоров, Н.И. Цимбаев. – М.: Высшая школа, 1991. – С.1176-1178.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...