Главная Обратная связь

Дисциплины:






Космическая Философия



 

Исследование мировых пространств

 

Стремление проникнуть за атмосферу подобно желанию изучить морское дно, внутренность земной коры, открыть новую страну, изобрести подводную лодку, летать по воздуху, улучшить жизнь, излечить болезнь, изучить небо.

Когда-то все эти желания были дерзновенны и карались или осуждались многими. Но, конечно, напрасно, ибо эти желания дали добрые плоды людям.

Давно доказано, что один и тот же свет освещает биллионы планет, имеющих один и тот же материальный состав, т. е. те же, приблизительно, земли, руды, металлы, жидкости и атмосферы.

Все миллионы солнц подобны между собою и есть только громадные, не успевшие еще остыть планеты – земли.

Все это – материальный мир и ничто не мешает нам его изучать, проникать в него и им пользоваться, как пользуемся мы благами Земли. Достигать их есть удел человека.

Но есть другое небо – метафизическое, высшее, мысленное, в какое мы проникнем, когда потеряем эту телесную оболочку.

Есть другой мир – духовный, который откроется нам, когда мы кончим наш жизненный путь; этот мир не доступен нашим чувствам, но он возникнет перед нами в свое время, когда мы предстанем перед Ним. Сон нашей жизни прервется, протрем мы свои духовные очи и увидим то, о чем сейчас не думаем.

Пока же мы живы, пока продолжается наш крепкий сон, мы не можем не думать о земном, о материальном, каково видимое небо.

Бесчисленные планеты-земли есть острова беспредельного эфирного океана. Человек занимает один из них. Но почему он не может пользоваться и другими, а также и могуществом бесчисленных солнц!

Ему угодно, чтобы все Его творение было на благо человеку и чтобы сон, в котором пребывает человечество, имел значение, подобно тому как имеет значение обыкновенный наш ночной сон, укрепляющий душу и тело. Пусть же и сон жизни будет светел и радостен.

 

Комментарий

Отрывок представляет собой начало работы К. Э. Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (Дополнение к первой и второй части труда того же названия), Калуга, 1914 г. Эта брошюра явилась небольшим дополнением к классическому труду по теории ракетодинамики и космонавтики, изданному ранее ученым в 1903 и 1911–1912 гг. Она посвящена конкретной проблеме из области ракетного двигателестроения. Тем более неожиданными явились размышления ученого по поводу иллюзорности земной жизни и всей активной человеческой деятельности на поприще науки и техники относительно истинной вечной жизни души «по исходе из тела».

При неоднократных переизданиях ряда книг Циолковского под общим названием «Исследование мировых пространств реактивными приборами» в советское время начало этой брошюры, содержащее приведенный отрывок, а также историю вопроса, опускалось. Единственное репринтное издание с полным текстом всех статей «Исследований…» было предпринято в 1977 г.



Текст печатается по изданию 1914 г.; с. 1–2. Комментарий из сборника «Евангелие от Купалы».

 

Вера в людей или в авторитеты не надежна…

 

Вера в людей или в авторитеты не надежна, потому что авторитеты противоречат друг другу. Притом они приходят к нелепым выводам, и несмотря на это, все-таки имеют сейчас громадную силу. Почти все 100 % людей сейчас подвержены грубейшим суевериям. Таковы вера в спасительность некоторых статуэток, форм и действий, не имеющих никакого отношения к разуму и законам природы. Например, если съешь кусочек хлеба с вином или без вина, то будешь в будущем счастлив и избавишься от наказания за сделанные тобою преступления. Если помажешься ароматическим маслом, то выздоровеешь, если совершишь ряд ни к чему не ведущих обрядов, то можешь заключить союз с женщиной, в противном случае – нельзя. Эти обычаи ничем не отличаются от веры в три свечи, в сны, в 13 число, в почесывания и в разные другие приметы. Они составляют такой же позор человечества, как и все безрассудные поступки. Такие люди ничем не отличаются от безумных, потому что отрицают разум и знание.

Как же относиться к таким? А так же, как мы относимся к сумасшедшим и больным: с полным вниманием, сожалением и милосердием. Больных мы стараемся облегчить или вылечить, и также и страдающих верою в пустяки мы пытаемся вразумить, т. е. дать им знания, которые избавили бы их от заблуждений и гибели.

Нужно огромное терпение. Только медленно, медленно можно изменить образ жизни людей к лучшему. Иные, как и некоторые больные, – неизлечимы. Для них останется одно наше сострадание и заботы.

На чем же основываться, что признавать верным? Изучение вселенной начато, но, конечно, никогда не будет закончено. Наше знание – капля, а незнание – океан. Разного рода знания, накопленные наиболее сознательными людьми всех стран, народов и времен, называются науками. Они разделяются на точные и сомнительные. К точным относятся геометрия, механика, физика, химия, радиология, биология и проницающая их все математика или логика. К точным же наукам относятся прикладные и описательные науки, каковы технология, география, зоология, ботаника, геология, астрономия, минералогия, физиология и т. п. Сомнительные науки также очень важны, потому что представляют попытки решить задачи, которых решение крайне необходимо каждому сознательному существу. Они называются сомнительными, потому что решения этих задач разными умами несходны. Неизвестно, кто прав и чье решение неверно. Может быть, и все они неверны. Таковы науки исторические, философские и религиозные.

Но не нужно думать, что есть резкие границы между точными и неточными науками. С одной стороны, высшие границы точных наук колеблются, с другой – основы социальных наук близки к точности.

Мы начнем с наиболее точных наук, откинув от них все сомнительное. В гуманитарных же и философских науках примем то, что согласуется с нашими выводами из знаний несомненных.

Будем смелы. Не будем бояться кары авторитетов, хотя бы за ними были тысячелетия. Мы охотно за ними пойдем, если они, с точки зрения несомненных знаний, пришли к верным, хотя и не доказанным ими выводам.

Как мы можем быть виновны, если мы следуем своему разуму? Что же может быть выше его? Конечно, возможны существа сильнее мне по разуму. Но где они? Они не приходят к нам на помощь. Когда придут, тогда и послушаем их. Сейчас мы имеем только указания наиболее даровитых своих собратий. Разум же неба молчит.

Через тысячи лет наука расширится, усовершенствуется, и сам человек преобразится к лучшему. Но пока этого нет, нам приходится довольствоваться имеющимся. Наши выводы, наверное, будут неполны, даже ошибочны, но что же делать, если нет сейчас того, что будет через 100, тысячу, миллион лет и что даст нам более верные выводы!

 

Фрагмент из работы Циолковского «Любовь к самому себе, или истинное себялюбие». Калуга, 1928.

Публикуется по сборнику «Очерки о Вселенной».

 

Моя философия

 

Вселенная состоит из единой сущности, которую я называю материей. Это есть единство, или монизм. Это – простота. Не вижу надобности в двойственности (дуализме), или в множественности начал. Современная наука дуалистична, даже полиистична. Но это временно, это рабочие гипотезы. Это исчезнет.

Материя определяется тремя качествами: 1) временем, 2) пространством, 3) силою, или ощущением приятного или неприятного.

Время и пространство определяют силу и всю механику, механика определяет физику и химию, эти всю биологию.

Три качества (атрибута) материи не отделимы друг от друга. Поэтому, где мы видим один из атрибутов, там должны быть и остальные два качества, т. е. там должна быть и материя. Время и пространство есть везде, значит и материя есть везде. Отсюда вывод: вселенная безгранична.

Безграничность времени до сих пор в науке никто не отрицал. Отрицали в прошлом вселенную, но не время. Пространство стали ограничивать с Эйнштейна. Но ведь одно из двух: или оно ограниченно или безгранично. Среднего мнения быть не может. Значит оно безгранично. Мы не можем вообразить ни нуля, ни бесконечности. Это пределы. Но сумма всех времен не может быть определена числом и потому условно называется бесконечной.

Уже одно общее признание бесконечности времени говорит и о бесконечности пространства и материи.

Если бы материя не обладала чувственностью, то не было бы смысла в ее существовании. Но если хоть часть материи чувствительна, то как же отрицать это свойство у другой части! Часть же материи в живых телах несомненно ощущает. Значит, и остальная часть должна ощущать, иначе это противоречило бы единству.

Наконец, во всяком живом организме материя течет, т. е. постоянно меняется, как вода в реке. Значит, мертвая, входя в организм, становится живою.

Мертвое оживает, живое умирает. И смерть, и жизнь только преобразование материи, переход из одной формы в другую.

(Отрывок, 6 сентября 1932 г.)

 

Архив РАН, ф. 555, оп. І, д. 488

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...