Главная Обратная связь

Дисциплины:






Формальная опрятность. Чудо в Тире. Кормежка 4-х тысяч людей. Опять просят доказательств с неба. Берегитесь фарисейства. Что думаете обо мне? Как приду я опять.



Тут осмелевшие казнью Ивана приступили к Иисусу книжники и фарисеи с упреками: – Твои ученики едят, не умывши рук. Нельзя нарушать обычаи дедов.

– А зачем вы ради этих обычаев, – возразил Иисус, – отказываете родителям в необходимом и нарушаете так Божью истину: не хочется вам что-нибудь дать родителям, вы говорите: – Это дар Богу, – и не даете… Это-то хорошо? Верно говорил про вас Исайя: «Эти люди чтут меня наружно, обманчиво, а по существу они далеки от меня».

Подзывает Христос народ и говорит ему: – Слушайте хорошенько: не то унижает и пачкает человека, что входит в его уста, а то, что выходит из них…

Но никто не понял этих его слов.

– Знаешь ли, – говорили ему ученики, – фарисеи-то на слова твои обозлились!

– Всякое растение, – ответил Христос, – которое не Отец мой насадил, будет уничтожено. Оставьте их: это вожди слепые, предводительствующие такими же слепцами. Если же слепой ведет слепых, то все свалятся в яму.

– Однако и мы не поняли твое изречение к народу, – заметил Петр.

– Что же тут понимать? Дело ясно, как день: что лишнее входит в рот, то потом извергается. Из уст же могут выходить злые, обманчивые и губительные речи, как плод дурных мыслей, замыслов и дел. Это может осквернять человека. А неумытые руки – недостаток небольшой… (Конечно, неопрятность тоже зло, но Иисус подразумевает тут опрятность очень поверхностную, обрядовую, которая все равно гигиенического значения не имеет).

Ушел Христос к Тиру. Тут попалась ему иноземка, которая просила его исцелить беснующуюся дочь. Он сказал, что послан к погибающим евреям, что нельзя брать хлеб у детей и бросать собакам.

Но она возразила: – И собаки подбирают крохи от хозяев…

Тогда он удивился ее вере и смирению и исцелил ее дочь заглазно.

Из окрестностей Генисарета Христос пошел к озеру (Галилейскому), взошел на уступ и сел… Подошло к нему много народа с больными и увечными, которых и положили у его ног. Он исцелял их, а народ смотрел и дивился, так как немые говорили, слепые видели, хромые ходили и калеки поднимались в полном здоровье. Многие зрители поэтому вспомнили Бога и восхищались.

Затем созывает Христос учеников и говорит им: – Жаль мне народа… три дня не отходит от меня и пищу свою всю приел. Если же отпустить их, то голодные ослабеют в дороге.

– В пустыне невозможно достать хлеба для такого множества людей, – отвечали ученики.

– А много ли у вас пищи?

– Семь хлебов и малость рыбы…

Тогда приказывает Христос народу присесть на землю. Берет пищу, ломает на части, благодарит Бога и раздает ученикам. Те же угощают толпу. Было в ней 4000 человек кроме женщин и детей, но все наелись и набрали еще недоеденного семь полных корзин.



Народ был отпущен, а Христос садится в лодку и плывет. Прибывают в окрестности Магдалы.

Тут окружили Иисуса фарисеи и саддукеи. Желая его уличить, поставить в безвыходное положение, унизить перед народом, они просили его показать им какое-либо небесное знамение.

Христос отвечал им: – Когда вечером видите яркую зарю, то ждете хорошей погоды. А когда на утренней заре небо багрово, ждете ненастья.

Лицемеры (т. е. судящие о человеке не по делам, а по официальному положению), приметы погоды знаете, а признаки нового времени, признаки наступления царства истины не понимаете! Не будет вам никакого знака, кроме того, который дал вам Иона.

Отвернулся и ушел от них. От окрестностей Магдалы переправились на другую сторону озера, причем ученики забыли запастись хлебом. А Христос говорит им: – Берегись закваски фарисейской и саддукейской!

– Ну, – думают ученики, – это намек на нашу оплошность. Христос же сказал: – Что это вы думаете? Дело не о пище! Разве

вы забыли о пяти хлебцах, которых хватило на 5 тысяч человек?

Тогда они сообразили, что он советовал им беречься учения фарисейского и саддукейского.

Вошли в окрестности Кесарии Филипповой. Христос спрашивает учеников: – За кого люди меня, человека, принимают?

Ученики же ему отвечают: – Одни за казненного Ивана, другие за Илью, за Иеремию и за других пророков.

– А вы за кого меня считаете?

– Ты Христос, Сын Божий! – воскликнул Симон.

– Счастлив ты, Симон, потому что открыл тебе это Отец мой небесный! Ты есть утес (по-еврейски – Петр), который послужит основанием новой общины (церкви). И враждебные силы ее не уничтожат. Я дам тебе ключи в царство истины. Что ты разрешишь здесь, то будет разрешено и там – в царстве правды. Что запретишь, то и там будет запрещено. Но никому пока не говорите, что я Христос…

С этого времени он стал открывать ученикам, что ему суждено претерпеть в Иерусалиме унижение, страдание и смерть, но что на третий день после своей казни он оживет.

Тогда Петр отзывает его в сторону и говорит: – Что за жестокость к самому себе! Никогда этого не будет…

– Отстань, сатана (противник), – воскликнул Христос, – ты думаешь о житейском, временном и не понимаешь меня. (Вот еще указание на то, как философски широко понимает Христос слово сатана, диавол. Это есть означение всего дурного, даже всякой ошибки, всякого несовершенства и уклонения от высшей истины).

Всем же ученикам сказал: – Предупреждаю вас, кто хочет со мной единения, должен забыть про себя и нести за мною свой крест. (Присужденные к распятию несли за собой крест, на котором их распинали. Распятие – тогдашняя обычная казнь. Нести крест вошло в поговорку). Кто же будет хлопотать о сохранении кратковременной жизни, тот погубит вечную. Наоборот, – кто не будет заботиться об этой жизни, тот приобретет прекрасную и бесконечную жизнь, т. е. сохранит наиболее ценное. Какая выгода человеку, если он весь мир приобретет, а вечному духу своему повредит? Чем он загладит этот вред?

– Придет царство истины вместе с Христом, – продолжал Иисус, – но явится он уже не в унижении, а в Божьей славе, со святыми ангелами. Рассудит тогда каждого по его делам… Право же, не успеют некоторые из стоящих тут умереть, как люди уже увидят человека в своем Божьем царстве.

(Тут Христос так говорит, как будто бы надеется на очень скорое установление царства истины на земле и на свое торжество. Но он мог подразумевать и основание первых христианских общин, появившихся вскоре после его смерти. Об Иване Христос думал, что креститель есть воплотившийся вторично Илья. Поэтому, очень возможно, что под будущей вечной жизнью он подразумевал бесконечное и непрерывное воплощение людей в человечестве, все более и более совершенствующемся. Свое второе пришествие он мог также предполагать в виде особенного, необычного воплощения в образе совершеннейшего из людей. Но тогда он уже принят будет не как изгой, потому что придет сильный, славный, с помощниками, которых он в отличие от средних людей называет святыми ангелами, т. е. Божьими служителями).

 





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...