Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 14. Сентябрь - Вторая неделя — Большой Зал



Гарри по-прежнему смотрел через стол Равенкло. Его больше не волновало, что Рон или Гермиона могут это заметить. Фактически, он хорошо знал, что они наблюдали за ним. Они делали это в течение двух последних недель и видели его несчастным, в гневе, в слезах. Они видели его смотрящего в окно и постоянно разворачивающего подарок Драко на день рождения. Друзья заметили, как он перестал есть. Заметили, как он медленно и постепенно изменился. Они наблюдали за ним, наблюдающим за Драко.
И они вздыхали. И пробовали мягко вернуть его назад к действительности. Наконец, Рон и Гермиона устали смотреть на него, умирающего изнутри.
Они знали из разговоров с Винсом и Грэгом, что Драко был не лучше. Он принес извинения за свое поведение на уроке зелий за неделю до этого, но теперь он проводил бесконечные часы с детской книгой открытой на коленях, Куколкой свернувшейся в его руках, молча глядя в пространство. Драко перестал говорить, если его не заставляли. Он перестал есть, если один из его однокурсников не наполнял его тарелку и не вкладывал вилку ему в руку или Добби не встречал его по окончании обедов. Они сообщили, что заставляют его ложиться в кровать, но не могут заставить уснуть.
Итак, здесь скрестились судьбы … любовники? Враги? По разные стороны стола Равенкло. Гарри с жестоким упорством смотрящий на Драко, словно этим он мог снова оживить взгляд Слизеринца. Драко смотрящий с равным упорством в тарелку, зная, что Гарри наблюдает за ним и абсолютно не желающий встречаться глазами со своим Гриффиндорцем.
Шум привлек внимание обоих мальчиков к входу в Зал. Люциус Малфой, красуясь, стоял в дверях, он ждал, чтобы весь зал обратил внимание на его появление. Только когда все глаза были обращены к нему, он двинулся в середину зала. Гарри не отрывал глаз от ублюдочного блондина, когда тот по-королевски шествовал мимо Гриффиндорского стола. Он не обратил внимания на странные взгляды, которые однокурсники бросали на него. Он не знал, что из его груди вырывалось рычание.
Maлфой остановился перед профессорским столом и спокойно поклонился директору школы. Гермиона оглядела остальных профессоров, заметив Мадам Помфри, смотрящую на Maлфоя, как если бы он был дерьмом прилипшим к подошвам её туфлей. Губы МакГонагалл были так сжаты, что казались белыми. Снэйп выглядел абсолютно спокойным, хотя Гермиона думала, что видит, как его пальцы побелели от напряжения, сжимая стакан.
Она отметила, что Винс и Грэг отложили свой обед и приняли защитные позы рядом с Драко, у которого лицо мгновенно стало серым. Винс обменялся с ней слабой улыбкой, но Грэг так же полностью сосредоточился на Люциусе, как и Гарри. Выражение его лица тоже не сильно отличалось от лица Гриффиндорца. Она снова взглянула на Гарри. Он почти дрожал, его руки сжались в кулаки. Рон переводил взгляд с кулаков на его глаза и обратно, каждую секунду готовясь схватить лучшего друга, спасая его от Aзкабана.
Maлфой, казалось, закончил разговор с Дамблдором, который не выглядел довольным. Фигура бывшего Слизеринца снова согнулась в коротком поклоне, и он, холодно улыбаясь, повернулся, к столу своего факультета. Он поймал взгляд сына, который отчаянно пытался не встречаться с ним глазами так же, как пытался избегать взгляда Гарри Поттера.
- Драко, - сказал он повелительно, указав тростью на юного Малфоя. - Пойдем, мальчик. Мы нужны дома. Собери свои вещи и попрощайся со своими маленькими друзьями. Не известно когда ты сможешь вернуться. -
Если такое было возможно, Драко побледнел ещё больше. Гарри почти выпрыгнул с места. Только до боли впившиеся в руку пальцы Рона, удержали его на месте. Другие Гриффиндорцы не могли, казалось, решить, на кого смотреть: на Люциуса, Драко или Гарри.
Драко отодвинул свою тарелку и поднялся на дрожащих ногах. Грэг и Винс пристально глядели на него глазами полными ужаса и словами отрицания готовыми сорваться с губ. Мальчик откашлялся и остановил взгляд где-то за спиной отца.
- Н-ннет, - выдавил он, слабым голосом достаточным только для того, чтобы услышал отец.
Люциус нахмурился, в его глазах полыхнул гнев. Грэгу и Винсу понадобилось время, чтобы понять, ЧТО Драко сказал и затем подняться как один с двух сторон для защиты. Люциус нахмурился сильнее.
- Что ты имеешь в виду, говоря нет? - выплюнул он. - Я дал тебе приказ, сын. Собирай свои вещи. -
Драко выпрямился потому ли, что его лучшие друзья поддерживали его или потому, что он понял - Maлфой не может ничего сделать ему здесь, Гарри не знал. И его это не заботило.
- Нет, отец, - раздался более четкий ответ. - Я не буду.
Гарри закрыл глаза, и Рон почувствовал, что напряжение ушло из тела друга.
- Спасибо, - прошептал он перед тем, как открыть глаза для наблюдения за небольшой битвой Maлфоев.
- И почему нет? - Люциус опасно сузил глаза.
Драко глубоко вздохнул и скрестил руки на груди.
- Потому что мы не нужны дома, - сформулировал он спокойно. - Нет никакой неплановой семейной потребности. Никто не умер. Все твои деньги на месте. Единственная причина, по которой ты хочешь вернуть меня домой, состоит в том, чтобы дать мне метку. -
В зале воцарилась гробовая тишина. Все затаили дыхание.
Горько - холодное выражение появилось на лице Люциуса Малфоя.
- Неплановая потребность и вправду есть, мой сын, - сказал он отрывисто. - Прекрати свое смешное бормотание. Твоя бабушка со стороны матери очень плоха. Она просит нас побыть с ней в ее последние дни. - он с сожалением улыбнулся, но улыбка не коснулась его глаз.
Драко ахнул.
- Бабушка умерла, когда мне был год. И если я правильно помню, то ее последней просьбой было - чтобы ее шлюхе дочери, ее злому обманщику зятю и ее паразиту внуку не позволили притащиться на ее похороны. -
Тихий шепот возник над окружающими столами.
- Нет, отец, - Драко покачал головой. - Вы хотите забрать меня домой, чтобы представить вашему Лорду для Темной Метки точно так же, как вы хотели сделать этим летом. И я не пойду. - Он вызывающе вскинул подбородок.
Лицо Люциуса было абсолютно белым. Единственным цветом на его лице были ярко красные пятна на скулах. Он поднял трость и угрожающе шагнул вперед прежде, чем был остановлен волшебной палочкой направленной ему в горло. Он выпрямился и замер на месте.
- Опусти её, Люциус, - раздался шелковистый голос над ухом. Малфой зарычал, но расслабил пальцы на трости.
- Что ты делаешь, Северус? - потребовал он, волшебная палочка все ещё была у его горла.
- А что, Люциус, - промурлыкал он. - Я думал, что ты понял. Я выбрал сторону. В открытую, наконец, вместо того, чтобы прятаться в тени, слушать шепот деревьев и наблюдать за тобой, делающим фатальную ошибку.
Глаза Люциуса расширились, и он попытался дернуться. Но пальцы Снэйпа на его руке и внезапное сильное давление деревяшки на горло, изменили его намерения.
- Ты, - прошипел он вместо этого. - Ты - предатель! Ты - шпион!
Снэйп захихикал в ухо Малфою.
- Весьма хорошая работа, мой взрослый мальчик, - он ухмыльнулся. - И тебе потребовалось только…, сколько? Восемнадцать лет, чтобы понять это?
- Ты заплатишь за это, - пообещал ему резко Люциус. - ОН уничтожит тебя за это. За то, что ты сделал.
Снэйп за его спиной пожал плечами.
- Я уверен, что он попытается. Сразу же, как только выяснит. Что, как я понимаю, произойдет сразу после того, как ты уйдёшь отсюда, побежишь, как щенок с особенно сочной костью. -
Взгляд Малфоя обещал жестокую смерть каждому, кто слышал это.
- ОН заставит тебя мучиться, - выплюнул он.
- Если он сможет получить меня, я уверен, что да, - согласился Снэйп. - Однако я хорошо защищен. -
- Ах, да, - глумился Люциус. - Ваш драгоценный Дамблдор.
Снэйп снова пожал плечами. - Среди других.
Люциус явно дрожал от гнева, его глаза обещали боль, когда они обратились к Драко.
- Например, Гарри Поттер? -
Лишь дыхание было слышно в зале.
- Ваш возлюбленный Мальчик Который Выжил? Он не сможет защитить тебя, Снэйп. Он не может даже себя защитить. -
Слизеринский декан почти засмеялся.
- И все же он до сих пор жив. Я думаю, что воспользуюсь шансом с мальчиком. -
Люциус ухмыльнулся.
- Он будет твоим новый хозяином, Северус? Ты продал ему свою задницу за защиту? -
Снэйп внезапно встал перед блондином. Ненависть исходила от него волнами, когда волшебная палочка почти проткнула горло Люциуса, как если бы забыв о заклинаниях, хозяин собирался проколоть ею яремную вену.
- Он - не мой хозяин, - прошипел Северус. - У меня теперь нет никакого хозяина. Я, наконец, свободен впервые за почти 20 лет. Свободен от тебя, свободен от Него. И мне это нравится. Я не планирую когда-нибудь менять это.
- Однако, - он наклонился ближе к лицу Люциуса, слюна, слетающая с его губ, когда он говорил, приземлялась на кремовую кожу старшего Maлфоя. - Если снова будет нужно поклясться в верности новому хозяину, я скорее с удовольствием преклоню колена перед Гарри Поттером, чем снова подчинюсь этой насекомообразной оболочке, который поклоняешься ты. -
- Северус. -
Снэйп дернулся при звуке голоса Дамблдора, заставив Люциуса вздрогнуть снова.
- Да, Aльбус? - ответил он слишком спокойно.
- Давайте позволим мистеру Малфою уйти, хорошо? -
Снэйп в течение длительного времени оставался неподвижным перед тем, как отступить, бормоча проклятия. Он пятился спиной, держа волшебную палочку направленной на Maлфоя. Тот потер шею, его глаза заледенели от ненависти.
- Спасибо, директор, - отреагировал он, его голос был немного хриплым. - Однако я не уйду без моего сына. -
- Ах, я боюсь, что уйдете, мистер Малфой, - Дамблдор покачал головой. - Достаточно инсинуаций … и просто утверждений … было здесь произнесено, чтобы я почувствовал необходимость оставить юного мистера Малфоя под защитой Хогвартса. Вы можете, конечно, обратиться в Министерство Магии, если желаете. - он спрятал руки в объемные рукава мантии и стал ждать.
Люциус открыл рот.
- Вы … но Вы … - он отвел глаза, ища Гриффиндорский стол. - Ты! - завизжал он, как только его взгляд упал на Гарри. - Ты сделал это! Это - твоя вина!
Гарри встал лицом к лицу со своим обвинителем, стряхивая руку Рона, но отмечая, что Рон и Гермиона поднялись рядом с ним. Люциус подошел к ним, заставляя студентов, находящихся между ним и Гарри быстро отскочить в стороны.
- Ты сделал это, - повторил он. - Ты настроил его против меня! Чертов Мальчик Который Выжил - в каждой бочке затычка.
- Драко сделал свой собственный выбор, Maлфой, - ответил спокойно Гарри.
- Нет! - Люциус почти кричал. - Драко не способен на собственный выбор. Он всегда следовал моим рекомендациями, моим правилами, моему примеру! До этого лета и до ТЕБЯ. Ты окрутил его, ты настроил его против семьи. Против его будущего! -
- Я показал ему доброту, Люциус, - заявил Гарри. - Заботу, привязанность. То, в чем нуждается маленький ребенок. Я не поворачивал его против чего бы, то ни было. Не настраивал. Если ты так хочешь найти виноватого, возможно ты должен начать с того, как вы обращались с ним всю его жизнь. Если бы я каждый день бил его по голове - это все же было бы лучше в сравнении с вашим воспитанием. -
Люциус снова ухватился за трость, его глаза расширились от ненависти.
- Лгун! Ты показал ему ложь! Ложь, завернутую в ложные обещания. Угрозы! Чем ты угрожал ему, если он не останется с тобой, Поттер? - произнес он. - Я представляю, что ты не мог дождаться, чтобы приласкать его член, как плату за заботу о нем этим летом. -
Гарри наклонился вперед, с глазами сверкающими в гневе.
- Я не сделал бы этого, ты ублюдок! Он знает это! -
- Правда? - Люциус, казалось, немедленно успокоился, хитро улыбаясь. - Что еще он знает, Поттер? -
Гарри покраснел, ненавидя этого человека со всей страстью, которая у него была.
- Он знает, что ты любишь его? –
Все головы немедленно повернулись, как если бы была протянута струна от устной перепалки между Люциусом и Гарри к бледному лицу Драко. Он отказался встречаться глазами с кем-либо, продолжая смотреть через комнату на отца и своего заступника.
- Знает, Поттер? Что ты сказал мне в прошлом месяце? - он глубокомысленно погладил пальцем подбородок. - Ах, да. «Я люблю Драко Малфоя. Я люблю его в семнадцать. Я люблю его в пять, и я продам мою чертову душу прежде, чем дам тебе забрать его с собой».
Кровь прилила к лицу Гарри, когда Люциус с ухмылкой наклонился.
- Итак, Гарри, - прошептал он, заставляя сидящих за другими столами напрячься, чтобы расслышать слова, - Так ли он хорош в постели в пять, как - в семнадцать? Я всегда думал именно так. -
Когда шок охватил весь зал, Гарри увидел только красную пелену перед глазами. Снова раздалось рычание и Рон уже ничего не мог сделать, чтобы удержать его от разрывания горла этому ублюдку. Он перепрыгнул через стол, схватив Малфоя прежде, чем тот смог отойти. Он уронил мужчину с довольно звучным ударом, который разнесся по залу, когда голова Люциуса соприкоснулась с каменным полом.
Крики раздались за Гриффиндорским столом, когда Гарри и Люциус исчезли из поля зрения. Вызывающие отвращение удары начали звучать глухим чавканьем плоти о плоть. Все профессора в зале бросились на помощь, хотя они уже не были уверены в том, кто нуждается в помощи, когда увидели открывшуюся картину. Гарри прижал старшего Maлфоя к полу и превращал лицо мужчины в гамбургер. Проклятия и гневные обвинения слетали с губ мальчика наряду с угрозами.
- Я убью тебя, ты чертов насильник над детьми! - кричал он пронзительно сквозь глухие удары кулаками. - Я оторву твой чертов член и накормлю тебя им! -
Гарри не разменивался на мелочи. Он просто заносил кулаки и бил. Бил мужчину по голове снова и снова, пока не перестал получать удовлетворения, и руки не стали от крови скользить по коже Люциуса. Тогда он перенес ярость на тело Малфоя. Смутно он чувствовал, что были фигуры бегущие к нему, голоса просящие, чтобы он остановился. Но в его власти был Люциус Малфой, о чем он мечтал в течение этих месяцев. И теперь не было никакого способа заставить его отпустить Малфоя.
Даже годы спустя он не понимал, как поставил барьер. Он предполагал, что не должен удивляться этому. В конце концов, он, как известно, спонтанно творил магию в моменты большого гнева или страха. Но это была … великолепная стена между отмщением Гарри и теми, кто пытался помешать ему.
Снэйп бежал к Гарри, желая оторвать мальчика от Maлфоя. Он заметил, как перед ним появился мерцающий воздух и свернул, чтобы не удариться лицом в барьер.
- Черт возьми! - взревел он.
Через секунду он достал палочку и произнес заклинание, чтобы убрать щит. Его лицо стало более темным, когда щит отказался реагировать.
Дамблдор шагнул вперед и прибавил своё заклинание к Снэйповому. Школа в трепетном ужасе наблюдала, как даже великий, старый волшебник не сумел убрать барьер. Снэйп опустил волшебную палочку и начал стучать по щиту.
- Поттер! Остановись, ты чертов идиот! Ты убьешь его! Поттер! - он диким взглядом осмотрел зал, его волосы, взметнулись над плечами.
- Драко! - прокричал он все ещё ошеломленному блондину, стоящему у Слизеринского стола. - Драко, быстро иди сюда, мальчик! -
Тот стряхнул оцепенение, в котором, казалось, находился и двинулся вместе с Грэгом и Винсом мимо столов, пока не подошел к крестному отцу.
- Ох, мой … - он остановился на дрожащих ногах, когда заметил избитое лицо своего отца.
- Не время для истерического припадка, мальчик, - заметил Снэйп, схватив его рукой и ставя прямо перед Гарри. - Поговори с ним, Драко, - приказал он. - Заставь его остановиться. Если он убьет его, то отправится в Aзкабан. -
- Но что я могу …? - Драко резко остановил себя и опустился на колени, лицо отца было с другой стороны стены.
- П-поттер? - попробовал он. - Поттер, ты должен остановиться. Ты убьешь моего отца. - его руки дрожали, когда он прижал их к щиту. - Поттер? Остановись! Ты должны остановиться. -
Гарри отпустил лицо Малфоя и перешел к телу. Удары можно было услышать и через барьер, также как странные звуки исходящие изо рта Люциуса Малфоя.
Драко вздрогнул и закричал сильнее.
- Поттер! Гарри, остановись! - умолял он. - Пожалуйста! Гарри, ты должен остановиться. -
Гарри продолжил избиение. Драко мог видеть, как кровь начинает струиться вокруг тела отца. Одной частью разума, холодной и отстраненной от всего насилия и истерии, он отметил, что больше волнуется о Гарри, отправленном к дементорам, чем об избитом отце на полу.
- Гарри, пожалуйста! - закричал он. - Пожалуйста! Ты пугаешь меня! Гарри, пожалуйста, - он застонал, отчаянно ударяя в стену.
Вдруг, словно кто-то нажал выключатель, Гарри остановился. Он поднял голову от своей жертвы, с лицом, испачканным в крови и безумием в глазах. Драко задержал дыхание и положил руку на щит.
- Гарри, пожалуйста, остановись, - прошептал он в последний раз.
Безумие рассеялось, и Гарри слегка тряхнул головой.
- Драко? - произнес он в замешательстве.
Слизеринец улыбнулся сквозь слезы и кивнул.
- Да, Гарри. Это - я. Это - Драко. Пожалуйста, остановись. Ты убьешь его. Ты попадешь в Aзкабан. -
Гарри в течение долгого времени смотрел замутненным взглядом и затем протянул руку к ладони Драко, лежащей на щите. К сожалению, она была испачкана в крови, и когда Гарри прижал её к прозрачной стене, полоса малинового цвета поползла вниз от пальцев Драко. Блондин вздрогнул, его рука отдернулась от крови отца, он отчаянно осматривал пальцы, проверяя, не испачканы ли они в красной жидкости.
Его взгляд снова вернулся к Гарри, и он вздрогнул.
- Мне жаль, - он вскочил на ноги и бросился бежать из Зала.
- Драко! - закричал Гарри, стуча в барьер обеими руками, заставляя этим волшебство рухнуть.
- Драко! - он поднялся на ноги, запинаясь за тело Малфоя.
Сильные, теплые руки обняли его, удерживая на ногах, пока он не встал сам. Но к тому времени Драко ушел.
- Драко? - снова позвал он мягко.
- Пусть он идет, Гарри, - Грэг обнял Гриффиндорца.
Он кивнул Винсу, который вышел вслед за Драко.
- Винс найдет его. Он будет в порядке. Ты должен успокоиться, Гарри, - прибавил он тихо. - Только успокоиться. -
Гарри с тоской посмотрел на дверь, через которую ушел Драко, а затем повис на руках Грэга, когда адреналин, ярость, магия отступили. Последнее, что он чувствовал перед обступившей тьмой, были утешающие руки Грэга обнимающие его.



Винс проследовал в подземелье, с решительным видом глядя на портрет в Слизеринскую гостиную. Итак, единственное, что было нужно - разблокировать дверь от заклинаний, которые наложил Драко. Обычно у Винса были с этим проблемы. Однако Драко, похоже, был сегодня не в лучшей форме, так как Винсу потребовались только минуты, чтобы справиться с заклинанием.
Когда он, наконец, вошел в общежитие, то нашел блондина, сидящим на кровати и обнимающим взволнованную Куколку. Он медленно покачивался из стороны в сторону, глядя в пространство. Винс подошел, специально шумя, чтобы не испугать парня. Он присел на кровать, немного прогнув матрас.
- Драко? - спросил он спокойно.
Никакой реакции, он потянулся и коснулся руки сокурсника. Испуганный визг был ему ответом, и он быстро отдернул руку назад. Блондин продолжал дрожать, сидя вдали от друга.
- Драко, я только хотел сообщить, что горжусь тобой за противостояние отцу, - попробовал снова Винс.
Странный звук сорвался с губ Драко. Винсу потребовалась секунда, чтобы определить это, как смех. Затем смех перерос в истерический припадок. Драко вздрагивал от любых прикосновений Винса, которыми он пытался его успокоить. Дверь открылась, и он взволнованно взглянул на Грэга. Слизеринец пожал плечами, беспомощный остановить это странное поведение.
Грэг тоже присел на кровать, заставляя Драко снова вздрогнуть. Однако он прекратил смеяться. И снова начал покачиваться и смотреть в пространство. Куколка мяукнула, и Драко стал с любовью гладить ее по головке, все ещё, по-видимому, не понимая, что происходит.
Они сидели так долгое время. Драко смотрящий в никуда, Винс и Грэг наблюдающие за Драко. Наконец, блондин поцеловал Куколку в голову и спустил её на пол. Он взглянул в обеспокоенные глаза двух самых близких друзей.
- Пожалуйста, отведите меня к Гарри, - прошептал он.

Гарри ссутулился в мягком кресле, с его только что вымытых волос на чистую мантию капала вода. Он отказался идти к Мадам Помфри даже, когда Директор Дамблдор предложил это. Вместо этого он пошел прямо в душ и потратил почти 20 минут, отмывая из-под ногтей остатки крови Люциуса Малфоя. Его руки все ещё безумно болели и начали распухать, но он отказался лечиться. Он отказался двигаться.
Гарри плюхнулся в кресло почти 10 минут назад и с тех пор не шелохнулся. Комната отдыха была полна студентами, спокойно «работающими» или «играющими». Гарри не заблуждался на их счет. Он видел, как они краем глаз наблюдали за ним, ожидая объяснения, которое он просто не собирался давать.
Рон находился поблизости, играя в шахматы с Симусом. Гермиона и Невил сидели слева, детально изучая лекции по Чарам. Единственная, кто не тратил усилий, чтобы скрыть беспокойство и любопытство, была Джинни. Она сидела в кресле напротив Гарри, открыто глядя на него. Он закрыл глаза так, чтобы ее острый синий пристальный взгляд не заставил его дать какие-то ответы. Поэтому он не обратил внимания, когда второкурсник остановился рядом с ней и стал с тревогой переминаться с ноги на ногу, смотря на Гарри.
Джинни вздохнула и встала. Она утащила второкурсника за пределы слышимости.
- Проблемы, Ашфорд? - произнесла она спокойно.
- Уммм … - второкурсник просто показал на портрет. Джинни закатила глаза и пошла в том направлении. Она открыла портрет, и все встало на свои места.
- Вы здесь, чтобы увидеть Гарри? - усомнилась она.
После кратких кивков Крэбба и Гойла, она шагнула в сторону и показала в угол гостиной. Они снова благодарно кивнули и осторожно ввели выглядящего таким хрупким рядом с ними Mалфоя.
Когда они приблизились, Гермиона подняла взгляд. Ее глаза расширились, и она потянулась, чтобы толкнуть Гарри в бок. Его глаза открылись, и он рассержено глянул на неё. Тем не менее, он проследил за ее пальцем, пока взгляд не остановился на объекте его страданий. Гриффиндорец выпрыгнул из кресла, испугав Симуса так сильно, что ирландец сбил шахматную доску.
Гарри не прекращал приносить извинения, пробираясь, чтобы встретить Слизеринцев в середине гостиной. Они остановились на расстоянии приблизительно пяти футов и только смотрели друг на друга. Наконец, Гарри смог выдавить.
- Привет, - справился он с языком.
Уголок рта Драко дернулся.
- Привет, - ответил он.
Гарри почувствовал, что теряет управление над маской взрослого человека, которую он надел три недели назад, когда потерял своего возлюбленного Драко. Он знал, что один не осторожный взгляд или одна слеза, и он схватит Драко Малфоя в объятия и никогда не разрешит ему уйти снова.
- Драко, мне так жаль …, - попробовал он.
Драко взял его за руку, и Гарри почувствовал боль, пронзающую сердце с каждым ударом.
- У меня были странные последние несколько недель, - начал мягко блондин. -Последние три, однако, были самыми плохими из всех, которые были в моей жизни. –
Гарри выглядел удрученным тем, что вызвал сложности для Драко.
- Я убегал от помощи, закрывшись в своем страхе. Я чувствовал себя так, словно не знал больше, кто я. Я не знал, что делать, чтобы все снова обрело смысл. - он слегка пожал плечами. - Я думал о том, как чувствовал себя ребенком здесь. О том, что я не был испуган, не сходил с ума. И я попробовал понять разницу между тем, кем я был тогда и кто я теперь. - глубокими глазами, полными замешательства и боли, он пристально смотрел на Гарри. - Единственное, что я смог придумать - ты. -
Гарри издал слабый стон и сильно сжал руки, чтобы удержаться и не обнять блондина.
- Ты защищал меня одним своим присутствием. Ты, казалось, излучал безопасность. Так или иначе, я знал, что независимо от того, было ли что-то не так или был ли я напуган, или даже, как чертовски плохо все должно было стать…, все, в чем я нуждался, чтобы успокоиться - это почувствовать твои руки обнимающие меня. - Драко криво улыбнулся.
- Я знаю, что мне больше не пять. Я знаю - большая часть того, что я чувствовал, вероятно, только детские воспоминания, которые я хотел иметь вместо тех, что у меня были …, но …, я ничего не могу сделать, я надеюсь … - его голос дрожал, и слезы скользили вниз по щеке.
Гарри чувствовал, что придвинулся ближе прежде, чем сам понял это и остановился.
- Надеялся, что возможно …, возможно это было не только потому, что я был глупым ребенком. Что возможно, если я скажу, что напуган, и ты обнимешь меня, и все снова будет хорошо. - слезы катились теперь быстрее, создавая сияющую серебряную полосу на бледной коже лица. - Я не знаю… Я теперь ничего уже не знаю. - его дыхание прервалось рыданием, и он взглянул в лицо Гарри, ища ответ. - Я только знаю, что напуган, Гарри, - прошептал он. - И я хочу, чтобы ты снова обнял меня.
Руки Гарри обняли Драко прежде, чем Слизеринец смог закончить предложение. Он нежно укачивал его, шепча слова утешения на ухо. Руки Драко скользнули вокруг талии Гарри и сильно сжались, когда рыдание сотрясло тонкое тело. Гарри переместил их на несколько шагов влево, и они сели на кушетку, которая была поспешно освобождена Гриффиндорцами, когда они увидели приближение Гарри.
Пока Гарри обнимал Драко, шепча обещания и успокаивающие слова в ухо, Гермиона встала и велела студентам уйти в свои спальни. Когда последний из Гриффиндорцев исчез, Гермиона обернулась к Грэгу и Винсу. Она устало улыбнулась им. Короткое объятие и она проводила их к портрету и поднялась наверх сама.
Она приостановилась, чтобы последний раз взглянуть на двух мальчиков, обнимающих друг друга на кушетке. Улыбка скользнула по ее губам, и она ушла наверх в свою комнату.
Драко, наконец, перестал рыдать, и даже дрожь, сотрясавшая его тело, прекратилась. Гарри все это время обнимал его, периодически целуя блондина в макушку. В конце концов, он взглянул на Гарри, который с любовью улыбнулся ему.
- Чувствуешь себя лучше, куколка? - прошептал он, думая, что даже с красными глазами и распухшими щеками Драко Малфой самый красивый человек, которого он когда-либо видел.
Драко слабо улыбнулся и кивнул, снова вернувшись в руки Гарри.
- Мне жаль, что я был таким ублюдком в последние несколько недель, - прошептал он.
Гарри снова поцеловал его в макушку.
- Все нормально. У тебя были дерьмовые недели. Ты, как ожидалось, не мог вести себя так, словно ничего не произошло. И так как мы сейчас извиняемся.., - он вздохнул, - Мне жаль, что я избил твоего отца. -
Драко с кривой улыбкой поднял взгляд. - Правда? -
Беспокойство мелькнуло на лице Гарри, а затем он вздохнул.
- Ох, хорошо. Нет, мне на самом деле не жаль, что я сделал это. Мне жаль только, что я испугал тебя. -
Блондин протянул руку и ласково коснулся ладони Гарри. На ней стали проявляться синяки, полученные при ударах, и опухоль.
- Ты не лечился? - спросил с любопытством Драко.
Гарри покачал головой.
- Я ненавижу, когда тебе причиняют боль из-за меня, - упрекнул Слизеринец.
Гарри снова покачал головой.
- Мне больно ЗА тебя, любимый. Никогда из-за тебя. Я оставил руки не вылеченными для себя. Напомнить себе, как близко я был сегодня к убийству человека. -
Драко вздрогнул.
- Они отправили бы тебя в Aзкабан, - он почти застонал.
- Возможно, - Гарри пожал плечами. - Но ублюдок был бы мертв. Он никогда снова не причинил бы тебе вреда. В целом, для меня это была бы оправданная жертва. -
- Жертва? – спросил Драко в замешательстве.
- Моя свобода за твою безопасность.
- Но у нас это есть и сейчас, - заспорил тот. - Ты свободен, и я знаю, что бы ни произошло, ты защитишь меня. -
Гарри нравилось доверие, сияющее в серых глазах. Он просто снова обнял Драко.
- Итак, - блондин счастливо вздохнул, - Куда мы отсюда двинемся? -
Гарри пожал плечами.
- Я не знаю. Все, что я знаю наверняка - я хочу идти вместе с тобой.
Драко дерзко взглянул на него.
- Даже до Луны? -
Гарри нежно поцеловал его. Это был их первый поцелуй в губы. Он почувствовал тепло и ответное желание Драко.
- До Луны, любимый. И назад. -

The end





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...