Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 15 Клубные посиделки 2 страница



Денни держал меня за талию, и мы двигались вплотную друг к другу. Я смеялась и обвила руками его шею. Иногда я забывала, до чего симпатичным парнем он был. Он расстегнул несколько пуговиц на груди, и в проеме волнующе мелькала обнаженная кожа. Волосы были прекрасно уложены, и я пробежалась пальцами по короткой стрижке у его шеи, вызвав у Денни улыбку.

Женщины вокруг, конечно, его заметили. Пока мы шли на место, они, едва скользнув по мне взглядом, с нескрываемым интересом взирали на Денни. Тот не обращал на них внимания – как и всегда. Он смотрел только на меня. С сияющим взором он склонился ко мне, чтобы поцеловать. Я провела пальцем по линии замечательной светлой бородки, предоставляя музыке и его телу унести прочь мои треволнения.

Келлана с Анной мы больше так и не видели. Я заставила себя не гадать, куда они затесались и сколь рискованно притирались друг к дружке. Не думала я и о том, что они могли бросить нас и отправиться в местечко поукромнее. В конце концов мне удалось выкинуть все это из головы, воспринимая лишь громкую музыку, извивающиеся тела и утробный басовый ритм. И Денни, ко мне впритык. Казалось, мое блаженство растянулось на долгие часы.

В самой гуще толпы становилось все жарче. Расслышать что-либо в этом бедламе было немыслимо, и Денни сделал жест, намекнув на выпивку, – он был готов к новому раунду. Я шаловливо толкнула его и помотала головой, не в силах расстаться со своим музыкальным убежищем. Быстро чмокнув Денни, я указала в пол, давая понять, что не сойду с этого места.

Он устремился сквозь толпу, провожаемый женскими взглядами. Я вздохнула и покачала головой, когда он свернул за угол к бару. Да, мой мужчина был прекрасен и не имел об этом ни малейшего представления. Я закрыла глаза и сосредоточилась на музыке, счастливая и довольная. Беспечная.

Я застыла, когда знакомая сильная рука скользнула сзади мне под топик и дальше, вперед, остановившись на голом животе. Глаза мои распахнулись, но поворачиваться и смотреть было незачем. Я слишком хорошо знала это прикосновение и моментально ощутила памятный огонь, разгоревшийся в чреве. Растворившись в счастье, я почти позабыла, что Келлан никуда не делся. Он следил? В голове не укладывалось – неужели он отважился сунуться, когда мы свернули все отношения, а Денни с Анной находились поблизости? Он притянул меня спиной к себе, и мы непристойно раскачивались в такт музыке. То, что было забавно и невинно с Денни, теперь окрасилось совсем в иные тона. Я чувствовала себя голой.

Казалось, в помещении стало вдвое жарче. Между моих лопаток собралась капля пота, скатившаяся по обнаженной спине. Его свободная рука отвела с моей шеи несколько прядок, которые выбились из хвоста, и по хребту пробежал ток. Он склонился и медленно слизнул каплю, а затем прошелся языком по соленому следу вверх, до самого затылка, нежно, очень нежно покусывая мою кожу. Я сделала резкий вдох, и перед глазами все поплыло. Проклятье…



Очевидно, с того момента, как мы похоронили наши отношения, все невинные притязания пошли побоку. Плохо дело. Нужно с этим кончать.

Но я вопреки своей воле снова закрыла глаза и обмякла. Одна моя рука покоилась на его, лежавшей на моем животе, другую я завела за спину, прихватив его за бедро. Мое дыхание участилось, когда затылок уперся ему в грудь. Рука перешла с живота чуть ниже, большой палец лег на пуговицу джинсов. Этого хватило, чтобы я задохнулась, сплела наши пальцы и стиснула его кисть. Мне хотелось бежать, хотелось прорваться через толпу, отыскать Денни и вернуться в свое убежище, избавившись от жгучих ощущений, которые Келлан рассылал по всему моему телу. Но все это оставалось в уме. Тело дрожало, моя рука шарила по бедру Келлана, а голова медленно поворачивалась к нему.

Он взял меня за подбородок и резко потянул к себе, губами к губам. Я застонала, и звук затерялся в неистовой музыке. Недели флирта, все более рискованного, взаимное искушение соприкосновением тел и губ, но всякий раз без того, чтобы скатываться к обоюдному необузданному желанию, – все это породило во мне влечение большее, чем я осознавала. Я не могла как следует впиться в его губы, хотя мое тело горело желанием это сделать. Сейчас я не могла и помыслить о том, чтобы остановить Келлана.

Его губы разошлись, язык коснулся моего нёба. Во мне полыхнул огонь. Я окончательно потеряла контроль. Повернувшись в его руках, я встала к нему лицом и полностью отдалась на волю его объятий, не отрывая губ и не открывая глаз. Сердце колотилось в бешеном темпе. Я вскинула руки и сомкнула их у Келлана на затылке, в его густых волосах. Его руки прошлись по моей голой спине под топиком и притиснули меня ближе. Мы почти задыхались в короткие мгновения, когда размыкались губами.

Жара, пульсирующая музыка, сильные руки Келлана, его быстрое дыхание, запах, вкус, мягкие губы и пытливый язык – все это сводило меня с ума. Одна его рука скользнула по моей попе – и вот он притиснул меня за ляжку, чуть подтянув мою ногу вверх. Из этого положения было болезненно ясно, насколько хотел меня Келлан. Я застонала, сию же секунду возжелав его не менее остро. Открыв глаза и задыхаясь, я отлепилась от его губ и уткнулась головой в его лоб. Мои пальцы принялись машинально расстегивать его футболку, – я не имела привычки забывать, где нахожусь, но тут забыла. Глаза Келлана горели, пристально наблюдая за мной.

Некоторые женщины из ближнего окружения заметили Келлана и бросали на него похотливые взгляды. Но никому не было дела до того, сколь далеко мы зашли или собирались зайти. Он закрыл глаза и резко выдохнул, когда я уже наполовину разделалась с его застежкой. Келлан стиснул меня в объятиях и снова впился мне в губы. Больше мы так стоять не могли. Я была сама не своя, поглощенная его страстью, и не ведала ни как быть, ни как остановиться, чтобы происходящее не было столь очевидно для окружающих. Пусть он уведет меня куда-нибудь, куда угодно.

Остались две пуговицы, но вдруг он резко оттолкнул меня. Затем повернулся, намереваясь раствориться в толпе, – не в силах вздохнуть, но внешне бесстрастный. Я глотнула воздуха, смешалась и попыталась восстановить дыхание.

Именно в эту секунду я ощутила, что Денни держит меня за руку и тянет к себе. Я не заметила, как он вернулся. Видел он что-нибудь или нет? Не изменилась ли я, по его мнению? Я встретила его взгляд, но Денни был просто рад меня видеть. Одышку и пот он приписал, должно быть, моим неистовым пляскам.

Затем я отмочила номер, из-за которого долго мучилась впоследствии. Я прижалась к Денни, стиснула в ладонях его лицо и поцеловала что было сил. Дрожа от возбуждения, на месте Денни я представляла Келлана. Тот же на долю секунды удивился, после чего упоенно ответил на поцелуй. Чувствуя себя гадкой, я не могла остановиться и все целовала его, хотела его, нуждалась в нем, отлично зная, что отдавалась Денни телесно, но не душевно. Я чувствовала на себе обжигающий взгляд, исходивший откуда-то из глубин клуба.

– Забери меня домой, – простонала я на ухо Денни.

Позже, намного позже, я нагишом уселась в постели и посмотрела на Денни, спавшего рядом. Чувство вины затопило меня. Знал бы он, что я натворила, кем мысленно заменила его… Я попыталась сглотнуть, но в горле пересохло. Внезапно испытав сильнейшую жажду, я схватила первую попавшуюся одежду и встала, чтобы надеть ее. В руках у меня оказалась футболка Денни, хранившая его восхитительный запах.

Мечтая о чистой прохладной воде из холодильника, я направилась к лестнице и лишь на долю секунды задержалась возле двери Келлана. Малая часть меня надеялась, что он каким-то чудом ничего не слышал. Я не могла вообразить, о чем он думал, прислушиваясь к нам с Денни, ведь я не особенно сдерживалась. Образ Келлана, стоявший перед глазами, лишил меня всякого самоконтроля. Мне не понравилась эта мысль, и я нахмурилась.

Я добралась до кухни, думая о Келлане – о том, что случилось в клубе, как это было мощно, насколько сильно я хотела его, насколько сильно он хотел меня. Наши отношения принимали опасный оборот. Я не знала, что делать.

Глянув в окно, я застыла. Его машины не было. Келлан до сих пор не вернулся? Я пошла в гостиную. Что, Анны тоже нет? О черт, они все еще где-то шлялись наедине друг с другом. Мне в голову мгновенно пришло полдесятка мест, а также поз, в которых они могли пребывать. При мысли об этом мне стало дурно, а затем я снова испытала чувство вины. Но предпочтительнее было рассвирепеть. Что бы ни происходило между нами с Келланом, он обещал – обещал! – не спать с Анной.

Уже не чувствуя жажды, я развернулась и отправилась спать.

 

Глава 16 Дождь

Близилось время обеда, когда я услышала, как Келлан подъехал к дому. Мотор не заглох: дверца распахнулась, захлопнулась, и машина вновь тронулась с места. Через несколько секунд вошла Анна, одетая как накануне вечером. Она выглядела крайне довольной.

Я подавила злость, едва она присела рядом со мной на диван. Не ее вина, что она подпала под обаяние Келлана. Нет, мой гнев целиком был адресован ему… Он обещал.

– Хорошо прошло? – осведомилась я тускло.

Она откинулась на диване и, улыбаясь во весь рот, положила голову на подушки.

– О… Боже, ты даже не представляешь.

На самом деле я представляла хорошо.

– Мы с Келланом поехали к Мэтту и Гриффину и…

Мне совершенно не хотелось это выслушивать.

– Фу, пожалуйста, не рассказывай.

Она насупилась и покосилась на меня: ей нравились смачные эротические истории.

– Ладно. – Анна опять усмехнулась и подалась ко мне. – Вы с Денни стремительно убежали. – Она непристойно вскинула бровь. – Келлан сказал, что вам надо побыть наедине.

Анна хихикнула.

– А у тебя как прошло?

Во мне боролись чувство вины, злость и стыд. Значит, Келлан ей выдал, что нам было нужно побыть наедине?

– Об этом, Анна, я тоже не хочу говорить, – ответила я негромко.

Надувшись, она раскинулась на подушках.

– Хорошо. – Анна взглянула на меня. – Слушай, ну вот только одно расскажу…

– Нет!

– Ладно… – шумно вздохнула она. Какое-то время мы обе молчали. – У тебя все в порядке, сестренка?

Опустившись на подушку, я попыталась смягчить лицо.

– Ну да… Просто устала, не выспалась. – Я моментально пожалела о сказанном.

– Ого-го! Узнаю мою девоньку! – понимающе ухмыльнулась она.

Денни приготовил обед на троих, и Анна одобрительно посмотрела на него. По-моему, он вырос в ее глазах благодаря своим кулинарным талантам. Во время еды она несколько раз закусывала губу, и я понимала, что Анна старается не выдать свою историю, которую до смерти хотела поведать мне. Я молилась, чтобы она держала рот на замке: я ничего не хотела слышать. Было абсолютно очевидно, что это меня убьет. Мне было достаточно умозрительного репортажа с места событий.

Вместо этого я смотрела на Денни и ела салат с курицей и орешками кешью, им приготовленный. Очень вкусный, – Денни и вправду был отличным кулинаром. Он тепло улыбался мне, и в его темно-карих глазах царили мир и спокойствие. Минувшая наша ночь выдалась бурной. Я мысленно поморщилась, зная, что помню не то, что он. Для него это стало всего лишь воссоединением после затянувшейся разлуки. Для меня же все было не так просто.

Анна и Денни обеспечивали девяносто процентов беседы, я же помалкивала, глядя на них. Мои мысли были слишком противоречивы, чтобы изложить их связно. День растянулся в наблюдении за этой парой, непринужденно болтавшей, – хотела бы и я в той же манере общаться с моей милой сестрой, – но вот настало время упаковать ее вещи и отвезти Анну в аэропорт.

Она сердечно обняла меня на прощание:

– Спасибо, что наконец пустила меня к себе. – Анна жеманно улыбнулась. – Было забавно.

Про себя я скривилась, но изобразила улыбку.

– В следующий раз побудем вдвоем подольше, только ты и я… Хорошо?

Она сияла, и я обняла ее снова:

– Конечно, Анна.

Она отстранилась и пытливо посмотрела на меня. Затем быстро проговорила:

– Пожалуйста, поблагодари от меня Келлана. – Схватив мою руку, она возбужденно затараторила дальше, не давая остановить себя: – Я знаю, ты не хочешь об этом слышать, но, боже мой, ночь получилась неожиданно потрясная! Круче и не бывало. – Анна ослепительно улыбнулась.

– О, – только и сумела выдавить я.

– О да. – Она прыснула и закусила губу. – По сорок раз сразу, если ты понимаешь, о чем речь.

Я понимала… Лучше бы – нет.

Она вздохнула:

– Черт, хотела бы я остаться…

Господи, скорей бы она убралась.

Объявили посадку, и Анна посмотрела в сторону терминала, а затем перевела взгляд на меня:

– Я буду скучать. – Она в очередной раз обняла меня, отстранилась и улыбнулась. – Скоро вернусь.

Анна чмокнула меня в щеку.

– Люблю тебя.

– Я тебя тоже…

Анна подошла к Денни, стоявшему чуть поодаль, чтобы мы могли свободно общаться. Она обвила руками его шею и тоже поцеловала в щеку.

– И по тебе буду скучать. – Прежде чем отойти, она прихватила его ниже пояса. – Жеребец, – пробормотала Анна, вгоняя в краску и Денни, и меня.

И вот моя полоумная, вздорная сестра улетела домой в Огайо, пребывая в неведении насчет того, что оставила мой мир чуть более запутанным, чем встретила.

* * *

Когда мы вернулись из аэропорта, Келлана еще не было. Он не попадался мне на глаза до позднего вечера следующего дня, когда «Чудилы» завалились в бар в мою смену. Когда он вошел, я осторожно глянула в его сторону. Неизвестно, чего от него ожидать. После памятного вечера в клубе Келлан переоделся и пришел в тонкой серой футболке, соблазнительно облегавшей мускулы, черной кожаной куртке и своих любимых вытертых джинсах. Он принимал душ: его волосы уже не торчали сногсшибательными шипами – стало быть, в какой-то момент он все-таки побывал дома. Он посмотрел в мою сторону и одарил меня слабой улыбкой и кивком. Что ж, значит, не игнорировал.

Однако мне было неясно, игнорирую ли его я сама, ведь этот козел давал слово! Чем больше я размышляла об этом, тем ярче оживали в моем сознании ужасные картины и тем усерднее я старалась не обращать на него внимания. Я редко приближалась к их столу. Эван в конце концов поманил меня, и я, не спрашивая, что им нужно, принесла пиво. Все равно они больше ничего не заказывали. Бокалы я поставила молча. Ставя их, я ни к чему не прислушивалась и прилагала все усилия, чтобы разлучить сознание и тело. Я не хотела иметь дел с Келланом.

Он был настроен иначе. Понаблюдав за моим безмолвным обслуживанием, он подкараулил меня в коридоре, когда я возвращалась из туалета. Увидев его в конце прохода, я захотела укрыться в подсобке, но быстро отвергла эту идею, так как дверной замок был сломан и Келлан, если он правда хотел со мной потолковать – а так оно, похоже, и было, – спокойно вошел бы следом. Именно этого я как раз избегала – уединения с ним. Я попыталась проскользнуть мимо, но он грубо схватил меня за локоть:

– Кира…

Прищурившись, я заглянула в его прекрасное лицо. От этого глаза мои сузились еще больше. О, это идиотски совершенное лицо с пугающе нечеловеческими темно-синими глазами, под взглядом которых слетало белье… в том числе и мое. Оно сводило меня с ума! Я вырвала руку и ничего не ответила.

– Нам нужно поговорить…

– Мне не о чем с тобой говорить, Келлан, – отрезала я.

– Не согласен, – отозвался он тихо, чуть искривив губы.

– Что ж… Тебе, очевидно, можно делать что вздумается. – Я даже не пыталась скрыть насмешку.

– Что это значит? – Он сузил глаза, и его тон стал резче.

– То и значит, что нам не о чем говорить, – ответила я, просочилась мимо него и устремилась прочь.

Я завершила работу позднее, чем рассчитывала: в голове у меня весь вечер клубилась бестолковая злоба. Найти кого-то, чтобы меня подбросили до дома, я не позаботилась. К тому моменту, когда я об этом задумалась, ушли уже почти все. У Дженни был выходной. Кейт уехала со своим парнем. Сэм и Рита отчалили вскоре после нее, пока я вызывала такси для перебравшего клиента. Эван как раз выкатывался прочь с симпатичной блондинкой. Мэтт ушел несколько часов назад. А Келлан – не то чтобы я рассматривала его кандидатуру – с веселой физиономией навалился на стол и наблюдал, как я ищу попутку. Когда Эван вышел за дверь, я успела заметить, что по тротуару стучит небольшой дождь. Плохо дело. Может быть, позвонить Денни? Нет, слишком поздно. Может, какой-нибудь завсегдатай?

Я заметила, что Гриффин все еще торчал в баре и нынче оказался без компании. Что, если… Тьфу ты, хорошего тоже мало… Но лучше, чем Келлан, и лучше, чем плестись под дождем. Я подошла к нему полная надежды. Мой выбор вызвал у Келлана широкую ухмылку.

– Салют, Гриффин, – произнесла я небрежно.

Он насторожился. Обычно я не была с ним любезна и не вела себя так.

– Ну и? Чего ты хочешь?

Вообразив нечто, чего я никак не хотела знать, он изогнул белесую бровь и выдал улыбочку, от которой я покрылась мурашками.

Глухая к своему чутью, я приветливо спросила:

– Не прокатишь до дома?

– Ну и ну, Кира… – ухмыльнулся он. – Никогда не думал, что ты сподобишься. – Гриффин смерил меня взглядом. – С удовольствием прокачу… Весь этот долгий путь.

Глупо улыбаясь, я ответила ровным голосом:

– Гриффин, я имела в виду – прокатить на машине в буквальном смысле, домой.

– Никакого секса? – надулся он.

– Никакого, – ответила я, энергично помотав головой.

– Ну, раз так… – засопел Гриффин. – Тогда нет. Без секса поезжай с Кайлом.

С этими словами он повернулся и вышел. Теперь Келлан тихо посмеивался. Я огляделась, но все разошлись. Пит еще торчал в офисе – может, он…

– Подвезти? – мягко осведомился Келлан.

Гневно покачав головой при виде его безупречного лица, я поспешила к выходу. Скрестив на груди руки и пригнувшись, я шагнула под дождь. Келлан не последовал за мной, и у меня возникло смешанное чувство – печаль в сочетании с облегчением и злостью. Дождь шел не очень сильно, но было холодно. Спеша убраться подальше от Келлана, я забыла сумку и куртку. Теперь я пожалела об этом, так как после нескольких шагов через пустую стоянку меня уже трясло, а по лицу стекали капли. Вздохнув, я прикинула, не вернуться ли за вещами, но отказалась от этой мысли, упрямо решив не встречаться с Келланом, – достаточно на сегодня. Из-за них с сестрой я была в ярости: этот подлец обещал!

В квартале от бара дождь, набиравший силу, меня достал. Я принялась подсчитывать, сколько кварталов осталось до дома. На колесах казалось недалеко… Но пешком? Дрожа без передышки, я решила отыскать телефон и позвонить Денни. Я озиралась в поисках будки или открытого магазина, когда заметила медленно приближавшийся ко мне автомобиль. Во мне зародилась паника. Район был не самый благополучный. Я вдруг ощутила себя вконец беззащитной – глубокой ночью, на улице, промокшей до нитки.

Машина подъехала и покатилась рядом, пока я шла по тротуару и выравнивала шаг. При взгляде на знакомый черный «шевелл» мне стало еще неуютнее. Конечно, он пустился меня искать. Келлан перегнулся через сиденье и опустил стекло. Скептически глядя на меня, он мотнул головой:

– Кира, садись в машину.

Я уставилась на него:

– Нет, Келлан.

Соседство в замкнутом пространстве казалось не лучшей идеей после напряженного эпизода в клубе, особенно с учетом моей злости.

Келлан вздохнул и посмотрел в потолок салона. Вернувшись взглядом ко мне, он с вымученным терпением произнес:

– Льет же. Залезай в машину.

– Нет. – Упершись, я снова уставилась на него.

– Ну, тогда я так и поеду следом до самого дома. – Келлан вскинул брови и самодовольно ухмыльнулся.

Я остановилась:

– Поезжай домой, Келлан. Со мной все будет в порядке.

Он тоже затормозил:

– Нет, одна ты домой не пойдешь. Это опасно.

«Безопаснее, чем ехать с тобой», – подумала я раздраженно и тронулась с места.

– Все будет хорошо.

Театрально вздохнув, он тронулся и свернул за угол. Я решила, что тем и кончится, но Келлан остановился. Увидев, что он выбирается из машины, я вновь замерла. «Проклятье… Почему он не оставит меня в покое?»

Он натянул свою кожаную куртку, однако, пока дошел до места, где я так и стояла столбом, совсем промок. Дождь пропитал его шевелюру, и темные волосы прилипли к его лицу, вокруг глаз, оттеняя торчавшую светлую футболку. Внезапно я вспомнила душ, который он не так давно принял одетым. Он был так красив, что я задохнулась. Беда, сущее наваждение. Мое раздражение возросло. Сию секунду я не нуждалась в нем.

– Кира, полезай в чертову машину. – Келлан тоже начинал свирепеть.

– Нет! – Я оттолкнула его, чтобы катился куда подальше.

Он схватил меня за руку и начал тянуть в салон.

– Нет, Келлан… Прекрати!

Я попыталась высвободиться, но он был сильнее и дотащил меня до пассажирского места. Капли дождя, стекавшие по его шее, заставили меня содрогнуться не только от холода – и я взбесилась. Мне не было нужно это – я не хотела хотеть его! Впадая в ярость, я выдернула руку, едва он отворил дверцу. Зашагала прочь, но он догнал меня и схватил. Я извивалась, брыкалась, однако он держал крепко. Поставив меня у распахнутой дверцы, он отрезал мне своим корпусом пути к отступлению.

– Кира, прекрати – садись в эту чертову машину!

Тело Келлана, мокрое и притиснутое ко мне, сорвало мне крышу. Внутри меня бушевала злость на него за клуб, за мою сестру, за Денни, за все, чему он меня подверг… за то, что он вообще жил на свете. Однако возбудилась я не менее сильно. Свирепо вцепившись в его мокрую шевелюру, я дернула Келлана на себя так, что мои губы оказались на волоске от его. Мои глаза метали молнии, дыхание вырывалось яростными толчками, пока я удерживала наши лица почти впритык. Я жадно впилась в его губы, прохладные от дождя.

Он резко толкнул меня на холодный автомобиль. Кипя от ярости, я едва ощущала озноб. На миг лицо Келлана оставалось шокированным, затем наши взгляды слились. Отлично, он тоже обезумел. Я слышала, как вокруг нас стучал дождь, разбивавшийся о железную крышу и заливавший кожаные сиденья. Келлан ухватил меня за талию и пригнул, вталкивая в машину. Я видела лишь его гневные, страстные глаза – синие, но потемневшие почти до черноты.

Я ощутила под собой край сиденья, но Келлан пропихнул меня к центру и втиснулся следом. Он ослабил хватку, намереваясь повернуться и захлопнуть дверь. Свободная от его пристального взора, я принялась карабкаться через сиденье, рассудив, что попаду таким образом на другую сторону и снова сбегу. Он развернулся ко мне, стащил за ноги и притянул ближе. Затем он надвинулся на меня, вынудив лечь. Я злобно толкнула его в грудь, но Келлан не отступил.

– Слезь с меня, – выдавила я, пока он сверлил меня взглядом.

– Нет.

В его глазах плавали бешенство и смятение.

Противореча себе, я схватила его за шею, с силой привлекла к себе и проревела:

– Ненавижу тебя.

Он с силой раздвинул мне ноги, оказавшись между, и вжался в меня, прежде чем я успела отреагировать. Я задохнулась и задышала тяжело, ощущая даже сквозь джинсы силу его натиска и возбуждения.

– То, что ты чувствуешь, не ненависть…

Голос Келлана звенел от напряжения. Вне себя от ярости, я уставилась на него ледяным взором. Он коварно осклабился – ни тени веселья в глазах – и тоже тяжело задышал.

– И никакая не дружба…

– Прекрати…

Я дернулась под ним, пытаясь выскользнуть, но он схватил меня за бедра и удержал на месте. Затем повторил движение, подтянувшись на мне, чтобы обрести устойчивость. Застонав, я начала запрокидывать голову. Он положил руку мне на щеку и заставил смотреть в глаза.

– Келлан, все должно было остаться безобидным! – вырвалось у меня.

– Это никогда не было безобидным, Кира. Откуда такая наивность? – бросил он в унисон, дернувшись вновь.

– Господи, я ненавижу тебя… – прошептала я.

Слезы ярости застилали мне взор.

Рассвирепев не меньше, Келлан ответил мне тем же взглядом.

– Нет, ничего подобного…

Снова толчок – уже расторопнее. Закусив губу, он издал стон, от которого по мне пробежал разряд. Я едва переводила дыхание. Вода стекала с его волос на мои мокрые щеки, аромат дождя пьянил, смешиваясь с его запахом. По моей щеке скатилась слеза, слившаяся с водой, натекшей с гривы Келлана.

– Да… Я ненавижу тебя… – повторила я шепотом между вдохами.

Со стоном он толкнулся опять, кривясь от напряжения. В его глазах полыхало пламя.

– Нет… Ты хочешь меня… – выдохнул Келлан, сужая глаза. – Я видел тебя. Я чувствовал, в клубе ты хотела меня.

Его губы зависли над моими, почти касаясь их, тяжелое дыхание обдавало меня. Это было безумием. Он был всем, что я могла видеть, чувствовать, а теперь и вдыхать. Я возбуждалась и одновременно разъярялась.

– Господи, Кира… Ты раздевала меня. – Келлан порочно улыбнулся. – Ты хотела меня у всех на глазах. – Он провел языком по моей щеке до уха. – Черт возьми, я тоже тебя хотел…

Я вцепилась в его мокрые волосы, рванула от себя. Он сделал резкий вдох, но отозвался лишь новым толчком.

– Нет, я выбрала Денни. – Он повторил движение, и я закатила глаза. – Я пошла домой с ним…

Мой взгляд вернулся к Келлану, гнев затопил меня.

– А ты кого выбрал?

На миг он перестал двигать тазом и сурово уставился на меня.

– Что? – спросил он тупо.

– Моя сестра, придурок! Как ты посмел с ней спать? Ты дал мне слово! – Я с силой ударила его в грудь.

Глаза Келлана опасно сощурились.

– Ты не имеешь права упрекать меня в этом. Ты уехала трахаться с ним! – Он ухмыльнулся, искушающе провел руками по моим бедрам. – А она была согласна на все. Взять ее было проще простого… Взять и войти в нее, – шепнул он, распираемый от напряжения.

Я ощерилась и попыталась двинуть ему, чтобы он отлип, но он припечатывал меня крепко.

– Сукин сын.

Он ответил злобным оскалом.

– Кого я поимел, я знаю, а вот ты мне скажи… – Едва способный говорить, задыхаясь от ярости, он пригнулся к моему уху и зашипел: – Скажи-ка мне, с кем трахалась той ночью ты?

Произнеся это, он с силой втолкнулся внутрь. Мощь его движения и грубость вопроса воспламенили меня, заставили застонать и быстро втянуть воздух сквозь зубы.

– Он был лучше меня? – Келлан заглянул мне в глаза, чуть тронул мои губы своими и быстро провел языком по губе. – Настоящее ничем не заменишь. Я буду еще круче…

– Я ненавижу то, что ты со мной делаешь.

Он знал, что я сделала Денни, и я ненавидела его знание. Он был прав: я ненавидела его правоту, ведь происходящее было намного лучше всего, что у меня было с Денни. Я знала, что он прав, и ненавидела за это себя – была бы я с ним…

Келлан пытливо смотрел мне в глаза.

– То, что я с тобой делаю, тебе нравится.

Он провел языком по моему горлу, снимая капли дождя со все еще влажной кожи. Я содрогнулась.

– Ты жаждешь этого, – прошептал он и упрямо добавил: – Это меня тебе хочется, а не его.

Новый толчок, и я запустила пальцы в волосы Келлана. Я потянула к нему губы. Для нас обоих все стало острее, и он застонал точно так же и аккурат тогда же, когда и я. От нашего тяжелого дыхания запотели стекла. Боже, я ненавидела его. И – господи! – его же хотела.

Я стянула с его плеч куртку, внушая себе, что хочу лишь сделать его таким же, как я сама, озябшим и жалким. Он сорвал ее полностью, сделавшись одержимым, и отшвырнул на заднее сиденье. Его грудь оказалась так близко, что меня ожгло пламенем. Злым огнем, подобным раскаленной лаве.

Я попыталась притянуть его к себе, но он отпрянул, и я вконец обезумела. Он не дал мне дотронуться языком до его приоткрытого рта, и это взбесило меня. Я с силой прошлась ногтями по его спине. Келлан издал странный звук – смесь боли и возбуждения – и уронил голову мне на плечо, еще жестче притиснувшись тазом. Я взвыла и вцепилась в задние карманы его джинсов, прижимая Келлана к себе и обхватив ногами его бедра.

– Нет, я хочу его… – простонала я, удерживая Келлана.

– Нет, ты хочешь меня, – промычал он мне в шею.

– Нет, он бы никогда не тронул мою сестру, – окрысилась я. – Ты обещал, Келлан, ты обещал!

Мой гнев возобновился, и я опять попробовала его отпихнуть, выскользнуть из-под него.

– Что сделано, то сделано. Ничего не изменишь.

Он схватил меня за руки и уложил их по обе стороны от моей головы, снова толкнув бедрами. Я задохнулась, издав глубинный горловой звук.

– Но это… Хватит дергаться, Кира. Просто скажи, что хочешь этого. Скажи, что хочешь меня, как я тебя. – Он придвинулся ртом, сверкая глазами. – Я и так знаю, что хочешь…

Наконец он поцеловал меня…

Мой стон исторгся ему в губы, и я самозабвенно впилась в них. Келлан отпустил мои руки, и я опять занялась его гривой. Он поцеловал меня глубоко, страстно. Его пальцы шарили в моих волосах, стягивая с них ленту. Бедра так и вминались в мои.

– Нет… – Я провела руками по его спине. – Ненавижу… – я схватила его за бедра и потянула к себе, – тебя.

Мы упоенно целовались целую вечность. Между вдохами я продолжала говорить о том, как ненавижу его. Не удаляясь от моих губ, Келлан все так же настаивал, что это неправда.

– Это ошибка, – стонала я, забираясь к нему под футболку, чтобы ощутить сказочно крепкое тело.

Он шарил по мне везде и всюду: трогал волосы, лицо, груди, бедра.

– Знаю… – выдохнул Келлан. – Но как же здорово, черт побери…

Наши ласки продолжались, набирая силу. Я либо нуждалась в большем, либо должна была все это прекратить. Тогда, словно прочитав мои мысли, Келлан покончил с поцелуями и отпрянул. Задыхаясь от желания, он взялся за мои джинсы. «Нет… да… нет», – подумала я, обезумев, не будучи в силах отследить мои стремительно менявшиеся чувства. Келлан начал расстегивать пуговицы, взирая на меня пристально и зло – точь-в-точь как смотрела на него я. Обстановка так накалилась, что я всерьез подумала, что мы готовы воспламениться.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...