Главная Обратная связь

Дисциплины:






АГОНИЯ ЛИБЕРАЛИЗМА: ЧТО ОБЕЩАЕТ ПРОГРЕСС? 6 страница



Но полная победа капиталистических ценностей является на самом деле главным признаком кризиса капитализма как системы. Капитализм исторически никогда не действовал в соответствии со своей идеологией, потому что не мог этого делать. Среди прочего потому, что если бы каждый был наемным рабом, то немногие просто не смогли бы извлекать прибавочную стоимость из многих. Именно универсализация закона стоимости сделает в конечном счете невозможным сохранение «"мистического туманного покрывала" товаров»15, что завершит процесс «разрушения защитного слоя»16. Это произойдет потому, что противоречивые процессы текущей фазы капиталистической мировой экономики столь основательно демистифицируют технику господства, что сделают последнее политически несостоятельным.

Итак, я излагаю то, что в некоторых отношениях кажется странным сценарием: усилия предпринимателей ведут в направлении растущей национализации предприятий, в то время как усилия революционеров обеспечивают средства, пользуясь которыми закон стоимости станет в конце


концов всепроникающим. Это, разумеется, еще не вся история, потому что можно предположить, что предприниматели по-прежнему руководствуются стремлением к прибыли, в то время как антисистемные движения руководствуются стремлением заменить систему, основанную на законе прибыли, эгалитарной структурой, основанной на производстве продуктов ради их пользы. Таким образом обе группы постоянно пытаются вырваться из ограничений, в которых они действуют.

Так как возможности для извлечения прибавочной стоимости непосредственно в сфере производства сжимаются, крупные предприниматели могут все более и более концентрироваться на международной системе распределения, посреднических функциях в мировой экономике, связях между все более контролируемыми государством производственными системами. Это.«глобализует» их базу способами и в степени, до сих пор не известными, и может разорвать их крепкие связи с конкретными государственными машинами стран центра. Может оказаться, что их выживание станет зависеть именно от того факта, что их политические альянсы распространяются через всю межгосударственную систему — бесплотные «цюрихские гномы» представляют слишком существенные услуги, чтобы можно было позволить оставить их в руках предприятий, руководимых конкретным государством. Одновременно и антисистемые движения, так как все большая их часть приходит к власти, могут претерпеть метаморфозу. Они могут вернуться к своему изначальному взгляду, что государства — их враги, и потому они (движения) могут двинуться к созданию структур, которые являются не национальными и не интернациональными, а транснациональными. Хотя этого можно достичь лишь когда будет достигнута вершина и лишь когда достаточное количество движений в их современных разновидностях придет к государственной власти, мы увидим созревание таких тенденций.



Эти процессы будут подкреплены тем, что было названо «цивилизационным поиском»17. Одним из наиболее глубоких выражений антисистемных чувств было отрицание завесы универсализма, под прикрытием которой осуществлялись извлечение прибавочной стоимости и политическое господство, воплощенное в межгосударственной системе. Таким образом, мы имеем сегодня многочисленные формы поиска «эндогенного интеллектуального творчества». Все эти формы в каком-то смысле «националистичны», но они вовсе не обязательно и не навсегда являются «государственническими». Даже беглый взгляд на Иран после свержения шаха делает это совершен­но ясным.

Основные линии напряжения во всемирной классовой борьбе, таким образом, начинают выражаться в противоречиях между логикой, ориентированной на государство, и глобальной логикой. Мировая политика может прийти к состоянию, когда будет разыгрываться тремя основными группами акторов: значительные общественные силы, стоящие у власти в государствах центра, вместе с менее значительными, но существенными силами, стоящими у власти в государствах периферии и полупериферии; узкая, но несмотря на это очень могущественная группа «частных глобализованных» предпринимателей; новые «глобализованные» антисистемные движения, которые будут представлять и фактически включать в себя большинство мирового населения. Если последние две группы окажутся более сильными, чем первая, а я думаю, что в конце концов так и окажется, мы увидим завершение перехода от капитализма к социализму с «отмиранием» государств и межгосударственной системы. Формы социалистического мирового порядка — как будет по­литически координироваться экономика и какие культурные формы выражения она найдет —­совершенно не ясны, и мне кажется, что совершенно бесполезно пытаться их предсказывать.

Однако я могу наметить и альтернативный сценарий. Я уже сказал раньше, что под кризисом понимаю ситуацию, в которой вся система либо должна быть основательно перестроена, либо прихо­дит к краху. Крах, конечно, является реальной альтернативой «отмиранию государств». «Основанная на государстве логика» в этот переходный период может оказаться достаточно сильна, чтобы за­тормозить прогресс «глобальной логики» — и у предпринимательских слоев, и в антисистемных движениях. В этом случае «время бедствий» и нарастающего разрушения может вылиться в острую борьбу за ресурсы, которые будут очень ограничены (или которые сделают очень ограниченными).

Обратите внимание, что именно я предлагал в новом взгляде на эту пренебрегаемую ныне концепцию. Социалистическая революция, которую мы переживаем, — это не Армагеддон. На самом деле она может быть единственной альтернативой Армагеддону. Ядерная война между великими державами, ведущая к грандиозным разрушениям и потерям населения и производительных сил, вполне возможна. Но столь же возможно, что государство, то есть государства, могут отмереть в ходе создания социалистического мирового порядка.


1 Энгельс Ф. Развитие социализма от утопии к науке // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., изд. 2-е, т. 19, с. 224-225.

2 Ленин В. И. Государство и революция // Поли. собр. соч., т. 33, с. 17.

3 Там же,с. 22.

 

4 Эта критика фактически была предвосхищена Бакуниным, который писал в 1869 г.: «Государство всегда было собственностью каких-то привилегированных классов, будь то жрецы, знать или буржуазия, и, в конечном счете, все другие классы были использованы бюрократическим классом.... Для его благосостояния абсолютно необходимо, чтобы существовал некий привилегированный класс, заинтересованный в его существовании. И именно в этом состоит единственный интерес этого привилегированного класса, который мы называем патриотизмом». Цит. по: A. Fried & R.Sanders, eds. Socialist Thought: A documentary History (Anchor Books: Garden City, New York. 1964), p. 343-344.

5 «Вестфальский мир стал правовой базой системы государств. Последующие мировые договоры, вплоть до по крайней мере Тешинского 1779 г., открыто подтверждали Вестфальский договор и были дополнениями к нему... В ретроспективе считали, что Вестфальский договор отметил переход от религиозной к светской политике, от "Христианства" к "Европе", исключение из международной политики святого престола, реальную кончину Священной Римской империи с фактическим признанием суверенитета ее членов, формальный допуск Соединенных Провинций и Швейцарской Конференции в семью независимых .наций и начало системы баланса держав. Престиж Вестфальского договора был подкреплен Гроцием, репутация которого как отца международного права была обязана работе, появление которой было вызвано той же самой всеобщей войной, которую завершил Вестфальский мир. Кажется, кстати, что это именно Гроций ввел слово "система" в словарь международной политики, хотя еще и не в смысле всего дипломатического сообщества». См.: М. Wight. Systems о/States(Leicester University Press: Leicester. 1977), p. 113; см. также: М. Keens-Soper. The practice of a states system, The Reason of State (M. Donelan, ed.), (George Allen & Unwin: London, 1978), p. 28.

6 «Рождение новой системы государств было результатом сложного процесса эрозии средневековой структуры, существующей на протяжении веков. Тем не менее новая структура вошла в жизнь во вполне определенный момент, с началом борьбы между великими державами за Италию в 1494 г. В значительной мере так же вода собирается в бассейн, пока, в определенный момент, он не наполняется и переливается во второй бассейн, окружающий первый: тогда процесс начинается вновь». См.: L. Dehio. The precarious Balance (Vintage Books: New York, 1962), p. 23. Мартин Уайт посвятил целую главу, обдумывая достоинства альтернативных дат, и делает заключение в пользу 1494 г.: «В Вестфалии система государств не появилась, она стала взрослой» (М. Wight. Op. cit., p. 152).

'M.Wight. Op. cit, p. 114. 8 I. Wallerstein. The Capitalist World Economy (Cambridge: Cambridge University Press. 1979), гл. 1 (см. в настоящем сборнике очерк «Рождение и будущая кончина капиталистической миросистемы») и 9; М. Wight, Op. cit., p. 43-45. 9 I. Wallerstein. The Modern World System, I: Capitalist Agriculture and the Origins of the European World-Economy in the Sixteenth Century

(Academic Press, London. 1974), гл. 4.

10 Ibid.; M. Keens-Soper. Op. cit, p. 30-31. " Y. Durand. Les competences de I'etat a I'epoque moderne. Доклад, представленный на XIV Международном конгрессе исторических наук, Сан-Франциско, 22-29 августа 1975. 12 I. Wallerstein. The Modern World System, I, ra. 1; Idem. Underdevepopment and Phase B: Effects of the seventeenth century stagnation on core and periphery of the European world economy, The World System of Capitalism: Past and Present. Goldfrank, W. L., ed., (London: Sage, 1979), p. 73-83; 1979c, p. 126-144); Idem. Y a-t-il une crise du XVII sieclel Annals E. S. С XXIV, (l),janv.-fevr. 1979.

13 I. Wallerstein. An historical perspective on the emergence of the new international order: economic, political, cultural aspects. The Capitalist World Economy, op. cit. passim, особенно р. 278-280.

14 I. Wallerstein. The future of the world economy, Processes of the World System. (Т. К. Hopkins and I. Wallerstein, eds.), (London: Sage, 1980). 15 Маркс К. Товарный фетишизм и его тайна. Капитал. Т. I, гл. I, разд. 4. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., изд. 2-е, т. 23. 16 Шумпетер И. Капитализм, социализм и демократия. М.: Экономика, 1995. Ч.П, гл. XII17 A. Abdel-Malek. East Wind. Review I, (1), 1977, p. 64.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...