Главная Обратная связь

Дисциплины:






Нельзя ли и мне брать у Вас уроки?



 

В конце XVIII века Вена была городом великих музыкантов. В один из осенних дней 1800 года тридцатилетний музыкант Людвиг ван Бетховен сидел за роялем и работал. В полдень по поручению одного из издателей к нему пришел переписчик нот. Людвиг отдал ему два готовых квартета. Не успел переписчик уйти, как явился другой. Затем от князя Лиховского, богача из богачей, завзятого меломана, прибыл нарочный с приглашением ис­пытать в деле рояль, выписанный его светлостью из далекой Англии. Бетховен не особенно церемо­нился с сильными мира сего даже когда был мало кому известным музыкантом из Бонна. А теперь, став сочините­лем музыки, за рукописями партитур которого гоняются издатели, он мог позволить себе роскошь быть наедине с роялем, когда и сколько ему хочется.

Людвиг решил не спешить. Тем более что в тот день нельзя было высунуть носа на улицу: лил проливной дождь, небо над Веной рвали на части баг­ровые молнии, а где-то за крепостными бастионами города, точно тысячи орудий, грохотал гром. Словно разговаривая с громом, Людвиг с наслаждением импровизировал на своем видавшем виды рояле, заставляя его то, подобно органу, реветь, то тихо плакать, как скрипка.

В какой-то момент Бет­ховен почувствовал, как на его плечо легла чья-то легкая теплая рука. Обернувшись, он увидел: за его спиной стоит то­ненькая синеглазая девица в мокрой накидке.

- Я долго стучалась в дверь, но Вы не услышали, - с чуть заметным акцентом объяснила она.

Раздраженный тем, что его оторвали от дела, композитор смерил гостью колючим взглядом своих глубоко посаженных черных глаз.

- Что Вам угодно?

- Маэстро, я пришла к Вам по рекомендации своего двоюродного брата графа Франца фон Брунсвика.

Людвиг тотчас смягчился. Франц Брунсвик, венгерский аристократ, был тонким ценителем музыки и одним из луч­ших его друзей.

- Присаживайтесь, - предложил музыкант девушке. Она оглянулась кругом и засмеялась:

- А где прикажете?

В кабинете Бетховена стояло несколько стульев. Но все они были завалены книгами, кипами нотной бумаги. Холостой музыкант и сам не следил за порядком, и экономке своей строго запретил прикасаться к его бумагам.

- Прошу, - уступил он ей место за роялем. - Говорите, что граф Ваш родственник? - все же усомнился хозяин. - Что-то Вы не похожи ни на немку, ни на венгерку.

- По отцу я итальянка. - Она убрала со лба мокрую прядь черных курчавых волос и с ослепительной улыбкой, тотчас запавшей в душу Людвига, протянула ему руку.

- Графиня Джульетта Гвиччарди... Пока я стояла за дверями и слушала Вашу игру, поняла, что Вы - непревзойденный вир­туоз и могли бы помочь мне стать хорошей пианисткой. Я знаю, у Вас есть ученики. Нельзя ли и мне брать у Вас уроки? Поверьте, Вам не придется начинать со мной с азов, кое-что я уже умею...



Людвиг окинул ее взглядом. Вот что значит порода! Красота, грация, уверенность - все при ней! Даже мокрая на­кидка выглядит как выходное платье королевы.

- А Франц предупредил вас, что у меня скверный характер?

- Нет... Но меня это не пугает. Моцарт, я слышала, тоже не был душкой, а писал божественную музыку.

Ее ответ понравился Бетховену. Еще совсем молода, не больше восемнадцати, а уже кое-что смыслит в жизни и людях. Он подошел к окну. Дождь к тому времени прекратил­ся. Над Веной сияло солнце. По залитой голубыми лужами улице нескончаемой колонной шли солдаты. Австрия гото­вилась к войне с республиканской Францией...

- Маэстро, - напомнила Джульетта о своем присутствии. - Так Вы согласны быть моим учителем?

- Да. Приходите завтра...





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...