Главная Обратная связь

Дисциплины:






Акторы международных отношений



 

Термин «актор» - наиболее употребительный термин, которым в науке о международных отношениях принято обозначать участников взаимодействия на мировой арене. «Актор» — это любое лицо, которое принимает активное участие, играет важную роль, — пишут Ф. Брайар и М.Р. Джалили. В сфере международных отношений под актором следует понимать, отмечают они, любой авторитет, любую организацию, любую группу и даже любого индивида, способного играть определенную роль, оказывать влияние. Любая социальная общность может рассматриваться как международный актор в том случае, если она не только оказывает определенное влияние па международные отношения, но и пользуется признанием со стороны государств н их правительств и учитывается ими при выработке внешней политики, а также имеет ту или иную степень автономии при принятии собственных решений. Таким образом, если все акторы являются участниками международных отношений, то не каждый участник может считаться международным актором.

Представители большинства теоретических направлений и школ считают, что типичными международными акторами являются государства, а также международные организации и системы. Так, М. Каплан различает три типа международных акторов: национальный (суверенные государства), транснациональный (региональные международные организации: например, НАТО) и универсальный (всемирные организации: например, ООН). Марсель Мерль в качестве типичных международных акторов рассматривает государства, международные организации и транснациональные силы (например, мультинациональные фирмы, а также мировое общественное мнение). Ф. Брайар и М.Р. Джалили добавляют к этим трем типам еще один — так называемых потенциальных акторов (таких, как национально-освободительные движения, региональные и локальные общности: например, Европейский Совет коммун, Европейская Конференция местных органов власти). Дж. Розенау считает основными международными акторами государства, подсистемы (например, органы местной администрации, обладающие определенной автономией в международной сфере), транснациональные движения и организации (такие, как, например, компания по производству микросхем «Европейские кремниевые структуры», существующая вне пределов государственной юрисдикции), когорты (например, этнические группы, церкви и т.п.).

С точки зрения теоретиков транснационализма (Р. Кохэн, Д. Най, Э. Скотт, С. Краснер и др.), в современных условиях международными акторами становятся международные неправительственные организации, мультинациональные фирмы и корпорации, экологические движения и т. н.

Каждое из указанных теоретических направлений и школ отражает ту или иную сторону реальности международных отношений. Однако для того, чтобы судить о том, насколько верно такое отражение, необходимо получить более полное представление об особенностях существа и функционирования основных участников взаимодействий на мировой арене.



Роль государства как актора международных отношений. Деятельность и даже существование международных организаций, других участников международных отношений в значительной мере зависит от того, как к ним относятся государства, которые являются универсальной формой политической организации человеческих общностей. Государство является бесспорным международным актором. Оно является основным субъектом международного права. Внешняя политика государств во многом определяет характер международных отношений эпохи.

В международных отношениях важной является категория национальный-государственный суверенитет, который приводит к неоднозначным последствиям в международных отношениях:

- каждое государство, по определению одного из основателей современной американской политической науки А. Уолферса, может стремиться к национальной экспансии, включающем увеличение территорий, влияния, ресурсов, союзников и т.п. Оно может быть озабочено защитой (сохранением) своего пространства и своего национального интереса. Наконец, оно может отказываться от тех или иных непосредственных выгод в пользу укрепления мира и солидарности в межгосударственных отношениях.

-каждое государство стремится к обеспечению собственной безопасности. Однако это стремление в условиях «плюрализма суверенитетов», порождает одну из самых сложных и животрепещущих проблем международных отношений — так называемую дилемму безопасности: увеличение безопасности одного из государств может рассматриваться как небезопасность для другого и вызывать с его стороны соответствующие реакции — от гонки вооружений до «превентивной войны».

-все государства-нации равны, но, как замечают Б. Рассет и X. Старр, «некоторые из них равны больше, чем другие». Формально-юридическое равенство государств с точки зрения международного права не может отменить того обстоятельства, что они различаются по своей территории, населению, природным ресурсам, экономическому потенциалу, социальной стабильности, политическому авторитету, вооружениям, а также по своему возрасту. Следствием этого является фактическая иерархия государств на международной арене.

В рамках науки о международных отношениях литература по вопросу о стратификации подразделяется на два течения — «интеракционизм» и «структурализм». «Интеракционизм» (М. Каплан, А. Органски, Р. Роузкранс, Д. Сингер, К. Дойч, К. Уолц и др.) объясняет поведение взаимодействующих государств положением в стратифицированной системе международных отношений. «Структурализм» (Р. Пребиш, Б. Браун, II. Баран, П. Суизи, А. Франк, И. Галтунг, С. Амин, И. Валлерстайн и др.) исходит из того, что с XX века государства уже не являются автономными и играют разную роль в общемировой капиталистической системе, причем эта роль зависит от того, какое место они занимают в данной системе — центральное или периферийное.

Одним из наиболее широко распространенных видов международной (межгосударственной) стратификации считается неравенство национально-государственной мощи государств и вытекающие из этого неравные их возможности защитить свой суверенитет. Большинство бихевиористов в своих теоретических конструкциях и пытались измерить мощь («силу») государств, предлагая различные шкалы, которые учитывали бы число населения, параметры ее психических и социально-политических качеств, размеры национального дохода и т.д.

Так, Р.Гокс и Х.Якобсон в работе «Анатомия влияния на решения, принимаемые в международной организации» приводят пятишкальную таблицу мощи («силы») государств. Первая шкала у них измеряет экономический потенциал, вторая - уровень экономического развития, третья - демографический потенциал, четвертая - ядерный потенциал, пятая - военно-политическое положение в международной системе. Все пять шкал построены по принципу возрастания индексов «мощи» на основе точно измеряемых параметров, надежных статистических данных для первых трех шкал и точной информации для четвертой шкалы. Показатели пятой шкалы обычно достаточно известны. Достоинство этой максимально упрощенной схемы, состоит в том, что она дает возможность быстро ориентироваться в представлениях о «мощи» государств.

Более сложную методику определения силы государства предложил Р. Клайн, бывший руководитель Управления разведки и исследований госдепартамента (ставший впоследствии сотрудником Центра стратегических и международных исследований Джорджтаунского университета). Он рассматривал проблему определения государственными лидерами силы соперников. По его мнению, наиболее общей исходной точкой в составлении измеримых индексов является. Р.Клайн считал, что для определения «национальной мощи» необходимы данные об объеме валового национального продукта, о способности государств мобилизовать быстро и эффективно свои ресурсы, целях государства в использовании силы. В итоге он приводит «формулу мощи государства»:

 

Р = (С + Е + М) x (S+W),

 

где Р - мощь государства, С – «критическая масса» населения и территории, Е - экономический потенциал, М - военный потенциал, S - стратегические цели, W - воля к достижению целей.

Таким образом, мощь государства определяется как произведение «физического потенциала» и «национальной стратегии и воли».

Иную методику приводит известный американский международник Б.Рассет, который поставил цель выяснить, как различные потенциалы-государств и их возможности соотносятся друг с другом, и затем рассчитал корреляции между ними (коэффициент корреляции от +1 до -1).

Патриарх политического "реализма" Г.Моргентау по-прежнему занимал скептическую позицию относительно всех этих идей измерить количественно «мощь» государств. Он писал по поводу этих новых методик: «Сила - качество межличностных отношений, которое может быть предметом эксперимента, оценки, приблизительного подсчета, но которое не поддается квантификации... Но если я хочу знать, насколько большой силой располагает данный политик или данное правительство, я должен оставить расчеты на помогающую машину и компьютер ради исторического и... качественного суждения».

С точки зрения национально-государственной мощи различают сверхдержавы, великие державы, средние державы, малые государства и микрогосударства.

Сверхдержавы выделяются по способности влиять на условия существования всего человечества, по возможностям причинить разрушения планетарного масштаба благодаря ядерному оружию. Любое другое государство или коалиция государств, если в нее не входит другая сверхдержава, не в состоянии нанести сверхдержаве поражение.

Великие державы оказывают существенное влияние на мировое развитие, но не господствуют в международных отношениях. Эти державы нередко стремятся играть мировую роль, однако реальные возможности, которыми они располагают, ограничивают их роль либо определенным регионом, либо отдельной сферой межгосударственных отношений на уровне региона.

Средние державы обладают прочным влиянием в своем ближайшем окружении. Это отличает их от малых государств, влияние которых является слабым. Однако малые государства располагают достаточными средствами для сохранения своей независимости и территориальной целостности. Микрогосударства же в принципе не способны защитить свой суверенитет собственными силами.

Среди исследователей нет единого мнения по вопросу о том, какие из государств считать малыми, а какие — микрогосударствами. Большинство склоняется к тому, что критерием в данном случае может выступать количество населения: в одних случаях микрогосудаствами считаются страны, население которых не превышает 1 млн человек, в других эта цифра доходит до 2 млн. ЮНИТАР использовал в этом случае более сложный критерий определения величины, мощи и статуса государств, включающий анализ величин их площади, населения и ВВП.

Согласно традиционным представлениям, государства проявляют себя на международной арене через свою внешнюю политику в форме дипломатии и стратегии, целью которых является удовлетворение национальных интересов, сохранение территориальной целостности страны, защита ее безопасности и суверенитета. В современных условиях внешняя политика уже должна учитывать проблемы экологии и научно-технического прогресса, экономики и средств массовой информации, коммуникаций и культурных ценностей.

Негосударственные участники международных отношений. Современные международные отношения принимают новый облик под влиянием таких новых негосударственных международных акторов, как межправительственные организации (МПО), неправительственные организации (МНПО), транснациональные корпорации (ТНК) и другие общественные силы и движения, действующие на мировой арене.

Международные межправительственные организации (МПО) являются стабильными объединениями государств, основанными на международных договорах в соответствии с международным правом, обладающими определенной согласованной компетенцией и постоянными органами. Создание Первой МПО стала Постоянная комиссия по судоходству по Рейну, учрежденная Венским Конгрессом в 1815 году. К концу XIX и началу ХХ веков в мире появились Международная санитарная конвенция (1853), Международный телеграфный союз (1865), Международное бюро мер и весов (1875), Всемирный почтовый союз (1878), Союз защиты промышленной собственности (1883), Международная организация труда(1919), Лига Наций(1920),Международная организация уголовной полиции (Интерпол, 1923) и др.

После Второй мировой войны в Сан-Франциско в 1945 г была образована Организация Объединенных Наций, призванная служить гарантом коллективной безопасности и сотрудничества стран-членов в политической, экономической, социальной и культурной областях. Параллельно с развитием ее органов создаются МПО межрегионального и регионального характера: Лига арабских государств (ЛАГ, 1945), Организация американских государств (ОАГ,1948), Совет Европы (1949), Европейское объединение угля и стали (1951), Европейское экономическое сообщество (Общий рынок, 1957), Европейское сообщество по атомной энергии (Евратом, 1957), Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР,1960), Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ, 1960), Организация африканского единства (1963) и др.

В МПО выделяют такие типы межправительственных организаций, как универсальный (например, ООН или Лига Наций); межрегиональный (например, Организация Исламская конференция); региональный (например, Латиноамериканская экономическая система); субрегио-нальный (например, Бенилюкс). Различают МПО общецелевые (ООН); экономические (ЕАСТ); военно-политические (НАТО); финансовые (МВФ, Всемирный банк); научные («Эврика»); технические (Международный союз телекоммуникаций) и т.д.

Общие характеристики и типы МНПО. МНПО — международные неправительственные организации, как правило, нетерриториальные образования, ибо их члены не являются суверенными государствами. МНПО отвечают трем критериям: международный характер состава и целей; частный характер учредительства; добровольный характер деятельности. Их причисляют к «новым акторам» (М.-К. Смуте), «акторам вне суверенитета» (Дж. Розенау), «транснациональным силам» (М. Мерль), «транснациональным организациям» (Ш. Зоргбиб) и т.п.

Термин «МНПО», полагает Ш. Зоргбиб, это:

— «силы общественного мнения». Они оказывают существенное воздействие на международное общественное мнение. К ним относятся «интернационалы» политические (Социнтерн); религиозные (Экуменический совет церквей); гуманитарные (Международный Красный Крест);

— «частные транснациональные власти», т.е. организации и институты, символизирующие появление на мировой арене новых экономических сил, свидетельствующих о расхождении между политической и экономической властью в международных отношениях. К ним относятся транснациональные предприятия (ТНК), а также транснациональный синдикализм;

— «ассоциации государств-производителей». К ним относятся организации, которые являются межправительственными по своей структуре и составу, но транснациональными по характеру деятельности. Это — Организация стран — экспортеров нефти (ОПЕК), Межправительственный Совет стран — экспортеров меди, Организация стран — экспортеров железа, Международная ассоциация боксита и т.д.

Таким образом, речь идет, по существу, о всех негосударственных участниках международных отношений, которые, по Дж. Розенау, представляют «полицентричный мир», состоящий из огромного числа участников. МНПО различаются по своим размерам, структуре, направленности деятельности и ее задачам. Однако все они имеют те общие черты, которые отличают их как от государств, так и от межправительственных организаций. В отличие от государств, они не могут быть представлены как акторы, действующие, говоря словами Г. Моргентау, во имя «интереса, выраженного в терминах власти». В отличие от МПО, учредителями МНПО являются не государства, а профессиональные, религиозные или частные организации, учреждения, институты и, кроме того, принимаемые ими решения, как правило, не имеют для государств юридической силы.

Основным «оружием» МНПО в сфере международной политики является мобилизация международного общественного мнения, а методом достижения целей — оказание давления на межправительственные организации (прежде всего на ООН) и непосредственно на те или иные государства. Именно так действуют, например, Гринпис, Международная амнистия, Международная федерация по правам человека или Всемирная организация борьбы против пыток (последняя показательна и в том отношении, что объединяет усилия более 150 национальных организаций, целью которых является борьба против применения пыток). Поэтому МНПО подобного рода нередко называют «международными группами давления».

Немалое влияние на существо и направленность изменений в характере международных взаимодействий оказывают транснациональные корпорации (ТНК), которые «подтачивают» национальный суверенитет государств в такой важной сфере общественных отношений, как экономика. Они усиливают экономическую взаимозависимость и единство мира в хозяйственном отношении и несут с собой и новые формы экономического, технологического, а нередко и политического господства и зависимости. ТНК способны вносить изменения в международные отношения, т. е. отвечают всем признакам влиятельного международного актора.

В мире функционируют и такие МНПО, как, например, национально-освободительные, сепаратистские движения, мафиозные группировки, террористические организации, региональные и местные администрации, отдельные лица.

Таким образом, одна из устойчивых тенденций международных отношений, состоит в росте числа и многообразия социальных субъектов, принимающих либо непосредственное участие в их функционировании, либо оказывающих существенное влияние на их состояние.

Парадокс участия М. Николсона. Широкое участие в международных отношениях различного рода временных объединений и «неорганизованных» частных лиц становится источником абсолютной случайности в этой сфере. В связи с этим британский ученый М. Николсон сформулировал т.н. «парадокс участия», в соответствии с которым рост открытости международной системы и увеличение числа и многообразия ее участников, обменов и взаимодействий частных лиц различных государств, вносят беспорядок в международные отношения, увеличивают их хаотичность. Он подчеркивает: «Чем меньше количество участников системы и степень их разнородности, тем более упорядоченной оказывается сама система и легко предсказуемыми — последствия отдельных действий. Если же система начинает пополняться все новыми членами, то предсказуемость, а заодно и совершение эффективных действий становятся все более трудными».

С «парадоксом участия» связано распространение феномена аномии— утраты индивидом какой-либо базы самоидентификации, потери общих нормативных и ценностных ориентиров. Проявлением этого феномена становятся все более многочисленные и разнообразные социальные девиации: рост преступности, неясность жизненных целей, сознательное пренебрежение духовными ориентациями в пользу неумеренных материальных целей, а также связанные с этим социальный хаос и снижение предсказуемости политических процессов. Однако «парадокс участия» не ограничивается только аномией. Другими его полюсами, по замечанию французского ученого Ж. Эрмана, становятся униномия — принадлежность к крайне узкой базе идентификации, лишающая индивида гибкости в его социальных отношениях, и плюриномия — расплывчатая принадлежность к нескольким базам самоидентификации, отрывающей культурную идентификацию от территориально-географической основы.

Сегодня уже остается все меньше сомнений в том, что международная политика, как сложная система соперничества и согласования интересов и ценностей возрастающего числа и многообразия ее участников, остается сферой неуверенности и риска, многократно усиливаемых вторжением в нее «обычного» человека. Это выдвигает повышенные требования к компетентности и профессионализму «творцов» международной политики.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...