Главная Обратная связь

Дисциплины:






Смотря правде в лицо



 

— Заходи, — произносит Кортни, открывая входную дверь.

— Привет. Дома еще кто-нибудь есть?

— Нет, только ты и я.

— Хорошо.

— Присаживайся, — говорит она, когда мы заходим в гостиную.

— Прости, — бурчу я, не поднимая глаз от своих рук.

— Это все из-за поцелуя? Мне очень жаль, я даже и не предполагала, что он это сделает. И я никогда не думала, что это расстроит...

— Все в порядке, я не злюсь на тебя, — спокойно отвечаю я.

— Правда?

— Ну конечно же нет, — говорю я, и смотрю на ее улыбающееся лицо.

После нашего с Калебом разговора, я позвонила Кортни и напросилась в гости. Я знаю, она думала, что я злюсь на нее, но это не так. Мы слишком через многое прошли вместе. Честно сказать, я даже не злюсь на Калеба. Единственный человек, к которому у меня есть это чувство — я сама. Я никогда особо не увлекалась парнями, вот почему мы с Риком продержались недолго, и вот почему я сейчас в таком замешательстве. Я ни разу не чувствовала ничего подобного, как во время поцелуя Калеба и Кортни. Я злилась, потому что не понимала и не хотела этих ощущений. Я была испугана. Я не имела в виду того, что сказала Калебу и знаю, что теперь, пока я не разберусь в себе, он будет держаться от меня подальше.

— А в чем тогда дело? — спрашивает она, глядя на меня.

Кортни — единственный человек, с которым я могу быть честна. Поэтому, я устраиваюсь поудобнее и рассказываю ей все, начиная с первого дня, когда Калеб поселился в моем доме и заканчивая нашим недавним разговором.

— Вау.

— Я не понимаю, — говорю я.

— Хочешь, я скажу тебе правду?

— Нет, но я уверена, что ты все равно это сделаешь.

— Я думаю, что он тебе нравится.

— Нравится, он не так уж и плох, по правде сказать...

— Нет, я имею в виду по-настоящему, с чувствами...

— Что?

— Ну же, Эдди, как ты можешь не замечать этого?

— Но он же придурок, и бесит меня, — раздраженно говорю я.

— Но помимо этого, он сделал для тебя и много хорошего, — глубоко вздохнув, отвечает она. — Да, он придурок, но все парни такие. Подумай о чем-нибудь другом, кроме розыгрышей. Вспомни, как он вступился за тебя на вечеринке, и прикрыл перед отцом. Он починил твою машину, даже не смотря на то, что ты укусила его и сказала, что он тебе не нравится. А что он сделал на уроке химии только для того, чтобы ты не оконфузилась. Зачем ему все это делать, если он просто придурок?

— Не знаю, — ворчу я.

— Послушай, нравится тебе это или нет, но он не такой уж и плохой и, по правде сказать, не заслуживает всего того, что ты наговорила ему сегодня...

— Ты права, но что касается того, что у меня к нему есть чувства, ну, я не уверена. Что-то точно есть, мне просто нужно время, чтобы понять, что именно.



— В любом случае, тебе нужно все исправить.

— Ненавижу, когда ты права, — бурчу я, прикрывая глаза руками.

— Тогда у тебя, должно быть тяжелая жизнь, потому что я всегда права...

— О, только не это, — говорю я, убирая ладони, чтобы посмотреть на нее.

— Как хочешь. Если ты чувствуешь себя получше, то, может, мы пойдем и поедим, а то я умираю с голоду...

— Хм, ты определенно не умираешь с голоду. На самом деле, ты никогда даже близко не была к этому.

— Вообще-то, я очень близка к этому сейчас, так что пошли поедим пока я и на самом деле не сдохла, — говорит она, с ухмылкой на лице.

— Ты и вправду уникум.

— Ты уже это говорила.

С этими словами, она спрыгивает с кровати.

— Корт...

Она останавливается.

— Да?

— Спасибо, — говорю я и обнимаю ее.

— Всегда пожалуйста, очаровашка.

* * *

НЕДЕЛЮ СПУСТЯ

С момента нашей «ссоры», прошла неделя и один день. Да, признаюсь, я считала. Между нами при встречах, что происходит не так уж и часто, чувствуется какая-то неловкость. После того, как я вернулась в прошлую пятницу домой, Калеба уже не было. Это меня порадовало, потому, что в тот момент я не была готова встретиться с ним лицом к лицу. Но он отсутствовал и в субботу, и в воскресенье. По словам его отца, он ночевал у друга. Это, наверное, кодовое слово для того, чтобы переспать с кучей девиц. Знаю, Калеб признался, что у него была только одна девушка, но я в это не верю. В понедельник, он, наконец-то, появился в школе, но отношения между нами лучше не стали. Мы пересекались в коридорах, но он даже не смотрел на меня. Понятно, что я сказала ему довольно обидные вещи, но, на мой взгляд, он ведет себя немного драматично, и это меня раздражает. Будучи взрослым человеком, я тоже стала игнорировать его и даже попросилась пересесть на химии за другую парту. Так продолжалось всю неделю — мы не обращаем внимания друг на друга, а он проводит все вечера со своими «друзьями». Это было нелепо и смешно для всех остальных, но если ему так нравится, то я не собираюсь ничего менять.

К сожалению, сегодняшний вечер будет еще более неловким. Папа решил, что мы с Калебом отправимся на вечернику вместе. Он не хотел, чтобы я ехала так далеко одна. Они с Биллом собираются появиться пораньше, потому что, ну конечно же, у них работа. Так что, я собираюсь, а Калеб сидит и терпеливо ждет меня внизу.

Кортни предложила, чтобы я уложила волосы в пучок. Так, по ее мнению, они будут великолепно смотреться с серым платьем. Я рада, что прислушалась к ней хоть раз, потому что выглядит и вправду отлично.

Собравшись, я медленно спускаюсь по лестнице, внутренне подготавливая себе к встрече с Калебом. В гостиной, я замечаю, как несколько секунд он изучает меня, а потом уже привычно равнодушно смотрит в глаза.

— Ну наконец-то, — говорит он, обходя меня и направляясь к входной двери.

Я знаю, ночь будет длинной. Он даже не поднимает на меня взгляд, когда я сажусь в машину. Просто громко включает радио и так в молчании мы и начинаем свою сорокаминутную поездку.

Я так рада, когда через десять минут, на телефон приходит сообщение от Блейка. С улыбкой на лице я открываю его и читаю.

Как вечеринка?

Нажимаю на «ответ», намереваясь отправить ему смс. С того дня, как я дала ему свой номер телефона возле торгового центра, мы переписываемся каждый день. Оказалось, что он не такой уж и плохой парень. Судя по всему, он не ожидает от меня слишком много, и нам было весело, поэтому я согласилась сходить с ним завтра на свидание.

Пока еще не доехали.

Отвечаю я и кладу телефон на колени. Я ничего ему не говорила о Калебе, потому, что не хотела отпугнуть еще одного парня. На моем лице появляется ухмылка, когда я замечаю, что пару раз Калеб пытается заглянуть в переписку. Я также обратила внимание на его сердитый вид, когда мой телефон завибрировал снова.

Чем будем завтра заниматься?

Честно сказать, я и сама не знаю. Наверное, я не так сильно взволнована предстоящим свиданием, как должна бы. Но... ничего не могу с этим поделать. Блейк отличный парень, но я совсем не думаю о нем, когда его нет рядом. С ним приятно поболтать, но не уверена, что этого достаточно. Я ловлю себя на том, что постоянно сравниваю его с Калебом, и это начинает меня бесить. Может, после завтрашнего свидания все измениться.

Удиви меня.

— Ты можешь заткнуть эту штуку, она мешает мне слушать радио, — жалуется Калеб, снова глядя в мой телефон.

— Почему бы тогда его не выключить? — ехидно отвечаю я.

— А почему бы тебе не пойти пешком?

— Знаешь, что, — говорю я, глубоко вздохнув, и несколько секунд просто смотрю ему в глаза. — Останови машину!

— Что?

— Я сказала останови машину...

— Не будь смешной.

— Останови, или я выпрыгну.

— Не выпрыгнешь.

— Один, два...

— Хорошо.

Калеб останавливается на обочине. Не имею понятия, о чем я думала, все-таки мы находимся на самой пустынной дороге из всех, что я видела. Не видно никаких машин и нет ни малейшего признака человеческой жизни. Просто я так разозлилась, что мне захотелось оказаться подальше от него и тупого грузовичка.

— Спасибо, — говорю я, выпрыгивая из машины.

— Ты серьезно? — спрашивает он и до меня доносится звук открываемой дверцы.

Я игнорирую его и продолжаю идти вперед.

— Ты собираешься идти пешком?

— Да.

— До самого конца?

— Да.

— Ты даже не знаешь, куда идешь.

— Как-нибудь разберусь, не волнуйся.

— Эдди, садись в машину, — со вздохом говорит он.

— Нет.

— Я не собираюсь оставлять тебя здесь одну...

— Почему, тебе же все равно, — с хмурым видом отвечаю я.

— Я никогда не говорил, что...

— Но тебе все равно, — с грустью в голосе произношу я.

Не знаю почему, но мысль об этом беспокоит меня. А тот факт, что я не уверена, так ли это на самом деле, раздражает.

— Если ты не вернешься в машину, я сам затащу тебя в нее...

— Не затащишь...

— Напомнить тебе прошлый раз? — говорит он, обрывая меня.

— А тебе? — спрашиваю я, разворачиваясь к нему с ухмылкой на лице.

— Даже если ты укусишь меня.

Я стою, не сдвинувшись ни на шаг.

— Ладно, один, два...

— Хорошо!

Я мчусь к машине, залезаю в нее и хлопаю дверью. Он медленно бредет обратно, садится на свое место и около минуты просто пялится на меня с улыбкой на лице, в то время как я смотрю прямо перед собой.

— Что? — спрашиваю я, когда мне это надоедает.

— Ты и вправду собиралась идти пешком в этих туфлях? — интересуется он, хихикая про себя.

— Нет, я рассчитывала на твои угрозы затащить меня обратно, — отвечаю я, пытаясь сдержать улыбку.

Калеб заводит машину, и мы трогаемся с места.

— Пристегнись, — последнее, что он говорит до того, как мы прибываем на вечеринку.

* * *

Все проходит именно так, как я и ожидала. Мы находимся в каком-то шикарном клубе, у черта на куличках. Даже не сомневаюсь в том, что папин босс арендовал его на весь вечер. Я сижу за столом, раздраженная тем, что Калеб опять меня игнорирует. Не имею понятия, почему это так меня беспокоит. Одним словом, все точно также, как и на двух вечеринках, которые я посещала до этого. Мне скучно.

— Привет, — раздается голос, который вырывает меня из мыслей.

Обернувшись, я вижу довольно высокого парня, я бы сказала, что его рост не меньше шести футов[33]. У него русые волосы, слегка нависающая над голубыми глазами челка, чистая гладкая кожа, а рубашка не скрывает того, что он является обладателем приличного пресса. У меня нет особого настроения разговаривать с ним, но когда я замечаю, что Калеб бросает на нас гневные взгляды, решаю сделать его своим лучшим другом.

— Привет, — отвечаю я с улыбкой на лице.

— Не занято? — вежливо интересуется он.

Калебу стоило бы поучиться у него.

— Нет, свободно.

— Итак, — я поднимаю на него взгляд.

— Итак, — говорю я, не зная, что еще сказать.

— Как-то все неловко.

— Типа того, — отвечаю я, и мы взрываемся смехом.

— Меня зовут Джейсон...

— Подожди, ты сын Теда? — в недоумении спрашиваю я.

— Точно, — говорит он, с огромной улыбкой на лице.

— Прости, совсем не признала тебя.

— Не переживай, ты не первая. Я уже не тот странный сопливый ребенок, — хихикает он, и я присоединяюсь к нему.

— Нет, определенно нет. Твой отец устроил хорошую вечеринку, — сильно преувеличиваю я.

— Правда? А я думаю, что они все скучны.

— Честно признаться, я тоже, но папа заставил меня прийти.

— А как ты думаешь чувствует себя ребенок босса? Я посещаю около трех в месяц. Судя по всему, меня готовят к тому, чтобы возглавить семейный бизнес, — говорит он, закатывая глаза.

— А ты этого не хочешь? — с симпатией в голосе, интересуюсь я.

— Я хочу быть дантистом.

— Ну, это объясняет, почему у тебя красивые зубы.

— Спасибо, — хихикает он.

— Не за что.

— Вообще-то, я подошел к тебе, чтобы извиниться.

— За что?

— За историю с шоколадом на последней вечеринке...

— В этом не было твоей вины, — говорю я, сразу же вспоминая первоначальную причину, по которой я не возлюбила Калеба.

— Была. Это я устроил тот розыгрыш...

— Прости? — шокировано спрашиваю я.

— Но не для тебя, а для тупицы-помощника отца. Он всегда находит способ, чтобы унизить меня перед ним, поэтому я хотел отомстить. Предполагалось, что в дверь войдет он, а вместо этого появилась ты, — говорит он, сгорая со стыда.

— Но Калеб сказал...

— Да, я знаю. Слушай, я тогда, вроде как, был влюблен в тебя, и мне было очень неловко за то, что я сделал. Я уже собирался признаться, но сын Билла взял всю вину на себя. Я не хотел, чтобы ты меня возненавидела меня, поэтому просто промолчал, но это беспокоило меня все эти годы. Вот только до сегодняшнего дня, я так и не увидел тебя снова.

— То есть, Калеб этого не делал?

— Кто?

— Сын Билла, — говорю я, понимая, что он не знает его имени.

— Нет. Я спросил его, зачем он это сделал, но парень просто вылил остатки шоколадного соуса мне на голову и ушел.

— Да, это похоже на него.

— Прости, но меня зовут.

Я замечаю, что отец машет ему рукой. Увидев, что я смотрю, он приветственно машет и мне. Я отвечаю тем же, а потом поворачиваюсь к Джейсону.

— Ну, так что, ты на меня не злишься? — застенчиво спрашивает он.

— Нет, — говорю я, глядя на Калеба и улыбаясь. — Спасибо за честность.

— Не за что, мне сразу стало легче, как будто с плеч упал тяжелый груз. Еще увидимся, Эдди.

— Пока.

Мои глаза снова начинают искать Калеба. Не понимаю, почему он позволил мне злиться на него все это время, когда просто мог прояснить все в первый же день, после переезда.

* * *

Вторая половина вечеринки была не менее скучна, чем первая. Все это время меня представляли либо «моя дочь», либо «дочь Алана». Я пыталась подловить момент и поговорить с Калебом, но это оказалось, как никогда трудно. После того, как босс решил толкнуть мне целую речь насчет того, какой мой отец замечательный и как я должна гордиться им, меня, наконец, оставили одну. Мое лицо озаряется улыбкой, когда я замечаю, как Калеб пытается ускользнуть из клуба через черный вход.

— Сваливаешь? — интересуюсь я, выходя за ним.

На улице довольно прохладно, и я чувствую, как кожа покрывается мурашками.

— Преследуешь меня? — спрашивает он, с довольным выражением лица.

— Может быть.

— На, — говорит он, отдавая мне свой пиджак.

В любое другое время, я бы заупрямилась и сказала «нет», но сегодня слишком уж холодно.

— Спасибо.

— Развлекаешься?

С этими словами, он усаживается.

— Нет, а ты? — отвечаю я, пристраиваясь рядышком.

— Ни чуточки. И чего это ты бросила своего блондинчика? — резко спрашивает он.

— Ты имеешь в виду, Джейсона?

— То был Джейсон? Сын босса?

На лице Калеба появляется шокированное выражение. Я хихикаю, а потом киваю головой.

— Вау. Он, наверное, сидит на стероидах.

— Кстати говоря, чуть ранее у меня с ним вышел очень интересный разговор.

— Правда? — с безразличием в голосе, спрашивает он.

— Да. Он рассказал мне о розыгрыше с шоколадным соусом, который устроил ОН.

— О!

— Почему ты ничего не рассказал мне? — интересуюсь я.

— Мне его было жаль, — отвечает Калеб, пожимая плечами.

— Да? Именно поэтому, ты вылил соус на его голову?

— Я думал, что ты это оценишь.

— Так и есть, но ты мог избежать стольких проблем, если бы рассказал об этом раньше, — с серьёзным видом, говорю я.

— И упустить все возможности подшутить над тобой? — произносит он, и мы начинаем смеяться.

— Ну, так что, теперь мы друзьям? — нервничая, спрашиваю я.

— Хм, не знаю, это зависит...

— От?

— От того, поцелуешь ли ты мои ноги и назовешь ли Королем Калебом, — говорит он, взрываясь смехом.

— Калеб, ты все делаешь для того, что не нравиться мне.

Я, шутя, хлопаю его по руке и улыбаюсь.

— Но я ведь тебе нравлюсь?

Несколько секунд я раздумываю над тем, что сказать.

— Как друг, да, думаю, что да, — бурчу я после длительной паузы.

Я знаю, что он пялится на меня, поэтому пытаюсь не смотреть на него.

— И почему это у меня такое чувство, что ты обманываешь меня? - шепчет он, аккуратно поворачивая мою голову и глядя мне прямо в глаза.

На несколько мгновений между нами устанавливается тишина, а потом он переводит взгляд с глаз на мои губы. Я пытаюсь ответить, но не могу издать ни звука. В первый раз после того дня в торговом центре, мы по нормальному разговариваем друг с другом. Честно признаться, я скучала поэтому. Не знаю, может это мое воображение, а может он и правда придвинулся по ближе ко мне. Сердце начинает биться в бешеном ритме. Обращаю внимание на то, что тоже смотрю на его губы. Не буду отрицать, я хочу узнать, каково это будет, если он поцелует меня. Все как будто происходит в замедленной сьемке. Наше дыхание, холодный ветерок и электрический ток, пронзающий меня, когда Калеб нежно дотрагивается до моего лица. Большим пальцем, он гладит мою щеку, а потом шепчет.

— Пожалуйста, пусть это будет так.

Впервые, за все время нашего знакомства меня охватывает неведомое до этого чувство. Не знаю, что это, и мне все равно. Я просто хочу его. Закрываю глаза в ожидании его губ...

— Эдди, Калеб, вы тут? — спрашивает Билл, вынуждая нас очень быстро отпрыгнуть друг от друга.

— А, вот вы где, — продолжает он, подходя к нам. — Что вы делаете на такой холодине?

— Просто дышим свежим воздухом, — отвечаю я, пытаясь не смотреть на ухмылку на лице Калеба.

— А… там папа ищет тебя, — говорит он, с подозрением оглядывая нас.

— Понятно.

Мы оба спрыгиваем, и идем за Биллом. Я замечаю, как Калеб тихо хихикает про себя, и хлопаю его по руке. Он хватает мою ладонь и сжимает ее. Я пытаюсь высвободиться, но он, зная, что я не хочу, чтобы Билл это видел, сжимает ее еще крепче. Я пинаю его по ноге, отчего он вскрикивает от боли.

— Хм, у вас все в порядке? — спрашивает Билл, поворачиваясь к нам с понимающей улыбкой.

— Просто великолепно, — отвечаю я, краснея.

Когда Билл отворачивается, я сердито смотрю на Калеба, а он в ответ просто смеется. Я пытаюсь сдержать расползающуюся на лице улыбку, но это невозможно. Почему-то рядом с ним, мне всегда хочется улыбаться.

Наконец, мы заходим в клуб и идем каждый в свою сторону. Все, о чем я могу думать — это на что был бы похож поцелуй с Калебом, если бы нас не прервал Билл...

Глава 18

Свидание.

 

Я не спала всю ночь, думая о нашем с Калебом «почти» поцелуе. Как только я вернулась домой, сразу же позвонила Кортни, которая практически лишила мое правое ухо слуха, возбужденно визжа в трубку.

Мы смогли нормально поговорить только после того, как я раз пятнадцать услышала «я же тебе говорила». Я до сих пор не уверена, что чувствую по отношению к Калебу, но знаю, что что-то, да есть. Кортни также напомнила мне о свидании с Блейком, о котором я абсолютно забыла. Я не могу продолжать встречаться с ним, пока не разберусь с Калебом. В конце концов, мы решили, что я схожу сегодня на свидание, чтобы аккуратно его отшить.

Неожиданно я хихикаю, понимая, что стала называть его Калебом, а не обзывать, как до этого. Не знаю, когда я начала это делать, но мне нравится, как звучит его имя, когда я произношу его. О боже, у меня определенно большая проблема.

Вчерашняя поездка домой была довольно странной, потому что ни один из нас ничего не сказал по поводу «почти» поцелуя. Мы болтали только о погоде, о том, что играет по радио и о вечеринке. А потом молчали, потому, что просто не знали, как приступить к обсуждению интересующей нас темы.

Я стою перед зеркалом и рассматриваю свою одежду — светло-голубую джинсовую юбку и белый топ.

— Kто то пытается заценить себя?

Раздается знакомый голос и на моих губах расплывается улыбка.

— А ты оценивал меня, пока я заценивала себя? — спрашиваю я, вопросительно подняв брови.

— Твои слова имеют хоть какой-то смысл? — смеясь, говорит он.

— Не знаю.

— И куда это ты собираешься?

Я решила ничего не говорить Калебу о своем свидании. Хотя, его сложно так назвать, все-таки, я собираюсь сказать Блейку, что не хочу больше с ним встречаться. Я чувствую, что, если расскажу об этом Калебу, то все станет только еще сложнее.

— Так, встретиться с друзьями, — отвечаю я, избегая смотреть ему в глаза.

— Отличная идея, — говорит он, прислонившись к косяку и оценивающе изучая меня, отчего я немного краснею.

— Вообще-то, мои глаза находятся чуть повыше, милый.

— Ой, — как-то по-девчоночьи произносит он.

— У меня не такой голос.

Я кидаю в него подушкой.

— Ты правда...

— Эдди, твой парень только что подъехал, — прерывает мои слова папа, отчего я замираю на месте.

— Друзья? Это теперь так называется? — говорит Калеб, со злостью в голосе и практически вылетает из комнаты.

— Калеб, подо...

Он захлопывает дверь прямо перед моим лицом.

— Это грубо.

Я захожу к нему, и складываю руки на груди.

— Ты опоздаешь на свидание, — ворчит он, сидя на кровати и поднимая с пола гирю.

— Это не то, что ты думаешь.

—Мне все равно, убирайся.

— Нет, пока ты не поговоришь со мной.

— О чем? О том, что ты лгунья? Слишком поздно, я уже это знаю, — отвечает он, беря вторую гирю, и начинает их поднимать.

— Согласна, мне не стоило обманывать тебя, но у меня есть на это причины.

— Мне не волнует, что ты делаешь. Ты можешь встречаться с кем хочешь. Меня это не касается...

— И кто теперь лжет?

— Я не лгу, Принцесса. Мне все равно, я просто играл с тобой, чтобы посмотреть, как далеко все может зайти. Но, честно признаться, мне уже наскучило ждать, — говорит он, опуская гири и направляясь мимо меня в ванную.

— Играл со мной?

— Да, играл, — отвечает он с ухмылкой. — Стал бы я целовать твою лучшую подругу, если бы ты мне действительно нравилась?

Мое сердце начинает биться как сумасшедшее.

— Ты придурок, — бурчу я, пытаясь сдержать слезы.

— Ты мне это уже говорила. Ах да, будь хорошей девочкой и передай мой номер Кортни. Повеселись там, на своем свидании, — говорит он, а потом захлопывает дверь в ванную перед моим лицом, оставляя меня стоять в полном шоке.

Мне следовало бы это знать. Я так зла на себя за то, что позволила вовлечь себя в эту игру. Но это последний раз, когда Калеб дурачит меня. С меня довольно.

— Эдди, я же сказал, что твой...

— Я слышала, — огрызаюсь я, проносясь мимо отца.

— Эй, эй, эй, что не так? — спрашивает он, аккуратно хватая меня за руку.

— Ничего, извини. Я не хотела быть резкой с тобой, — с грустью в голосе, говорю я.

— Вы с Калебом поссорились?

— Типа того, но это уже не важно, я в порядке, — отвечаю я, натянув на лицо фальшивую улыбку.

— Ох, Тыковка. Будь осторожной и вернись домой к одиннадцати.

— Хорошо, — говорю я и выхожу из дома.

— Привет, ты в порядке? — интересуется Блейк, когда я тихо забираюсь к нему в машину.

— Да, давай просто поедим.

— Ладно, — соглашается он, и мы трогаемся с места.

— Я не пристегнута, — говорю я, поворачиваясь, чтобы посмотреть на него.

— Ничего страшного, если не хочешь, можешь не пристегиваться, — хихикает он, разглядывая меня.

— Знаешь, а ты прав, — улыбаясь, произношу я.

Калеба сейчас тут нет, я могу делать, что хочу...

* * *

— Как ее зовут, — доносится до меня испуганный крик, и я медленно открываю глаза.

— Эдди, это Эдди, — говорит Блейк.

В его голосе чувствуется паника.

Мне понадобилась секунда, чтобы вспомнить, что произошло. Мы с Блейком разговаривали о том, куда собираемся пойти, и он объяснял, что это сюрприз. Мы смеялись, а потом я опять вспомнила о Калебе и почувствовала злость от того, что он не захотел со мной поговорить. Я также была в ярости от его слов, которые он мне сказал перед тем, как я ушла. Блейк повернулся спросить в порядке ли я, и именно тогда я заметила другую машину, которая ехала навстречу нам. Я не смогла быстро предупредить Блейка, а потом как будто выключили свет.

— Эдди, ты слышишь меня? — спрашивает незнакомый голос.

Я пытаюсь сконцентрироваться на том, что меня окружает, но, по правде сказать, лучше бы я этого не делала. Я сижу на водительской стороне, прижимаясь спиной к окну. Поднимаю голову и вижу, что машина дымиться. Я начинаю паниковать и чувствую, что по лицу текут слезы.

— Все будет в порядке. Я помогу тебе. Ты можешь встать? — интересуется темноволосый мужчина, заглядывая ко мне через разбитое стекло.

В первый раз, за все время, я осматриваю свое тело. Оно все покрыто порезами от осколков стекла, которыми я усыпана. Чувствую легкую боль в лодыжке, но понимаю, что если я приложу усилия, то смогу встать.

— Да, думаю могу, — задыхаясь, отвечаю я, пытаясь приподняться, чтобы он мог до меня дотянуться.

Голос звучит так хрипло, как будто я не пила несколько недель, и немного кружится голова.

— Хорошо, Эдди. Мне нужно, чтобы ты двигалась так быстро, как сможешь, — говорит мужчина и я обращаю внимание на то, что он смотрит на что-то впереди, а потом переводит взгляд на меня.

— Ладно.

Я пытаюсь встать на неповрежденную ногу. Мне удается приподнять себя, держась за сидение, но я сразу же начинаю паниковать, почувствовав, что машина немного качнулась.

— Все нормально, просто смотри на меня.

— Хорошо, — отвечаю я, продолжая вставать.

— Так, а теперь, крепко-крепко держись за мою шею.

Я киваю головой и делаю так, как он просит. Я даже слышу, как он придушенно вздыхает пару раз, но делает вид, что все в порядке. После нескольких попыток вытащить меня, я, наконец, оказываюсь на краю машины. В отдалении стоит толпа людей, с ужасом наблюдая за происходящим. Я вижу, как плачет Блейк, а кто-то пытается его успокоить.

— Так, хорошо, мы почти выбрались, — говорит мужчина, а я еще крепче обнимаю его за шею.

Он аккуратно прислоняет меня к автомобилю. Оглядываюсь и… лучше бы я этого не делала. Половина машины в огне, а сбоку огромная вмятина, которая сейчас почему-то смотрит в небо. Только сейчас я понимаю, что машина перевернута. Так странно, что в подобных ситуациях не сразу осознаешь подобные вещи.

— А теперь немножко быстрее, — произносит мужчина.

Только, услышав позади взрыв, до меня доходит, почему он торопил меня. Не знаю, кажется мне это или нет, но когда тело отбрасывает взрывной волной, я вижу Калеба, со всех ног бегущего ко мне. Падая на землю, я думаю лишь о том, почему не пристегнула ремень безопасности. А потом меня накрывает темнота.

Глава 19

Побег.

 

Пытаюсь открыть глаза, но яркий свет вынуждает меня закрыть их. Я слышу знакомые голоса, когда слух возвращается ко мне. Хочу попросить их заткнуться и перестать шуметь, но не могу открыть рот. Наконец, я опять поднимаю глаза, но вижу только размытые фигуры.

— Отойдите от кровати, пожалуйста. Эдди, ты слышишь меня? Сожми мою руку, если это так, — раздается мягкий голос, и я делаю то, что он просит даже не осознавая, что держу ее. — Хорошо, а теперь сожми дважды, если тебе очень больно и один, если не слишком.

— Или я просто могу вам об этом сказать, — бурчу я хриплым голосом.

До меня доносятся чьи-то смешки, и я узнаю один из них.

— Корт? — спрашиваю я, пытаясь сфокусировать на ней взгляд.

— Да, это я.

Ее голос звучит так, как будто она плакала. Наконец, у меня получается увидеть ее. Она стоит, а по щекам ручьем текут слезы.

— Ты плачешь? — недоуменно спрашиваю я, присмотревшись получше.

— Я просто рада видеть тебя, — отвечает она, обнимая меня.

Сначала я ничего не понимаю, а потом начинаю все вспоминать: мое свидание с Блейком, аварию, мужчину, который вытащил меня из машины перед тем, как она взорвалась, и... всё.

— Что случилось? — шепчу я.

— Ты попала в аварию, Тыковка, — говорит, внезапно откуда-то появившийся, отец.

— Папа?

Его волосы в полном беспорядке, под глазами темные круги, и выглядит он так, как будто не брился несколько лет.

— Да?

— Ты ужасно выглядишь.

Кортни и еще несколько человек начинают смеяться. Только тогда я понимаю, что тетя Мел и Билл тоже находятся в палате.

— Мне, кажется, что она неплохо себя чувствует. Чуть позже мы проведем обследование и оставим ее на ночь, на всякий случай, — говорит отцу женщина, похожая на медсестру.

— Спасибо.

— Привет милая, как ты? — интересуется тетя Мел, и подходит поближе к кровати.

— Голень болит, а так я в порядке.

— Это хорошо, ты нас очень испугала, — говорит она, убирая мои волосы с лица.

— Простите, — отвечаю я, пытаясь чуть- чуть приподняться.

— Осторожнее, позволь мне помочь тебе, — просит отец.

— Да все нормально.

Так оно и есть. У меня всего лишь несколько порезов и царапин, которые немного саднят. Ну, колено еще немного опухло и головная боль. Но в целом, думаю, я чувствую себя довольно хорошо для того, кто только что побывал в автомобильной аварии.

— Привет Билл.

Он стоит позади всех и выглядит так, как будто пытается спрятаться от меня. Наверное, он думает, что ему тут не место, но я рада, что он переживает настолько, что пришел. Мы не очень-то много и общались с ним, но я многое узнала после нашего разговора и теперь очень уважаю и сочувствую ему.

— Привет, Эдди, — говорит он с улыбкой. — Мне нужно идти, но я рад, что ты чувствуешь себя лучше.

Мой отец по-мужски обнимает Билла и все в унисон прощаются с ним. Встреча с Биллом напоминает мне о нашей с Калебом ссоре. Его здесь нет, наверное, он все еще зол и это, надо признаться, немного ранит меня.

— Папа, — тихо произношу я, пытаясь прочистит горло.

— Да, Тыковка?

— Мужчина, который вытащил меня из машины, кто он?

Я должна поблагодарить его, потому, что если бы не он, меня бы сейчас здесь не было. Когда оказываешься в подобной ситуации, то начинаешь смотреть на вещи по-другому и понимаешь, что все незначительное больше не имеет никакого смысла. Если бы мне понадобилось на пять секунд больше, чтобы выбраться, меня бы здесь не было. Это меняет отношение ко всему. Я поняла, насколько идиотская была наша с Калебом ссора и как глупо злиться на кого-то, если в мгновение ока ты можешь потерять его. Люди часто говорят, как автомобильные аварии меняют жизни, если удается выжить, и теперь я понимаю это. Несмотря на то, что я отделалась незначительными повреждениями, я осознала, что жизнь слишком коротка, чтобы переживать из-за незначительных вещей.

— Он был здесь только в день аварии. А потом взял номер моего телефона и попросил позвонить, когда ты очнешься, — говорит отец, как будто напоминая себе что-то сделать.

— В день аварии?

— Все нормально, — говорит тетя Мел отцу, и он выходит за дверь с телефоном в руке.

— Что не так? — спрашиваю я, всматриваясь в ее глаза в попытках найти ответ.

— Милая, авария была четыре дня назад.

— Что? Я не понимаю?

— Ты была без сознания четыре дня. Когда тот парень вытащил тебя из машины и прогремел взрыв, тебя отбросило довольно далеко, и ты повредила голову...

— Я была без сознания четыре дня? — спрашиваю я, больше себя, чем кого-то еще.

— Да, — отвечает она, поглаживая мою руку.

— Я даже этого не поняла, — тихо произношу я, качая головой.

— Знаю, но теперь ты в порядке...

— Вы все, наверное, очень переживали, — говорю я, думая о том, как глупо было не пристегивать ремень.

Если бы я это сделала, то мужчине не понадобилось бы столько времени, чтобы вытащить меня и, может быть, я бы не ударилась головой...

— А Блейк? Блейк? — с паникой в голосе спрашиваю я, неожиданно подумав о нем.

— Oн в порядке. Так, несколько порезов и синяков. Его отпустили домой несколько дней назад.

— Хорошо.

— Послушай, нам пора уходить, потому, что время посещений заканчивается, но мы придем завтра, — говорит она, целуя меня в лоб.

Я киваю головой и поворачиваюсь к Кортни.

— До завтра, очаровашка.

Она так крепко обнимает меня, что я не могу даже вздохнуть. По ее лицу я вижу, что она очень испугана, потому ничего не имею против этого.

— Я люблю тебя, — шепчет она.

— И я тебя.

Оставшись одна я понимаю, что очень устала. Хихикаю, подумав о том, что лежала без сознания четыре дня и все еще чувствую себя уставшей. Делаю глубокий вдох и сразу же жалею об этом. Я всегда считала, что в больнице как-то странно пахнет, и мне никогда не нравился этот запах. Закрываю глаза, мечтая о том, чтобы поскорее наступила завтра и меня отпустили домой. Неожиданно дверь открывается снова, и кто-то заходит в палату. Открываю глаза, ожидая увидеть папу, но вместо это передо мной стоит очень грустный Калеб.

— Калеб? — шепчу я, наблюдая за тем, как он смотрит на меня из другого конца комнаты.

Он молчит и выглядит так, как будто ведет внутреннюю борьбу с самим собой. Я раньше никогда не видела его в таком состоянии и, честно признаться, меня это немного беспокоит.

— Калеб, ты в порядке? — пытаюсь выдавить я, потому что в горле все еще сухо.

Он внимательно осматривает меня, а потом печально качает головой.

— Мне жаль, — говорит он, и убегает, оставляя меня в недоумении и обиде.

— Ты в порядке? — спрашивает отец, вламываясь в палату.

— Да, все нормально, — отвечаю я, пытаясь натянуть на лицо улыбку. — Я думала, время визитов закончено.

— Да, но я нахожусь здесь с тобой, — произносит он и садится на край кровати.

— Правда? — интересуюсь я.

— Да. Я очень беспокоился за тебя, ребенок. Обещай, что больше никогда не станешь меня так пугать.

— Обещаю, — отвечаю я, пытаясь сдержать слезы.

— Я люблю тебя, Тыковка.

— И я тебя, папа. Пап, а когда я выйду отсюда, можно мне пожить у Кортни?

На его лице появляется разочарование. После встречи с Калебом, я решила, что ему не помешает немного свободного пространства.

— Конечно, если ты этого хочешь, — говорит он, тоже пытаясь сдержать слезы.

— Хочу.

— Хорошо, тебе пора отдыхать.

Отец встает и укрывает меня тонким больничным одеялом.

— Спокойной ночи, Принцесса.

— Спокойной ночи, папа.

Глава 19

Наши секреты.

 

Ночью я очень плохо спала, думая о том, как там Калеб. Странно, я долго мечтала, чтобы он ушел, а теперь надеюсь на то, что он в порядке и я снова увижу его. Я до сих пор не уверена в своих чувствах к нему, но меня очень ранили его слова о том, что он просто играл.

Утром, когда я проснулась, моего отца не было в палате, но медсестра сказала, что он решил прогуляться. Думаю, все это для него очень тяжело. Отец уже пережил боль потери и мне неприятно, что я стала причиной того, что он опять мог оказаться в такой ситуации.

Я сразу же прочитала коротенькую благодарственную молитву Богу за то, что он спас меня. Я никому не говорила, но каждый раз, закрывая глаза, я вижу, как взрывается машина Блейка. Это ужасно. Я столько лет винила себя в смерти матери, желая оказаться на ее месте. То, что она отдала свою жизнь в обмен на мою, казалось мне несправедливым, но я начинаю понимать, что в жизни все происходит так, как и должно быть.

Я бы отдала все, чтобы забрать боль Калеба, чтобы не было никакого пожара, и им с отцом не пришлось бы переезжать к нам. Я не хотела идти на вечеринку, но если бы я отказалась, то никогда бы не узнала, что Калеб не виноват в том розыгрыше. Странным образом, все, что до этого не имело никакого смысла, вдруг стало таким понятным. Нет, все еще есть куча всего, что я не понимаю, но я не собираюсь тратить свою жизнь на то, чтобы пытаться это сделать. В день аварии мне предоставили еще один шанс, и я не хочу терять ни одной его минуты.

Я знаю, что Калеб чувствует себя виноватым, я видела это в его глазах, вчера, и я понимаю его. Я знаю, каково это, когда чувство вины и жалость к себе пожирает тебя. Но я не хочу этого для него.

— Ну что, ты готова? — спрашивает медсестра, заходя в палату с костылями в руках.

— Да, — с улыбкой отвечаю я.

— Хорошо, тогда давай-ка примерим вот это и потом ты можешь идти, — говорит она, передавая мое новое средство передвижения.

* * *

— Ты уверена, что не хочешь вернуться домой? — интересуется отец, останавливаясь возле дома Кортни.

— Уверена. Это ненадолго.

— Эдди?

— Да, пап? — спрашиваю я, глядя на его сосредоточенное лицо.

— Я не знаю, что происходит между тобой и Калебом и не собираюсь об это спрашивать. Ты и сама расскажешь, когда будешь готова.

— Да...

— Но он очень переживает за тебя. Я видел это в его глазах каждый день, что мы провели с ним в больнице...

— Он приходил каждый день?

— Он и не уходил. Только когда ты просыпалась. Как я уже сказал, не знаю, что между вами происходит, но дай ему шанс. Он хороший ребенок.

— Ладно, спасибо, — говорю я, и открываю дверцу.

 

 

Отец помогает мне встать и вручает костыли.

— Да я в порядке, уже начинаю привыкать к этим штуковинам.

— Я возьму твои сумки, — с этими словами, он направляется к багажнику.

Тетя Мел стоит возле двери и с улыбкой наблюдает за тем, как я медленно передвигаюсь к ней.

— Привет, милая, — произносит она, помогая мне пройти в дверь.

— Привет, теть Мел.

— Я подготовила гостевую комнату внизу, чтобы тебе не нужно было подниматься по лестнице каждый день.

— Спасибо, - отвечаю я, сажусь на кровать и кладу костыли на пол.

Если кто-нибудь когда-нибудь вам скажет, что ходить на них проще простого, знайте, этот человек лжет. Они ужасно неудобные, нужно очень постараться, чтобы с ними сесть, а необходимость постоянно удерживать равновесия вообще раздражает. Я до сих пор чувствую себя уставшей после аварии, поэтому все, чего мне хочется — это отдохнуть, пока Кортни не вернулась из школы.

— Я пойду на работу, позвоню тебе позже, — говорит отец и целует меня в лоб.

— Хорошо, папа, пока.

— Пока, Тыковка.

— Ты хочешь есть? — спрашивает тетя Мел, проводив отца.

— Нет. Я в порядке и спасибо, за то, что разрешили мне остаться.

— Ты всегда желанный гость у нас, милая.

— Спасибо. Думаю, я попытаюсь поспать.

— Хорошо, позвони, если тебе что-нибудь понадобиться.

— Позвоню, — отвечаю я и перетаскиваю сумку по ближе к себе.

Через пятнадцать минут, наконец-то, переодетая, я готова ко сну. Забравшись под одеяло, я закрываю глаза и расслабляюсь.

* * *

Меня разбудил звук вибрирующего телефона. Посмотрев на экран, понимаю, что это уже не в первый раз, потому что я получила два сообщения. Они оба от Блейка, в первом он интересуется моим самочувствием, а во втором только одно слово — «прости». Быстро набираю ему в ответ, что я в порядке и в случившемся его вины нет. Как только я его отправляю, телефон моментально гудит снова, но я не успеваю посмотреть, потому что дверь в спальню открывается.

— Тебя уже выписали?

— Да, — отвечаю я, наблюдая за счастливым выражением на лице Кортни.

— Как рука, болит? — спрашивает она, подходя поближе.

— Нет, — недоуменно произношу я.

— Это хорошо, — с этими словами, она хлопает меня по ней. — Больше никогда так не пугай!

Я начинаю смеяться.

— Ну, и кто из нас жестокий? — интересуюсь я.

— У меня была хорошая учительница, — отвечает она с ухмылкой.

— Что ты ешь?

— Попкорн.

— На ужин?

— Нет, это так, перекусить, — говорит она и мы взрываемся смехом.

— Как я посмотрю, мое отсутствие никак не сказалось на твоем аппетите.

— Конечно нет, я должна есть, чтобы быть сильной, ради всех. Но, признаюсь, еда в больнице была отвратительной...

— А когда это ты успела попробовать ее? — шокировано спрашиваю я.

— Ну, ты не могла есть, не пропадать же ей.

— И что мне с тобой делать?

— Покормить, обычно это помогает.

— А как дела в школе? — спрашиваю я, закатывая глаза.

— Скучно. Мне не хватало тебя. Но слухи ходили забавные, — хихикает она.

— Правда? Какие?

— Ну, по одним из них, Калеб переехал тебя на своем грузовичке, по другим, — ты сбросилась с обрыва, но мой самый любимый, про НЛО, которое упало на тебя с...

— Что?

— Не смейся, люди, вообще-то, восприняли его серьезно.

— А ты что сказала?

— Ничего. Просто подтвердила Петти Кардел, что слух про НЛО, — правдивый. Он довольно быстро распространился по школе...

— Ты не могла этого сделать, — говорю я, снова начиная смеяться.

—О, поверь мне, еще как могла. Ты уже разговаривала с Калебом?

— Нет, он пришел ко мне в больницу, посмотрел на меня как жертва на хищника и убежал, — отвечаю я, в то время как Кортни пытается сдержать хихикание.

— Я разговаривала с ним...

— Что ты ему сказала? — с любопытством интересуюсь я.

— Объяснила, что ты пошла с Блейком, чтобы сказать, что не хочешь с ним встречаться. И добавила, что ты в него влюблена, но не готова...

— Что?

— Да шучу я, шучу. Я просто высказала мнение, что вам нужно во всем разобраться, — с серьезным видом говорит она.

— Сомневаюсь, что это произойдет, — грустно отвечаю я, вспоминая о том, как он вчера вылетел из палаты.

— Просто дай ему немного времени.

— Ладно. Ты можешь оставить меня одну на минутку? — спокойно спрашиваю я, сдерживая слезы.

— Да, конечно. Мамы и Кейлa нет дома, а я буду наверху.

— Хорошо. Корт?

— Да?

— Спасибо за все.

— Всегда пожалуйста, очаровашка, — ласково говорит она и выходит из комнаты.

Знаю, Кортни просто хотела помочь, но она не понимает Калеба так, как я. Он не станет приходить ко мне. Если я хочу поговорить с ним, то сама должна что-то сделать. Поэтому, я беру телефон и открываю список контактов.

Хихикаю про себя, когда палец останавливается на слове "секси", а потом нажимаю на звонок и подношу трубку к уху. На четвертом гудке, он отвечает на вызов, но не произносит ни слова.

— Калеб, не вешай трубку. Послушай, мне нужно поговорить с тобой.

Ожидаю хоть какого-то ответа, но он продолжает молчать.

— Если ты не придешь и не поговоришь со мной, то я возьму костыли и ...

— Нет не возьмешь, — заявляет он, отчего у меня на лице появляется улыбка.

— Выбор за тобой, я выхожу прямо сейчас, — говорю я и вешаю трубку.

Я даже не меняю одежду, просто беру пиджак и накидываю его, что довольно таки тяжелая задача, в условиях необходимости удерживать равновесие на костылях. С трудом, но мне удается добраться до двери и открыть ее.

Как только я протягиваю руку ко входной двери, меня останавливают.

— И что это по-твоему, ты делаешь? — злобно спрашивает Кортни.

— Мне нужно увидеться с Калебом, — бурчу я, пытаясь повернуть ручку.

— Ты с ума сошла, ты ведь даже не можешь ходить...

— Мне нужно! — громко кричу я.

Даже и не думала, что я так могу.

— Ладно, но к 11 чтоб вернулась! — вопит она, наблюдая за тем, как я иду по дорожке.

Хихикаю про себя при мысли о том, как Кортни похожа на моего отца. Неожиданно, меня ослепляет свет фар грузовичка, который я раньше так ненавидела. Оборачиваюсь и вижу, как Кортни подмигивает мне, а потом закрывает дверь, и я остаюсь лицом к лицу с еще одной драмой своей жизни.

— Что, черт возьми, ты делаешь? — спрашивает Калеб, громко хлопая дверью.

— Я же сказала, что мне нужно поговорить с тобой, — раздраженно отвечаю я, пытаюсь приковылять к нему поближе.

— Ты должна вернуться в дом.

— Нет, пока мы не поговорим.

— Эдди, сейчас не время...

— А когда будет время? Когда ты перестанешь бегать, Калеб?

— Просто остановись и зайди в дом, — отвечает он, сквозь сжатые зубы.

— Нет.

— Ну и стой здесь, мне все равно, — говорит он и несется обратно к машине.

— Все равно! — ору я.

— Да! — также громко отвечает он мне.

С ошеломленным выражением лица, он наблюдает за тем, как я беру один из костылей и со всей силы бросаю в него. Но Калебу удается увернуться. Если бы не недавняя авария, то я бы попала в него. Определенно.

— Ты что, сумасшедшая? — спрашивает он и поворачивается ко мне.

— Может и так, но по крайней мере, я не убегаю, боясь посмотреть правде в лицо...

— Я убегаю?

— Да, убегаешь. И когда умерла твоя мама, и сейчас. Тебе пора вырасти!

— Что, черт возьми, ты знаешь о моей маме? — спрашивает он, подходя ко мне так близко, что наши лица оказываются всего в нескольких сантиметрах друг от друга.

— Достаточно, чтобы понимать, о чем ты думаешь. Ты считаешь, что если сделать вид, что ничего не случилось, то все само собой пройдет. Но это не так, не важно, как далеко ты убежишь...

— Ты ничего не знаешь обо мне и маме. Думаешь я бегу? Нет. Я живу с этим каждый день, ты ничего не знаешь...

— Ну так чего, черт возьми, ты тогда боишься! Чего?

— Я не хочу навредить тебе! Понятно? Не хочу навредить тебе так же, как и ей. Разве ты не понимаешь, я причиняю боль всему, к чему прикасаюсь, всему! — выкрикивает он, а потом воцаряется молчание.

Мы просто стоим и смотрим друг на друга. Я вижу, как тяжело поднимаются и опускаются наши грудные клетки. Чувствую жжение в глазах от скапливающихся там слез. Я понимаю, что в первые с момента нашего знакомства, он сбросил маску. Впервые, передо мной стоит он сам.

— Ты не причинишь мне вред, — шепчу я, вытирая скатившуюся по щеку слезу.

Пару секунд он пристально смотрит на меня, а потом делает глубокий вдох.

— Ты не понимаешь...

— Тогда объясни мне, — ласково говорю я.

Он молчит, как будто раздумывая, стоит ли мне все рассказывать.

— Я убил ее, она умерла из-за меня.

Меня так и тянет спросить, что он имеет в виду, но я знаю, что если произнесу хоть слово, он, возможно, никогда больше не расскажет мне всего. Поэтому, я молчу стою на одной ноге.

— Она умоляла меня не связываться с теми людьми, но я ее не послушал. Я думал, что они — моя семья, братья. С ними я чувствовал себя непобедимым. Сначала, все шло неплохо: выпивка, вечеринки и все такое. Но потом... что-то начало меняться. И только когда мы стали бить людей и грабить старушек, я понял, что это — не я, и ушел. Я знал, что мои братья меня поймут. По крайней мере, я так думал. Они сказали, что все в порядке, но тем не менее сделали это...

— Сделали, что? — шепчу я, пытаясь говорить ровно.

— Это были они, мои братья, мои друзья. Они подожгли дом. Они говорили, что всегда будут рядом, что никогда не дадут никому причинить мне вред. А вместо этого, они сделали это сами. Они сказали, что никто не может уйти просто так. А она все еще была внутри, когда... мы были на вечеринке, и она оказалась в ловушке, и сгорела из-за...

— Нет, — говорю я, чувствуя, как по щекам катятся слезы.

— Я — плохой человек, Эдди.

Калеб тоже плачет и поэтому пытается спрятать свое лицо.

— Это не правда. Это не твоя ошибка. Ты поступил правильно...

— И это стоило ей жизни.

— Я понимаю, как ты себя чувствуешь, понимаю. Годами я винила себя за смерть мамы, но знаешь, что? Это не было моей виной. Иногда так происходит, мы не понимаем почему, но Господь знает, что делает. Твоя мама гордилась бы тобой за то, что ты смог от них уйти. Ты понимаешь это? — говорю я, поднимая его лицо и глядя ему в глаза.

— Это не одно и тоже...

— Одно. Она так сильно любила тебя, и не хотела бы, чтобы ты так жил...

— Нет, это все не так. Все те вещи, которые я тебе сказал, а потом авария. Каждый раз, когда я оказываюсь рядом с кем-то, я причиняю вред...

Я обрываю его, прижавшись к нему губами. Он сомневается, некоторое время, а потом целует меня в ответ. В движении наших губ отражается каждая эмоция, каждая частица его боли. Как будто таким образом, он пытается передать мне все, что когда-либо хотел сказать. Я чувствую, как его руки сжимают талию и притягивают меня поближе. Конечно же, мне приходится прыгать. Но как только, я начинаю все глубже и глубже погружаться в поцелуй, он отстраняется и прижимает свой лоб к моему. Несколько секунд Калеб смотрит мне в глаза, а потом вытирает слезы с моего лица.

— Все будет хорошо, — шепчу я, не отводя от него взгляда.

— Прости, но я не могу, — говорит он, идет к машине, садится и уезжает.

А я стою и плача наблюдаю за тем, как его машина скрывается из виду. Самое идиотское в этом то, что я плачу не потому, что он оставил меня, а потому, что он так сильно ненавидит себя. Я не знаю, как ему помочь, хотя было время, когда я чувствовала себя точно также.

— Эй, — раздается за моей спиной голос, а потом я чувствую нежное прикосновение к плечу. — Все будет в порядке, — говорит Кортни.

Я крепко обнимаю ее и плачу навзрыд.

— Все будет в порядке.

Глава 21





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...