Главная Обратная связь

Дисциплины:






Иванушки International



 

Летом 1994 года из Сочи в Москву приехал Андрей. У него заканчивалось заочное обучение в ГИТИСе и начиналась сдача диплома. Остановился он, конечно, у своего московского друга Игоря Сорина. С утра они разбегались каждый по своим делам, так как и у одного и другого была пора государственных экзаменов. Вечерами шумной компанией они собирались на кухне Игоря и вспоминали о своих похождениях по «белому свету», но все эти разговоры сводились к одному: «А что же дальше? Как продолжить свою артистическую карьеру здесь, в России». Каждый делился своими планами. Вот тогда-то Андрей и рассказал Игорю о своём знакомстве в Сочи с известным продюсером Игорем Матвиенко, и о разговорах о создании молодёжной эстрадной группы. Но шло лето, ребята были заняты по уши своими экзаменами, и в голове пока что было только одно: «Скорей, скорей бы всё это закончилось». А закончилось всё это бурно и весело – свадьбой Антона Дёрова с выпускницей Щукинского театрального училища Ноной Гришаевой. Гуляли тогда и гнесинцы и щукинцы вместе, заодно и обмывали свои новенькие долгожданные дипломы актеров драматических театров и актёров музкомедии.

Медовый месяц «молодые» решили провести в Одессе, на родине Ноны, где жили её родители и многочисленные друзья. А в своё свадебное путешествие они взяли Игоря, потому что настолько сдружились, что уже не мыслили провести и дня без юмора и приколов друг друга. Это было самое счастливое лето в их жизни. Была свобода, было море, была дружба, была любовь, был диплом в кармане, была дорога и право выбора. А ещё все они были молоды, красивы и полны радужных надежд. Но отдых, как прекрасный сон, закончился быстро. В августе ребята возвратились в Москву и каждый занялся своим делом.

Нона Гришаева получила распределение в театр им. Вахтангова. Антон Дёров вернулся в театр им. Моссовета. Ну, а Игорь продолжил работу в театре «Учёная обезьяна» и на съёмках телепередачи «Сам себе режиссёр». Но думал он о чём-то цельном и постоянном. Надо было идти пробоваться в музыкальный театр: либо в ТЮЗ, где под руководством А Коневского работал почти весь его бывший курс, вместе с Валей Смирновой, Элочкой, Натальей Баранниковой, Лёшей Косаревым и другими; либо идти в оперную студию, учиться пять лет, и делать карьеру оперного певца; либо продолжить работу с Антошкой Дёровым над созданием своего альбома и пробиваться на эстраду. В общем голова шла кругом от этих дум. Но думы думами, а жизнь шла своим чередом.

В августе 1994 года, ребята почти закончили работу над своим сольником. Проект они назвали «С.Д.» (Сорин, Дёров). Туда вошли почти 10 песен. Их первым продюсером стал Лёва Ярославцев, удивительно яркий, интеллигентный молодой человек, безумно влюблённый в эстраду. У него был свой маленький бизнес, и те небольшие деньги, который он приносил ему, Лёва вкладывал в Антошку и Игоря. В этих двух бесшабашных, но талантливых балбесов с прекрасными голосами, надеясь на то, что в скором времени они станут лучшими на нашей эстраде. Лёва продолжил забытые традиции русских меценатов Мамонтова и Саввы Морозова, которые вкладывали свои деньги в талант, не подчиняя его себе и не превращая его в свою собственность.



Всё свободное время он проводил с ребятами и был для них другом, советчиком и старшим братом. Это он, бог знает какими путями, снял для них студию звукозаписи Льва Лещенко, где мальчишки профессионально с музыкантами из Гнесинки записали «Шум дождя», «Лунный блюз», «Ай белив», «Золотую ворону», «Волшебные очки» и модный тогда рэп «Как бегут года».

Своё первое детище они понесли Ларисе Долиной, но она, прослушав их песню, сразу вынесла свой приговор: «Это актёрская песня, и она сейчас никому неинтересна и не нужна». Тогда ребята обратились на радио, но там ответили: «Это не формат. Ваша музыка попахивает мюзиклом. Это просто саундтрэк к мультфильмам, либо к спектаклю. Ваши песни слишком поэтичны и иллюстративны. Нам бы что-нибудь попроще». Вот как Антон и Игорь получали свой первый «щелчок по носу». Они поняли, что для нашего шоу-бизнеса нужно «Два прихлопа, три притопа, деньги, да ещё чье-то имя. Вот тогда это будет стоить очень дорого». К сожалению, наша эстрада в тот период Перестройки, когда на поверхность жизни выплеснулась серая масса, встала на путь её низкопробных вкусов. Талант и профессионализм отошли на задний план. Сцену заполнили смазливые мордашки, ну а голос стал делом техники.

Осенью 1994 в Москву вновь приехал Андрей и, как обычно, остановился у Игоря. Вот тогда-то он вновь напомнил ему о встрече с Матвиенко и об идее создания эстрадной группы. Конечно, изначальный проект был задуман под Андрея. Хотели создать на эстраде образ рыжего весёлого удачливого парня, который всё может. Но, не обладая ни голосом, ни слухом, Андрей один вытянуть этот проект не мог, нужна была опора. Нужен профессионал, который на первых порах взял бы все на себя.

Вот тогда Андрей и обратился к Игорю, зная, что уж он-то точно сделает то, что надо. Причем Игорю сказали, что это будет не простая эстрадная группа, а это будет шоу со светом, звуком, живой музыкой и театрализацией. Игорь загорелся идеей. «Вот, наконец, пришло то, о чем так мечталось,- думал ОН,- вот, где можно будет проявить себя во всем, да еще и заработать, а потом и свое что-то создать».

Вскоре был объявлен конкурс, и к нашим двум ребятам решено было подобрать хорошенькую девочку, потом ещё одного мальчика и ещё двух девочек. И, наконец, остановились на том, что в труппе должны быть три мальчика. Третьим стал Кирилл. Этот состав и был утверждён 10 ноября, в день рождения Игоря. В тот самый день, когда у него дома собрались все его друзья, и праздновали они этот день рождения без именинника. Но это было в духе Игоря, и на это мало обратили внимания, все ждали сюрприза и веселились.

К 12 ночи явился весь сияющий «сюрприз» И с порога заявил: «Ребята свершилось! Проект утверждён. Создана новая группа. И я в ней. Я ухожу в шоу-бизнес». А в ответ ему - тишина. Все расценили этот шаг Игоря, как предательство высокого искусства, которому учились и хотели служить. «Ребята! Да вы что! Если я стану знаменитым, я вас вытяну!» Но все как-то вдруг заспешили по своим «неотложным делам» и быстро разошлись по домам. У Игоря был шок, он никак не ожидал такой реакции от своих друзей. Тогда он ещё не понимал, в какую упряжку впрягся.

Силы и возможности этой тройки были абсолютно разными. Если бы Игорю предложили сольный проект - это была бы звезда мировой величины, но увы, судьба распорядилась иначе. Ему бы в этой тройке надо было научиться ходить в ногу, а не рвать вперед, но он был другой масти и не умел топтаться на месте. Силы были слишком неравны. Рано или поздно эта тройка все равно бы развалилась. Но кто об этом тогда думал? Игорь пребывал в эйфории. Ему казалось, что перед ним открылись новые горизонты, впереди он видел вершину, которую нужно покорить. Он весь напрягся, готовясь к новому прыжку: впереди его ждала новая жизнь, и он весь отдался ей. Перед уходом на эстраду Игорь советовался со своими друзьями и, в первую очередь, с Людмилой Конкордьевной. Все были против, а любимый педагог просто в ужасе, она как в воду смотрела, сказав ему: «Ты вернешься когда-нибудь со своей эстрады, потому что тебе там нет места».

Начались репетиции, Игорь горел планами и интересными идеями. Андрей стал заниматься постановкой танцев. Они были до смешного просты и походили скорее всего на производственную гимнастику: притоптывания в такт музыки и широкие взмахи руками. Понять и запомнить так называемый рисунок Андрюшиного танца Игорю было не просто, он всё норовил усложнить его, делая вместо одного движения три, и это вызывало недовольство «балетмейстера» (так Игорь в шутку называл Андрея).

Кирилл же всё копировал, не споря. Танцевальные репетиции длились часами, Андрей добивался синхронности, и ребята дергались, как на шарнирах, - всё это выводило Игоря из себя. Но зато во время вокальных занятий он отдыхал. С Андреем и Кириллом пением занимались отдельно - надо было хоть немного развить их голоса. А когда началась работа в студии, Игорю хватало всего несколько часов, чтобы записать свою партию, он, как профессионал, записывался с ходу. Ребятам же требовались недели, так как записывать и обрабатывать приходилось каждую фразу. Что и говорить, силы были не равны. В таких муках прошло где-то месяца три.

Как-то зимой раздался междугородний звонок, Игорь поднял трубку и, улыбаясь, начал говорить по-польски. Звонил Януш Юзефович из Варшавы. Он приглашал его продолжить работу в «Метро». Тогда труппа готовилась к гастролям во Франции, а затем и в Европе. Предложение было очень лестное, но для Игоря это был уже пройденный этап. «Спасибо, Януш, но я буду делать свою карьеру в России. До свидания, я всех вас люблю», - ответил он.

В январе 1995 года Андрей попал в автокатастрофу, у него был двойной перелом костей таза. Почти месяц он пролежал в институте Склифасофского. Игорь сутками пропадал у него, ухаживая за другом, а на реабилитацию взял к себе домой в однокомнатную квартиру, где жил с Сашей. Тогда у меня сразу стало трое взрослых детей, которых надо было обласкать и накормить. Я работала и готовила «котлы» на всех. Наш дом наполнился людьми знакомыми и незнакомыми. Постоянно кто-то приходил и уходил, было шумно и весело. Один раз приехала навестить Андрюшу его мама. Видя, что с Андреем всё в порядке, обращаясь ко мне, она сказала: «Я так рада, что у него всё идёт на поправку, вы обязательно кормите его супчиками». «Конечно, конечно ... », - отвечала я. Потом за мамой приехала Юля сестра Андрея. Она тогда работала в Сочи медсестрой и думала, что её помощь пригодится брату в Москве. Помню вошла к нам эдакая провинциальная красавица, дородная, в два раза больше нас, в короткой юбке и с кудрями. С ней в квартире Игорька всех стало как-то больше. Эта кавалькада Андрюшиных друзей и друзей Игоря тусовалась у нас почти полгода, а в общем-то, для Игорька это было семь месяцев бездействия и безденежья.

С Андрюшей приходил заниматься вокалом молодой церковный регент, и когда Рыжий начинал распевать гаммы, то из квартиры надо было всем бежать. Однажды этот маэстро в отчаянии забежал к нам, сел на пол, обхватив голову руками, крикнул: «Не пел и петь не будет!». Больше этого регента я не видела. Но Андрей продолжал заниматься самостоятельно, и из квартиры Игорька еще долго доносил ось мучительное освоение гамм: «А ... а ... а ... а ... а». Это мне всегда напоминало кадры из фильма «Веселые ребята», только на пианино не хватало большого блюда с сырыми яйцами.

Однажды Андрей попросил Игоря написать ему песню. И тот не долго думая написал «Подсолнух» _ такие шуточные теплые стихи, и их быстро положили на музыку.

Подсолнух

Подсолнух в синих волнах,

Оранжевый подсолнух,

Подхваченный течением

К экватору плывет.

Пучиною не сломленный,

Хотя слегка поклеванный,

Плывет такой весь солнечный

Такой вот идиот.

Оранжевые рыбы, оранжевые птицы,

Оранжевый подсолнух качался на волнах,

Такой себе вот олух - оранжевый подсолнух,

Оранжевый подсолнух и солнце в небесах.

И птицы из окрестностей,

И рыбы этой местности

Кружатся у подсолнуха

И семечки клюют.

А он такой весь солнечный,

Такой себе подсолнечный,

Плывет таким вот олухом

И песенки поет.

Кувшинки вроде белые,

Кораллы вроде красные,

А этот блин оранжевый

Разлегся на волнах.

Такое изобилие _

Кругом кишат рептилии,

Оранжевый подсолнух

И солнце в небесах.

И птицы из окрестностей,

И рыбы этой местности

Кружатся у подсолнуха

И семечки клюют.

И сразу все меняется,

Все резко изменяется,

Все смотрят, удивляются,

Себя не узнают.

и.Сорuн.

 

Безделье начинало раздражать Игоря и чтобы хоть немного заработать и занять себя, он обратился к И. Матвиенко за разрешением продолжать съемки с ребятами из «Учёной обезьяны» в телепередаче «Сам себе режиссёр». И в то же время Григорий Гладков пригласил его на запись своего знаменитого «Незнайки». Игорек так задорно исполнил основную песенку Незнайки, что без улыбки слушать ее невозможно.

Игорь тогда был готов на любую работу, лишь бы не сидеть без дела, но по контракту он не имел права откликаться на какие-либо предложения со стороны. И только тогда он стал понимать, что лишился главного - свободы.

К весне 1995 года Андрей наконец-то освободился от костылей, и ребята чаще стали выезжать на репетиции. Записали «Вселенную», затем «Малину» И «Этажи».

Остаток 1995 года и весь 1996 год группа провела в репетициях и в выступлениях на школьных дискотеках и в ночных клубах, практически бесплатно, ничем не выделяясь из множества других попсовых групп.

 

У нас такой балаганчик, театр на троих. Мы делаем свое маленькое представление. Очень хочется, чтобы в дальнейшем на наших концертах был шикарный звук, свет, потрясающие костюмы, чтобы было шоу, как поет Фредди Меркюри «никогда не кончалось».

Сорин

 

В этот первый год работы на эстраде Игорёк очень сблизился с Игорем Матвиенко. Они часто встречались, дружили семьями. Это был удивительный альянс двух талантливых людей: учителя и ученика, композитора и исполнителя. Он бы мог принести необыкновенные плоды с выходом на Запад, на международные конкурсы. Безусловно, прекрасным плодом их дружбы явилось создание «Туч».

Наконец, Игорю дали возможность солировать и петь во всю мощь своего голоса (альтино). Под Питером сняли клип, в котором он проявил себя и как актёр, и как певец с невероятным диапазоном голоса. Это была бомба в шоу-бизнесе. После премьеры клипа «Тучи» группа проснулась знаменитой. Голос Игоря, наконец-то, вывел её из той массы бесконечно серых групп, которые впустую топчатся на нашей эстраде. Но об этом почему-то не принято было говорить в «Иванушках». Да, клип принёс Игорю дикую популярность. Его узнавали везде, публика готова была носить его на руках, а он страшно боялся толпы и перед выходом на сцену безумно волновался, просто до колик в животе. Потом вдруг в секунду брал себя в руки, выходил на сцену и овладевал залом. Игорь обладал невероятным магнетизмом и мог сосредоточить всё внимание на себе. В тот момент ему никто был не нужен на сцене. Он всю её заполнял собой. Единственно, что он хотел, так это только петь, петь всё новые и новые песни, не для себя, не для своей славы, а для всех, но увы, в шоу-бизнесе другие правила.

 

Популярность – это ничто. Все это фигня то, раскручивают вокруг твоей персоны. Нет, главная задача творчества и шоу-бизнеса – оставаться самим собой и творить свой внутренний мир: защищать его, окружать его достойными людьми – больше красок, больше неба, больше природы, больше гармонии, больше поэзии…

Сорин

 

Альбом был сделан, прошёл проверку, теперь вперёд - страна большая. Можно гонять его год, два, три. Мальчики работают, денежки идут. Машина была запущена.

Игорь превратился в «Золотую антилопу». Группа месяцами пропадала в Сибири и на Дальнем Востоке, выступали в областных театрах, цирках, стадионах, давали по два, а то и по три концерта в день.

Самостоятельность Игоря и его растущая популярность наверное стала причиной конфликта в «Иванушках». Андрея и Игоря связывала давняя дружба, они вместе работали над концертами, брали основную нагрузку на себя, но Игоря огорчала и приводила в недоумение перемена в отношениях Андрея к себе и другим. Тот стал все чаще и чаще брать на себя функции директора группы, чувствовал себя старшим, мог карать и миловать. Споры возникали на почве профессиональности концертов. Ребята перестали понимать друг друга. Об этих спорах и разногласиях конечно стало известно И. Матвиенко.

Однажды сын вернулся из очередных гастролей уставший и расстроенный: «Мама, Матвей со мной не разговаривает, даже не замечает, и не здоровается! Я не знаю, что я сделал». Это отчуждение учителя и друга больно ударило по самолюбию сына. Он страдал. Ему казалось, что все стало рушиться. Он терял друзей, а главное, уходила та атмосфера дружбы и взаимной поддержки, которая была вначале.

- Мама, мой голос никому не нужен, а я не могу шептать в микрофон. Что мне делать?

Я понимала, что в такой атмосфере Игорь работать долго не сможет. В маленьких актерских коллективах, где силы не равны, конфликты неизбежны.

- Ты забыл своих старых друзей. Не теряй связи с ними. Они твоя отдушина, твоя вторая семья, держись за них.

Игорь был благодарен мне за эту подсказку и больше не упускал своих друзей из вида, постепенно закрываясь от своих коллег по работе.

 

Песенка о дружбе

Конь очень гордый, умная кобра,

Пес самый верный,

Слон самый добрый

Шли темным лесом за красным солнцем.

Трудно и сложно, мерзнет их кожа,

Но греет дружба и светит солнце.

Солнышко, солнышко - маленькое зернышко.

Бусинка янтарная в небе голубом.

Пусть проходят дождики и сверкают молнии,

Мы с тобой за солнышком рядышком пойдем.

Конь очень гордый, умная кобра,

Пес самый верный, слон самый добрый

В сторону солнышка взяли дорогу ...

Дружбы секреты, дружба до гроба.

Солнышко, солнышко –

Желтая оса,

На губах улыбка,

А во рту - слеза.

И. Сорин

 

 





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...