Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 6 Слияния и расставания 4 страница



– Так иди сейчас! Пообедай и ступай. По понедельникам здесь тихо… и я ведь правда твоя должница.

Дженни оглянулась на своего спутника, перевела взгляд на меня и чуть нахмурилась:

– Ты уверена? Мне нетрудно остаться на пару часов, хотя бы пока не схлынет обеденный наплыв.

– Я помогу ей, – встрепенулся Денни и улыбнулся мне. – Вытру стол, который погаже.

Я рассмеялась:

– Видишь, мы справимся. Иди веселись.

Дженни со смехом обняла меня вновь:

– Ладно… Спасибо. – Она еще раз поцеловала Денни в щеку. – И тебе тоже. Серьезно, я очень рада, что ты вернулся.

Сияя, она поспешила к бару и переговорила со своим воздыхателем, затем отправилась в подсобку переодеться. Я повернулась к Денни, который так и смотрел на меня с мягкой улыбкой.

– Значит, в раздрае? – спросил он негромко.

Я покачала головой, вспомнив, через что прошла и какую сделала глупость, чтобы облегчить боль.

– Ты даже не представляешь, Денни.

«И прошу тебя – больше ни слова об этом».

Его улыбка улетучилась, и он притянул меня к себе для долгого поцелуя. Кто-то демонстративно застонал, и мы со смехом отстранились друг от друга.

– Идем… – Я потянула его в подсобку. – Пора за дело!

* * *

На следующее утро я спустилась на кухню и остановилась в дверях. Келлан, конечно, уже был там. Он караулил кофеварку. Навалившись на стойку, он возвел очи горе, пребывая в глубокой задумчивости. Он снова был само совершенство, будто вчера ничего не случилось. Заметив меня, он скользнул по мне взглядом. Улыбнувшись краешком рта, он остался холодным и отрешенным. Прекрасно, история продолжалась.

– Привет, – шепнула я.

– Салют, – отозвался Келлан, не сводя с меня глаз.

Я наконец не выдержала, отвела взгляд и достала из буфета кружку. В молчании я ждала, пока сварится кофе, и отчаянно желала, чтобы напряжение между нами исчезло, испытывая за него вину. Но вот кофе был готов, Келлан наполнил свою кружку и протянул мне кофейник:

– Тебе налить?

Странная постановка вопроса понудила меня вновь заглянуть ему в глаза. Они оставались холодными, но Келлан теперь коварно ухмылялся. Мне стало крайне неуютно.

– Мм… Да.

Я не знала, как еще ответить на его без малого хамский вопрос.

Келлан недобро осклабился:

– Сливки?

Я сглотнула: мне не нравилось ни его лицо, ни странные вопросы. Что с ним такое? Когда он молчал, было лучше.

– Да, – прошептала я наконец.

Он хмыкнул и направился к холодильнику. Я второпях подумала, не бросить ли кофе и не подняться ли обратно к себе, но он вернулся, не успела я сделать и шага. В руках у него был молочник.

– Скажешь, когда будет достаточно.

Он говорил негромко, ровно и по-прежнему холодно.



Наливая сливки, Келлан смотрел мне в глаза, и я сказала ему остановиться, когда набралась лишь малая толика моей обычной порции. Он придвинулся предельно близко ко мне и шепнул:

– Точно хватит? Я думал, ты их любишь.

Я издала горловой звук и отвернулась. Он холодно хохотнул, наблюдая, как кофе и сахар едва не валятся у меня из рук. Да что с ним такое, черт побери?

Не спуская с меня глаз, Келлан выдал-таки вопрос:

– Значит, вы с Денни снова вместе?

Последние слова прозвучали довольно пошло.

– Да, – покраснела я.

– Так запросто, значит… – Келлан склонил голову набок, что было всегда очень мило, но в данный момент смотрелось чуть ли не угрожающе. – Вопросов не было?

Я запаниковала, гадая, что он имел в виду. Может быть, передумал и решил рассказать все Денни? Я заглянула в его ледяные глаза, но они ничего мне не прояснили.

– Ты собираешься сообщить ему?.. – осведомился Келлан со странной улыбкой и сделал грубый жест, отчего я покраснела еще сильнее.

– Нет… Конечно нет. – Я отвернулась, а потом быстро взглянула на него снова. – А ты?

Он пожал плечами:

– Нет, я же сказал. Мне это все равно не очень-то важно. – В его голосе был лед, от которого меня пробирала дрожь. – Я просто хотел узнать…

– В общем, нет. Я не скажу… И спасибо, что ты тоже не скажешь, – прошептала я.

Мое раздражение, вызванное этой странной беседой, вдруг исчезло, и я выпалила:

– Что с тобой вчера случилось?

Келлан взял свою кружку и злобно оскалился, сверля меня взглядом. Ничего не ответив, он сделал большой глоток. За него все сказала его улыбка, и я решила, что мне нет нужды знать, что же с ним «случилось». Не в силах больше терпеть неловкость, я прихватила кофе и пошла наверх, чувствуя на себе его неотрывный взгляд до самой двери.

Я постаралась забыть о причудах Келлана и погрузилась в учебу, отправившись в библиотеку – роскошную, едва ли не лучшую из всех, что я видела, словно сошедшую со страниц книг о Гарри Поттере. У меня было окно между литературой и психологией, и я работала над своим заданием, когда близ моего стола нарисовалась знакомая рыжая девица. Она нахмурилась, увидев меня, и я тоже сдвинула брови, не понимая, откуда ее знаю. Прошла секунда, прежде чем тугие рыжие кудри всплыли в моей памяти и картинка сложилась.

Кэнди – та, что активно вешалась на Келлана. Я скривилась и быстро потупила глаза, осознав, как много общего у нас появилось. Она чопорно вернулась к столу, где ее ждали две подруги, указала им на меня, и те откровенно разинули рты. Я постаралась не обращать внимания. Их интерес ко мне был все равно непонятен.

Позже, на психологии, оказалось, что обе эти девицы посещают тот же курс, что и я. Перед лекцией они подступили ко мне с обеих сторон.

– Привет, – жизнерадостно заявила блондинка. – Я Тина. А это Женевьева.

Брюнетка улыбнулась и помахала рукой.

– Привет, – отозвалась я кротко, мечтая провалиться сквозь землю.

– Наша подружка Кэнди сказала, что видела тебя здесь с Келланом Кайлом. Это правда? – взволнованно спросила Тина, еле сдерживая ликование.

Сразу быка за рога – ладно, так тому и быть.

– Мм… Да, правда.

Она просияла, а ее приятельница хихикнула:

– Да ты что! Ты его знаешь?

Я мысленно скривилась. В самом деле – знала ли я его?

– Да, он мой сосед по квартире.

Брюнетка, Женевьева, хлопнула меня по плечу:

– Да брось!

Тину, казалось, сию секунду хватит удар. Взяв себя в руки, она подалась ко мне, как будто мы вдруг стали закадычными подругами.

– Напомни, как тебя зовут?

Я не представлялась, но спокойно ответила:

– Кира. Кира Аллен.

– Ага, Кира, ну так скажи – вы с Келланом, типа, встречаетесь? – бесстыдно спросила Женевьева.

Внутренне содрогаясь, я посмотрела на настенные часы и прокляла профессора за то, что именно сегодня ему вздумалось опоздать. Не глядя на Женевьеву, я объяснила:

– Нет. Он дружит с моим парнем.

Пожалуй, это оказалось ближе всего к истине. Я не знала, что было между нами с Келланом… особенно теперь, но мы точно не «встречались».

Мое заявление привело их в полный восторг, словно я перестала быть препятствием. Я успокоилась и странным образом немного расслабилась. Можно было и догадаться, что мнимая звездность Келлана будет преследовать меня, но я не подумала об этом и искренне не хотела, чтобы кто-то копался в наших отношениях. Даже я не могла в них разобраться. Чем меньше обо мне будут думать, тем лучше.

– Черт! Он такой крутой! – воскликнула Женевьева. – Давай расскажи нам все-все-все, поподробнее!

– Да не о чем говорить… Он просто обычный парень.

Да, очень сексуальный парень, который утром вел себя как козел, но в целом обычный. Мне не приходило в голову, что им сказать еще, а делиться известными пикантными подробностями совершенно не хотелось.

Я искренне предпочла бы сидеть и молча слушать профессора, который наконец появился и собирался начать лекцию, но девчонок ничуть не заботило его присутствие. Только не в моем обществе: в их глазах я была шпионкой, окопавшейся близ рок-божества. Они понизили голоса, но продолжали пытать меня на протяжении всего занятия.

Сперва я их просто игнорировала. Они не унимались. Тогда я попыталась ответить на некоторые вопросы попроще, в надежде, что они удовлетворятся. Есть ли у него подружка? По-моему, нет. Во всяком случае, я никого не видела. Играет ли он на гитаре с утра до вечера? Да. Поет ли он в ду́ше? Да, поет. Сказав об этом, я слегка покраснела, и они прыснули. Есть ли у него брат? Нет. Я нахмурилась. Нет, он совсем один. Где мы живем? В Сиэтле. На этот вопрос я ответила не без сарказма. Я не собиралась давать им адрес. Какие у него трусы – боксеры или плавки? Понятия не имею. Я знала, но не хотела сообщать им об этом. Он всегда такой крутой и горячий? Да. Я вздохнула, думая о его неизменно безупречном виде по утрам, когда сама я смахивала на зомби… Ну, кроме одного раза. Девицы снова раскудахтались. А голым я его видела? На этот вопрос я точно не собиралась отвечать, и мое молчание позабавило их, – возможно, они расценили его как согласие и были правы.

Я опять посмотрела на часы. Боже, прошла лишь половина лекции. Тут я поняла свою ошибку. По моим расчетам, после ответа на пару невинных вопросов они должны были успокоиться и отстать. Однако теперь, когда я раскрыла рот, они не собирались прекращать беспощадную пикировку. Их явно порадовало мое молчание насчет наготы Келлана, и они принялись развивать эту тему. Какое у него тело – классное? Ни слова в ответ, однако в уме пронеслось: «Более чем». А целуется он хорошо? Снова тишина, но я припомнила: да, черт возьми, он знал свое дело. А «этим самым» мы занимались? Ни звука, конечно, и я молилась про себя – только бы не покраснеть.

По их напору я внезапно смекнула, что они спрашивали не для себя. Конечно, им тоже было интересно, но пытали они меня ради Кэнди – зондировали мои отношения с Келланом. Я даже усомнилась, что они вообще числились в моей группе, а не просто последовали за мной в аудиторию.

Я вспыхнула гневом и принялась игнорировать все последующие вопросы, как пустячные, так и предельно интимного содержания, заставлявшие меня краснеть. Об этом вообще не спрашивают при первом знакомстве. Когда лекция наконец-то закончилась и слушатели потянулись к выходу, я испытала колоссальное облегчение и спешно собрала вещи под градом заключительных вопросов, оставшихся без ответа.

Спокойно – ну, почти спокойно – извинившись, я пулей вылетела за дверь. В спину мне бросили: «Эй, ты куда? Следующая пара будет дома?» Снова смех. Как же бездарно прошло мое занятие. Я не собиралась отвечать на такого рода вопросы о человеческой сексуальности.

* * *

На следующее утро Келлан повел себя еще несноснее: его не оказалось на кухне… Его даже не было дома. Он отсутствовал и накануне, когда я вернулась с занятий. Подумать только – его не было и тогда, когда мы с Денни легли спать. Меня немного уязвило то, что утром мы не встретились: он не потягивал кофе, не читал газету, не улыбался мне. За время разлуки с Денни я начала просыпаться раньше нужного лишь для того, чтобы видеть эту картину. Эта мысль немного встревожила меня, но я отогнала ее. Теперь уже не важно. Той нашей дружбы уже нет. По сути, нет уже никакой дружбы. Занявшись кофе, я проглотила слезы.

Денни проснулся чуть позже и быстро собрался на поиски работы. Я тоже подготовилась к университету, и он поцеловал меня на прощание. Коль скоро Денни вернулся, я не думала, что Келлан будет и впредь отвозить меня на занятия, особенно учитывая наш холодный разговор на кухне, но мне было грустно стоять на остановке в ожидании автобуса. Я скучала по нашим поездкам. Может быть, его отчуждение было к лучшему. Может быть, я слишком привязалась. Теперь, когда Денни снова здесь, это казалось неуместным. Конечно, между нами с Келланом вообще произошло много неуместного.

Мы почти не виделись дома, но в баре мне было не укрыться. Не успела моя смена толком начаться, как вся четверка явилась и направилась к своему столику. Келлан проигнорировал меня и пошел сразу к Рите взять ребятам пива. Странно, но это меня задело. Что, мне теперь и обслуживать его нельзя? Он перегнулся через стойку и криво улыбнулся, а Рита взъерошила ему волосы. Это меня тоже рассердило, когда я вспомнила, что и с Ритой мы во многом уравнялись. От этой мысли меня слегка затошнило, и мне пришлось отвернуться, чтобы не видеть их воркования.

Я направилась к Дженни, которая рассчитывала столик. Отбросив личные проблемы, я справилась у нее, как прошел вечер.

– Эй, Дженни, я ведь даже не спросила про твое свидание.

Дженни, руки в боки, направилась к бару. Я вздохнула про себя, осознав, куда она движется. Наш разговор был в разгаре, и я не могла не идти за ней следом, хотя Келлан все еще флиртовал с Ритой у стойки. Да о чем они говорят? Господи, не здесь ли он был? Они что – встречаются?

– Полная катастрофа.

Дженни рассказывала о свидании, и я заставила себя сосредоточиться на ее словах, а не на своей ужасной догадке. Дженни приблизилась к Келлану, и я держалась чуть позади, стараясь не смотреть на его безукоризненно очерченную спину.

– Кира, он оказался редким занудой. Я чуть не заснула лицом в ризотто.

При звуке моего имени Келлан чуть повернул голову. Он посмотрел на Дженни, а потом зыркнул на меня. Дженни мельком взглянула на него:

– Привет, Келлан.

Он вежливо кивнул, но ничем не выделил мою персону. Дженни продолжила рассказ:

– Тогда я сказала, что уже поздно, и даже не пошла в клуб.

Дженни отвернулась и быстро передала Рите заказ. Та немного рассердилась, лишившись внимания Келлана, и с ворчанием принялась за дело. Дженни обратилась лицом ко мне, тогда как Келлан уперся взглядом в стойку, слегка наклонив голову, будто прислушиваясь.

– Симпатяга, но… – Дженни постучала себя по голове. – Шариков не хватает.

Келлан улыбнулся и как будто постарался сдержать смех, развеселившись ее замечанием. Во мне зажглась надежда: быть может, его хандра исчерпана и он снова будет милым. Вновь сосредоточившись на Дженни, я произнесла:

– Мои соболезнования…

Больше мне было нечего сказать. Я не могла похвастаться большим опытом в области свиданий.

Забрав у Риты напитки, она пожала плечами:

– Невелика потеря… Мой парень где-то ходит.

Она улыбнулась и пошла к своим клиентам.

Почувствовав себя увереннее с Келланом после его улыбки, я осталась у стойки. Риту кликнул клиент на другом конце бара, и я воспользовалась случаем.

– Келлан, – сказала я тихо ему в спину.

Он развернулся с самодовольной миной. Его усмешка была почти презрительной, и у меня екнуло в груди.

– Кира.

Он говорил тускло, хорошее настроение улетучилось.

У меня вдруг пропали все слова. В итоге я указала на четыре пивные бутылки, которые он держал в руках:

– Я могла принести.

Келлан выпрямился во весь рост, и я ощутила себя очень маленькой, когда он навис надо мной.

– Я справлюсь сам… Спасибо.

Он грубо протиснулся мимо меня, устремившись к столу.

Я глотнула и перевела дух. Чем я его так раздражала? Почему мы не могли остаться друзьями? Почему мне его так не хватало?..

* * *

В пятницу утром, когда мы с Денни уютно устроились на диване, он в сотый раз вздохнул и беспокойно поерзал. Поиски работы не шли. Все вакансии были заняты, а стажировки попадались редко. Всю неделю он бегал от зари до зари и истощил все ресурсы. Он начал полушутя поговаривать насчет работы в «Макдоналдсе» – тогда нам хватило бы на жилье. Келлан попросил его не тревожиться на сей счет, и у меня разгорелось любопытство. Он явно не нуждался в деньгах – зачем тогда сдавал комнату?

Взглянув на Денни, я на секунду подумала, что он мог бы устроиться к «Питу», но Келлан приходил так поздно и был настолько холоден и неприступен, что я расценила эту идею как неподходящую. Вдобавок их соседство было мне крайне неудобно. Мы жили достаточно странно. Не то чтобы Келлан бывал дома часто. Но когда бывал, его ледяные глаза следили за каждым нашим с Денни движением, каждым прикосновением. Я вовсе не хотела, чтобы это продолжилось еще и на работе.

Дела в баре шли напряженно. Никто, похоже, не замечал перемены в отношении Келлана ко мне. Я же, разумеется, замечала. Ребята по-прежнему беспощадно дразнили меня, но заводилой теперь чаще оказывался Келлан. Он больше не останавливал Гриффина с его грубыми байками в моем присутствии. На самом деле он как будто еще активнее восхищался ими и ухитрялся задать нужный вопрос в тот самый момент, когда я приближалась к их столу, чтобы мне были слышны все чудовищные подробности. «Сколько девок, Гриф, ты говоришь? Нет, я не знаю эту позу. Погоди, повтори – что она сделала с конфетой?»

Хуже того – бывало, что он интересовался моим мнением по поводу того или иного отчета Гриффина. Я густо краснела и спешила уйти без ответа. Эван хмурился и урезонивал его, а Мэтт спокойно посмеивался. Келлан и Гриффин громко хохотали, как будто в жизни не видывали ничего смешнее. Их гогот преследовал меня до самой стойки, и я искренне предпочитала судачить с Ритой, чем иметь дело с ними.

Всю мою смену Келлан сыпал ехидными, пошлыми репликами. Он следил за мной ледяным и пытливым взглядом, куда бы я ни пошла, неизменно кривился, стоило мне его задеть, даже нечаянно, и причинял мне массу неудобств.

Мне было немного печально оттого, что из-за одной-единственной дурацкой ошибки разрушилась такая волшебная дружба. Я тосковала по тому Келлану, который болтал со мной за кофе, заботливо обнимал меня, позволял положить голову себе на плечо, сидел со мной, когда я плакала, и укладывал меня спать. А в тех редких случаях, когда я вспоминала о нашей хмельной ночи без ужасающих угрызений совести, воспоминание оказывалось приятным, даже любовным. Меня угнетало, что Келлан явно не разделял этого мнения, и я таким образом в одну ночь разрушила все, что было между нами.

Но чаще, впрочем, меня это злило.

Нахмурившись от картин, мелькавших в моей памяти, я отвернулась от Денни, чтобы он не заметил моей досады. Теперь мне было ясно, почему съехала Джоуи. Сексуальное послесловие в исполнении Келлана напоминало редкостное паскудство. Да что там напоминало! Им оно и являлось! Но я не могла позволить себе роскошь просто сбежать из города. Не теперь, когда я так раздула отъезд Денни, у которого, кстати сказать, возникло бы много вопросов. Я начинала всерьез ненавидеть Келлана, не прекращая одновременно скучать по нему. Правда, при этой мысли в животе у меня возникало странное ощущение.

Однако Денни заметил, что я помрачнела.

– Все в порядке?

Я выдавила улыбку и повела плечами:

– Просто разволновалась за тебя.

Мне было противно лгать ему. Говоря по правде, это была только наполовину ложь. Я действительно беспокоилась за него, просто поведение Келлана тревожило меня больше. Меня угнетало, что Келлан в итоге оказался мне важнее.

Денни обвил меня рукой и прижал к себе. Он перестал вздыхать. Он всегда старался меня порадовать… И от этого мне было только хуже. С каждой его улыбкой моя вина усугублялась десятикратно. Денни ласково поцеловал меня в затылок, и я подняла на него взгляд. Он улыбнулся и провел пальцем по моей щеке:

– Кира, все будет хорошо.

Его забота согрела мне сердце и в то же время разбила его.

Денни склонился и припал губами к моим. Вздохнув, он положил ладонь мне на щеку, осторожно водя по ней большим пальцем, и поцеловал крепче. Мне стало уютно и тепло, я растворилась в его участии и ответила глубоким поцелуем. Он пересадил меня к себе на колени. Я улыбнулась и подумала, как это славно – быть с ним дома все утро. До занятий оставался час, и он обещал быть прекрасным…

Я поудобнее устроилась на коленях Денни и запустила пальцы ему в волосы. Он улыбнулся мне между поцелуями. Мое дыхание только начало учащаться, когда я услышала звук отпираемой входной двери. Накануне вечером Келлан опять не пришел. Фактически он не ночевал дома двое суток подряд. Я задалась вопросом, с кем он путался, и эта мысль беспричинно раздосадовала меня. С кем бы он ни был, вернулся он только сейчас. Я мгновенно застыла и посмотрела на дверь.

Взгляд Келлана незамедлительно встретился с моим. Он ухмыльнулся, и это вышло у него неожиданно гнусно. Но стоило Денни посмотреть в его сторону, как выражение лица Келлана сразу смягчилось. Он улыбнулся другу, хотя глаза его остались холодными.

– Доброе утро.

– Ты что, старина, только пришел? – небрежно осведомился Денни, поглаживая мои бедра.

Келлан полсекунды смотрел на нас, после чего опять улыбнулся, глядя на одного Денни.

– Ага, я, – он холодно зыркнул в мою сторону, – гулял.

Денни не заметил этого взгляда. Он просто пожал плечами и вновь занялся мной. Я соскользнула с его колен и села так, чтобы видеть обоих: Денни и Келлана. Было странно, что оба парня находились в поле моего зрения. С моим желудком творилось неладное. Денни по-прежнему с любовью взирал на меня, а Келлан смотрел, как и прежде, холодно – теперь немного нахмурившись. Мне хотелось заползти в диван и спрятаться там.

В конце концов Келлан пробурчал какое-то извинение и побрел наверх. Я слегка расслабилась, когда услышала, как захлопнулась его дверь. Денни искушающе вскинул бровь и сделал движение, как будто собрался вернуть меня к себе на колени, но я строго зыркнула на него. Он со смехом обнял меня и держал, пока не пришла пора собираться в университет.

Денни отвез меня на занятия и наконец-то прошелся со мной по кампусу. Я старалась быть гидом не хуже Келлана. При воспоминании о том дне у меня болезненно сжалось сердце, едва я принялась указывать на кирпичные строения по пути в аудиторию, где читались лекции по психологии. Денни, конечно, хотелось поговорить об экономическом цикле, и я, пока мы, улыбаясь, шли рука об руку по асфальтовым дорожкам, исчерчивавшим просторные газоны, поведала ему обо всем, что успела за столь короткое время.

Мы вошли в корпус, и окружающая красота произвела на Денни не меньшее впечатление, чем некогда на меня. Это было поистине замечательно, – мы словно перенеслись во времена, где вместо практичных функциональных форм процветали искусства и замысловатые архитектурные изыски. Денни отворил дверь в аудиторию, где проходили занятия цикла, посвященного сексуальности человека, и со смешком заявил, что не прочь послушать, о чем пойдет речь, когда вернется за мной. Рассмеявшись в ответ, я подарила ему долгий поцелуй. Кто-то протиснулся в дверь, разъединив нас, я ворчливо попрощалась и пошла к своему месту.

Мне было странно посещать этот цикл при том сумбуре, что царил в моей голове. Курс больше касался психологических и социальных аспектов сексуального поведения, нежели техники секса. Речь шла о кросс-культурных различиях, сексуальном здоровье, растлении и насилии. Однако все это имело прямое отношение к моей нынешней ситуации, и мне не раз приходилось делать усилие, чтобы отвлечься от анализа своих проблем и слушать профессора. Мне стало немного легче, когда занятие завершилось.

Я улыбнулась при виде старенькой «хонды» Денни на парковке – она стояла там же, где он припарковался перед лекцией. Денни выбрался наружу и, сияя, пошел ко мне.

– Привет. – Лучась моей любимой дурацкой улыбкой, он стиснул меня в объятиях и закружил.

Со смехом я сцепила руки на его шее. Он угомонился, поставил меня на землю, и мы страстно поцеловались.

Переведя дух, я заглянула в его искрившиеся глаза.

– Кто-то, я вижу, повеселел.

Денни ухмыльнулся и шутливо толкнул меня.

– Мне позвонили днем: один контакт наконец окупился. – Он приосанился, и я усмехнулась в ответ. – Позволь представиться: новый сотрудник рекламного агентства «SLS».

– Умница… – Я обхватила его и поцеловала в щеку. – Вот здорово!

Отстранившись, я посмотрела ему в глаза:

– Я знала, что ты сумеешь. Ты же гений!

Он вздохнул, любовно глядя на меня:

– Ты все твердишь одно и то же! – Денни пристально меня изучал. – Я очень тебя люблю. Мне страшно жаль…

Меня захлестнуло чувство вины. Дурой была я, а жаль ему?

– Не надо… Это неважно. Теперь все уладилось, как и должно было быть.

Ну, почти все.

Я улыбнулась ему, вдруг готовая прослезиться:

– Я тоже тебя люблю.

Мы еще с минуту целовались на обочине, и все обходили нас. Мы не обращали ни на кого внимания, наслаждаясь обществом друг друга. Наконец Денни отстранился, взял меня за руку, и мы отправились домой.

Вечером он отвез меня на работу. На сей раз мне не хотелось слушать «Чудил». Сама не знаю почему – разве что из-за Келлана, чья холодность ко мне могла, как мне мерещилось, каким-то образом проявиться на сцене и стать очевидной всем. Денни расцеловал меня в щеки, и я пошла в подсобку, чтобы снять куртку и оставить там свою сумку. На выходе я столкнулась с Дженни и Кейт.

Кейт обычно работала по утрам. Я редко видела ее и толком ни разу с ней не разговаривала. Она была довольно симпатичной девушкой с длинными светло-каштановыми волосами, собранными в безупречный хвост. Ее карие глаза были столь светлого оттенка, что по цвету близились к охре, и их обрамляли такие длинные и густые ресницы, каких я в жизни не видывала. Кейт была высокой и, может быть, чересчур худой, но крайне изящной, как будто до «Пита» выступала в балете.

– Привет, Кира! – Дженни наспех обняла меня. – Кейт будет выходить по вечерам, а то в прошлую пятницу нас одолели. Начался учебный год, ребята собирают аншлаг, и к нам снова стягиваются толпы.

Я вежливо улыбнулась Кейт и тоже обняла Дженни.

– Да… Похоже, что так.

В минувшую пятницу здесь и впрямь было многолюдно. Мне едва выпадала свободная минута, чтобы глянуть на группу. Но Келлана я все же заметила. Я наблюдала за ним при всякой паузе в работе. С тех пор очень многое изменилось. С последних выходных наши отношения стали совершенно другими. Я не знала, чего и ждать от нынешнего вечера.

Его начало было вполне приятным. С появлением новой официантки дела пошли лучше. У меня было больше времени поворковать с Денни, который решил остаться пообедать и послушать концерт. Я принесла ему еду и поцеловала. Подала газировку и снова чмокнула. Да к черту – я и лишних салфеток ему притащила, чтобы поцеловать. Дженни улыбалась, глядя на нас, голубков, а я просто радовалась, что он вернулся.

В итоге входные двери распахнулись с большой помпой, и вошел Гриффин, простерший руки на манер короля, вступающего в тронный зал. Фанатки, уже засевшие в баре, естественно, обезумели и устремились к нему. Он приобнял пару поклонниц и направился за свой обычный стол, остановившись по дороге сорвать поцелуй у Кейт, которая проворно оттолкнула его и закатила глаза, явно привыкшая к таким наскокам.

Мэтт и Эван нарисовались следом, но держались намного тише. Мэтт вежливо улыбнулся и пошел за Гриффином к столу. Эван облапил Дженни и обнял одной рукой пронырливую девчонку, которая чмокнула его в щеку, после чего устремился за Мэттом.

Во мне все сжалось, пока я осторожно смотрела на дверь, зная, кто войдет следующим. Он появился, и мое дыхание пресеклось. Он был ослепителен. Волнистые волосы лежали идеально. Рубашка с длинными рукавами, поддетая под фирменную черную футболку, подчеркивала эффектные мышцы груди. Джинсы, вытертые и выцветшие за годы носки, сидели на нем крайне соблазнительно. Губы были изогнуты в сексуальной полуулыбке, а жгучие темно-синие глаза уставились на меня.

Помня о присутствии Денни, я заставила себя сделать вдох и отвела взгляд и повернулась к Денни, но тот обменивался рукопожатием с Мэттом и болтал с остальными ребятами за их столом. Мой взгляд вновь обратился к Келлану, который теперь шел ко мне со странным выражением на лице. Я прикинула, не уйти ли, но он находился в моем секторе, и я была его официанткой. Будет странно, если я обойду его вниманием. Я надеялась, что нынче он отнесется ко мне нормально, а не в обычной для него с недавних пор холодной, глумливой манере.

Келлан подошел прямо ко мне.

– Кира, – произнес он спокойно.

Я глотнула и заставила себя посмотреть ему в глаза.

– Да, Келлан?

Он улыбнулся и склонил голову набок.

– Нам как обычно. – Он кивнул на стол. – И Денни не забудь, раз он с нами.

Его странная формулировка заставила меня нахмуриться, но я кивнула, а он повернулся и пошел к друзьям. На нем почти сразу повисли две девчонки, запустившие пальцы в его сексуальную шевелюру. Взяв себя в руки, я пошла к барной стойке забрать напитки.

Рита заговорщически подмигнула мне, когда я взяла их пиво. Ей чудилось, будто она что-то знает. Конечно, она считала, что я запрыгнула в постель Келлана в первый же день. Я вздохнула, не обращая на нее внимания, и забрала алкоголь для группы.

С приходом ребят работы резко прибавилось, и у меня больше не было времени на флирт с Денни. Говоря откровенно, при Келлане мне все равно было бы неудобно заниматься этим, особенно с учетом того, что все они сидели за общим столом. Я заметила, что Келлан устроился на противоположном от Денни конце. Он развернулся к толпе и болтал с какими-то девицами за соседним столиком. На Денни он ни разу не взглянул. Я не понимала, какие у Келлана возникли проблемы с Денни… Может быть, чувство вины?

Наконец им пришло время выходить на сцену. Толпа, состоявшая большей частью из женщин, пришла в исступление и хлынула ближе. Стоя в отдалении, я наблюдала, как группа взялась за дело. Они, конечно, выступали отменно. Песни воспринимались на раз, голос Келлана был сексуален, взгляды, которые он посылал толпе, казались откровенно непристойными, и вскоре добрая половина бара плясала и самозабвенно подпевала хитам. Я прекратила смотреть на Келлана и его действия и повернулась к клиентам, оставшимся на своих местах.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...