Главная Обратная связь

Дисциплины:






Имам пробуждает мусульман



Безусловно, пленение домочадцев имама Хусейна сыграло немаловажную роль в донесении людям о его священном восстании. Ибо, если бы они не пересказали трагедию, свершившуюся в Кербеле, проявив при этом мужество и терпение, то никогда никому не было бы известно об обстоятельствах гибели имама Хусейна, а Омейяды, в особенности Язид, не были бы столь опозорены и осрамлены.

Это событие не возымело бы такого огромного значения, ни была бы возрождена память об этом кровавом сражении. Язид, рассказывая об этих событиях, хотел ввести народ в заблуждение, всячески пытаясь скрыть от мусульман правду. Он изображал эти события таким образом, что якобы отправил своё войско в Кербелу для подавления и уничтожения группы хариджитов[310] Ирака. Кроме того, он говорил, что те головы - головы мятежников и отступников, желающих искоренить Ислам.

Однако, куда бы ни вели семейство имама Хусейна, они, вопреки иным пленникам и общепринятому мнению большинства, считавших их сломленными и поверженными, объявляли себя победителями, а врагов – побеждёнными.

Из всех оставшихся в живых после сражения при Кербеле, решительную роль в пробуждении народа сыграли его светлость имам Саджад и Зайнаб Кубра (тетя имама по отцу). Несмотря на боль утраты отца, родных и близких, а также последствия перенесённой болезни, которые давали о себе знать, имам верно исполнял свой долг. Для этой цели, он использовал каждый миг своей жизни, дабы просветить умы людей. Так, в Куфе, когда Зайнаб, её сестра и Фатима Сугра произнесли свои пламенные речи, присутствующие были столь посрамлены и сконфужены, что подняли плач. Тогда имам Саджад, сделал знак, призвав их к тишине, и после вознесения хвалы Всемогущему Аллаху и приветствия Пророку, сказал: «О, люди! Я, сын Хусейна ибн Али ибн Аби Талиба! Я, сын того, чьё имущество было разграблено, а семейство взято в плен и приведено сюда! Я, сын того, кто был безвинно убит у реки Евфрат!

О, люди! Заклинаю вас Богом, разве не вы писали моему отцу, а когда он принял ваше приглашение, вы убили его?

О, люди! Что вы ответите Пророку в Судный День, когда он скажет вам, что вы убийцы его семейства, что вы не отдали ему должного уважения, и, наконец, что вы не принадлежите к его умме?»

Речь имама, словно буря обрушилась на куфийцев; жалобный плач раздавался вблизи и вдали. Они плакали, упрекая друг друга в том, что, сами того не зная, обрекли себя на гибель и страдания[311].

Таким образом, его светлость имам смог довести до притупленного сознания народа, значимость кровавой трагедии, произошедшей в Кербеле и указать им на их преступление. Когда семейство имама-мученика привели во дворец ибн Зияда, тот, увидев четвёртого имама, Зейн аль Абидина, спросил:



- Кто этот человек?

Его осведомили о том, что это Али ибн Хусейн.

- Разве Бог не погубил его?! – удивлённо сказал он.

- У меня был брат по имени Али, люди убили его, – ответил имам.

- Нет, неправда. Бог убил его! – воскликнул ибн Зияд.

В ответ имам прочёл следующий аят: «Аллах приемлет души в момент их смерти…»[312]

- И ты ещё смеешь возражать мне? – в негодовании сказал правитель Куфы и немедленно приказал убить имама за его смелость.

- Ты никого не пощадил из нас и если вознамерился предать смерти Али ибн Хусейна, то убей вместе с ним и меня, - выступила с протестом Зайнаб Кубра.

Попросив её светлость Зайнаб не вступать в разговор с ибн Зиядом, имам Саджад пообещал сам поговорить с ним. Затем он обратился к правителю с такими словами: «О, ибн Зияд! Ты угрожаешь мне смертью? Разве тебе не известно, что мученическая гибель на пути Аллаха – наша милость и благодеяние, и что это приносит нам величие?!»[313]

 

В Сирии

В Сирии, когда имама и несколько других его сородичей связали одной верёвкой и повели во дворец к халифу Язиду, он смело сказал:

- Эй, Язид! Как ты думаешь, как бы отреагировал Святой Пророк, увидев нас в таком положении?

Это небольшое, но решительное предложение, привело всех присутствующих в волнение, что они принялись громко плакать.

Некий мусульманин рассказывает, что когда в Сирию привели пленников, он тоже был там. На сирийском базаре, у двери мечети, в том месте, где обычно держат людей, взятых в плен, пришёл старик и сказал: «Хвала Господу, который погубил вас и не дал поднять вам мятеж и смуту…»

- Я выслушал тебя, - сказал имам, когда тот человек закончил говорить. - Твои слова свидетельствовали о глубокой ненависти в твоём сердце, которую ты питаешь к нам. Теперь послушай меня, подобно тому, как я слушал тебя.

- Говори, - согласился тот.

- Читал ли ты Коран?

- Да, читал.

- Читал ли ты этот аят: «Скажи (О, Пророк!): Я не прошу у вас за это награды, а только любви к ближним…»[314]

- Да, читал.

- А этот аят: «И воздай родственнику должное ему»[315].

- Да, читал.

- Так знай, что мы и есть те самые «родственники», о которых говорит Аллах.

- Ответь, неужели это правда?

- Да, правда. Род Пророка – это мы. А читал ли ты аят о хумсе, который гласит: «И знайте, что если вы взяли что-либо в добычу, то Аллаху, Посланнику и родственникам принадлежит пятая часть всего добытого…»[316]

- Да, читал.

- Знай, под «родственниками» Бог подразумевает нас. Читал ли ты аят «Очищения»: «Аллах хочет удалить скверну от вас, семьи его дома и очистить вас очищением»[317].

Тут, старик возвёл руки к небу и три раза произнёс: «Господи, я раскаиваюсь. Прости меня за мою вражду к семейству Твоего Пророка. Господи, я отрекаюсь от людей, безжалостно убивших их. Я и раньше читал Коран, однако не внимал истинам, содержащимся в нём»[318].

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...