Главная Обратная связь

Дисциплины:






Личностные черты основных постулатов



Люди склонны — повторяю, склонны — более или менее фиксироваться на одной из опор основной игры, и приобретать личностные черты постулата, который они выполняют. Например:

Должен быть известным. Поток наружу. Экстроверт. Убеждающий. Творческий. Часто ревнивый. Совершает проступки навязыванием и очень огорчается отвержением. Он попал в эту опору, когда его подавил “Должен быть известным”, чью роль он теперь играет.

Должен быть неизвестным. Ограниченный поток внутрь. Застенчивый. Хитрый. Замкнутый. Одержим “уединением”. Склонен собирать массу и богатство просто потому, что не может их выдавать наружу. Совершает проступки скрыванием и очень беспокоится, что его тайные махинации будут раскрыты. Он попал в эту опору, когда был в опоре “Должен быть известным” и его подавил “Должен не знать”. Теперь он выполняет ВО постулат того, кто его подавил, “Должен быть неизвестным”.

Должен знать. Поток внутрь. Пронырливый. Любопытный. Склонен быть очень чувственным. Требует открытых линий общения. Ненавидит тайны и любит их раскрывать. Хорошо решает головоломки. Совершает проступки разоблачением и просто ненавидит, когда от него что-то скрывают. Он попал в эту опору, когда его подавил “Должен знать”, чью роль он теперь играет.

Должен не знать. Ограниченный поток внутрь. Отвержение. Навязчиво расстраивает дела. Разрушителен. Совершает проступки отвержением, и очень не любит, когда ему что-то навязывают. Он попал в эту опору, когда был в опоре “Должен знать” и его подавил “Должен быть неизвестным”. Теперь он выполняет ВО постулат того, кто его подавил, “Должен не знать”. Он был подавлен скрыванием.

Большинство людей — составные типы, но иногда встречаются почти что “чистые” типы. Также можно увидеть, что класс оправданий, на которые жалуется индивид, говорит не только о том, какие проступки он навязчиво совершает и какую опору основной игры он выполняет, но и о том, как он попал в эту опору. Поэтому эти сведения очень ценны, когда имеешь дело с умом.

Устранение времени

Весь секрет устранения любой умственной массы состоит в переоценке ее важности по отношению к реальности настоящего времени. В тот момент, когда она будет считаться настолько незначительной, что нет никакой необходимости сохранять ее, эту массу будет легко сделать неизвестной и она сразу же исчезнет. Пока масса считается важной, она сохраняется, и индивид знает о ней, даже если отчаянно пытается не знать ее. Пытаться силой устранить массу, продолжая считать ее важной — верх глупости, и приводит только к путанице и неудаче. Поэтому переоценка прошлых важностей — это единственный шаг, необходимый для устранения любой умственной массы. Так как успешную психотерапию можно определить как систему устранения нежелательных умственных состояний, мы видим, что эти сведения жизненно необходимы для наших целей.



Оказывается, что хотя способность приписывать важность и лишать важности является врожденной, она требует некоторого внимания на пути к свободе.

Приписывание соображения неважности после того, как посчитал умственную массу важной — это всего лишь попытка обесценить ее (“Должен не знать”) и это просто еще один метод пытаться устранить ее силой. Поэтому нам не нужно заниматься неважностью. Тот, кто понял, что необходимость считать вещь неважной — это тоже важность, почувствовал вкус всего этого. Суть в важности; неважность уладится по ходу дела.

Индивид в своем все более и более бурном состоянии игр с собственным умом старался обесценивать его, надеясь, что ум уйдет и оставит его в покое. Последовательность была следующей:

Ум считается последовательностью прошлых сцен[37];

Ум считается картинками прошлых сцен;

Ум считается воспоминаниями, не существующими объективно;

Ум считается структурами в мозге.

Истина состоит в том, что индивид может смотреть на сцены. Он может смотреть на “теперешние” сцены и он может смотреть на “тогдашние” сцены. Единственное различие в том, что “теперешние” сцены — это сцены “сейчас”, а “тогдашние” сцены — это сцены “тогда”. Если “тогда” менее реально, чем “сейчас”, то это только потому, что сам индивид устроил это так. Индивид может общаться только через расстояние. Он не может общаться через время. Поэтому если он смотрит на “тогда”, он смотрит на него сейчас. На что бы он ни смотрел, он смотрит на это сейчас.

Индивид может наблюдать “сейчас” с любой точки зрения. Он может наблюдать “тогда” с любой точки зрения. Каждый момент времени — это полная вселенная, которую индивид может наблюдать. (Под “точкой зрения” здесь имеется в виду “точка, с которой смотреть”, а не взгляды и убеждения.) У индивида есть врожденная способность наблюдать любую частицу, когда-либо созданную в этой или любой другой вселенной, с любой желаемой точки зрения. Он может также уничтожить любую из этих частиц, если захочет. Согласие на это других зависит только от того, насколько он убедителен; он может уничтожить любую частицу без согласия других. Другие могут предпочесть сохранить эту частицу, и в конечном счете это зависит только от них. Для того, чтобы выйти из ловушки, не обязательно брать с собой всех остальных. Считать по-другому означает не давать другим права на собственные убеждения — это тоже ловушка.

Любые изменения, которые вы вызываете, изменения в “тогда” или изменения в “сейчас”, вы вызываете сейчас. Поэтому любые изменения, сделанные в “тогда” после того как “тогда” произошло, не произведут изменений в “сейчас”. Таким образом раскрывается ложь так называемого парадокса времени.

Если эту идею сложно понять, то только из-за привычки движения во времени. Эту иллюзию вызывает пойманность в массе, сохраняющейся во времени. Только частицы, эффекты создаются, сохраняются и в конце концов уничтожаются. Духовное существо, создатель всех этих постулатов, неподвластно времени. Когда полностью понимаешь это, легко видеть, что изменение прошлого не производит изменений в настоящем.

Закон двойственности. Он утверждает, что приписывание важности чему-то автоматически приписывает важность противоположности или отсутствию этого. Поэтому если жизнь считается важной, то смерть — отсутствие жизни — также важна. Если считается важным понятие “сам я”, то также важно понятие “не-я”. В этом законе мы видим природу нарастания и нескончаемости игр.

Сравнительное оценивание вещей достигается нахождением их различия и сходства. Легкость оценки обратно пропорциональна тому, насколько они считаются разделенными в пространстве и времени. Поэтому легче всего оценивать, когда две вещи помещаются рядом в один и тот же момент времени. Еще легче оценивать, когда две вещи наблюдаются одновременно, потому что не затрачивается время на перемещение внимания с одной вещи на другую.

Таким образом, важность “тогда” и “сейчас” лучше всего оценивается при одновременном наблюдении в один и тот же момент времени — сейчас.

Одновременное наблюдение сцен “тогда” и “сейчас” называется “Устранение времени”. Это название происходит от того, что одновременное наблюдение устраняет временное разделение “тогда” и “сейчас”, и устраняет таким образом командную власть прошлой сцены.

То, что устранено во времени, уже не имеет командной власти над индивидом. Способность устранять время — врожденная, но из-за состояния навязчивых игр с прошлым эта способность в большей или меньшей степени потеряна, и многим придется учиться этому сначала. Есть упражнения для улучшения этой способности.

Устранение времени — это основа любой психотерапии. Когда пациент рассказывает своему терапевту о прошлом событии, он устраняет это событие во времени, так как терапевт и происшествие приводятся в один и тот же момент времени — сейчас.

Однако индивид может научиться устранять время соло[38] и избавиться от потребности в отдельном терапевте. Устранение времени никак не зависит от присутствия другого человека. По мере того как индивид все больше и больше овладевает этим мастерством, он выходит на такой уровень, когда отдельный терапевт не только не нужен, но и замедляет продвижение пациента; он может устранять время гораздо быстрее, чем за этим может проследить любой отдельный терапевт, и необходимость сообщения достижений терапевту все больше затормаживает продвижение.

Люди всегда знали, что полезно рассказывать о своих неприятностях другим, но они приписывали это какому-то качеству другого человека или самому разговору. Это не так. Пользу давало устранение времени: одновременное общение с “тогда” и “сейчас”. Теперь, когда известна истинная причина, отдельный терапевт требуется только до тех пор, когда пациент убедится в способности работать самостоятельно. С точки зрения терапевта это вопрос помощи другому до тех пор, когда он сможет помочь себе сам. Любая помощь должна даваться с учетом этого вопроса. Любой другой подход, хотя и может быть более выгодным для терапевта, не направлен на наибольшую пользу для пациента.

Ум похож на книгу. Хотя вначале индивиду может требоваться отдельный терапевт, чтобы читать эту книгу, нужно поощрять индивида читать ее самому, а иначе он будет всегда нуждаться в терапевте. Нельзя допускать возникновения зависимости от терапевта, и пациента нужно всегда поощрять стоять на своих собственных ногах. Это его ум. Он создал его; он сохраняет его, и в конечном счете только он может устранить его.

Только интенсивность состояния навязчивых игр между индивидом и его прошлым определяет, может ли индивид самостоятельно выйти из ловушки, или ему для начала нужна помощь отдельного терапевта. Есть тест, который легко определяет, может ли индивид с самого начала работать соло, или ему сначала требуется помощь отдельного терапевта.

В связи с природой состояния навязчивых игр между индивидом и его прошлым, чем больше он готов устранять время, тем меньше ему нужно устранять время. Очень скоро он устраняет во времени все доступные сцены и ему нужно активно возбуждать свое прошлое для продолжения упражнения. Он скоро превращается из раболепной жертвы, которая боится тронуть свой ум, в торжествующего победителя, преследующего остатки армии противника.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...