Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 15 Клубные посиделки 1 страница



– О… Черт меня побери! – пробормотал Гриффин и хлопнул по груди Мэтта, сидевшего за столом рядом. – Чувак, я влюблен. Ты глянь, какие булки!

Зная его вкусы, я тщательно игнорировала Гриффина, пока раздавала ребятам пиво. Все время я краем глаза поглядывала на Келлана. Он тоже посматривал на меня. Он выглядел так, будто сдался. Я беспокоилась, не зная, как Келлан поведет себя со мной после утреннего разговора на кухне. Но он, как обычно, подбросил меня до университета, а после забрал и отвез на работу: все выглядело нормально – разве что он больше молчал. Я сказала, что все это не обязательно, но он припечатал меня взглядом, в котором читалось: «Не глупи. Конечно, я отвезу тебя куда угодно, коль скоро мы просто друзья». Во всяком случае, я прочла именно это.

Я гадала, о чем он думал, когда заметила, что Гриффин глупо улыбнулся и чуть привстал со стула. Едва я заинтригованно уставилась на него, кто-то сзади прикрыл мне глаза.

– А ну, угадай!

Опустив руки, я развернулась:

– Анна!

Мы обнялись.

– Господи, мы же договорились встретить тебя завтра в аэропорту. Как ты здесь оказалась?

Она стрельнула в меня взглядом, а затем переключилась на Келлана, который непринужденно сидел подле нее за столом и смотрел на нас.

– Ждать не было мочи… Вылетела пораньше.

Игнорируя того, кто приковал ее внимание, а также нетерпеливое покашливание Гриффина – он явно желал быть представленным, – я отступила, чтобы получше ее рассмотреть. Моя полоумная, взбалмошная сестра совершенно не изменилась. У нас были почти одинаковые лица-«сердечки», с высокими скулами, и вздернутый мамин нос, однако на этом сходство заканчивалось. Она была высокой – едва ли не вровень с Денни – и подчеркивала рост элегантными черными лодочками на шпильках. Пышнее меня – я была скорее спортивной, – что тоже было обозначено посредством абсурдно тесного красного платья. Про себя я вздохнула: она как будто сошла не с самолета, а с подиума.

Я подняла прядь ярко-рыжих локонов. Что ж, кое-что в моей сестре изменилось.

– Что-то новенькое. Мне нравится, – улыбнулась я.

Она пожала плечами, не сводя глаз с Келлана, который несносным образом пялился на нее, но после повернулась ко мне с очаровательной улыбкой.

– Я подцепила парикмахера на часок, баш на баш.

До меня донесся похабный стон Гриффина.

Я снова вздохнула про себя. Сестра была авантюристкой, провокаторшей и сочетала в себе те качества, которых я была лишена. Именно о ней мои родители никогда не высказывались без восторженных эпитетов вроде «прекрасная», «блистательная» и «неподражаемая», хотя заканчивали обычно вопросом: «Что еще она натворила?» Анна была слишком привлекательной и полной соблазна, а мне предстояло знакомить ее с моим не менее симпатичным и соблазнительным соседом.



– Ребята, это моя сестра…

– Анна, – вмешалась та, сразу же протянув руку Келлану.

Сестрица была кем угодно, только не тихоней.

– Келлан, – учтиво отозвался тот, неприятно долго удерживая ее руку в своей.

Гриффин резко встал и завладел ею, оттеснив Келлана. Я мысленно поблагодарила его.

– Гриффин… Салют.

Сестра одарила его милым смешком и ответным приветствием.

Мэтт и Эван вежливо представились, тогда как я чувствовала себя несколько глупо, сознавая, что Анна не нуждалась в моем присутствии для наведения мостов. Она прекрасно справлялась сама. Я залилась краской, и Келлан с любопытством взглянул на меня. Анна улыбнулась и поздоровалась с Мэттом и Эваном, чувствуя себя как рыба в воде среди симпатичных ребят, с которыми едва познакомилась.

Гриффин чуть ли не выдернул стул из-под клиента-соседа и громыхнул им в конце стола, рядом с собой. Он похлопал по сиденью, и Анна с улыбкой поблагодарила его. Затем она перетащила стул так, чтобы сесть с Келланом. Мэтт и Эван негромко прыснули. Мы с Гриффином одинаково насупились, но сестра ничего не заметила. Все ее внимание было обращено на Келлана, и стул она придвинула впритык. Анна грациозно уселась и с милой улыбкой прильнула к нему. Тот ответил дразнящей ухмылкой.

Вся эта канитель была мне уже ненавистна. Анна появилась от силы несколько минут назад, а я уже хотела, чтобы она исчезла. Мне было немного совестно из-за этого. Я любила сестру. Мне просто не хотелось смотреть, как она окучивает Келлана. Мы, может быть, и покончили с флиртом, но все равно меня это бесило. Лучше бы ему помнить о своем обещании.

– Ну, мне пора работать. Принесу тебе выпить, Анна.

– Давай. – Она не смотрела на меня. – Ох, забыла: какой-то парень по имени Сэм отнес мои куртку и сумку в подсобку.

Я вздохнула: сестрица умела командовать мужчинами.

– Ладно. Я позвоню Денни. Он отвезет тебя домой.

Анна оглянулась и подмигнула:

– Думаю, я и сама справлюсь. – Она вновь посмотрела на Келлана. – Значит, ты поешь? – Она смерила его взглядом. – А что еще умеешь?

Келлан опять осклабился, и Анна издала смешок.

Я спешно удалилась. Нравилось ей это или нет, но я решила позвонить Денни, чтобы он забрал ее. Быстро связавшись с ним, я обрисовала ему ситуацию. Он посмеялся над расторопностью моей сестры и сказал, что сможет приехать через пару часов. Сначала придется закончить проект для Макса. Я была уверена, что под «проектом» подразумевалась какая-то ерунда, не имевшая никакой срочности в пятницу вечером. Работа с файлами или что-то такое.

Когда я принесла клюквенную водку, любимый напиток Келлана, тот был поглощена беседой с Анной. Они непринужденно болтали, а Гриффин старался встревать при любой возможности. Анна вскинула на меня глаза, поблагодарила и немедленно переключилась обратно на Келлана, я же надулась. Келлан украдкой взглянул на меня. Казалось, его веселило мое невеселье.

На протяжении смены я наблюдала, как Анна флиртовала с Келланом. Он вроде бы не побуждал ее и сам не делал встречных движений, но в то же время и не осаживал. По ходу разговора она убирала волосы с его лба, трогала его за плечо и как бы случайно задевала рукой его ногу. Она действовала тонко, но не всегда. Стоило ему сказать что-то смешное, и она хохотала, приникая к нему головой. Затем соблазнительно закусывала губу и, не прекращая смеяться, чуть проводила пальцем по его шее. Гриффин был раздосадован не меньше моего. Я никогда не думала, что на свете найдется нечто, насчет чего мы сойдемся во мнениях.

Когда чуть позже я пришла известить группу, что им пора на сцену, Анна бесстыдно лапала Келлана за бедро, а тот, похоже, был донельзя доволен.

– Келлан, пора на выход.

Вышло резко, и сестра посмотрела на меня озадаченно. Я изобразила сносную, как мне показалось, улыбку и объяснила:

– Им пора отправляться на сцену.

Келлан улыбнулся на мой принужденный тон, будучи в высшей степени позабавлен.

– О… Здорово! – просияла Анна, и я мысленно поторопила Денни – пусть уже заберет ее отсюда.

Едва «Чудилы» взобрались на сцену, моя сестрица энергично протолкнулась сквозь волновавшуюся толпу на пятачок аккурат против микрофона Келлана. Он раздражающе улыбнулся ей сверху вниз, покуда ребята настраивались. Я хмурилась, но дальше смотреть не могла, так как клиенты требовали моего внимания. Куда, черт возьми, запропастился Денни?

Тот наконец-то появился, когда отыграли половину концерта. На мой вкус, Анна восторгалась представлением чуть более бурно, чем следовало, а Келлан большую часть времени одаривал ее вместе с полудюжиной женщин, стоявших вокруг, своим взглядом для спален. И вот вошел Денни, а я пребывала не в лучшем настроении.

– Где ты был? – набросилась я.

Денни непонимающе взглянул на меня и пригладил свои темные волосы.

– Я же сказал: пришлось доделать работу. – Он взглянул на Анну, стремившуюся к Келлану, и Келлана, неприятнейшим образом тянувшегося к ней. – Так или иначе, ей хорошо.

Он хохотнул и глупо улыбнулся.

Я закрыла глаза, подавляя досаду. Распахнув их вновь, я обнаружила, что Денни с любопытством изучал меня.

– Чего ты ждешь? Ее вещи в подсобке.

Продолжая глядеть на меня озадаченно, Денни пожал плечами.

– Ладно. – Затем лицо Денни расслабилось, а руки сомкнулись на моей талии. – Я соскучился.

Глаза его вспыхнули, а на лице заиграла теплая улыбка. Меня тоже попустило, и я улыбнулась в ответ:

– И я скучала.

Я нежно поцеловала его. Он прижал меня крепче и принялся углублять поцелуй, но я отстранилась.

– Извини, здесь куча дел. Будь добр, забери ее домой! Она наверняка устала с дороги.

Неуклюже поежившись, я высвободилась из его объятий.

Денни снова взглянул на сцену, перед которой в окружении девиц, вопивших что-то своему кумиру, прыгала Анна.

– Да… Определенно вымоталась. – Он осклабился, но я нахмурилась, и Денни вздохнул. – Хорошо. Отнесу ее сумки в машину, а потом отвезу ее домой.

Я просияла и вторично поцеловала его:

– Спасибо.

Он отправился в подсобку и забрал вещи, затем вернулся в бар и попытался пробиться сквозь сгустившуюся толпу. Он дошел до Анны и тронул ее за плечо. Сестра оглянулась, расплылась в улыбке и повисла на его шее. При виде выражения лица Денни я не сдержалась от усмешки. Он будто не был уверен, имеет ли право обнять в ответ красивую женщину, прилипшую к нему всем телом. Я улыбнулась его преданности, из-за которой, конечно, и нахмурилась, когда я взглянула на маячившего на сцене Келлана. Тот весело скалился, взирая на Анну и Денни. Внезапно наши взгляды встретились, и я угодила в капкан темно-синих глаз и томного голоса.

Захваченная его взором и не способная отвернуться, я вдруг ощутила, как кто-то тронул меня за плечо. Вздрогнув, я обнаружила Денни. Пока я была поглощена Келланом, он успел вернуться.

– Извини, но она не пошла.

Он пожал плечами, как будто был не особенно удивлен.

– Она – что?

Я сделала пару вдохов, чтобы успокоиться, и понадеялась, что Денни не догадался, какой объект столь долго владел моим вниманием.

– Хочет дослушать концерт. – Он повторил свой жест. – Мне остаться? Отвезти вас обеих?

Он завел мне за ухо прядь, выбившуюся из хвоста.

Я вздохнула одновременно и раздраженно, и облегченно:

– Да… Спасибо.

По крайней мере, она не поедет с Келланом.

Конечно, я позабыла, насколько упрямой бывала моя сестра, когда чего-то хотела… а она явно хотела Келлана. Ничуть не удивительно. Я была абсолютно уверена, что так и случится, как только Анна увидит его. Он был из тех, перед кем нелегко устоять. Увидев, как в завершение вечера она раскованно скользнула в его машину, я вздохнула. Денни хохотнул: он тоже заметил это. Я заканчивала работу и была слишком занята, чтобы не дать ей покинуть бар в компании с Келланом. Они как раз усаживались в автомобиль, когда мы с Денни наконец вышли на улицу. Чем они здесь занимались так долго? Едва их машина вырулила с парковки, во мне опять разожглось раздражение. Лучше бы Келлану отвезти ее прямо домой.

На его счастье, он так и сделал. «Шевелл» стоял на месте, когда мы затормозили рядом. Я быстро вошла в дом и обнаружила обоих сидящими на диване: они беседовали, склонившись друг к другу. О чем они так долго трепались? Оба взглянули на меня, когда я проследовала в гостиную. Мое раздражение вспыхнуло вновь, едва я увидела, что рука Анны так и покоится на бедре Келлана. Нет, серьезно – почему она не может держать свои руки при себе?

Денни вошел чуть позже и обнял меня сзади.

– Ну… – Анна призывно улыбнулась Келлану. – И где я сегодня ночую?

Келлан отозвался полуулыбочкой и собрался было ответить, но я вмешалась:

– Со мной, Анна. – Я посмотрела на Денни, тогда как Анна надулась, а Келлан подавил смешок. – Ты же не против поспать на диване?

– На диване? – понурился Денни и с тоской взглянул на потертый, бугристый диван. – Ты серьезно?

Отлично зная, что глаза мои холодны столь же, сколько и голос, я отозвалась:

– Ну, можешь лечь с Келланом, если тебе так больше нравится.

Мой тон подчеркивал, что это было единственной альтернативой. Анна ляжет со мной, дабы я не сомневалась, что она останется рядом на всю ночь.

Денни вскинул брови, а Келлан со смехом сказал:

– Предупреждаю: я ворочаюсь.

– Значит, диван, – проворчал Денни и поплелся наверх за одеялом.

Анна просветлела лицом:

– Знаешь, я могу спать с…

Я схватила ее за руку и потащила за собой вверх по лестнице, оставив позади вконец развеселившегося Келлана, следившего, как я гоню ее прочь от него.

В ту ночь я не сомкнула глаз. Сестра легла позже.

Мне было ничем не оправдать коридорного бдения, где я торчала бы на манер докучливого папаши, озабоченного дочерней добродетелью, а потому я улеглась и стиснула зубы, прислушиваясь как можно внимательнее. Я могла поклясться, что в какой-то момент до моего слуха донесся смех Келлана, и мне пришлось приложить все силы, чтобы не сорваться вниз и не загнать ее в постель пинками.

В конце концов она вошла в темную спальню и уютно устроилась на стороне Денни, бодро пожелав мне спокойной ночи. Я не ответила, притворившись спящей. Не знаю почему. Нет нужды говорить, что заснуть было невозможно. Я ловила каждое движение Анны. Чем она занята: ворочается во сне или отодвигается, чтобы сойти с постели и отправиться к Келлану на тайное рандеву под покровом темноты? Всю ночь я сходила с ума и не знала, переживу ли следующую. Может быть, придется отправить Келлана к Мэтту.

Но утро наконец наступило. Услышав – благо что я бодрствовала, – как отворилась дверь комнаты Келлана, я в скором времени вышла и присоединилась к нему за кофе. На нижней ступеньке я задержалась, оценивая спавшего Денни. Он пребывал в глубокой отключке, но было очевидно, что ему крайне неудобно, и я почувствовала укол совести за то, что заставила его спать на диване. Ну да ладно, потом компенсирую.

Келлан, похоже, не удивился при виде меня, когда я вывернула из-за угла на кухню. Он наградил меня понимающей улыбкой и подлил в кофеварку воды.

– Доброе утро. Как спалось?

Игривость его вопроса была мне совершенно очевидна.

– Отлично. А тебе?

Включив кофеварку, он прислонился к стойке.

– Спал как младенец.

Я стиснула зубы и выдавила улыбку, присаживаясь за стол в ожидании кофе.

– Интересная у тебя сестра, – изрек Келлан через минуту.

Нахмурившись, я ничего не сказала, гадая, намерен ли он развивать эту тему. Нет, не стал. Я залилась краской, а он с любопытством следил за моей реакцией.

– Да… Она у меня такая.

Я тоже не собиралась распространяться.

Кофе сварился, и Келлан наполнил наши кружки. Мы сидели и пили его в молчании… не вполне уютном. То есть Келлану вроде как было неплохо, и он являл собою сногсшибательный идеал, но я пребывала на взводе… а также на взводе из-за того, что была на взводе. Кроме шуток: придется как-то постараться и успокоиться.

Допив кофе, я прислонилась к косяку двери и впала едва ли не в транс, наблюдая за спавшим на диване Денни. Из гипнотического состояния меня вывела Анна, вошедшая в кухню, имея на себе неприличную футболку от «Чудил», и ничего больше. Я мысленно возблагодарила судьбу за то, что Келлан скрылся в своей комнате вскоре после того, как покончил с кофе. Анна выглядела чересчур соблазнительно для человека, который только что проснулся.

– Где ты это взяла? – изумилась я.

У Келлана ушли недели на то, чтобы буквально снять такую же футболку с себя и подарить мне. И что же – ей стоило похлопать своими глупыми ресницами, как он разделся и для нее? К своему удивлению, я ощутила себя преданной.

– У Гриффина… После концерта. У него их целая коробка в фургоне. Хочешь такую? – Она мило улыбнулась, и мне мгновенно стало стыдно за мои мысли о ней.

– Нет… У меня есть. – Моя футболка хранила волшебный запах Келлана, а потому я ни разу ее не надела, однако говорить об этом Анне не собиралась. – Но лучше бы тебе приодеться. Денни скоро проснется.

На самом деле, таращась на чересчур откровенный прикид сестры, я беспокоилась вовсе не о Денни.

– Ой, прошу прощения, конечно. А что, Келлан уже встал? – осведомилась она почти застенчиво.

– Да. По-моему, он пошел к себе, – вздохнула я.

– Ага. – Она улыбнулась и посмотрела на потолок, в направлении его комнаты. – Обо мне что-нибудь говорил?

Мне стало тошно чувствовать себя свахой, но все же я сказала ей правду:

– Да, он нашел тебя интересной.

– Хм… – слегка нахмурилась Анна. – Не совсем то, что я привыкла слышать. Хотя могло быть и хуже. – Она улыбнулась и повернулась к лестнице, намереваясь подняться. – Пришпорю коней, всего и делов-то.

Подмигнув, Анна вышла.

Я тяжело опустилась за стол и снова вздохнула. Может быть, сегодня уже воскресенье?

* * *

Анна хотела прошвырнуться по магазинам, а потому мы взяли машину Денни и сестра села за руль, куда лучше справляясь с ручной коробкой передач, нежели я. Мы доехали до торгового центра «Белвью-Сквер» и начали с «Мэйсис», где Анна отыскала крошечное черное платье и заявила, что опробует его вечером. Оно, конечно, ей очень шло. Обычное открытое платье на бретельках, но оно безупречно облегало каждый сантиметр ее тела… и было совсем, совсем коротким. Я бы в жизни так не оделась. Я слишком комплексовала, чтобы попробовать: не дай бог, весь мир узреет мое белье. Сестра же, вертясь в примерочной, чувствовала себя как рыба в воде. Легкая и воздушная, она могла запросто щеголять хоть в своих любимых уютных трениках.

По пути к кассе мы заглянули в парфюмерный отдел. Я остановилась, учуяв любимый аромат Денни, взяла пробник, сделала глубокий вдох – и моментально вызвала его в памяти. Сестра закатила глаза, но улыбнулась и тоже взялась за пробники, принюхиваясь к одному за другим.

– Каким одеколоном пользуется Келлан? – спросила Анна, задумчиво перебирая флаконы.

Я застыла при звуке его имени. Откуда мне знать, по ее мнению?

– Понятия не имею… С чего вдруг?

Но я и сама заинтересовалась.

Анна взглянула в мою сторону с широченной улыбкой:

– От него классно пахнет. Ты что, не замечала?

Я-то замечала.

– Нет.

Она фыркнула, что было ей очень к лицу.

– Кира, я знаю, что ты без ума от Денни. – Анна взглянула на меня сухо. – Но ради бога, во имя женского пола… Уж если очаровашка сам плывет тебе в руки… – Она вновь широко улыбнулась, подцепила флакон и сделала вдох. – Тогда нюхни.

Поставив пузырек на место, она рассмеялась и дьявольски осклабилась, до боли напомнив мне Келлана.

– А если нужно, то и лизни разок-другой.

Я скривилась. Знала бы она, сколько я уже переделала и того и другого.

Мы завершили шоппинг тем, что Анна купила вызывающие туфли на шпильках и изысканную серебряную цепочку. Про себя я вздохнула. Она собралась блистать… Да и уже блистала, ограничившись лишь джинсами и облегающей блузкой. У меня на тот момент не было денег, чтобы принарядиться, а потому мне предстояло перерыть свой гардероб, чтобы найти что-нибудь приличное. На самом деле это не имело значения. Я ей в подметки не годилась. И не должна была, напомнила я себе. Денни любил меня, и все остальное было не важно. Денни, а не…

Я даже не позволила себе додумать эту мысль.

Мы перекусили. Анна болтала всякую чепуху о парнях, с которыми «встречалась» после того, как отвесила довольно болезненного, как явствовало из ее слов, пинка Филу. Мне моментально стало жаль Фила. Скорее всего, она разбила ему сердце и даже не заметила этого. Я ощутила с ним странную родственную связь.

После обеда мы отоварились еще в нескольких магазинах, сестра накупила новых шмоток, и мы вернулись домой готовиться к нашей… вечерней вылазке.

Анна легко и быстро разобралась с новой одеждой и устремилась вниз, оставив меня рыться в поисках подходящего наряда. Денни лез с предложениями, пока я не пригвоздила его взглядом. Тогда он заткнулся и стал, качая головой, застегивать рубашку. Какое-то время я наблюдала за ним, немного раздраженная легкостью, с которой одевались парни. Рубашка была ему идеально впору, и он носил ее навыпуск, поверх любимых вытертых синих джинсов. Он выглядел классно. Будь я в ином настроении, я не дала бы ему застегнуться и сорвала бы рубашку вообще.

Но все обстояло не так: я была на взводе. Наконец я нашла кое-что более или менее сносное и скрепя сердце переоделась.

Через несколько секунд я сошла вниз и замерла на нижней ступеньке. Анна и Келлан устроились на диване. Келлан примостился на самом краю, упершись локтями в колени, а моя сестрица раскорячилась сзади – коленями в подушки, телом плотно прижавшись к нему. Ее вызывающее черное платьишко оказалось столь коротко, что бедра обнажились целиком, но ей, похоже, было наплевать. Келлану, судя по всему, тоже. Она играла его волосами, пока он лениво пялился в телевизор. Я пришла в негодование.

– Эгей! Ты классно выглядишь! – Анна взглянула на меня и улыбнулась.

Впечатленная ее красотой, я ощущала себя какой угодно, только не классной, в лучшем случае – сносной. Келлан тоже посмотрел в мою сторону и подарил мне легкую одобряющую улыбку.

– Ты красавица, – промурлыкал мне на ухо Денни, спустившийся и вставший позади меня.

Он поцеловал меня в шею, и я чуть расслабилась. Да, мне было приятно, что ему понравился мой наряд, который я выбирала с таким непомерным трудом. Зная, что с сестрой мне не тягаться, я решила в конце концов не заморачиваться и одеться с удобством, выбрав черные туфли на толстой подошве, низко сидевшие черные джинсы и красный облегающий топик с глубоким вырезом: в клубах не успеешь оглянуться, как станет жарко. Волосы у меня уже были собраны в низкий хвост. Будет горячо, и я приготовилась.

– Она ведь не собирается делать со мной то же самое? – спросил Денни, становясь рядом со мной и чуть насупленно наблюдая за Анной и Келланом.

Я наконец справилась с досадой, которую пробудили во мне их позы, и внимательнее присмотрелась к тому, чем они занимались. Анна не просто забавлялась с его волосами: она их укладывала.

Мы с Денни вошли в гостиную. Денни уселся на стул и похлопал себя по колену, приглашая меня. Быстро глянув на Келлана, я согласилась.

– Анна, что это ты делаешь? – осведомилась я, стараясь говорить безразлично.

– Правда, у него офигенная грива? – ослепительно улыбнулась она. – Неужели ты не хочешь?..

Она сграбастала прядь у другого виска и чуть дернула, заставив Келлана поморщиться, а затем ухмыльнуться.

– Ух! – искушающе рыкнула Анна.

Я густо покраснела, прекрасно зная, что она имела в виду, и ничего не ответила.

Анна продолжила расчесывать его шевелюру, а Келлан ласково улыбался и смотрел в пол.

– Он разрешил мне уложить их по-клубному. Он будет там круче всех. – Она посмотрела на Денни. – Без обид, ничего личного.

– Я не парюсь, Анна, – хохотнул Денни.

– Черт, – пробормотала я.

Мне казалось, что у Келлана сказочная прическа, пока за дело не взялась Анна. В ее руках она поразительным образом стала еще круче. Она выбирала длинные пряди и придавала им форму при помощи помады для волос, чтобы взбитые лохмы образовали остроконечные пучки, торчавшие во все стороны.

Результат поражал: Келлан выглядел сексуально как никогда. Как только он заметил мой взгляд, я стала пунцовой и была вынуждена отвернуться. Меня охватила ревность – Анна занималась таким интимным делом! – а затем подступило острое желание, которое мне пришлось подавить.

– Ну, как тебе? – осведомился Келлан.

– Круто, чувак, – откликнулся Денни, посмеиваясь.

– Да ну тебя, Денни, ты просто не понимаешь девчонок, – проворковала Анна. – Они от такого сходят с ума. Правильно я говорю, Кира?

Келлан негромко прыснул, а я покраснела еще гуще.

– Ага. Само собой. Он будет…

– Красавчиком? – закончил Келлан, в высшей степени развеселившись и не сводя с меня глаз.

– Оу!.. Обожаю! – взвизгнула Анна и обхватила его за шею: готово.

Она подобралась к нему так близко, что я рассвирепела.

– Ну, мы идем? – Вопрос прозвучал излишне серьезно.

Келлан кивнул и встал, а я наконец заметила, во что он одет. Он был с головы до ног в черном: ботинки, джинсы и приталенная футболка на пуговицах. В сочетании с его новой прической – донельзя сексуальной, стрелами – все это выглядело до того привлекательно, что мне пришлось закрыть глаза и перевести дух.

Вечер обещал быть занятным.

Мы добрались до клуба под названием «Шлепки», рекомендованного Гриффином. Зная Гриффина и его вкусы, я сильно сомневалась в этом месте. Келлан заверил нас, что это обычный клуб со странным названием, но там хорошая музыка. Келлана, ясное дело, лишь развлекло бы, сумей он уговорить нас завалиться в заведение «садомазо». Да и Анну, пожалуй. В каком-то смысле они прекрасно подходили друг другу. Эта мысль меня несколько опечалила.

Музыка звучала соблазнительно громко даже снаружи. Денни взял меня за руку и, улыбаясь, помог мне выбраться из машины. Келлан ехал на своей. Анна, естественно, нырнула к нему, я не успела помешать. Он ухитрился найти свободное место невдалеке от нас и тоже помог Анне выйти. Подобные супермоделям, они подошли к нам с Денни.

Сестра оправила свое немыслимо короткое платье, проверила, в порядке ли узкие туфли на шпильках, и только потом наспех обняла меня. Я не могла не ощутить укол ревности при виде ее красоты. Она снова накрасилась: ярко-алые губы, зеленые глаза, искусно подведенные и сияющие, блестящие волосы, безупречно подвитые в крупные локоны, которые эффектно покачивались при ходьбе и манили красной подцветкой ближе к корням. Если бы Келлан с его совершенством каким-то чудом преобразился в женщину, получилась бы моя сестра. Долю секунды я невольно думала, что у них с Келланом могли бы быть потрясающие дети. Эта мысль мгновенно взбесила меня.

Анна взяла Келлана за руку и повела ко входу. Он улыбнулся и приобнял ее за плечи. Денни сделал то же со мной, когда мы пошли через парковку. Я была благодарна ему за это. Мне вдруг сделалось очень холодно.

Громила, который заведовал канатом, перекрывавшим вход в переполненный клуб, лишь глянул на Келлана с Анной и моментально пропустил их. Еще бы. Красавцам не приходится томиться в очереди. Возле каната Келлан помедлил, дожидаясь нас с Денни – не таких красавцев, чтобы удостовериться, что мы пройдем внутрь.

Название «Шлепки» оказалось лишь хитроумной приманкой. Внутри, слава богу, обнаружился самый обычный клуб. Диваны там и тут, длинные столы с барными стульями, в меру занятная настенная роспись, барная стойка в дальнем конце помещения и, чуть за углом, толпа извивавшихся на танцполе тел, – площадка была внушительная. Музыка оглушала, и это радовало. Мне это нравилось, как и столпотворение. Я была готова затеряться там.

Мы с Анной и Денни отыскали свободное местечко за длинным столом, пока Келлан таранил толпу, осаждавшую бар в ожидании выпивки. Но он вернулся в рекордно короткий срок, и я не могла не заметить гнуснейших, непристойнейших взглядов, которые бросала на него барменша. Я пришла в раздражение.

Келлан вручил всем по порции чего-то. Понюхав, я мигом состроила гримасу. Вскинув глаза, я увидела его невинную улыбочку. Текила? Он что, принес нам текилы? Келлан выставил контейнер с лаймом, соль, а я смотрела на него и не верила. Остальные спокойно готовили себе шот – ни у кого не возникло проблем с выбором напитка. Я взяла себя в руки и сделала то же самое.

Келлан негромко рассмеялся – смешок, слава богу, потонул в окружающем шуме, и, кроме меня, никто ничего не заметил. Он обмакнул палец в текилу, чтобы смочить тыльную часть кисти, и память об этом действии в нашу первую совместную ночь вдруг обострилась во мне с такой силой, что мне пришлось смежить веки и сделать глубокий вдох.

– Все в порядке? – раздался над ухом голос Денни, подавшегося ближе.

Я открыла глаза и взглянула на его озабоченное лицо.

– Да… – Я посмотрела на Келлана. – Мне просто не очень нравится текила.

Келлан улыбнулся шире:

– Да что ты говоришь? Мне-то запомнилось, что ты из любителей.

Он вновь покатился со смеху, но тут вмешалась Анна, и я нахмурилась.

– Ну а я люблю… Ваше здоровье!

Келлан поднял бровь, а заодно и стакан, отсалютовал Анне, и они вместе выпили. Оба со смехом впились в свои лаймы. Денни воздел свою стопку, я нехотя – свою, и мы последовали их примеру. Испытывая легкое отвращение, я вынула лайм Денни из его рта, и мы слились в долгом поцелуе.

Целуя удивленного, но довольного Денни, я слышала сестринский вопль:

– У-у-у… Так держать, девонька моя!

Отстранившись, я рискнула взглянуть на Келлана. Он больше не веселился. Он стиснул зубы. Затем, играя призывной поуулыбкой, посмотрел на Анну и протянул ей руку:

– Идем?

Он указал на танцпол, и сестра энергично закивала в ответ. Они растворились в толпе, его рука на ее пояснице – в самом низу поясницы. Он оглянулся на меня, странно сверкнув глазами, и их поглотила людская масса.

Подавив гнев, я сосредоточилась на своем кавалере.

– Они хорошая пара, – заметил Денни, тоже проводивший их взглядом.

Я проглотила и это, с усилием отринув всякое раздражение и полностью расслабляясь впервые за целую, как мне мерещилось, вечность. Денни восторженно смотрел на меня с глуповатой улыбкой на красивом лице. Он кивнул в сторону танцпола, и я с готовностью согласилась.

«Танцы» – дурацкое слово для переполненного клуба. Это действо больше напоминало ритмичное колыхание в плотной среде. Денни взял меня за руку, чтобы нас не растащили, и мы продвинулись ближе к центру. Уже становилось жарко, и я хвалила себя за выбор наряда. Я не имела понятия, что за песня звучит, и мне было все равно. Ударник трудился вовсю и выколачивал любые мысли из моей дурной головы.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...