Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 15 Клубные посиделки 4 страница



– Нет… – прошептала я. – Как это – «всегда»?

Он склонился надо мной, пальцем поглаживая щеку.

– Кира, Денни идет на работу, мы приходим сюда, у нас происходит… – он закусил губу и соблазнительно улыбнулся, – ошалелый, крутейший секс перед твоими занятиями.

Он пробежался пальцами по моим волосам.

– Иногда, как сегодня, ты прогуливаешь и чуть не весь день лежишь со мной. – Келлан поцеловал меня ласково и нежно. – Мы занимались этим неделями. Как можно забыть?

Я таращилась на него, пребывая в шоке.

– Но… но нет. После той ссоры в машине мы все прекратили. Ты сам прекратил. Ты пообещал…

– Но я сказал и о том, что мне не очень-то удается держать дистанцию, – сухо улыбнулся он. – Мы предназначены друг для друга, Кира. Мы нужны друг другу. Разлука оказалась невозможной. Когда мы сдались, стало намного лучше. – Он снова поцеловал меня – медленно и даже еще нежнее. – Я покажу тебе…

Я так растерялась, что оледенела. Ни о чем таком я не помнила, за исключением последнего болезненного объятия на кухне. Спи я с ним ежедневно – разве я не запомнила бы? Может быть, он чем-то накачал меня?

Больше я не могла размышлять: Келлан целовал меня, придерживая за щеку. Он надвинулся на меня, протолкнувшись коленом между моих ног. Он впился в мои губы, и поцелуй стал крепче. Я задохнулась, захваченная ощущениями, которые наполнили мое тело, но не знала, как это остановить, и не имела понятия, должна ли останавливать. Через мгновение я подумала, что нужно сложить оружие и уступить тому, чему я и так, по всей очевидности, нередко уступала, но в этот момент распахнулась дверь.

На пороге стоял Денни, в ужасе и ярости глядевший на нас.

– Кира?

Я быстро села и спихнула с себя чрезвычайно спокойного Келлана.

– Денни… Подожди, я все объясню. – Но я не имела ни малейшего представления, как объяснить хоть самую малость.

Пылая бешенством, Денни устремился к постели:

– Объяснишь? – Он навис надо мной. – Тебе незачем объяснять, какая ты шлюха! Я и сам отлично вижу!

Я начала всхлипывать. Келлан медленно сел в постели и весело взглянул на меня.

Денни схватил меня за руку и потряс:

– Кира?

Голос был заботливый и ласковый, но глаза еще полнились яростью. Он повторил, и я в смятении хапнула воздух. Его мягкий тон никак не сочетался с негодующим лицом.

Я резко проснулась. Стояла ночь. Я была в пижаме. В своей комнате… и Денни спокойно лежал рядом, слегка потряхивая меня за руку.

– Тебе приснился кошмар, все хорошо.

Акцент звучал тепло и уютно.

Я сморгнула слезы. Слава тебе господи… просто сон. Слезы вдруг вернулись – теперь уже слезы печали, и я моргнула опять. Всего-навсего сон…



– Может, расскажешь? – сонно осведомился Денни.

– Я не помню, – помотала я головой. Со всей осторожностью я посмотрела на него. – Что-нибудь говорила?

– Нет… Просто всхлипывала, тряслась. Точно испугалась.

Нахлынуло облегчение.

– Ох. – Я села в постели, и Денни начал приподниматься за компанию. – Нет, лежи. Просто хочу попить.

Он кивнул и повалился назад, закрывая глаза. Нагнувшись, я поцеловала его в лоб – он улыбнулся, – встала и тихо вышла за дверь. Ну и сон, черт бы его побрал. Я даже не посмела взглянуть на дверь Келлана, когда проходила мимо. Откуда такое наваждение? Ответа на этот вопрос я не знала, и это меня тревожило…

Я тихо вошла в кухню, все еще обдумывая сновидение, и замерла на пороге. Там был Келлан – что удивительно, не один. Он прижимал к холодильнику высокую брюнетку. Мне была видна голая женская нога, обвившаяся вокруг него, рука же Келлана гуляла под короткой юбкой. Они упоенно целовались, и эта особа вконец потеряла голову от счастья быть с ним. Он лучше осознавал обстановку и посмотрел на меня, когда я появилась в дверях.

Секунду на лице у него держался шок, а женщина тем временем переключилась на шею Келлана, его щеку и ухо. Ее рука скользнула вниз по груди до кромки его джинсов. Потом уверенно задержалась ниже, дернулась вверх, и женщина застонала. Мой желудок взбунтовался, и мне захотелось уйти, но я не могла оторваться от этого зрелища.

К Келлану вернулось самообладание, и он повернулся к женщине. Она попыталась поцеловать его, но он ловко увернулся.

– Солнышко, – проворковал он, и та ответила восторженным взглядом, закусывая губу. – Подожди меня наверху, а? Мне надо поговорить с соседкой.

Она даже не посмотрела на меня. Не сводя с него глаз, она кивнула и задохнулась, когда он склонился, чтобы еще раз поцеловать ее взасос. Она была готова вновь раствориться в нем, но Келлан отстранился и решительно проводил ее к выходу.

– Правая дверь. Буду через секунду, – пропел он снова.

Барышня хихикнула и буквально выпорхнула из кухни – прямиком к нему в койку.

«Сейчас меня вырвет», – подумала я. Мне захотелось согнуться над раковиной – пусть вывернет здесь, зачем куда-то идти. Келлан задержался в дверях, стоя спиной ко мне. Оттуда он небрежно бросил через плечо:

– Как по-твоему, если она ошибется дверью, что будет с Денни – возбудится или расстроится?

Я потеряла дар речи. Он повернулся ко мне лицом, и долю секунды в глазах его сохранялось озадаченное выражение, сменившееся спокойствием. Келлан сделал несколько шагов в мою сторону. Готовая отступить, я удержалась на месте.

– Ты говорила, что хочешь знать, когда я буду с кем-то встречаться. Ну вот, пожалуй, я встречаюсь.

Я все еще не находила слов, и он продолжил:

– У меня намечается секс. Я обещал не делать из этого тайны, так что… – Он помедлил, сделав глубокий вдох. – Сейчас я пойду наверх и…

Мое лицо исказилось в гримасе отвращения и ужаса, при виде которой Келлан немедленно прекратил растолковывать свои намерения. Я и так представляла их предельно живо.

– Но было же обещано: не скрывать. Я и не скрываю. Полная откровенность, правильно?

Я расстроилась. Когда мы договаривались, мне вовсе не хотелось, чтобы он приводил домой незнакомок, а я бы слушала их через наши тонюсенькие стены. Скорее, я воображала, что ему понравится кто-то, они будут гулять за ручку месяцами и только потом, может быть, отправятся в гостиничный номер, куда-нибудь подальше от меня, и я пойму. Пожалуй, сценарий получился несколько надуманным.

– Ты хоть знаешь, как ее зовут? – спросила я гневно.

С секунду он тупо смотрел на меня.

– Нет, Кира, мне это ни к чему, – прошептал он, и я смерила его ледяным взглядом. Келлан ответил тем же и огрызнулся: – Не суди, и не судима будешь.

С этими словами он повернулся и вышел вон.

Моя жажда прошла, и я почти опрометью взлетела наверх, как только обрела способность двигаться. Оставшуюся часть ночи меня корежило от смеха и постыдных звуков, доносившихся из комнаты Келлана…

* * *

На следующее утро я не стала вставать спозаранку и ждала, когда проснется Денни. В моем воображении неотступно стояла картина: женские руки шарят по джинсам Келлана, гуляют взад и вперед, – а несносные звуки так и отдавались в ушах. При воспоминании о подслушанном я проглотила слезы, – эта особа вела себя шумно. Я слышала, как посреди ночи она ушла (ночевки, видимо, не поощрялись), но этим утром у меня не было желания оставаться с Келланом тет-а-тет. Неизвестно, что оказалось более сюрреалистичным: мой дикий сон или обнаружение его в компании с этой бабой. Так он и представлял себе свидания?

Денни проснулся немного позже и улыбнулся, когда увидел, что я так и лежу рядом: в моих привычках было смыться, пока он спал. Он потянулся ко мне и принялся целовать в шею, но я застыла, и он со вздохом прекратил. Не то у меня было настроение. Я терпеливо дождалась, пока он сядет, потянется, встанет, и только потом подошла к нему с лучшей улыбкой, какую смогла из себя выдавить.

– Все в порядке? У тебя усталый вид, – заметил Денни, приятно взъерошивая мне волосы.

Я кивнула и попыталась улыбнуться ярче:

– Просто не выспалась… Все хорошо.

Мы оделись и приготовились встретить день. Я провозилась подольше – сколько могла, чтобы Денни не опоздал, и он наблюдал за мной с доброй улыбкой, неизменно терпеливый, всегда готовый уделить мне хоть малую толику времени, если была такая возможность. При мысли об этом я проглотила комок и взяла его за руку. Мы вместе спустились на кухню. Келлан, конечно, не спал и смотрел телевизор в гостиной. Заслышав нас, он вырубил ящик и перебрался за стол. Денни улыбнулся, тогда как я закатила глаза и подавила вздох.

Поздоровавшись, Келлан спросил у Денни, странно поглядывая на меня:

– Я хотел пригласить пару друзей вечером. Вы, ребята, не против?

Денни ответил за двоих:

– О чем разговор, старина… Это же твой дом.

Улыбнувшись, Денни хлопнул его по плечу и направился к холодильнику, чтобы наскоро приготовить нам завтрак.

Келлан глянул в мою сторону, я же молча стояла возле стола.

– А ты как – стерпишь предстоящее?

Залившись краской, я потупилась, уловив паузу в вопросе и осознав его истинный смысл.

– Конечно да… Делай что хочешь.

Оглядываясь назад, я думаю, что лучше мне было, наверное, остаться честной и сказать «нет».

Весь оставшийся день я была как в тумане. И на занятиях, и в ходе рабочей смены я постоянно металась мыслями между последним ласковым поцелуем в кухне, пригрезившейся мне во сне интрижкой и длинноногой брюнеткой, притиснутой к холодильнику.

Смена была в разгаре, когда ввалились «Чудилы», но Келлана с ними не оказалось. Он, вероятно, уже развлекался дома. Если он не позвал своих парней, то одному богу было известно, кого я там обнаружу, когда вернусь. От тяжких предчувствий у меня засосало под ложечкой. Я правда не знала, чего ожидать, и представления не имела, что Келлан подразумевал под «парой друзей».

Я принесла группе пиво, и Эван заметил, что я витаю в облаках.

– Кира, с тобой все нормально? – учтиво осведомился он. – Ты вроде как не в себе.

Гриффин был не так вежлив:

– Точно-точно – небось, месячные?

Мэтт толкнул его в грудь, настолько напомнив мне Келлана, что я сглотнула комок.

– Нет, все в порядке… Просто устала. – С секунду задумчиво на них посмотрев, я выпалила: – А вы собираетесь к нам домой – к Келлану на пирушку?

Мэтт удивленно взглянул поверх Гриффина:

– У Келлана пирушка?

– Разве он вам не сказал? – нахмурилась я.

Гриффин выглядел оскорбленным.

– Нам, знаешь ли, есть чем заняться и без Келлана Кайла.

Я зарделась, и Эван быстро ответил:

– Нет, я в любом случае не иду. У меня свидание.

Он подмигнул мне, сверкая теплыми карими глазами в предвкушении новой интрижки.

Мэтт тоже помотал головой, пригладив вздыбленные волосы.

– Нет, я нынче не в настроении зависать с фанатками Келлана. – Он посмотрел на Гриффина. – А ты?

Тот, к моему удивлению, осерчал:

– Да к черту! В гробу я видел Келлана с его тупыми посиделками.

– Чувак, ты еще не остыл? – расхохотался Мэтт. – Это было сто лет назад.

Тот скрестил руки на груди.

– Я четко сказал, кого застолбил.

– Гриффин, живого человека не застолбишь, – вздохнул Эван.

Тот стрельнул в него взглядом, а я залилась краской, поняв, о чем они говорили.

– Да застолбишь, еще как… И я застолбил, а он меня услышал. Он даже сказал: «Пофиг, Гриффин», – то есть полностью согласился. Ну и кого этот муфлон поволок потом в свою комнату? – Гриффин озлобленно указал на себя. – Мою цыпу!

– С каких это пор «пофиг» означает полное согласие? – снова прыснул Мэтт.

Он еще пуще развеселился, и Эван присоединился к нему.

Гриффин хлебнул пива, которое я ему только-только вручила.

– Чувак, чужое хапать нехорошо. Больше я на его поле не играю. – Он сгорбился на стуле под истерический хохот Мэтта.

– Все правильно… – с усмешкой произнес Эван. – Поэтому она и досталась Келлану. На своем поле всегда проще.

Гриффин шумно выдохнул и разозлился на обоих:

– Заглохните, дебилы.

Сказав это, он присосался к своему пиву.

Сожалея о том, что я вообще затронула эту тему, я поспешила прочь от стола. Теперь я по-настоящему боялась идти домой.

* * *

После смены меня подбросила Дженни.

– Не зайдешь? – спросила я вдруг, когда она вырулила на забитую машинами улицу к подъездной дорожке. – У Келлана… мероприятие.

Меня передернуло. Пусть ей было невдомек, но мне, похоже, понадобится нынче ее поддержка.

– О… Конечно, я могу заглянуть ненадолго. – Она улыбнулась и ухитрилась втиснуться позади автомобиля Денни.

Мы вышли и направились к входной двери.

Я затаила дыхание, когда отворяла ее. Первым делом я заметила Денни и Келлана, раскованно и весело трепавшихся на диване. Пройдя дальше, я поставила сумку и повесила куртку, чувствуя, что меня отпускает. Было здорово снова видеть их вместе, веселыми и счастливыми. Казалось, что миновали века с тех пор, как они толком общались. Но настроение вдруг изменилось, стоило мне направиться к ним. Темноволосая, смуглая, возмутительно красивая девица плюхнулась прямо на колени Келлану и поцеловала его. Он рассмеялся и ответил тем же. Денни улыбнулся, отвернулся от них и посмотрел на меня. Он просиял и помахал мне рукой, но затем нахмурился. Я осознала, что гневно таращусь на Келлана с его девкой, и попыталась сменить выражение.

– Ух ты… Ты всех их знаешь? – спросила Дженни, нарисовавшись позади меня.

Лишь теперь до меня дошло, что в гостиной собрался добрый десяток людей, а голоса остальных доносились из кухни. «Пара друзей, значит?»

– Нет, – отозвалась я.

Она помахала Денни, сидевшему на диване.

– Ну, Келлан-то знаком со всеми.

Я недовольно оглянулась на Келлана, который продолжал целоваться, прихватывая девицу за бедра, и отвернулась от этого зрелища, испытывая тошноту и жар во всем теле при виде того, как он наяривал языком у нее во рту. Мой взгляд устремился к Денни, взиравшему на меня с прежним любопытством. Он встал и подошел к нам, едва мы переступили порог.

– Привет, Дженни, – вежливо поздоровался он и повернулся ко мне. – Все хорошо? Здесь толпа, понимаю. Келлан сказал, что нам достаточно лишь намекнуть – и он всех вышвырнет.

Он улыбнулся и заключил меня в объятия.

Ответив тем же, я вымучила слабую улыбку. Поверх его плеча мне был виден Келлан. Он перестал лизаться и теперь шуровал пальцами в темных локонах своей подруги, одновременно беседуя с соломенной блондинкой, занявшей место Денни. К моему удивлению, он подался вперед и поцеловал ее, а первой было на это решительно наплевать.

– Нет… Все замечательно. Но мне нужно выпить.

Я надеялась, что мой голос не полнился ядом. Во мне медленно закипал гнев, и я не вполне понимала почему.

– Конечно, давай.

Он увлек меня в толпу, а Дженни последовала за нами.

Денни выдернул пиво из распечатанной упаковки на стойке и протянул мне. Поблагодарив, я быстро откупорила бутылку и сделала солидный глоток. Мне в самом деле нужно было расслабиться. Что с того, если Келлан распускал руки? Невелика беда. Я уже знала, что это в его духе.

Велев себе выдержать пару следующих часов без позорных и подозрительных сцен, я села на свободный стул за столом и сосредоточилась на светской беседе с Денни и Дженни. Вокруг тусовалось с полдюжины незнакомцев. Меня все равно слегка удивляло, что остальные участники группы здесь так и не появились. Разве им не по нраву такие сборища? Но компания, девяносто процентов которой составляли женщины, изобиловала незнакомыми мне людьми. Хотя теперь, когда я присмотрелась внимательнее, пара из них мне смутно припоминалась… Может, это были фанатки?

Я слушала разговор Денни с одним из немногих парней и наблюдала за толпой, когда мое внимание привлекла компания в гостиной. Тела образовали брешь, в которую мне было видно Келлана. Он танцевал с соломенной блондинкой, а темноволосая особа следила за ними с дивана. В привычном удивлении я разинула рот. Келлан танцевал точно так же, как делал это со мной в клубе. Он стоял позади нее, обвив руками ее талию, прихватывая спереди за джинсы и притягивая к себе. Оба двигались так, что я покраснела. Улыбаясь, Келлан пригнулся к ее уху и что-то шепнул, от чего партнерша закусила губу и обмякла. Я до странности разъярилась при виде того, как он применял к другой наши интимные ухищрения.

Продолжая улыбаться, он вскинул глаза и впервые за все время перехватил мой взгляд. На полсекунды его улыбка увяла, и он посмотрел на меня непонятным, почти печальным взором. Затем он снова разулыбался и потеплел глазами. Он вежливо кивнул мне и переключился на темненькую подругу, которая зашла к нему сзади и прижалась к спине. Он широко ухмыльнулся ей и, подавшись назад, поцеловал ее взасос. Меня замутило, и я отвернулась.

Это заметила Дженни, наблюдавшая за моей слежкой.

– Что с тобой? – Она глянула на Келлана, танцевавшего с двумя оторвами, и вернулась ко мне. – Тебя это беспокоит?

Ударившись в панику, я не знала, как объяснить свою злость. Помотав головой, я уставилась на бутылку.

– Да нет, конечно. Просто… Это уж через край. – Я изобразила оскорбленное целомудрие. – Сразу с двумя? Он прямо нарывается на проблемы.

Дженни хохотнула и посмотрела на Келлана:

– Ага… Думаю, так и есть. – Она встряхнула головой, как будто в действительности ей было плевать. – Ну, он твердит, что ведет себя осторожно, поэтому пусть резвится!

– Ты что же, спрашивала его об этом? – слегка удивилась я.

– Не-е-ет… – снова прыснула она. – Я не готова обсуждать с ним его интимную жизнь. – Дженни опять усмехнулась при виде моего сконфуженного лица. – Это Эван однажды спросил, а я подслушала. Эван вечно печется о Келлане. – При этой мысли она улыбнулась.

– Вот оно как, – сказала я тихо.

Мне невольно пришли на память наши с Келланом похождения. Он вовсе не был осторожен. В первый раз мы слишком напились, чтобы предохраняться. Во второй нас чересчур накрыло. Оба раза все вышло так бурно, что все предосторожности пошли побоку. Меня немного уязвило то, что обо мне он не позаботился. И гнев мой мгновенно усилился, когда я подумала о множестве девиц, с которыми он вел себя «осторожно».

Понурив голову, я весь оставшийся вечер избегала смотреть в направлении гостиной. Довольно скоро публика потянулась на выход: для буднего дня час был поздний. Дженни обняла меня на прощание и обещала позвонить завтра, затем обняла Денни и, заглянув в гостиную, улыбнулась и помахала Келлану. Я подавила желание проверить, убрались ли его шлюхи. Наконец разошлись все.

Когда кухня опустела, Денни зевнул и посмотрел на меня:

– Ложишься?

– Ага, – потянулась я.

Инстинктивно качнувшись в сторону, я заглянула в гостиную и застыла. Девицы никуда не делись. Они были единственной «парой друзей», оставшихся с Келланом. Обе сидели на диване справа и слева от него, руки обеих лежали у него на груди. Та, что с темными волосами, целовала Келлана в шею, а блондинка занималась его губами. Задохнувшись, она отпрянула, и Келлан улыбнулся второй. Брюнетка оставила его шею в покое и посмотрела на блондинку, затем перекинулась через Келлана и поцеловала ее, а тот закусил губу, пожирая их взглядом.

Я заставила себя отвернуться и посмотреть на Денни. Внутри все горело. Денни лыбился на них, как дебил, и только пуще разозлил меня.

– Идем.

Схватив его за руку, я грубо поволокла его через кухню наверх. Он расхохотался при виде моей реакции и, когда мы добрались до постели, полез целоваться. Я мрачно оттолкнула его и переоделась ко сну. Мысль о происходящем внизу распалила меня вконец.

Денни уловил мой настрой.

– В чем дело, Кира?

– Ни в чем, – огрызнулась я.

– Эй… Ты что, сердишься на меня?

Я резко повернулась к нему лицом:

– Сама не знаю. Тебе это зрелище искренне понравилось. Ну так давай позовем девушек сюда, когда Келлан закончит с ними, к нам в постель!

Я понимала, что Денни не заинтересовался бы ни одной из них, но разозлилась всерьез, и мне нужно было выпустить пар.

– Нет, солнышко, – побледнел он. – Я до них пальцем не дотронусь. Ты же знаешь, это не по моей части.

– Да ну? А чем ты занимался в ходе этой маленькой оргии, пока меня не было? Скажешь, не приволок сюда парочку наскоро перепихнуться?

Он смотрел на меня, шокированный вконец.

– Я сидел на диване и разговаривал с Келланом. Это все, Кира. – Он несколько рассердился. – Я ничем не занимался.

– Да наплевать. – Оттолкнув его, я злобно залезла в постель и закуталась в одеяло. – У меня болит голова. Я хочу спать, и больше ничего.

– Кира… – вздохнул он.

– Спокойной ночи, Денни.

Он перекатился на свою половину, разделся и забрался ко мне под одеяло.

– Ладно… Спокойной ночи.

Он ласково поцеловал меня в макушку, и я чуть отодвинулась. Я понимала, что зря на него разозлилась. Денни ни в чем не провинился, но гнев мой не убывал, а, напротив, только разгорался. Воображение неистовствовало, живописуя Келлана с его шлюхами. Денни снова вздохнул и повернулся на бок.

Долго я лежала, вся дымясь и прислушиваясь к звукам внизу. Дыхание Денни наконец замедлилось и выровнялось… Он уснул. Чуть погодя послышался слабый смех, и три пары ног протопотали наверх. Дверь в комнату Келлана аккуратно притворилась, и заиграла музыка.

Я села. Этого мне было не вынести. Я не могла это слушать. Действуя как можно тише, я выскользнула из комнаты и спустилась по лестнице. Мне хотелось убраться отсюда подальше, но я не представляла ни куда пойти, ни как потом объяснить это Денни. Взамен я отправилась в кухню, налила стакан воды и выпила ее залпом, навалившись на стойку и умоляя тело утихомириться. Келлан имел полное право…

Упершись руками в стойку и понурив голову, я стояла и чувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, когда ощутила чье-то присутствие. Я не могла обернуться и посмотреть. Так или иначе, я была в западне. Денни не поймет, из-за чего я так сильно расстроилась. Келлан… Он так меня разозлил, что я не хотела его видеть.

– Кира? – Голос Келлана прорвался сквозь мои тягостные мысли.

Ну разумеется. Конечно же, это он.

– Что, Келлан?

– Все хорошо?

Он говорил заботливо и мягко.

Злая донельзя, я развернулась к нему лицом – и замерла, уставившись на него. Он был наполовину обнажен: голый торс, джинсы расстегнуты. Волосы возбуждающе растрепались – с ними недавно играли. Я проглотила комок, увидев, настолько он был красив, и поняв, ради кого он разделся.

– Что ты здесь делаешь? Тебя же развлечения ждут?

Глаза мне застилали слезы. Я молилась, чтобы они не хлынули потоком.

– Девочки попросили… – застенчиво улыбнулся Келлан.

Он указал на холодильник, открыл дверцу и вынул банку взбитых сливок. Пожав плечами, он не стал договаривать.

Закрыв глаза, я шумно выдохнула. Конечно, эти твари намеревались напакостить мне по полной программе, и тут я взмолилась – пусть он оставит меня в покое и уберется в свое порношоу.

– Кира… – Он произнес мое имя так нежно, что я подняла веки, и Келлан печально улыбнулся. – Да, я такой. Пока ты не появилась… Это я.

Он указал наверх, где спал Денни.

– А ты – вон там. Вот как должно быть…

Келлан подался ко мне, как будто собирался обнять или поцеловать в лоб, но в последний момент передумал, обернулся и пошел прочь. В дверях он оглянулся и негромко сказал:

– Спокойной ночи, Кира.

Он вышел, не дожидаясь ответа, и слезы наконец потекли. Я провела ночь на диване, включив телевизор и прибавив звук ровно настолько, чтобы не разбудить Денни.

 

Глава 18 Потаскун

Прошло несколько бессонных ночей, и однажды утром я спустилась по лестнице в обществе Денни. В последнее время я всегда пила кофе после того, как Денни собирался на работу. Он уговаривал меня поспать еще, твердя, что мне незачем вставать вместе с ним, но мой обычай на протяжении нескольких недель подниматься пораньше, чтобы немного побыть с Келланом, сформировал привычку, от которой я не могла просто так отделаться.

Тот факт, что Келлан нарушил мою физиологию, раздражал, но еще больше бесило его присутствие в кухне, когда я входила с Денни. Дело было не в его по-идиотски прекрасных синих глазах, взиравших на нас, едва мы появлялись, не в по-идиотски прекрасной взъерошенной шевелюре, не в по-идиотски прекрасном точеном торсе и не в по-идиотски прекрасной кривой улыбочке, которой он нас приветствовал. Дело было в его дурацкой футболке!

Келлан расслабленно томился у стойки, дожидаясь, когда сварится кофе – руки за спину, грудь колесом, – и жирные буквы на красной ткани выпирали еще нагляднее. Текст был примитивнейший: «Поём за секс». На Келлане эта футболка смотрелась дико. Такое больше годилось Гриффину, и во мне зародилось подозрение насчет того, где он ее раздобыл. Это было вульгарно. Грубо. Это сводило меня с ума!

Рассмотрев ее, Денни ухмыльнулся:

– Братан! А еще у тебя…

Я немедленно осадила его:

– Попробуй только попросить такую же – месяц будешь спать на диване.

Мой тон был несколько жестче, чем заслуживала хамская футболка, но я ничего не могла с этим поделать.

Денни, однако, счел мою реакцию забавной. Он глупо ухмыльнулся и склонил голову набок:

– Да я и не собирался, солнышко.

Он чмокнул меня в щеку, направился к Келлану и хлопнул его по плечу, прежде чем достать из буфета кружки для моего кофе и своего чая. Оглянувшись на меня, так и глазевшую на него, он со смешком напомнил:

– Ты в курсе, что я в любом случае не пою?

Келлана, с веселой ухмылкой следившего за этим диалогом, распирало от хохота, но он держался.

Обозлившись теперь на обоих, я насупилась и ледяным тоном произнесла:

– Я буду наверху, когда кофе сварится.

Повернувшись, я вылетела вон, преследуемая их смехом, которому уже ничто не препятствовало. Мужики!

* * *

Через несколько часов я была на работе и все еще сердилась по поводу утра, когда сладкий голос вторгся в мои мысли:

– Кира, ты опять.

Дженни улыбалась мне, подавшись через стол.

– Что? – встрепенулась я, чуть тряхнув головой, чтобы выйти из транса.

Мне было трудно сосредоточиться. Келлан занимался вещами, которых никогда не делал за все время нашего совместного с ним проживания. Он, по его выражению, «встречался». Каждую ночь он являлся с новой девицей, и каждую ночь мне приходилось прослушивать его «свидания» сквозь тонкую стену. Я была вынуждена использовать слово «свидания» в широком смысле, так как женщины эти, похоже, очень мало интересовались Келланом как личностью. Они бывали больше очарованы его малой толикой славы и, конечно, безупречным сложением. Одна и та же девушка никогда не переступала порог нашего дома дважды, и все эти особы выстроились в бесконечную череду. Мне было дурно. Спать стало невозможно. В конце концов я начала вырубаться от изнеможения. Но эти переживания вкупе со злым огнем, пылавшим внутри меня, делали свое черное дело.

– Ты опять глазеешь на Келлана. Вы с ним ссоритесь или что? – Дженни рассматривала меня с любопытством.

Я вздрогнула, поняв, что далеко улетела в своих мыслях и последние несколько минут открыто пялилась на него. Оставалось надеяться, что больше никто не заметил. Я же постаралась изобразить искреннюю улыбку:

– Нет, у нас все отлично… Идеально.

– Ты ведь уже не злишься на тех женщин с вечеринки?

Меня обожгло, едва она возродила это жуткое воспоминание. Мне хотелось согнуться, держась за живот, – до того он болел. Но я осталась стоять, проглотив сказанное и силясь сохранить фальшивую улыбку.

– Понимаешь, он такой. Всегда таким был и всегда будет. – Дженни пожала плечами.

– Нет же… Мне все равно, что он делает. – Я выделила «что» сильнее, чем требовало небрежное высказывание, и Дженни обратила на это внимание. Она хотела продолжить, и я, чтобы остановить ее, выпалила первое, что пришло в голову: – А у тебя с Келланом когда-нибудь…

Я прикусила язык, сообразив, куда мог завести мой вопрос. Я совершенно не хотела этого знать.

Однако она поняла, хмыкнула и покачала головой:

– Нет, ни в коем случае.

Она посмотрела на Келлана, сидевшего за своим столом. Он уже усадил на край какую-то симпатичную азиаточку и что-то нашептывал ей, не забывая, к ее вящему восторгу, покусывать ее за ухо. Келлан явился в бар одетым в ту самую чертову футболку, и это сработало. Еще раньше он собрал вокруг себя стайку восхищенных девиц и обязал их выслушать пару-другую куплетов. Похоже, он сократил свой выбор до одной. Я вспыхнула, зная, что впоследствии увижу ее – или услышу.

Дженни оглянулась на меня, не прекращая улыбаться:

– Но только не потому, что он не пытался.

Я удивленно моргнула, а затем поняла, что напрасно. Дженни была красивой.

– Он что, приставал к тебе?

Она кивнула, встала и обогнула стол, чтобы пристроиться рядом.

– Ммм… Постоянно – всю первую неделю на этом месте. – Дженни скрестила на груди руки и стояла впритык ко мне, наблюдая за Келланом и его кралей.

– Однажды мне пришлось сказать ему прямо: нет, но мы можем дружить, если он прекратит попытки залезть мне в трусы. – Она рассмеялась. – Он нашел это крайне забавным и отстал, и с тех пор у нас с ним все замечательно.

Мне было сложно не показать свое удивление. Она заворачивала его снова и снова? Я потерпела в этом столь сокрушительное фиаско, что мне представлялась чудом чья-то способность добиться успеха.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...