Главная Обратная связь

Дисциплины:






Приятие — неприятие



Улыбаться — это не все

Карнеги говорит: улыбайтесь. И американцы улыбаются. Они улыбались и до него. Наверное, это совет для европейцев. Потому что нам, особенно тем, кому грозил ГУЛАГ или «тот свет», было не до советов выходцев из Нового Света. У американцев есть еще и Уильям Джеймс, великий психолог, который говорил: «Мне весело, потому что я смеюсь». В противовес распространенному мнению, что я смеюсь, потому что мне весело. И это было не литературной находкой, а легло в основу его труда по теории эмоций. И было это до Карнеги.

Мы за улыбку, даже в том случае, если это, выражаясь словами Сеченова, улыбка Гарибальди, когда его гонят за излишнюю любовь к Родине. Или даже тогда, когда улыбка — приправа к проданному товару. И уж тем более не против, когда улыбается вся нация. Улыбка, вне сомнений, нужна, чтобы располагать к себе людей.

Но Карнеги написал свой бестселлер до того, как в обиход вошел термин «приятие». И очевидно, что та улыбка, о которой говорит Карнеги, это знак приятия человека. Я хочу с тобой общаться, ты мне приятен. А хмурое лицо — «к нам не подходи, к нам не подходи, к нам не подходи, а то зарежем!» или «но сурово брови мы насупим, если враг захочет нас сломать» — знак неприятия.

Итак, знаки неприятия и приятия. Опять конфликтогены и синто-ны. Разберемся в них подробнее. Сначала знаки неприятия.

К ним в первую очередь относится, как уже говорилось,

Хмурое лицо.

Или даже не хмурое еще, но слишком серьезное, сосредоточенное. Человек и хотел бы, чтобы с ним общались, и даже бывает, что, когда к нему с улыбкой обратятся, он тоже улыбнется и обрадуется нашему обращению. Но он привык не улыбаться, как американцы привыкли улыбаться. Так у нас «прилично», так принято. Взглянем на наших людей в метро. Все хмурые, напряженные, озабоченные — к нам не подходи! Ну и не подходят. А то действительно если не зарежет, то заколет осуждающим презрительным взглядом. Как обдаст тебя презрением. Страшно же. Все смотрят не друг на друга, а в пространство между головами. А если и друг на друга, то как на недруга. Но люди сторонятся хмурых и серьезных. И все друг друга сторонятся. К кому скорее обратятся с вопросом о том о сем? К улыбающемуся. А к хмурому — нет. На хмурого взглянешь — и сам хмуришься. И мы, получается, нация хмурых.

Я отнес хмурость к конфликтогенам условно. Сразу, конечно, конфликта не будет. Но все-таки хмуриться — значит лить воду на мельницу напряженности. Пустячок, а неприятно(вот как!).

Люди хмурятся не только по инерции, но и из-за боязни контакта. Ну да, действительно, а вдруг провокация. Ему бы своего добиться, а потом не женится. А вдруг заманит, а потом убьет, а вдруг она окрутит, а потом посадит. Черный юмор, скажете? Черный, но не юмор, а страх. Мы нация запуганных. Перестанем наконец ими быть. Пусть не улыбка, а на полпути к улыбке — ненапряженное лицо. Вот бы хорошо датчик поставить, и коль скоро человек хмурится — небольшой удар электрическим током. Но разве это не удар током — вакуум вокруг, одиночество. Хватаешься за трубку при первом же сигнале телефона. Или выжидаешь сладостно четыре приличных гудка, чтобы не произвести впечатления одинокого и «ждущего не дождущегося», чтобы кто-нибудь позвонил. Пусть воспоминание об этом сыграет роль отрицательного подкрепления вместо удара током.

Не хмурьтесь. Улыбайтесь — по Карнеги.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...