Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 17. Алек находит себе занятие



 

«Подождем!»

Алеку казалось, что они только и делают со времени своего прибытия в Сарикали, что ждут, связанные по рукам и ногам дипломатическим протоколом и неторопливостью ауренфэйе. Последнее, к чему он стремился, – так это снова чего-то ждать теперь, когда наконец события приобрели интересный поворот.

На следующее утро юноша поднялся рано и отправился на верховую прогулку вокруг городских стен. Далекие холмы, как острова, вставали над морем густого тумана, поднявшегося от речной воды. Где-то поблизости паслись овцы и козы – Алек слышал их блеяние. Подъехав к Нхамахату, он остановился, чтобы обменяться приветствиями с руиауро, раскладывающим свежую пищу для драконов. В этот час густые стаи маленьких рептилий кружили над башней, словно ласточки весной. Некоторые уже принялись опустошать чаши, приготовленные для них в аркадах. Пара дракончиков налетела на Алека, и юноша замер в неподвижности: ему вовсе не хотелось получить еще один болезненный укус, каким бы благим предзнаменованием это ни считалось.

Потом, возвращаясь через Город Призраков и проезжая мимо Дома с Колоннами, Алек с удивлением увидел перед ним коня Ниала – вороного мерина с тремя белыми чулками на ногах; конь щипал траву рядом с белой кобылой под дамским седлом. Алек сразу узнал эту лошадку – на ней весь путь из Гедре через горы проделала госпожа Амали.

Если бы не очевидная влюбленность Беки в Ниала, Алек мог бы просто проехать мимо. Теперь же вместо этого он привязал Обгоняющего Ветер там, где его не было видно от Дома с Колоннами, и вошел внутрь.

Гулко отдающиеся голоса долетали с разных сторон, и Алек решил, что самое обещающее место – это бассейны в середине здания. Обойдя их, он наконец обнаружил маленький заросший травой дворик, откуда доносился успокаивающий мужской голос и тихий плач женщины. Подкравшись поближе, Алек спрятался за полуистлевшей занавесью, все еще прикрывавшей одну из арок, и заглянул в дырочку.

Амали сидела на бортике давно высохшего фонтана, закрыв лицо руками. Ниал стоял рядом и нежно гладил ее волосы.

– Прости меня, – сказала Амали, не отводя рук от лица. – Но к кому еще могла я обратиться? Кто еще понял бы меня?

Ниал прижал к себе женщину, и на мгновение Алек усомнился, что перед ним действительно рабазиец: такого гнева на красивом лице обычно спокойного переводчика он никогда не видел. Когда тот заговорил, его голос звучал так тихо, что юноша почти не разбирал слов; до него донеслось только «причинить тебе боль».

Амали подняла залитое слезами лицо и умоляюще стиснула его руку.

– Нет! Ты не должен и думать о подобном! Он временами впадает в такое отчаяние, что я едва его узнаю. Пришло известие о том, что еще одна деревня у границ с Катме покинута жителями. Похоже на то, что акхендийцы вымирают!



Ниал что-то пробормотал, и женщина в ответ снова покачала головой.

– Он не может. Люди и слышать о таком не пожелают. Он не может их бросить!

Ниал отодвинулся от Амали и стал взволнованно ходить по дворику.

– Тогда чего ты от меня хочешь?

– Сама не знаю… – Амали протянула к нему руки. – Я только… только хотела убедиться, что ты по-прежнему мне друг, которому я могу открыть сердце. Я там так одинока!

– Ты сама выбрала, где тебе быть, – с горечью ответил Ниал, потом, когда она снова расплакалась, смягчился. – Я твой друг, преданный друг. – Он снова обнял Амали и стал ласково покачивать ее, как ребенка. – Ты всегда можешь ко мне обратиться, тали. Всегда. Только скажи мне: ты никогда не жалеешь о своем решении? Хотя бы немножко?

– Ты не должен спрашивать меня об этом, – всхлипнула Амали, прижимаясь к Ниалу. – Никогда, никогда! Райш – моя жизнь. Если бы я только могла ему помочь!

Ей не было видно, какое отчаяние при этих словах отразилось на лице Ниала, но Алек все прекрасно заметил. Стыдясь того, что подслушал столь не предназначенный для чужих ушей разговор, он дождался, пока пара покинула дворик, потом отправился домой.

К тому времени, когда он туда добрался, Серегил и остальные уже отбыли на переговоры с лиасидра. Алек заглянул в свою комнату – посмотреть, не оставил ли Серегил каких-то инструкций, – но ничего там не обнаружил. Спускаясь на кухню, где его ждал завтрак, он помедлил у двери Торсина. Сердце юноши заколотилось быстрее: сегодня, похоже, ему везло, – дверь в комнату была приоткрыта.

Странное поведение посла накануне вечером нельзя было оставить без внимания, тем более что Серегил сомневался в лояльности старика Клиа. Да и вообще… Приоткрытая дверь была слишком большим искушением.

Виновато оглянувшись и вознеся торопливую молитву Иллиору, Алек скользнул внутрь и закрыл за собой дверь.

Торсину отвели просторную комнату с альковом на дальней от входа стороне. На письменном столе у окна Алек увидел шкатулку для писем, перья, несколько запечатанных свитков пергамента – все разложенное в безукоризненном порядке. В комнате была обычная мебель – кровать за прозрачным занавесом, умывальник, сундуки для одежды, – простые, но изящные, в типичном ауренфэйском стиле: светлое дерево, украшенное темной мозаикой, плавные линии.

Чувствуя себя все более виноватым, Алек быстро осмотрел стол и содержимое ящиков, сундуки с одеждой, стены за занавесями, но не обнаружил ничего необычного. Во всем царил строгий порядок.

Алек взял со столика у постели дневник; в нем оказались сжатые, но достаточно подробные отчеты о событиях каждого дня, записанные четким почерком посла. Первая запись была сделана тремя месяцами раньше. Алек протянул руку, чтобы положить дневник на место, но тут тетрадь открылась на сравнительно недавней записи, сделанной примерно за неделю до прибытия Клиа в Гедре. Почерк оказался тот же, но буквы были написаны коряво, слова съезжали с аккуратно проведенных линеек, многие были смазаны или наполовину закрыты кляксами.

«Это следствие его болезни», – подумал Алек. Он стал пролистывать тетрадь, пытаясь по почерку определить, когда Торсин заболел, однако тут из коридора донеслись быстрые шаги.

Ауренфэйские постели обычно низкие, но Алеку удалось довольно легко втиснуться под кровать. Только уже спрятавшись, он обнаружил, что все еще держит дневник посла.

Дверь открылась, и Алек затаил дыхание, глядя из-под края свешивающегося покрывала, как пара сапог – судя по размеру, женских – пересекла комнату по направлению к столу. Это оказалась Меркаль: юноша узнал ее прихрамывающую походку. Он услышал, как со скрипом открылась шкатулка для писем и как зашуршал пергамент.

Повернув голову, Алек выглянул с другой стороны кровати и увидел край почтовой сумки, висящей на поясе женщины.

«Похоже, я тут не единственный шпион», – подумал Алек, с облегчением переводя дыхание после того, как Меркаль вышла из комнаты. А может, она просто приходила забрать приготовленные к отправке письма?

Еще момент он оставался там, где был, глядя в открытый дневник. Первые признаки болезни Торсина появились за несколько недель до прибытия Клиа. Раздумывая над этим, Алек рассеянно пролистывал тетрадь, пока не дошел до последней записи, сделанной накануне.

«Ю.С. по-прежнему хитрит, позволяя Л. возглавлять оппозицию».

Алек насмешливо улыбнулся. А чего можно было ожидать? «Тайно встречался с кирнари Вирессы. Вступил в заговор против принцессы»?

Положение, в котором Алек оказался, позволило ему взглянуть на комнату в иной перспективе. Отсюда он мог оценить, как хорошо начищены сапоги, аккуратно расставленные рядом с сундуком, и какие ровные складки заглажены на мантии, висящей на стене.

«Один взгляд на комнату человека скажет тебе о нем больше, чем целый час беседы», – поучал его когда-то Серегил. Алек тогда нашел это утверждение забавным, особенно учитывая то обстоятельство, что любое помещение, где поселялся Серегил, немедленно приходило в состояние полного беспорядка. Комната Торсина, напротив, говорила о чрезвычайной педантичности хозяина. Все было на своем месте, нигде не валялось ничего лишнего.

Вылезая из-под кровати, Алек увидел в золе камина, как раз под решеткой, что-то красное. Стоя, он этого не заметил бы.

Опустившись на четвереньки, юноша выудил обгорелую шелковую кисточку, темно-красную с синим. Алек не думал, что Торсин может носить одежду с подобными украшениями, но ауренфэйе часто отделывали кистями свои плащи и туники, А также сенгаи.

Алек осторожно отряхнул находку от золы; сердце его снова заколотилось от волнения. Кисточка была как раз такой формы и размера, какие он видел на головных уборах вирессиицев. Кто-то хотел уничтожить ее, но кисточка провалилась сквозь решетку прежде, чем пламя успело ее спалить.

«Значит, ее не хватятся», – рассудил Алек, пряча добычу в кошель на поясе.

Юноша провел остаток утра, слоняясь вокруг тупы клана Катме в надежде завести разговор с кем-нибудь из слуг. Он был очень искусен в подобных уловках, но сегодня ему не повезло. Враждебные взгляды и отчетливо произносимое «гаршил» показывали, что слишком углубляться на враждебную территорию не стоит.

«Наверное, все свое везение на сегодня я уже израсходовал», – огорченно подумал Алек.

Те несколько улиц на границе тупы, которые он рискнул обойти, не имели обычных злачных мест. Неприветливые покрытые татуировкой лица смотрели на него из окон и с балконов. Никто здесь, похоже, не интересовался выпивкой или игрой в кости. Или катмийцы так не любят чужаков, что все таверны расположены в глубине, подальше от любопытных оскверняющих взглядов?

К полудню Алек сдался и решил вернуться домой. Однако, повернув за очередной угол, он обнаружил, что заблудился.

– Пальчики Иллиора! – пробормотал он, оглядывая ничего ему не говорящие окрестности.

– Святотатство не поможет тебе, полукровка. Здесь следует произносить истинное имя Светоносного! – Из двери в нескольких ярдах от Алека вышла женщина; ее покрытое татуировкой лицо под черно-красным сенгаи было бесстрастным. На женщине не было обычных тяжелых украшений, которые Алек считал непременной принадлежностью клана Катме, но ее туника была расшита рядами серебряных бусин.

– Я никого не хотел оскорбить, – ответил Алек. – Ты можешь поберечь свою магию: я заблудился и без посторонней помощи.

– Я все утро слежу за тобой, полукровка. Что тебе здесь нужно?

– Мне просто любопытно осматривать город.

– Ты лжешь, полукровка!

«Так, может быть, катмийцы все-таки читают мысли, или просто я выгляжу таким виноватым?»

Постаравшись напустить на себя независимый вид, Алек ответил:

– Приношу тебе свои извинения, катмийка. Мы, тирфэйе, всегда так поступаем, когда то, чем мы заняты, никого больше не касается.

– Так, значит, двуличность подчиняется собственному этикету? Как интересно!

Алеку показалось, что на покрытом черными линиями лице промелькнула улыбка.

– Ты говоришь, что следила за мной, однако я тебя не видел. Ты шпионила?

– А ты шпионил за благородным Торсином, когда он приходил сюда по приглашению нашего кирнари прошлой ночью, полукровка?

Отрицать не было смысла.

– Это тебя не касается. И меня зовут Алек-и-Амаса, а не полукровка.

– Я знаю. Иди туда, откуда пришел. – Прежде чем Алек успел ей ответить, женщина исчезла, растворившись в воздухе, как струйка дыма.

– Идти туда, откуда пришел? – проворчал Алек. – А что же еще мне остается?

На этот раз, однако, ему удалось выйти в знакомый район неподалеку от здания, где заседала лиасидра. Не имея других дел, Алек вошел внутрь и уселся в уголке, глядя на участников переговоров. Особенно внимательно он присматривался к Торсину.

Когда в переговорах был объявлен перерыв, Алеку удалось привлечь внимание Серегила. Алек поманил его за собой и быстро свернул на пустынную улицу.

– Нашел что-нибудь в тупе Катме? – с надеждой спросил его Серегил.

– Нет. Не там. – Набравшись мужества, Алек рассказал другу о том, что обнаружил в комнате Торсина, совсем позабыв о свидании Ниала с Амали.

Серегил недоверчиво взглянул на него, потом прошептал:

– Ты вломился в комнату Торсина? Потроха Билайри, разве я не говорил тебе, что следует подождать?

– Да, но если бы я тебя послушал, мы не имели бы этого, верно? – Алек показал Серегилу вирессийскую кисточку. – Да что с тобой? Член собственной команды Клиа тайком видится с врагами, а ты говоришь «подожди»? В Римини ты сам бы уже побывал в его комнате!

Серегил сердито посмотрел на него и покачал головой.

– Здесь все иначе. Не за пленимарцами же мы гоняемся.

Ауренфэйе – союзники Скалы по духу, если не по делам. Никто не замышляет убить принцессу. А уж Торсин!..

– Но это может оказаться тем самым доказательством, которое нужно Клиа: доказательством двуличия Торсина.

– Я думал об этом. Торсин ищет благоволения Юлана не из симпатии к нему. Он боится, что если мы обидим вирессийцев, то проиграем: и Гедре не получим, и Вирессы лишимся. Впрочем, если Торсин решил действовать за спиной принцессы…

– Как он вел себя по отношению к лиасидра?

– Ты имеешь в виду, не бросал ли он виноватых взглядов и не обменивался ли тайными знаками? – спросил Серегил со своей кривой улыбкой. – Ничего такого я не заметил. И мы с тобой не учли еще одной возможности: Торсин мог действовать по поручению Клиа, а нам, остальным, знать об этом не положено.

– Что ж, это возвращает нас к тому же вопросу: что нам следует предпринять?

Серегил пожал плечами.

– Мы с тобой наблюдатели. Вот и будем наблюдать.

– Кстате о наблюдениях… Я утром видел Ниала с Амали.

– Вот как? – Новость явно заинтересовала Серегила. – И чем они занимались?

– Она тревожится о муже и обратилась к Ниалу за сочувствием.

– Они когда-то были любовниками. Между ними определенно сохраняется связь. А что ее беспокоит?

– Я не все слышал, но похоже, что споры в лиасидра ему тяжело даются.

Серегил нахмурился.

– Это никуда не годится. Нам нужно, чтобы он сохранил силы. Не думаешь ли ты, что Ниал и Амали – все еще тайные любовники?

Алек постарался вспомнить утреннюю сцену: Амали, льнущую к высокому рабазийцу, гнев, отразившийся на его лице при одном намеке на плохое обращение с женщиной…

– Не знаю.

– Думаю, нам надо это выяснить, и не только ради Клиа. Давай попробуем узнать, не известно ли чего-то Адриэль.

Они нашли супругов – Адриэль и Саабана – в коллосе их дома.

– Ниал и Амали? – хмыкнул Саабан, когда Серегил заговорил о них. – Вы что, собирали сплетни по тавернам?

– Ничего подобного, – ощетинился Серегил. – Слухи до меня, конечно, доходили. Но дело в том, что Ниал очень внимателен к Беке Кавиш; если он водит ее за нос, я собираюсь принять меры.

– Амали и Ниал были любовниками до того, как она вышла замуж за Райша-и-Арлисандина, – сказала Адриэль. – Это очень печальная история, прямо-таки сюжет для баллады.

– Что произошло?

Адриэль пожала плечами.

– Она предпочла долг любви, я полагаю, выйдя замуж за кирнари своего клана, а не за перекати-поле. Но я точно знаю. она нежно полюбила Райша, и вся горечь разрыва досталась Ниалу Он кажется мне человеком, который продолжает любить, даже когда его любовь отвергнута. Может быть, Беке удастся излечить его сердце.

– Только бы при этом он не разбил сердце ей. Райш ведь очень стар. Не болен ли он?

– Я сама задумывалась о его здоровье. Последнее время он на себя не похож. Переговоры даются ему нелегко, без сомнения.

– На его долю выпало немало горестей, – сказал Саабан. – Райш похоронил двух жен; первая была бесплодна, а вторая умерла во время родов, и ребенок не выжил тоже. Теперь Амали беременна. Для кирнари очень тяжело видеть, как страдает его народ, – а клану Акхенди выпали тяжелые времена. Могу себе представить, как много для Райша значит успех переговоров. Мне кажется, Амали просто был нужен человек, которому она могла бы излить душу.

– Я могу сколько угодно испытывать неприязнь к этому человеку, – пробормотал Серегил, когда они с Алеком вернулись в свою комнату, – но о нем все говорят только хорошее.

– Про акхендийского кирнари? – спросил Алек.

– Нет, про Ниала. Заботиться о возлюбленной, которая тебя бросила, – я на такое не был бы способен. Алек самодовольно усмехнулся.

– Вот видишь! Я знал, что ты ошибаешься на его счет.

Амали скорчилась в темноте у окна спальни, изо всех сил сдерживая рыдания: Райш опять метался и стонал во сне. Он отказывался говорить ей, какие кошмары его преследуют, но с каждой ночью они делались все мучительнее. Если Амали будила его, он испуганно вскрикивал, глядя на нее безумными, ничего не видящими глазами.

Амали-а-Яссара знала, что такое страх: ее семье, которую голод выгнал из родных мест, пришлось едва ли не побираться на улицах селений Акхенди. Ниалу удалось на время заставить ее забыть тревоги, но он хотел, чтобы Амали отправилась с ним, чтобы странствовала, как тетбримаш. Именно Райш спас ее, вернул ей уверенность в себе, дал право с гордостью снова надевать сенгаи своего клана. Ее родители и братья получили место за столом кирнари, а сама Амали носила под сердцем его сына. Она чувствовала себя в безопасности, пока не прибыли скаланцы и не принесли надежду на лучшие времена. А теперь ее супруг во сне становился безумцем…

С виноватой дрожью она нащупала в кармане ночного одеяния амулет, который ей передал Ниал для починки. Амулет ему не принадлежал, но для Амали это была ниточка, связывающая ее с Ниалом, предлог снова с ним увидеться. Ее пальцы пробежали по неровным узлам браслета: работа ребенка, но вполне действенная. Рука Ниала коснулась ее ладони, когда он передавал ей амулет в Доме с Колоннами. Амали позволила себе насладиться воспоминанием об этом прикосновении и о других тоже: Ниал гладил ее волосы; руки его обнимали ее, защищая, хотя бы на короткое мгновение, от всех страхов и забот… Ей нужен был не сам рабазиец, а то чувство умиротворенности, которое он всегда ей давал, – и всегда на такое короткое мгновение!

Амали сунула в карман амулет – ее талисман, который поможет, если понадобится, снова обрести эту поддержку. Осушив слезы, она нашла мягкий платок и осторожно вытерла пот со лба своего любимого.

 

Глава 18. Магиана

 

Прохладный горный воздух в лицо. Остроконечные пики на фоне безоблачного неба. Еще один перевал – и она на равнине. Магиана закрыла глаза, чтобы полнее ощутить смесь запахов – влажного камня, дикого чабреца и чуть сладковатый – лошадиного пота.

Свобода. Впереди – только бесчисленные дни, посвященные исследованиям…

Магиана очнулась от дремы – перо выпало у нее из руки. Во рту у волшебницы пересохло, от спертого жаркого воздуха в шатре царицы разболелась голова. Сон был таким ярким – на мгновение волна негодования захлестнула волшебницу.

«Я никогда не просила о той жизни, которую теперь веду!»

Магиана подняла перо, заново оточила его и обреченно уселась на свой стул. Слишком долго удавалось ей поддерживать в себе призрачную иллюзию свободы. Магический дар возносил волшебника Орески на недосягаемую высоту – но за все надо расплачиваться, и каждый из них платил определенную цену: в зависимости от собственных талантов.

Теперь и ей представлен счет за те годы свободных скитаний, и вот она сидит в шатре, и единственное, что ей остается, – наблюдать, как лучшая из цариц, Идрилейн, борется со смертью, своим последним противником.

Будучи Идрилейн, она все-таки смогла удержаться на плаву, по крайней мере на время. Отъезда Клиа в Ауренен в какой-то мере дал ей надежду и силы. Весь месяц, прошедший с тех пор, царица отчаянно цеплялась за жизнь и даже немного набрала в весе, когда болезнь, сжигавшая ее легкие, отступила. Большую часть дня Идрилейн находилась в полузабытьи, время от времени приходя в себя и задавая пару вопросов о ходе военных действий и об успехах Клиа; увы, от последней было мучительно мало известий. У царицы не было ни сил, ни желания совершить долгое путешествие в Римини, поэтому она решила остаться здесь, в лагере – теперь уже, по сути, лагере Фории. Как придворная волшебница, Магиана вынуждена была находиться при Идрилейн, прикованная к этому душному шатру, где среди склянок с лекарствами царит тяжелый запах болезни, где умирает старая женщина.

Магиана отогнала греховные мысли. Да, она связана любовью, клятвой, долгом, пока Идрилейн не освободит ее и не освободится сама.

Оставив заснувшую царицу, волшебница вынесла стул и письменные принадлежности наружу. Широко раскинувшийся лагерь купался в обманчиво мягких лучах вечернего солнца. Магиана обмакнула перо в чернила и начала сначала.

«Мой дорогой Теро, вчера пленимарцы прорвали линию фронта с Майсеной в нескольких милях от нашего лагеря. Еще несколько городов на восточном побережье сожжены. Со всех сторон доходят до нас ужасные слухи: половина полка Белых Ястребов погибла за одну ночь, накрытая облаком ядовитых испарений, мертвецы встают из могил и атакуют своих бывших товарищей по оружию, дирмагнос среди бела дня наслал на скаланцев призраков и стену огня. Конечно, часть этих историй – выдумки солдат, но некоторые слухи нам удалось проверить. Мой коллега, Элутеус, собственными глазами видел, как у брода Гришер некромант метал молнии.

Фория уже не может не обращать внимания на подобные известия, но по– прежнему убеждена, что атаки некромантов редки и не имеют особого значения. В какой-то мере она права. После того, как Шлем был уничтожен, некроманты Верховного Владыки недостаточно сильны, чтобы победить нас одной магией, но слухи об их деяниях питают страх наших войск и тем самым ослабляют их.

Впрочем, есть и хорошие новости. Надо отдать должное Фории: она решительный командир, хоть и не сильна в дипломатии, и военачальники доверяют ей. За последнюю неделю ей удалось организовать на восточном фронте успешное наступление в нескольких местах и одержать ряд побед. Передай Клиа, что ее подруга, коммандер Миррини, захватила пятьдесят вражеских лошадей. Это большое достижение, многие кавалеристы лишились своих коней в битвах. Они вынуждены забирать лошадей у окрестных жителей, и это не улучшает отношений с местным населением.

Вчера к нам прибыл третий курьер от Клиа. Фория ничего не сказала, но ее отношение к посольству сестры очевидно. Нельзя ли добиться от лиасидра хоть небольших уступок? Иначе, боюсь, Фория может отозвать вас. С каждой новой потерей присутствие Клиа на поле боя становится все более необходимым».

Магиана поколебалась: некоторые свои мысли она не решалась доверить бумаге, даже в таком письме, как это. Например, тот факт, что она, старейшая из оставшихся в живых магов Орески, опасается переслать послание своему протеже при помощи заклинания: как бы не узнала Фория. Наследная принцесса ничуть не скрывает, что не доверяет волшебникам в целом, а советнице своей матери в особенности. Магиане уже пришлось однажды отчитываться перед принцессой в своих действиях – а ведь она всего лишь по просьбе генерала Армениуса заглянула в магический кристалл. За несколько недель, прошедших со времени назначения Фории главнокомандующей, многое изменилось. Повсюду теперь ее глаза и уши, и, конечно, в первую очередь этот красавчик, капитан Транеус.

«У Клиа и так хватает забот», – подумала Магиана; она наложила на письмо чары, снять которые мог только Теро. Позже она сама отдаст его в руки гонцу. Пусть Транеус делает из этого какие угодно умозаключения.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...