Главная Обратная связь

Дисциплины:






Король Огня: Творец



Радость творца в самом творении, для него нет других наград.

 

Единственная добродетель, достойная быть добродетелью, – это творчество. Неважно, что именно вы создаете, но это должно обогащать жизнь, делать существование более красивым, жизнь – более радостной, песню – более звонкой, любовь – более яркой; и тогда вы, как творцы, приобщитесь к вечности и бессмертию.

Миллионы людей живут, но не творят. А ведь один из основных законов жизни состоит в том, что, если вы не занимаетесь творчеством – живописью, пением, танцем, вы не можете быть счастливыми, вы будете страдать. Только творчество наделяет вас достоинством. Оно помогает вам расцвести во всей своей красе.

Творец не может быть частью толпы. Творец должен научиться быть в одиночестве, идти своим путем. Он должен понять красоту одиночества, поскольку только в одиночестве возможна реализация его потенциала.

Путь творца в конечном итоге приводит вас к самим себе, поскольку вы отрываетесь от толпы, от масс и остаетесь наедине с собой. Художник абсолютно одинок в своем видении. Танцор абсолютно одинок в своем танце.

Однажды одного из величайших танцоров, Нижинского, спросили: «Вы танцуете перед огромной аудиторией – неужели вы не нервничаете?» Он ответил: «Я нервничаю, но только до начала танца. Как только я начинаю танцевать, я оказываюсь совершенно один, все остальные исчезают. Причем исчезают не только зрители, иногда наступает момент – и это величайший момент, – когда исчезаю я сам, и остается только танец».

Ученые заметили, что, танцуя, Нижинский иногда подпрыгивал на физически невозможную, в силу земного притяжения, высоту. Но еще более потрясающим было приземление. Он опускался невероятно медленно: словно лист, падающий на землю с дерева, медленно и неторопливо. Это также противоречит закону земного притяжения, ведь земля быстро притягивает к себе тяжелые предметы.

Когда его об этом спросили, Нижинский ответил: «Для меня самого это тайна. Каждый раз, когда я стараюсь это повторить, у меня ничего не получается, потому что в этот момент есть я . Возможно это „я“ и является весом, на который воздействует земное притяжение. Это происходит, когда я полностью о себе забываю. Я в такие моменты – лишь изумленный зритель, точно такой же, как и вы. Я не знаю, как это происходит».

Возможно, эго является самой тяжелой частью вашего существа. В тот момент, когда Нижинский чувствовал, что он исчезает, что остается только танец, а танцора больше не существует, он приближался к переживанию, подобному переживанию Гаутамы Будды или Лао‑цзы, но с другой стороны. Его танец превращался в мистическое переживание.



Радость творца в самом творении, для него нет других наград. Как только он начинает думать о другой награде, он становится исполнителем, а не творцом.

Творец не честолюбив и не жаждет славы. Честолюбивый и жаждущий славы человек не является творцом, он может быть составителем, но не творцом. Творец не желает ни популярности, ни уважения. Вся его энергия направлена на одно: на творчество.

Все древние великие произведения искусства анонимны. Например, мы не знаем, кто был архитектором Тадж‑Махала, самого прекрасного памятника архитектуры в мире. Мы не знаем, кто создал Упанишады, самое прекрасное высказывание о высших переживаниях человека. Создатели этих шедевров считали себя лишь проводниками, посредниками существования, лишь инструментами творчества существования – они никогда не считали себя творцами. Им казалось неприличным даже ставить свое имя под тем, что они создавали.

Массы ведут себя совершенно иначе: они ничего не создают, но оставляют свои автографы в общественных туалетах и вырезают свои имена на сиденьях кинотеатров. Желание, чтобы имя осталось после смерти, желание славы, честолюбие не свойственны творческой душе, это удел посредственности.

 

 





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...