Главная Обратная связь

Дисциплины:






Вилунас Юрий Георгиевич - Рыдающее дыхание – здоровье без лекарств 9 страница



Следовательно, можно говорить о двух уровнях самоисцеления — фактическом и физиологическом:

• если вы добиваетесь ежедневно полного восстановления своего гомеостаза и полной нормализации обменных процессов, то вы чувствуете себя фактически вполне здоровым человеком (вас не беспокоят больные органы, получившие необходимое им питание, у вас нет напряжения, усталости, у вас хорошее настроение);

• исцеление на физиологическом уровне означает постепенное преодоление тех структурных изменений, которые уже произошли в больных органах (на такие позитивные изменения, означающие полное излечение больных органов, может уйти от нескольких дней и месяцев до нескольких лет).

А сейчас попытаемся дать ответ на вопрос: является ли стресс, как это утверждают специалисты, главным образом реакцией приспособления организма к окружающей среде, его защитной реакцией?

Думается, ответ здесь не может быть однозначным. Первопричиной, первоосновой включения механизма стрессовой реакции (вброса адреналина) является прежде всего внутреннее состояние организма — нарушение гомеостаза. Однако организм

устроен так, что для приведения в действие механизма стрессовой реакции осязательно нужен «толчок», который может быть представлен как внутренними факторами, так и внешними.

К внутренним факторам относится прежде всего физическое действие — а именно любое совершенное нами движение (рук, ног, туловища, когда вы меняете свое положение — встаете, садитесь, ложитесь, переворачиваетесь с боку на бок, идете и т. д.) немедленно вызывает в организме стрессовую реакцию. Сравните: «...любая активность приводит в действие механизм стресса» (Селье Г. Стресс без дистресса. М., 1979. С. 40). Установить эту связь между физической активностью и стрессом позволяет рыдающее дыхание, по силе которого можно точно сказать о величине стрессовой реакции, произошедшей в организме, и соответственно определить свои дальнейшие действия в интересах здоровья.

В этой связи следует подчеркнуть, что физическое действие, движение — единственное и универсальное, созданное самой Природой средство приведения в действие механизма стресса. Только постоянное движение обеспечивает и постоянное эффективное функционирование механизма стрессовой реакции, а следовательно, и саму нашу жизнь.

Однако наряду с физическим движением как основным фактором приведения в действие механизма стресса имеются еще и неосновные, сопутствующие факторы. К ним относятся прежде всего мысли о тех неприятных вещах, с которыми нам приходится стакиваться в жизни: в условиях, когда механизм стрессовой реакции уже приведен в действие, вброс в кровь адреналина создает благоприятные возможности для возникновения таких «неприятных» мыслей, что, в свою очередь, приводит к резкому усилению рыдающего дыхания (а это свидетельствует о том, что именно «неприятные» мысли привели к усилению стрессовой реакции в нашем организме).



Такова же роль и внешних факторов (например, горячие и холодные ванны, изменения в атмосфере, воздействие словом и т. д.); их роль также сопутствующая, то есть они могут усиливать стрессовые ре

акции, но только в том случае, если стрессы уже приведены в действие физической активностью. В противном случае внешние факторы воздействия будут лишь увеличивать нереализованные стрессы и как следствие — усиливать нервно-психическое напряжение организма.

Многократно было зафиксировано, что сила воздействия и внутренних, и внешних сопутствующих факторов на организм находится в прямой зависимости от его внутреннего состояния — степени нарушения гомеостаза и, следовательно, от уровня нервного напряжения. Так, при очень сильном нервном напряжении любой, даже слабый толчок в общественном транспорте со стороны другого пассажира воспринимается особенно болезненно, реакция неизменно бурная. И наоборот, при отсутствии какого-либо нервного напряжения и хорошем расположении духа даже значительно более сильные толчки обычно не вызывают каких-либо отрицательных эмоций. Именно такое положение довольно часто фиксировалось после проведения полного сеанса управления здоровьем.

В то же время хотелось бы отметить, что, с точки зрения эффективного обеспечения здоровья, для правильного функционирования механизма стрессовой реакции внутренние факторы имеют главное значение, а внешние — вспомогательное.

Итак, существуют специальные приспособительные реакции организма, в ходе которых повышаются защитные силы, и организм в состоянии полного здоровья, естественно, лучше сумеет защитить себя и от внешних, и от внутренних неблагоприятных воздействий. Однако было бы неправильно не видеть того, что стрессовые реакции — это реакции здоровья, происходящие в организме постоянно. Г. Селье говорил о том, что стрессовый механизм действует и во сне, то есть в условиях практически полного отсутствия непосредственного внешнего воздействия на организм, когда ему защищаться не от кого.

Понимание закономерностей функционирования механизма стрессовой реакции позволяет внести существенные коррективы в рекомендации врачей о необходимости добиваться возможно большего расслабления для полноценного отдыха. Выявилось, что, когда в организме уже началась стрессовая реакция (что фиксируется по возникновению рыдающего дыхания), то для обеспечения ее максимальной длительности (чем продолжительнее такая реакция без дополнительных физических движений, тем эффективнее процесс обеспечения здоровья) достаточно того естественного расслабления, которое появляется уже потому, что вы легли. Более того, оказалось, что сохраняющееся на фоне такого естественного расслабления организма напряжение отдельных групп мышц является важнейшим условием для максимального продления стрессовой реакции, столь полезной для здоровья.

 

Управляя рыдающим дыханием — управляем стрессами

Основной камень преткновения для традиционной медицины в правильной трактовке стрессов состоит в дилемме: полезны ли стрессы в состоянии покоя, в состоянии малой подвижности? Ответ однозначен: вредны.

Так, американские врачи К. и С. Саймонтон пишут: «Человеческий организм устроен таким образом, что, если сразу после стресса следует физическая реакция на него — человек "бежит" или "дерется", — стресс не наносит ему большого вреда. Но когда психологическая реакция на стресс не получает разрядки из-за возможных социальных последствий вашей "драки" или "побега", то в этом случае в организме начинают накапливаться отрицательные последствия стресса. Это так называемый "хронический стресс", стресс, на который организм соответствующим образом своевременно не отреагировал. И именно такой "хронический стресс", как это все больше и больше признается учеными, играет важную роль в возникновении многих болезней».

Нередко можно встретить и такую трактовку. Наши далекие предки при возникновении стрессовых ситуаций реагировали активно: спасались бегством, вступали в смертельную схватку с диким зверем и т. п. В результате адреналин «сгорал» в топке действующей мускулатуры без особых отрицательных последствий для организма.

Сейчас в условиях цивилизации так активно реагировать на стрессовые ситуации (например, попросту говоря, набить морду обидчику) невозможно. А так как человек не предпринимает активных физических действий, то адреналин устремляется к единственной постоянно работающей мышце — сердечной, резко усиливая ее ритм. В условиях покоя бешено работающая мышца сердца не получает необходимого кислорода — отсюда ишемия, инфаркты и т. п. Считается аксиомой, что лишь при активных физических действиях (бег и т. п.) соответственно активизируется дыхание и все органы и мышцы получают необходимый им кислород.

Вывод напрашивается сам собой: беда современного человека в его малой подвижности — гиподинамии. Рекомендации — соответственно этому выводу: надо больше двигаться, давать систематически значительные физические нагрузки, активно заниматься физкультурой и спортом и т. д. и т. п.

Меня всегда удивляло в подобной трактовке одно обстоятельство: ведь к постоянно работающим мышцам относится и диафрагма — главная мышца легких. Поэтому если быть последовательным, то надо признать, что одновременно с усилением работы сердечной мышцы происходит активизация и мышц дыхательных органов. Следовательно, сердце не должно испытывать недостаток в кислороде даже в состоянии покоя.

Однако почему-то специалисты не обращали внимания на эту «нестыковку». Возможно, именно потому, что в таком случае невозможно становится объяснить, почему стрессы вредны именно в состоянии малой подвижности; но тогда вся подобная концепция оказывается опрокинутой.

Правда, лишь один раз я встретил указание на то, что при стрессовой реакции усиливается работа органов дыхания. Профессор И. С. Бреслав в своей книге «Как управляется дыхание человека» (Л., 1985. С. 84-85) пишет: «Нет, болезнь века — не сам стресс. Без него нельзя: стресс мобилизует организм, повышает его устойчивость к вредным факторам и работоспособность. Болезнь века — недостаточная подвижность, гиподинамия и невозможность реагировать на стрессовую ситуацию так, как реагировал на нее когда-то наш доисторический предок.

Представим себе такую ситуацию. С вами поступили несправедливо. Наш предок сумел бы тут же проучить обидчика. Но мы не можем пустить в ход ни когти, ни зубы. А мышцы уже напряглись, сердце гонит к ним кровь, насыщенную глюкозой, гормонами и, конечно же, кислородом, который поступает из усиленно вентилируемых легких. Дыхание, таким образом, резко усиливается, хотя в этом, казалось бы, нет никакой необходимости. Другими словами, воспроизводится (правда, в уменьшенном виде) реакция дыхания на мышечную нагрузку. Однако эти подготовительные реакции срабатывают вхолостую.

При особо выраженном стрессе легочная вентиляция может повыситься настолько, что вымывание двуокиси углерода из крови становится избыточным. Данное явление — не такое уж безобидное, как может показаться: вследствие падения РС02 сосуды мозга спазмируются, и человек может даже потерять сознание».

Таким образом, оказывается, что наряду с усилившейся работой сердечной мышцы также усиливается работа мышц легких, но эта работа «вхолостую» вредна, так как нарушает правильный газообмен.

В полной мере «разрубить» подобный «гордиев узел» становится возможным лишь с обнаружением важнейшего механизма естественной саморегуляции — рыдающего дыхания.

Отсюда важнейший вывод: стрессовые реакции могут быть реализованы с пользой для здоровья и в состоянии покоя посредством рыдающего дыхания и других природных механизмов самооздоровления (прежде всего импульсного самомассажа), а гиподинамия не только не вредна, но является необходимым условием оздоровительного воздействия стрессов на организм человека с неправильным дыханием.

Необходимо пересмотреть также аксиому о том, что активное дыхание возможно лишь при значительных физических нагрузках (например, при беге), а в состоянии покоя — всегда спокойное дыхание. Оказывается, и в состоянии покоя, малой подвижности может быть не менее активное дыхание, чем при быстрой ходьбе или беге. А это позволяет реализовать стрессы любой силы в условиях гиподинамии.

Установление синхронной связи между рыдающим дыханием и проходящими в организме стрессовыми реакциями позволяет сказать, что методика управления рыдающим дыханием — это и методика управления стрессами. Более того, зная закономерности функционирования механизма естественной саморегуляции — рыдающего дыхания, можно достаточно точно сформулировать и основные закономерности функционирования механизма стрессовой реакции. Назовем некоторые из них.

Важнейшая закономерность состоит в том, что гипоталамус, регулирующий вброс адреналина в кровь и начало стрессовой реакции, функционирует по методу пульсации. Иначе говоря, вброс адреналина происходит определенными порциями, и, пока адреналин находится в крови, идет постоянная стрессовая реакция (этому моменту соответствует непрерывное рыдающее дыхание). Полная выработка вброшенного адреналина приводит к прекращению стрессовой реакции (рыдающее дыхание соответственно также сразу прекращается) и появлению короткой паузы, перерыва (1-2 секунды и более).

Другая важнейшая закономерность состоит в том, что вброс следующей порции адреналина производится гипоталамусом (точнее — по его сигналу корой надпочечников) лишь при условии какого-то совершенного физического действия (встали, сели, пошли и т. д. — именно подобные действия, как отмечалось выше, являются необходимым условием, чтобы рыдающее дыхание снова возобновилось). Кстати, это полностью соответствует учению Г. Селье, который подчеркивает, что для начала стрессовой реакции обязательно необходимо какое-либо физическое движение.

Следующая закономерность состоит в том, что с вбросом в кровь адреналина стрессовая реакция начинается с максимальной силы (в связи с объемом вброшенной дозы) — ей соответствует сильное или умеренное рыдающее дыхание, а также шумное носовое дыхание. Затем стрессовая реакция постепенно уменьшается до самой слабой — ей соответствует слабое рыдающее дыхание или почти неслышное носовое дыхание. И, наконец, стрессовая реакция прекращается совсем — это отражается в прекращении рыдающего дыхания или в задержке, паузе носового дыхания, которая может длиться от одной до нескольких секунд.

Искусство поддержания здоровья с учетом исключительной полезности стрессов для организма сводится к следующему.

Во-первых, необходимо поддерживать непрерывность стрессовых реакций в организме в период бодрствования в течение суток, по возможности не допуская даже коротких перерывов: это означает необходимость постоянно поддерживать в периоды бодрствования правильное дыхание (рыдающее или шумное носовое). Тем самым обеспечивается постоянная доставка питательных веществ во все органы и мышцы и нормальное протекание всех физиологических процессов, а следовательно, и здоровье.

Практически это выглядит так: наступает задержка дыхания — это сигнал, что в организме прекратилась стрессовая реакция. Задача состоит в том, чтобы быстрее прервать возникшую в нормальной жизнедеятельности организма паузу и возобновить стрессовую реакцию. Дабы дать толчок новой стрессовой реакции, следует сделать какое-то физическое действие (например, встать, пойти и т. д.).

Во-вторых, постоянно в течение суток поддерживать функционирование механизма здоровья на уровне стрессов такой силы, которые являются преобладающими на данном этапе для вашего организма. Скажем, у вас преобладают сильные стрессы — им соответствует сильное рыдающее дыхание, которое вы используете до полного его прекращения (предположим, оно продолжалось непрерывно 10

15 минут); совершив какое-нибудь движение (например, встали), вы добиваетесь вброса новой порции адреналина и опять используете сильное рыдающее дыхание и т. д. В результате происходит реализация сильных стрессов только сильным рыдающим дыханием при одновременном исключении умеренного или слабого. Если в организме умеренные стрессы, то надо стараться реализовать их лишь с помощью умеренного рыдающего дыхания при одновременном исключении слабого. Такая методика обеспечит высокую эффективность оздоровительного процесса.

В то же время надо избегать совсем слабых стрессовых реакции как малополезных для здоровья, не говоря уже о задержках, паузах в протекании стрессовых реакций в организме. Практически это делается так. Почувствовав, что сильное или умеренное рыдающее дыхание (или шумное носовое) переходит в слабое, не следует его продолжать, так как оно малополезно для здоровья. Надо совершить какое-то физическое движение — этим вы добьетесь вброса

в кровь новой порции адреналина, а ваше дыхание снова станет соответствовать силе стрессовой реакции, происходящей в организме. Значит, организм снова приведен в оптимальное состояние для обеспечения полного здоровья.

Если говорить коротко, то именно так в общей форме осуществляется управление стрессовыми реакциями в организме. Более подробно методика управления стрессами описана выше — это методика управления природными механизмами естественной саморегуляции.

 

Рыдающее дыхание — определитель приближающегося инфаркта и эффективное средство его предотвращения

Иногда можно прочитать, что накануне человек чувствовал себя хорошо, у него было ровное спокойное настроение, казалось, ничто не предвещало беды, и вдруг — обширный инфаркт с летальным исходом. Подобные случаи вообще не объясняются современной медициной.

Такое состояние, с которым мне самому приходилось неоднократно сталкиваться, я обозначил как высшую степень опасности для жизни: «мертвая точка»! Это действительно состояние между жизнью и смертью, физиологической основой которого является особенность функционирования гипоталамуса.

Как уже отмечалось выше, некоторые продукты питания могут или «размягчать» гипоталамус (как алкоголь, мед), или «парализовать» его (кофе, «Ундевит» и некоторые другие витамины). Однако оказалось, что возможны определенные отклонения в деятельности гипоталамуса по регулированию стрессовых реакций в организме и без какого-то видимого внешнего воздействия.

Иначе говоря, даже при постоянном употреблении совершенно «нейтральных» продуктов гипоталамус тем не менее не функционирует изо дня в день стабильно в соответствии с естественной потребностью организма. Без всяких видимых причин может произойти отклонение в его функционировании, свидетельствующее о серьезном дисбалансе.

 

Гипоталамус как бы теряет контроль над происходящими в организме стрессовыми реакциями. Вместо вбрасывания в кровь адреналина определенными порциями (дозами) по методу пульсации происходит как бы какой-то «прорыв»: кажется, что ночной отдых никогда не завершится восстановлением гомеостаза, так как адреналин «льется и льется» беспрерывно, и создается впечатление, что интенсивное стрессовое рыдающее дыхание так никогда и не прекратится (а ведь прекращение рыдающего дыхания наряду с прекращением массажа является верным критерием восстановления внутренней стабильности организма — гомеостаза). В таком случае может

произойти удлинение продолжительности ночного отдыха в 1,5 раза по сравнению с обычной нормой.

Другая крайность в функционировании гипоталамуса состоит в том, что его деятельность по регулированию вброса в кровь адреналина и управлению стрессовыми реакциями практически также полностью «отключается». Однако, если в первом случае это приводит к совершенно неконтролируемому вбросу в кровь огромного количества адреналина, то во втором случае, напротив, фактически полностью прекращается какой-либо вброс адреналина в кровь. Понятно также, что если первая ситуация не имеет каких-то отрицательных последствий для организма (по крайней мере, я такого никогда не замечал), то вторая исключительно опасна, так как подводит к последней черте, за которой смерть.

Определить момент наступления «мертвой точки» не представляет особого труда. Важнейший признак здесь — практически полная приостановка дыхания (как рыдающего, так и носового), вызванная почти полным отсутствием адреналина в крови. Но так как человек не знает закономерности функционирования механизма стрессовой реакции — механизма здоровья, то он, как правило, вообще не обращает внимания на появление симптомов «мертвой точки» и, естественно, не предпринимает срочно необходимых в этом случае мер для выведения организма из подобного состояния.

Опасность такого состояния организма в значительной мере усиливается и тем, что по своему самочувствию человек не получает в этих условиях от организма никаких сигналов тревоги (в виде появления боли в сердце и т. п.). Более того, так как сокращается до минимума вброс в кровь адреналина, то у больного вообще исчезает плохое настроение (сравните: эффект парализующего воздействия кофе на гипоталамус), и появляется ровное, спокойное настроение, исключительно благодушное и умиротворенное состояние. Однако, как говорится, это грозное «затишье перед бурей»: дальше следует удар молнии, раскат грома — и человек повержен.

Итак, каковы должны быть действия по срочному выведению организма из состояния «мертвой точки»?

Прежде всего хотелось бы отметить, что в течение трех десятилетий управления механизмом стрессовой реакции я не менее пяти-шести раз оказывался в подобном положении, что позволило найти оптимальные приемы преодоления кризисного, предынфарктного состояния организма. Сразу оговорюсь, что эти приемы использовались в условиях, как правило, полноценного ночного отдыха, когда обеспечивалось полное восстановление гомеостаза, внутренней стабильности организма.

Когда наступает опасное ослабление дыхания и появляются длительные «задержки» в дыхании, в таком случае самый верный способ — немедленно переходить к ходьбе. Под воздействием энергичных физических движений гипоталамус начинает постепенно функционировать — вначале слабо (определяется по слабому рыдающему дыханию в процессе ходьбы), потом сильнее (появляется умеренное рыдающее дыхание). Такая ходьба продолжается до тех пор, пока дыхание из «жесткого» не станет сно-ва, как обычно, «мягким», естественным, то есть до полной нормализации дыхания (это может потребовать до одного часа).

Однако может быть и другой вариант: ходьба не приводит к положительному результату — дыхание по-прежнему на грани остановки. Тогда следует перейти к ходьбе в сочетании с пробежками. Делаете это так: бежите метров десять-пятнадцать или более, пока в этом имеется естественная потребность, но как только почувствуете усталость — переходите на ходьбу. В процессе ходьбы используйте рыдающее дыхание. Как только почувствовали, что отдохнули, — снова делаете пробежку (скорость может быть различной, в зависимости от вашей естественной потребности). Причем сигналом к началу очередной пробежки является приостановка, задержка, прекращение рыдающего дыхания при ходьбе. Так, чередуя ходьбу с пробежками, вы заставляете гипоталамус вбрасывать в кровь пусть вначале и не большие, но достаточные дозы адреналина, чтобы поддерживать дыхание и пережить «криз». По прошествии 30-40 минут (иногда до одного часа) таких энергичных физических движений происходит наконец полная нормализация деятельности гипоталамуса и механизма стрессовой реакции: дыхание полностью восстанавливается.

Описанные выше варианты преодоления «мертвой точки» посредством ходьбы и ходьбы в сочетании с пробежками могут применяться и в случае, когда не было полноценного ночного отдыха, но физическое состояние вполне удовлетворительное.

Однако сложнее в том случае, если наступила «мертвая точка», дыхание практически на нуле, а ваше физическое состояние (наличие утомления, физической слабости, нежелания вообще двигаться) не оставляет никакой возможности перейти к ходьбе, не говоря уже о пробежках. Тогда сам организм подсказывает выход: надо лечь в постель и начать управлять своим здоровьем, как вы делаете это в процессе ночного отдыха. Так как каждое движение (переворачиваетесь с боку на бок, садитесь в постели, а потом ложитесь на другой бок, причем все это сопровождается импульсным самомассажем) вызывает вброс в кровь адреналина и стрессовую реакцию, то таким образом вы сознательно поддерживаете дыхание до его полной нормализации. Это может занять по времени не менее часа. Можно практиковать ходьбу по комнате.

Следует отметить, что состояние «мертвая точка» возникает, как правило, у людей слабого типа нервной системы, то есть потенциально больных людей с неправильным дыханием. Вот почему именно у них чаще всего и возникают «неожиданно» инфаркты с трагическим исходом. Конечно, летальный исход совсем необязателен, когда организм попал в такое критическое состояние. Но то, что это кончится инфарктом, если не принять срочных мер по преодолению «мертвой точки», представляется весьма вероятным, учитывя глубину поражения механизма стрессовой реакции в результате произвольного «отключения» гипоталамуса. Как представляется, все эти непонятные на первый взгляд отклонения в работе гипоталамуса на самом деле являются неизбежными проявлениями болезненного состояния организма у потенциально больных людей.

На основе всего сказанного можно сделать вывод о возможности двух вариантов в развитии инфаркта. Первый вариант: физиологической основой инфаркта (разной степени тяжести — малой, средней, тяжелой и с летальным исходом) является криз «мертвая точка», то есть фактически прекращение до критического минимума вбрасывания в кровь адреналина вследствие временного аномального «отключения» гипоталамуса. Это особенно опасный вариант, так как он предопределяется самой центральной нервной системой, а поэтому не сопровождается болью в сердце, ему сопутствует умиротворенное состояние и благостное настроение, что притупляет бдительность больного и делает инфаркт особенно неожиданным. Люди, перенесшие такой инфаркт, нередко даже и не подозревают о нем, часто переносят его на ногах (что усугубляет их положение); а врачи иногда обнаруживают это много дней спустя.

Второй вариант: физиологической основой инфаркта (а также стенокардии, ишемии) являются неадекватность дыхания сильным стрессовым реакциям, нарушение обменных процессов в организме. Так как в этом случае непосредственной причиной инфаркта является недостаток кислорода, то сердечная мышца подает сигнал боли — сигнал нарушения питания. Это позволяет вовремя принять соответствующие меры. Причем здесь можно помочь и лекарствами, которые абсолютно бессильны и бесполезны в случае «отключения» гипоталамуса.

 

Глава 4

РОЛЬ СНА И СНОВИДЕНИЙ В ПРОЦЕССЕ ЭФФЕКТИВНОГО ОЗДОРОВЛЕНИЯ ОРГАНИЗМА

 

Когда мы говорим о сне, то неизбежно речь заходит о сновидениях. Действительно, почему мы видим сны? Ученые давно бьются над разгадкой тайны сновидений. С позиций естественной медицины сон — это идеальный вариант использования нашим организмом практически всех механизмов естественной саморегуляции для приведения в действие механизма стрессовых реакций в условиях, когда сам человек не мешает этим механизмам проявляться.

Как я уже отмечал, любые движения являются важным средством приведения в действие стрессовой реакции, а, следовательно, и правильного дыхания, и показал, как можно движениями вызвать и продлевать рыдающее дыхание. Именно таким образом в течение дня, то есть в период бодрствования, обеспечивается достаточно хорошее овладение механизмами естественной саморегуляции.

Ночью организм делает то же самое сам, без вашего участия.

Эту функцию осуществляют сон и сновидения. Во время сна головной мозг выполняет сложную психическую работу по формированию сновидений, важнейшее назначение которых — запустить в действие стрессовый механизм здоровья и обеспечить полноценный восстановительный процесс.

Посмотрим на примере, как это происходит.

Наверняка каждый видел сны, связанные со спасением от какой-то опасности. Скажем, за вами кто-то гонится, вы в страхе бежите изо всех сил — носовое дыхание становится интенсивным. Наконец, вы уже задыхаетесь от бега — и тогда начинаете дышать ртом (это уже рыдающее дыхание). В процессе такого сновидения органично взаимодействуют разные механизмы естественного самооздоровления — и движения, и напряженная психическая деятельность (страх, волнения, разнообразные переживания и т. д.), и правильное дыхание. В итоге у вас в организме происходят непрерывные стрессовые реакции, а органы и мышцы получают столь необходимое для них питание. В других сновидениях вы выполняете тяжелую физическую работу или решаете сложную умственную задачу, или, наоборот, блаженно отдыхаете на природе, не забывая вкусно покушать, выпить приятные вам напитки и т. д.

Важно подчеркнуть, что процесс оздоровления всего организма во время сна будет тем эффективнее, чем в большей степени поступление питательных веществ в органы и мышцы будет преобладать над их затратами.

С этой точки зрения, сон и сновидения — великолепный природный механизм саморегуляции, обеспечивающии оптимальный восстановительный процесс при минимальных физических затратах. Действительно, что бы вы ни делали в сновидениях, все эти действия осуществляются вами только благодаря психической работе мозга. Так как затраты физической энергии с целью приведения в действие механизма стрессовой реакции при этом приближаются к нулю, то практически все поставки питательных веществ в органы и мышцы идут исключительно на восполнение и увеличение их энергетических запасов. А это и определяет высокую оздоровительную эффективность сна: чем больше энергии получили органы и мышцы, тем выше уровень здоровья в течение всего предстоящего дня.

Итак, чтобы «запустился» механизм стрессовой реакции (а следовательно, обеспечилась высокая эффективность восстановительного процесса), — необходимо, чтобы в сновидениях вы двигались. Однако, когда это произошло, поддерживать в дальнейшем действенное функционирование стрессового механизма здоровья становится возможным лишь с помощью психического напряжения, вызываемого мозгом, — когда вы сильно переживаете, волнуетесь, боитесь, гневаетесь, радуетесь и т. д. На фоне такого высокого психического напряжения создаются особенно благоприятные условия для длительного функционирования природного механизма здоровья и полноценного восстановительного процесса.

Таким образом, выявляется функциональное назначение сна: во-первых, во время сна происходит сложная работа головного мозга по подготовке и осу ществлению «запуска» механизма стрессовой реакции, во-вторых, отключается сознание человека, а, следовательно, и его возможности мешать проявляться естественным путем механизмам саморегуляции и тем или иным способом вредить своему здоровью. Таким образом, сон и сновидения в совокупности создают необходимые условия для приведения в действие природных механизмов самооздоровления, но уже на уровне саморегуляции.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...